2

Лоретт застыла с разинутым ртом, разглядывая коллекцию специфических предметов, а также выстроившиеся вдоль стены сарая банки с желтоватой жидкостью.

— Лоретт! — кто-то позвал ее. — Ты где?

Она испустила тяжкий вздох отчаяния: это не был голос дедушки. Это был голос Джеффа. Лоретт лихорадочно озиралась в этом баночном царстве. Что же делать? Хотя Джефф пришел навестить ее как друг, он оставался полицейским! Стоит ему увидеть эту винокурню — и деду крупно несдобровать!

— Лоретт! — Джефф стоял теперь прямо у двери сарая.

Пытаясь преодолеть охватившую ее панику, она дрожащими руками схватилась за воротник бирюзовой блузки, потом за джинсы. Едва дыша от страха, Лоретт захлопнула за собой дверь и сделала несколько шагов вперед, подталкивая Джеффа в спину.

— Хэллоу, Джефф!

Она была вся такая солнечная, такая приветливая и такая приятная… и она быстро отвела его от сарая.

— Заходи в дом, я угощу тебя чашкой чая со льдом, — бросила она ему через плечо.

— Думаю, это можно себе позволить…

Лоретт уже поднялась по ступенькам на крыльцо — Джефф следовал за ней, — как вдруг сообразила, что вся кухня уставлена этими злосчастными банками для консервирования. Девушка замерла на верхней ступеньке: она не сразу догадалась об их истинном назначении, но Джефф-то наверняка не был столь наивным!

Лучезарно улыбаясь, она повернулась к нему:

— Впрочем, если размышлять здраво, сейчас уже наступило время обеда. Не хочешь ли отвезти меня куда-нибудь пообедать?

Джефф с любопытством посмотрел на нее.

— Ну а как быть с твоим дедом?

— Что ты имеешь в виду? — осторожно выдохнула она. Может, Джеффу уже все известно о винокурне? Может, он явился, чтобы арестовать его?

— Что ему приготовить на обед? — уточнил свою мысль Джефф.

Она чуть не задохнулась от облегчения.

— Нет, он любит готовить себе сам! — беззаботно сообщила Лоретт.

На губах Джеффа появилась довольная улыбка.

— Отлично! Мне нравится идея пообедать только с тобой. — Он сошел с последней ступеньки крыльца. — Ммм, ты сегодня так чудесно пахнешь!

— Да это всего лишь от мыла! — ответила Лоретт, надеясь что он учуял лишь запах мыла. «А может, запах паров из сарая?» — мелькнула мысль.

Она быстро зашагала прочь от крыльца.

— Ты, я вижу, сегодня свободен?

Он был просто неотразим в джинсах, плотно облегающих мускулистые ноги, и в шотландке зеленого цвета с открытым воротом.

— Что-то вроде того. Правда, я уже ходил в контору, чтобы закончить кое-какие дела. О них я и хотел бы с тобой поговорить. Я пытался тебе позвонить, но телефонистка ответила, что ваш телефон отключен.

— Да, тут небольшое недоразумение. Нужно во всем разобраться. — И она быстро сменила тему разговора: — Так о чем ты хотел со мной поговорить?

— Мы все обсудим за обедом.

Они подошли к его новому седану серого цвета, никелированные части и зеркала которого были надраены до ослепительного блеска.

— Что бы ты хотела на обед? — спросил Джефф, открывая перед ней дверцу.

— Гамбургера будет вполне достаточно, — рассеянно прошептала Лоретт.

Из головы у нее не шел дедушка с его винокурней. Когда Джефф отъехал от тротуара, она оглянулась на дом. Вернувшись, она сразу же попытается убедить дедушку отказаться от этого предприятия: ему грозили большие неприятности со стороны не только местной полиции, но и федеральных властей.

— Ты слышала, что я сказал? — спросил Джефф.

Она посмотрела на него с виноватым видом:

— Нет, прости, пожалуйста…

— Я сказал, что мы можем отправиться в вагон-ресторан Дрейка. Ты помнишь — или уже забыла? — тот ресторан в старом служебном вагоне возле железнодорожных путей?

— Конечно, помню! Думаешь, он еще работает?

Но в эту минуту мысли ее были далеки от обеденных проблем. «Не рассказать ли ему обо всем? Он бы помог мне, ведь мы были друзьями… Вот именно — были. Теперь Джефф чужой человек. Вдруг он развернет машину и поедет арестовывать деда? Как полицейский он был бы прав… Нет, попробую сама выкрутиться, а пока не буду об этом думать, отложу на потом».

— Старый владелец вагона-ресторана все еще активно занимается своим бизнесом, — ответил Джефф.

— Ну и как там кормят?

Он искоса взглянул на нее, не скрывая веселых искорок в глазах, хотя ему удалось сохранить серьезную мину.

— Точно так же.

— Так же плохо, да? Выходит, там все как встарь? — хихикнула Лоретт.

— Не совсем: в ту пору туда обычно заваливалась дюжина ребятишек, которые покупали два стакана солодового напитка и пили по очереди.

— Но на сей раз я не намерена ни с кем делиться! — торжественно заявила она.

Джефф вздохнул.

— Мне следовало бы заранее знать, что свидание с тобой влетит в копеечку.

— Кроме того, я хочу французских чипсов и очень много кетчупа!

Бросив взгляд на ее талию, он решил про себя исключить из меню чипсы: фигурка у нее была стройная, но ей наверняка приходилось вести постоянную борьбу за сохранение себя в прежней форме.

Джефф проехал мимо старых, видавших виды бунгало в северной части города, переполз через железнодорожные пути и остановился перед вагоном-рестораном. Сейчас на этом месте росло гораздо больше сорняков, чем прежде, а некоторые растения пробивались даже сквозь трещины в тротуаре. Разбитое стекло в вагоне заменял картон.

Войдя внутрь, они направились к пустующей кабине рядом с гриль-баром. Джефф приветливо кивнул на ходу нескольким посетителям. Через несколько минут к ним, гоняя во рту жвачку, подошла официантка. Она прокричала грильмэну их заказ, со всевозможным очарованием улыбнувшись Джеффу. Он ответил ей едва заметной улыбкой, сосредоточив все внимание на Лоретт, которую еще раз поразила его спокойная собранность. Интересно, где он ей научился? Ведь мальчишкой он всегда сначала действовал, а потом уж думал.

— Ты так странно на меня смотришь, — вежливо заметил он. — О чем ты думаешь?

Лоретт задумчиво улыбнулась:

— О том, как ты изменился.

Он засмеялся.

— Знаешь, Этти, ты тоже немного изменилась!

— Пожалуй, ты прав.

Ей хотелось знать, испытывал ли Джефф такое же смущение, как она, пытаясь слить старого приятеля с новым знакомым. Понимая, что неловкое молчание затягивается и что он по-прежнему не спускает с нее своих темных глаз, она спросила:

— Что ты хотел обсудить со мной?

— Мне нужна твоя помощь, — взял он быка за рога. — Я тут наскреб с помощью городских властей немного денег и купил небольшой компьютер для полицейского управления. Но для разработки программы мне нужен специалист. Само собой разумеется, это не такой уж сложный аппарат по сравнению с теми, с которыми тебе приходилось работать, и я уверен, что ты в этой области разберешься лучше любого здешнего специалиста. — Изучив свои ногти, он чисто по-деловому признался: — Кроме того, мы не в состоянии платить большие деньги хорошему программисту со стороны и пригласить его в Локэст-Гроув. Не знаю, право, сможем ли мы тебе платить даже минимальную зарплату.

Его просьба застала Лоретт врасплох, и она нахмурилась. Она проехала две тысячи миль, чтобы навсегда покончить со всей этой нудной чепухой, с бездушным миром кодов доступа и интегральных схем… С другой стороны, Джеффу требовалась ее помощь, а у нее не было никаких особых планов на лето…

— Даже не знаю… — начала она неуверенно.

— Но ты можешь хотя бы попробовать! — начал уговаривать ее Джефф.

— Я должна подумать.

— Хорошо. — Он мрачно улыбнулся, словно его только что разоружили. — Но тебе никогда больше не получить такого выгодного предложения, — он улыбнулся уже нахально: — Правда, за все это заплатят довольно вшивые деньги. К тому же ненормированный рабочий день, да и в результате ты не получишь ни слова благодарности… Ты, безусловно, пожалеешь, если откажешься! — невесело шутил Джефф.

Она хмыкнула:

— В твоих устах это предложение звучит жутко соблазнительно!

Официантка принесла им заказ, и Лоретт занялась своим гамбургером. Но она никак не могла избавиться от мысли, что Джефф забыл упомянуть об одном существенном обстоятельстве: ведь ей придется работать рядом с ним. А она совсем не была уверена в том, что ей захочется проводить побольше времени с Джеффом, так как опасалась, что между ними может возникнуть что-то гораздо более серьезное, чем дружба, а к такому повороту событий она пока была явно не готова.

Во избежание дальнейшей дискуссии Лоретт сменила тему разговора на более нейтральную:

— Скажи, кто еще остался здесь из нашей бывшей компании? Я надеялась этим летом повидаться с кем-нибудь из старых друзей.

— Здесь их осталось совсем немного. — Он окунул французский чипс в лужицу кетчупа на краю тарелки. — Мэри Линн и Дарла уехали. Джеймс и Ральф живут в Мемфисе. Здесь только Кэти и Сара. Кэти вышла замуж за Гранта Дарнелла, и у них двое детишек.

— Понятно. — Однако ее в данный момент интересовал больше сам Джефф, нежели Кэти.

Джефф еще тинэйджером привлекал внимание девочек, а уж теперь, став настоящим мужчиной, производил на нее гораздо более сильное впечатление. Кроме спортивной фигуры и симпатичного лица он обладал каким-то сверхъестественным обаянием, которое притягивало ее к нему словно магнитом. «И, наверное, не только меня одну», — с горечью подумала Лоретт. О запретности этой темы было на время забыто, и она, обхватив ладонями подбородок и посмотрев ему прямо в глаза, спросила:

— Почему ты так и не женился, Джефф?

Он не избегал ее пристального взгляда.

— Не нашел подходящую девушку. Скажи, а почему ты разошлась с мужем?

— Потому что встретила не того парня, — без особых усилий парировала Лоретт. По правде говоря, Стэн был «не тем парнем» с самого начала. Когда они впервые встретились в компании «Техкоркомпьютерс», оба были целиком поглощены работой. Общее дело и вызвало у них интерес друг к другу. Постепенно, однако, Лоретт начала отдавать себе отчет в том, что расходуя всю энергию и все время на работу, не замечает, как жизнь проходит мимо. Но увлечение Стэна компьютерами росло, и он с радостью занимался ими во внеурочное время и даже приносил дополнительную работу домой. Вначале она пыталась как-то бороться за его внимание к себе, разрабатывая множество способов, позволявших подлатать их трещащий по всем швам брак, но он все больше отдалялся от нее, и вскоре она поняла, что живет по существу с чужим мужчиной.

Джефф посмотрел на часы.

— Через несколько минут я должен встретиться с одним человеком. Придется отвезти тебя домой, — неохотно сказал он.

Через пятнадцать минут он высадил ее у дома дедушки.

— Подумай о моем предложении. — И с абсолютно спокойным видом добавил: — Но прошу тебя, не тяни с решением, или мы возьмем кого-нибудь другого. — В его темных глазах светилась дерзость.

— Мне бы этого не хотелось… — прошептала Лоретт. — Я тебе вскоре сообщу свой ответ.

Захлопнув за собой дверцу и посмотрев на дом дедушки, она вновь вспомнила о проблеме с винокурней. Подождав, когда Джефф отъедет, она отправилась на поиски деда. Он закрывал банки с блестящей янтарной жидкостью. Крепкие пары алкоголя пропитали весь окружающий воздух.

Когда она вошла, дед резко вскинул голову. Он замахал на нее руками, словно она была паршивым цыпленком, разрывающим коготками землю на его цветочной клумбе.

— Я не желаю тебя здесь видеть!

Не обращая внимания на его протесты, Лоретт плотно закрыла за собой дверь.

— Я знаю, что ты не желаешь меня здесь видеть, и знаю почему. То, чем ты здесь занимаешься, называется подпольным изготовлением алкогольных напитков, и если ты немедленно не прекратишь гнать самогон, тебе грозят крупные неприятности. — Ей, конечно, было неловко читать нотации своему семидесятилетнему деду — ведь в прошлом всегда он бранил ее за дурные поступки. Но она твердо стояла на своем.

Старик недовольно ворчал:

— Почему бы мужчине немного не выпить, если ему этого очень хочется, ведь он же не продает напитки на сторону!

Поджав губы, она разглядывала скопище банок и бутылок.

— Во-первых, я считаю незаконным изготовление спиртного при любых обстоятельствах. Кроме того, я никогда не поверю, что все это ты заготовил только для себя.

— Большую часть. Я совсем немного отдаю друзьям. — Встретив ее непреклонный взгляд, он признался: — Ну, они мне немного за это платят, конечно, но только для того, чтобы покрыть затраты, ты ведь понимаешь!

Резко отвернувшись, он возвратился к своему занятию, к своим крышкам. Его прямая, негнущаяся спина свидетельствовала об ослином упрямстве. Лоретт в отчаянии всплеснула руками:

— Дедушка, ты же занимаешься незаконным делом! Ты отдаешь себе отчет в том, что будет, если тебя поймают за этим?!

— Меня никто не поймает.

Он взял в руки следующую крышку.

— Ах не поймают?! А знаешь ли ты, что сегодня здесь был полицейский?

— Полицейский?! — Резко выпрямившись, он уставился на нее, потом взъерошил свои седые волосы, и они встали дыбом.

Она кивнула.

— Да, полицейский! Он стоял вон там, возле двери сарая. Если бы мне не удалось увести его отсюда, он наверняка бы обнаружил твой подпольный заводик.

— Тебе удалось увести его? — Лицо его сразу просветлело: он явно одобрял ее действия. — Славная моя девочка!

Она закатила глаза от дикого раздражения:

— Дедушка, пообещай мне, что ты с этим покончишь!

Дед мрачно почесал затылок.

— Говоришь, он стоял возле двери сарая?

— Да, именно там, в нескольких шагах от нее, — для пущей убедительности она даже показала рукой.

— В таком случае у меня небольшой выбор, — процедил он сквозь зубы.

— Конечно! — радостно подтвердила Лоретт.

— Какой стыд… — Голос его стих на жалобной нотке.

Когда Лоретт выходила из сарая, она слышала, как он за ее спиной что-то ворчал по поводу гибели свободного предпринимательства в этой проклятой стране. Она вернулась в дом и хотела было заняться чтением книги, но почувствовала, что не в силах сконцентрировать на ней внимание. Выглянув в окно, Лоретт увидела, как дедушка вошел в амбар и через несколько минут потащил из него несколько джутовых мешков. Отлично, значит подействовало! Чем скорее он отправит на свалку все причиндалы самогоноварения, тем лучше!

Кэти Дарнелл выглядела почти так же, как и в школьные времена, когда пользовалась репутацией веселой заводилы. Она до сих пор оставалась такой же заводной блондинкой и весила чуть больше, чем тогда, когда запросто садилась на шпагат. Кэти встретила Лоретт у двери своего комфортабельного современного дома, обняла ее и, отступив на шаг, принялась с улыбкой разглядывать.

— Ты, конечно, была поздно распустившимся цветком, но зато теперь выглядишь просто замечательно! — подытожила она наконец.

— Спасибо. Ты тоже превосходно выглядишь.

— Входи. Дети гостят у бабушки, так что весь Дом в нашем распоряжении, можем всласть поболтать.

Она проводила ее в гостиную, где стояла кленовая мебель, украшенные позолотой диван и стулья.

— Садись вот сюда, в это кресло, в нем очень удобно. Сейчас принесу нам кофе.

Кэти вышла, но через минуту вернулась с подносом, на котором стояли кофейник, кувшинчик со сливками и вазочка с сахаром.

— Ты такая красотка, что просто глаз радуется! Я не видела тебя целую вечность.

— Да, с того времени, когда мне было семнадцать, — согласилась Лоретт, поднося ко рту чашечку черного кофе.

Целый час они обменивались друг с другом новостями о своих старых приятелях.

Наконец Кэти назвала имя Джеффа.

— Джефф Мюррей все еще здесь. Насколько я помню, он тебе всегда нравился. Он у нас теперь шеф полиции, — сообщила она.

— Не странно ли, что он никогда не уезжал из Локэст-Гроува? — словно невзначай заметила Лоретт.

— Нет, уезжал. Джефф был полицейским в Мемфисе целых семь лет. — Кэти, изогнув брови, задумалась. — Мне кажется, он даже был детективом. — Она пожала плечами. — Я в этом не разбираюсь. — Так или иначе, в Мемфисе он получил семь медалей. Я помню, что читала о нем в газете.

— Когда же он вернулся? — спросила Лоретт скорее из сугубо личного интереса.

— Его в Мемфисе ранили. По-моему, ему прострелили ногу или еще что-то, — небрежно бросила Кэти. — Иногда он все еще прихрамывает.

— Ах вон оно что! — Лоретт вдруг почувствовала, что у нее как-то странно заныло под ложечкой.

— Кроме того, городской совет обратился к нему с просьбой приехать на работу в Локэст-Гроув: мистер Пейтон как раз собирался на пенсию, и нам нужен был человек с большим опытом работы в полиции. — Кэти, пригладив свои белокурые волосы, вдруг спросила: — И долго ты собираешься пробыть в городе?

— Месяца два.

— И чем же ты намерена заниматься все лето? — с провинциальной бесцеремонностью спросила Кэти.

Лоретт улыбнулась.

— Пока не знаю. Наверное, буду читать, гулять, посещать старых друзей. — «И решать свою судьбу», — добавила она про себя.

— Тебе все это быстро надоест, — зловеще предрекла Кэти.

Лоретт разглядывала петлю на воротнике ее махрового халата.

— Ну, когда мне все это надоест, я стану помогать составлять программы для компьютера в полицейском управлении. Джефф обратился ко мне с такой просьбой.

Кэти бросила на нее лукавый взгляд:

— Выходит, ты с ним виделась? И ничего мне не сказала…

Лоретт улыбнулась, вспомнив их встречу.

— Мы встретились случайно, — небрежно произнесла она, стараясь не проговориться об обстоятельствах этой случайной встречи.

— Он стал потрясающе сексапильным мужчиной! — с полным одобрением отозвалась Кэти. — Когда я вижу, как он в своей форме расхаживает по улице большими шагами, широко расправив плечи, подтянутый, с развевающимися по ветру волосами, я готова позабыть, что я замужняя женщина. — Она бросила внимательный взгляд на Лоретт — Но ты ведь не замужем!

Трудно было не заметить, что она имела в виду.

— Да. Джефф — весьма привлекательный мужчина, — согласилась с ней Лоретт, стараясь не терять бдительности. — Но я разошлась всего лишь шесть месяцев назад, Кэти. Я еще не готова завязать какие-либо отношения даже с самым красивым мужчиной на свете. — И Лоретт опустила глаза на чашку с дымящимся кофе.

Полюбить человека довольно просто, а вот разлюбить, как она убедилась, значительно сложнее. Когда они со Стэном поженились, Лоретт его действительно любила, но когда он одержимо увлекся своей работой, она лишь беспомощно наблюдала, как блекли яркие краски их прежней любви.

Разочаровавшись в любви, потрясенная своим горьким опытом, она теперь наверняка знала только одно: если уж ее угораздит снова влюбиться, то это надолго, а посему она должна быть очень уверенной в том, на что идет.

Их беседа перешла на менее личные темы. Прошел еще час, прежде чем Лоретт допила последнюю чашечку кофе.

— Мне пора возвращаться домой.

Кэти поднялась вместе с ней.

— Я так рада, что ты пришла! Мы непременно должны еще встретиться!

— Мне бы тоже этого очень хотелось.

— Может, мы как-нибудь съездим в Кноксвилл и навестим Пэтси? Я знаю, она будет очень рада видеть тебя! — Кэти широко улыбнулась. — Кроме того, мне нужен веский предлог, чтобы походить по магазинам. Я тебе непременно позвоню!

Лоретт покачала головой.

— Ты этого не сможешь сделать: боюсь, у нас еще не подключат к тому времени телефон. Я сама с тобой свяжусь.

Выходя из дома Кэти, Лоретт решила, что именно сейчас наступило время заняться проблемой включения телефона, и направилась прямиком в офис телефонной компании, располагавшийся на границе деловой части города. В современном здании Лоретт приняла миловидная секретарша.

— Чем я могу вам помочь? — спросила она.

— Я пришла по поводу обслуживания телефона мистера Эврайла Харрисона.

— Минутку.

Секретарша встала и вышла. Она возвратилась через несколько секунд с ящичком из картотеки.

— По нашим данным этот телефон отключен.

— Да, я знаю. Мне хотелось бы его восстановить.

Миловидная женщина села на свое место.

— Прежде всего нужно погасить неоплаченный счет.

— Я уплачу по счету! — заверила ее Лоретт.

Секретарша посмотрела на нее с сомнением.

— Но речь идет о почти пятистах долларах!

Лоретт заморгала от неожиданности, потом, словно пытаясь извиниться, подалась к ее столу.

— Простите, неужели я не ослышалась? Какова указанная в счете сумма?!

Женщина порылась в ящичке.

— Четыреста восемьдесят три доллара пятьдесят два цента.

— Я… вероятно, здесь какая-то ошибка, — пробормотала Лоретт.

— Боюсь, никакой ошибки нет, — терпеливо ответила секретарша. — С этого телефона было сделано несколько международных вызовов.

— Международных вызовов? — невольно повторила Лоретт. — Мой дедушка не выезжал из страны со времен первой мировой войны. Кому же ему звонить за пределы страны? Нет, этого не может быть!

— Прошу меня извинить, — ответила секретарша, — но таковы данные нашей картотеки.

— Но это же просто невозможно! Вероятно, в вашу картотеку вкралась ошибка.

Секретарша протянула ей счет.

— Это номер телефона мистера Харрисона?

Лоретт посмотрела на номер телефона и на адрес.

— Да, все верно, но…

— Поскольку все эти вызовы были сделаны по автоматической линии, возможность ошибки крайне ничтожна. Боюсь, что нашему клиенту вначале придется заплатить по счету, а уж потом мы подсоединим телефон, — заключила она.

Лоретт явно ничего не добилась.

— Можно мне поговорить с менеджером?

— Его сейчас нет в офисе.

— В таком случае не могли бы вы мне выдать копию счета?

Она вышла из офиса телефонной компании, держа в руках копию счета, и пошла домой, чтобы подвергнуть допросу деда.

Дед яростно отмел все обвинения, уверяя ее, что никогда не заказывал никаких международных переговоров. Он просто клокотал от гнева, поскольку компания отключила его телефон без предупреждения.

— Они вошли сюда гуськом и просто срезали провод, не обращая никакого внимания на мои протесты и объяснения!

— У нас, конечно, есть один человек, который может нам помочь, — сказала она.

Через пять минут Лоретт снова была на крыльце дома. Теперь ее путь лежал в полицейский участок.

Когда Лоретт вошла в кабинет Джеффа, он в недоумении поднял на нее глаза. Щеки ее горели, зеленые глаза блестели. Она все равно была привлекательной, несмотря на растрепанные золотисто-русые волосы и сбивчивую скороговорку:

— Мне нужна помощь, Джефф! Кто-то по телефону дедушки сделал несколько международных вызовов. Вот счет за них. — Она помахала бумажкой перед его носом. — Здесь указаны пятнадцать переговоров с Европой! Представляешь? С Италией! — Лоретт металась по комнате, не слыша, что ей говорит Джефф. — А мой дед не знает в Риме ни одной живой души!

— Может, присядешь? — спокойно предложил он.

— Он даже итальянским не владеет! Правда, дед один-единственный раз был в Италии, — призналась она, — но это во время войны, и он даже не помнит название того города… Он был весь разбомблен, и…

Джефф понял, что наступил момент брать под контроль накалившуюся ситуацию. Взяв Лоретт за локоть, он подвел ее к стулу и мягким жестом усадил.

— Ну а теперь немного успокойся. — Придвинув к ней свой стул, он подался вперед. — Хорошо, ты переговорила об этом с телефонной компанией?

— Я только что оттуда! — Глаза Лоретт блестели от охватившего ее негодования. — Они наотрез отказываются восстановить телефон, пока счет не будет оплачен.

Взяв из ее рук смятый счет, Джефф внимательно принялся его изучать. В нем действительно было отмечено несколько международных переговоров. Он начал было говорить, потом, заколебавшись, замолчал. Джефф давно не видел Харрисона, но знал, что за ним водятся некоторые странности. Во-первых, дедушка Лоретт недавно начал регулярно ездить в другой город, расположенный в двадцати трех милях от Локэст-Гроува, где покупал продукты, отказываясь делать это в местных магазинах, хотя никогда не ссорился ни с одним из местных торговцев. Во-вторых, Джефф однажды видел, как он бродил по местной свалке. Когда он громко позвал его, чтобы поприветствовать, старик резко выпрямился, словно его подстрелили, а потом вел себя очень настороженно и весьма странно. Вполне вероятно, у него начиналось старческое слабоумие, и он мог забыть, что кому-то звонил за пределы страны. Джефф довольно тактично намекнул Лоретт на такую возможность.

— Знаешь, когда люди стареют, они иногда утрачивают способность помнить даже совсем недавние события.

Она вскочила с гордым видом:

— Мой дедушка не страдает старческим слабоумием, а ты как раз на это и намекаешь! — Помолчав с минуту, она опустила свои длинные загнутые ресницы и почти неслышно прошептала: — Я сама думала об этом сразу по приезде, но тогда существовала причина для совершения действий, которые могли показаться несколько странными.

На минуту Джефф отвлекся от мыслей о деде Лоретты, потому что на ней была розовая ворсистая блузка со шнурками на груди, похожими на макароны, за которыми проглядывала ее соблазнительно нежная кожа; темно-красная юбка с разрезом демонстрировала совершенство форм ее стройных ног.

Откинув со лба прядь медовых волос, она снова опустилась на стул.

— Извини, я не имела права врываться сюда и взваливать на тебя свои заботы. Я понимаю, что это не дело полиции, но я просто обезумела. — Она сжала кулаки.

Джефф наконец встряхнулся и вернулся к беспокоящей Лоретт проблеме.

— Мне кажется, тебе нужно пойти в компанию еще раз и окончательно объясниться с ними.

Она кивнула.

— Ты прав, конечно, мне просто нужно было немного выпустить пар. — Она слабо улыбнулась. — Сожалею, что потревожила тебя.

— Ничего страшного. — Он и в самом деле не имел ничего против.

Увидев ее такую: раскрасневшуюся, кипящую от гнева, страстную, — Джефф сразу почувствовал, как возрастает его интерес к этой женщине.

Она хотела встать.

— Не буду тебе мешать, у тебя наверняка много работы.

— Подожди, — остановил он Лоретт. Пользуясь ее присутствием, он решил вернуться к своей проблеме: — Ты подумала о разработке компьютерного обеспечения для нашего управления? — Он кивнул на небольшой терминал в углу кабинета. Джефф уже пробовал научиться пользоваться им по учебнику, но вскоре понял, что все его усилия напрасны: здесь требовался специалист, чтобы составить программу и ввести ее в память.

Она посмотрела на компьютер, потом снова на него.

— Нет, я пока не приняла окончательного решения.

— Нашему городу необходимо отвечающее всем современным требованиям полицейское управление, — начал он убеждать Лоретт. — Сейчас мне приходится заставлять многих сотрудников заниматься писаниной, а им вместо этого нужно расследовать преступления.

— Ты давишь на меня! — обвинила она его.

Джефф обезоруживающе улыбнулся:

— Знаю. Так ты согласна у нас работать?

Лоретт театрально вздохнула.

— Да, пожалуй, возьмусь за это. — Она одарила его лучезарной улыбкой, и эта улыбка понравилась ему еще больше.

Оглавление

Обращение к пользователям