15

Итак, Джефф узнал, что грабители занимались кражами музейных ценностей. Реджи Винтер, нью-йоркский детектив, специализирующийся на расследовании таких дел, приехал вчера вечером в их город. Это был худой долговязый мужчина с узкой полоской усов и с тихим, почти беззвучным смехом. Реджи посетил Джеффа в его доме, и они засиделись допоздна, разрабатывая стратегию действий. Сегодня Реджи предстояло побродить по городу, поговорить с местными художниками и попытаться выяснить, не предлагал ли им кто-нибудь недавно либо продать, либо приобрести картины.

Со своей стороны Джефф тихо, без особого шума, проверял личные дела своих сотрудников, пытаясь отыскать ключ к загадке о том, кто из них был в сговоре с бандитами. Он с напряженным вниманием прислушивался к их разговорам, надеясь, что, утратив бдительность, кто-нибудь из них ненароком все-таки проговорится.

Кроме того, Джефф старался создать впечатление, что он многое разузнал, находясь в Мемфисе, и надеялся, что этот заговорщик поддастся панике и совершит какую-нибудь глупость.

Джефф намеревался по вечерам последить за несколькими своими сотрудниками, что будет, однако, нелегко сделать, так как ему предстояло выполнять эту работу в одиночку. Но он не хотел просить помощи у шерифа, рассудив, что чем меньше людей свяжется с этим делом, тем лучше. Он был так увлечен планированием своих будущих действий, рассчитыванием ходов, что только поздно ночью, когда за окном лишь надсадно стрекотали кузнечики да ветер шелестел ветвями деревьев, он позволил себе окунуться в море воспоминаний о Лоретт. Да, воспоминания подталкивали его отправиться к ней, но, к отчаянию его, это никак нельзя было осуществить. Он не знал, когда сможет снова оказаться с Лоретт наедине, — по-видимому, нескоро… Но Джефф не мог быть спокоен, пока грабители разгуливали на свободе!

Джефф по существу не обращал ни малейшего внимания на Лоретт все утро. Он был так занят, что ей не представлялось никакой возможности рассказать ему о странном незнакомце, которого она застала в доме деда, или показать ему снятые ею отпечатки пальцев с телефонной трубки и с ручки двери. Снять отпечатки было не особенно трудно: она действовала строго по инструкциям, и ей казалось, что у нее получилось неплохо.

Вздохнув, Лоретт рассеянно уставилась на экран дисплея. Она вернулась в родной городок с намерением уехать отсюда при первой же возможности, но так было до того, как она увлеклась Джеффом. Лоретт надеялась, что у Джеффа к ней серьезные намерения, но их взаимоотношения как-то не складывались…

Когда она наконец перевела глаза на Джеффа, их взгляды встретились. В его улыбке было столько искренней нежности, что в ответ она тоже улыбнулась, и выражение ее лица стало таким же милым и радушным, как и у него. Но стоило ему снова погрузиться с головой в работу, как она опять почувствовала себя сконфуженной и одинокой.

Около полудня Джефф наконец подошел к ней, чтобы поговорить. Лоретт почувствовала, как у нее перехватило дыхание, когда он, остановившись рядом, небрежно положил руку на компьютер.

— Что-то сегодня у тебя чересчур деловой вид, — сказал он с улыбкой, которая ей так нравилась. — Чем ты занята?

— Составляю с помощью компьютера список похищенных со склада вещей.

— Ах вон оно что! — Он тревожно нахмурился. — А я думал, ты составляешь план местности, где гонят самогон… Конечно, поиск грабителей — задание номер один, но я решительно настроен арестовать этого самогонщика! — Улыбка его вдруг стала какой-то необъяснимой, словно обращенной внутрь: — Ты мне очень поможешь, если сумеешь локализовать место, где была обнаружена большая часть этого зелья!

Лоретт не знала, что ей делать: то ли плакать, то ли смеяться. Ей вовсе не хотелось ввязываться в эту историю. Теперь, когда ей так долго пришлось молчать о винокурне деда, она уже не могла рассказать Джеффу обо всем — это было выше ее сил. И почему она не призналась во всем раньше! Но тут была одна проблема: Лоретт не сомневалась, что Джефф тут же арестует деда…

— Не сделаешь ли ты мне одолжение и не займешься ли этим вопросом всерьез? — настойчиво спросил он.

— Ладно, я все сделаю. Но на это может уйти довольно много времени, — добавила она и тут же пустилась в сложные объяснения насчет трудностей, которые ожидали ее в таком поиске. Но вообще-то никаких особых трудностей не существовало и в помине, и она могла бы воспроизвести на компьютере эту схему за какие-нибудь полчаса… если бы захотела.

— В общем, постарайся! — сказал Джефф.

— Лоретт, вас к телефону! — крикнул из глубины комнаты Бёррис.

— Спасибо! — Она подняла трубку, и Джефф скромно отошел от ее стола.

Звонила Хельга; она, казалось, кипела желанием рассказать последние новости:

— Я нашла для вас прекрасную работу!

— Уже? — удивилась Лоретт. — Так быстро?

Джефф, вероятно, все слышал, так как, скосив глаза, она заметила, что он резко повернулся к ней спиной.

— Это в Луисвилле. Речь идет о работе в банке, и они превосходно платят. Они просто сгорают от нетерпения поговорить с вами!

— А-а… — только и смогла произнести Лоретт. Все случилось так быстро! — Разрешите мне… вам перезвонить. Мне нужно немного подумать.

— Только не затягивайте! — В голосе Хельги прозвучало явное осуждение. — Второго такого выгодного предложения может и не быть.

— Да, я понимаю. Я вам очень скоро позвоню! До свидания.

Лоретт сейчас чувствовала себя словно отважный мореплаватель, решивший в одиночку переплыть океан, до которого на полпути наконец дошла вся грандиозность предприятия, и он думает, не повернуть ли обратно. Она сама сделала первый шаг, решив покинуть Локэст-Гроув, но теперь не знала, так ли уж ей этого хочется.

Подняв глаза, Лоретт увидела стоящего рядом Джеффа.

— Не желаешь ли пообедать со мной сегодня, Этти? — резко, но тихо спросил он.

Она кивнула:

— Да, мне нужно кое о чем поговорить с тобой.

Он вопросительно посмотрел на нее, но в это мгновение его позвал к телефону Бёррис. Звонила междугородная…

— Поговорим обо всем за обедом! — твердо заявил он и отошел от ее стола.

Лоретт вернулась к своей работе, продолжая вводить в блок памяти список похищенного имущества, но мысли ее витали где-то далеко. Стоит ли соглашаться на эту работу? Могла ли она чувствовать себя счастливой вдали от Джеффа, в этом Луисвилле?

В двенадцать тридцать Джефф снова подошел к ней:

— Ну, ты готова?

— Да.

Взяв Лоретт за руку, он повел ее через заднюю дверь к своему автомобилю.

Она, ничего не понимая, растерянно заморгала:

— Но я считала…

— Поехали ко мне, там мы сможем без помех поговорить наедине.

Лоретт молча покорилась, и Джефф отвез ее к себе на квартиру. Как только они вошли в комнату, он тут же обнял ее, притянул к себе и осыпал поцелуями, пока ее размягченные желанием губы не ответили его яростному напору. Джефф продолжал крепко сжимать ее в объятиях — так, будто стоит ему на секунду ослабить хватку, как она тут же ускользнет от него, исчезнет навсегда. В его поцелуе она ощущала и нежность любовника и жесткость собственника.

Лоретт, задыхаясь, наконец отстранилась от него.

— Мммм… я уж и забыл, какая ты вкусненькая, — сказал он, оглядывая ее оценивающим взглядом.

Джефф вдруг сразу посерьезнел и подвел ее к дивану. Они сидели рядом, он накрыл своими ладонями ее сложенные на коленях руки.

— Я невольно подслушал твой разговор по телефону. Ты и в самом деле намерена сменить работу?

— Не знаю, Джефф. Я…

Резким кивком головы он заставил ее замолчать.

— Нет, мне не надо было задавать этот вопрос. Во всяком случае, до того, пока я не сказал тебе кое-что. Те недели, что мы провели вместе, были самым счастливым временем в моей жизни. Я просто не могу себе представить, что ты уедешь, и совсем не желаю этого. Ведь нам так хорошо вместе, Этти!

Отпустив ее руки, Джефф встал и прошелся по комнате.

— Я понимаю, что сейчас не время заводить разговор о каких-то серьезных обязательствах друг перед другом. Все такие откровения хороши вечером, при лунном свете, а не во время короткого обеденного перерыва. Но, во-первых, я не могу долго отсутствовать на рабочем месте, а во-вторых, я не смогу отдавать себя целиком делу до тех пор, пока не буду уверен, что ты никуда не уедешь. — Не давая ей возможности возразить, он продолжал: — Я понимаю, что ты сейчас не готова вступить в новый брак, но по крайней мере обещай мне, что останешься здесь, в Локэст-Гроуве! Если ты устроишься на работу в другом месте, мы можем навсегда потерять друг друга. Давай лучше спокойно и постепенно разберемся в наших взаимоотношениях. Если из этого ничего не выйдет — ты уедешь, а пока, прошу тебя, останься! — Он пальцами словно гребнем пригладил волосы и хрипло добавил: — Не стоит действовать так опрометчиво!

— Хорошо, ты меня убедил, — мягко сказала она.

Все ее сомнения, вся нерешительность словно испарились после его убедительных слов. Лоретт почувствовала, как ей необходимо хотя бы просто слышать его голос. Джефф хотел, чтобы она осталась с ним, да она и сама теперь мечтала быть всегда рядом с ним… Что еще могла она добавить? Лоретт молча встала и подошла к нему.

— Значит, ты откажешься от предложенной работы? — спросил Джефф. В его голосе звучали и сомнение, и надежда.

Лоретт кивнула.

Уголки его губ поползли вверх, сложившись в нерешительную полуулыбку, затем лицо осветилось счастьем, но он все еще сомневался и неуверенно переспросил:

— Правда откажешься?

Лоретт, рассмеявшись, снова утвердительно кивнула:

— Да-да, я остаюсь!..

Он обхватил рукой ее талию, поцеловал и так сильно прижал к себе, что у нее даже перехватило дыхание. Джефф долго стоял, уставившись на нее словно ребенок, которому нежданно-негаданно подарили на Рождество самую желанную игрушку, и он все еще не верит собственным глазам. Улыбка исчезла с его лица, и он снова, волнуясь, запустил пальцы в свою густую шевелюру.

— Мне хочется быть ежечасно… нет, ежеминутно рядом с тобой, Этти, но, к сожалению, сейчас это невозможно. Ты ведь меня понимаешь, да?

Она закусила губу.

— Пытаюсь, — честно ответила она. — Мне очень хочется понять тебя.

— Как только мы покончим с этим делом, у нас появится куча свободного времени, и тогда… тогда мы будем наслаждаться жизнью!

Она улыбнулась:

— Какие красивые слова…

— Все будет именно так, Этти, — спокойно подтвердил Джефф. — Но нужно немного подождать. И не потому, что я больше внимания уделяю работе, чем тебе, а просто потому, что перестану себя уважать, если не распутаю этот клубок загадок.

— Я тебе верю. — Впервые Лоретт почувствовала, что и в самом деле понимает его.

Положив голову на плечо Джеффа, она обняла его. Все образуется, непременно образуется! Она даже не имела теперь ничего против того, чтобы временно делить его с работой, так как была уверена в том, что он все равно рано или поздно вернется к ней: он обещал ей позаботиться об их будущем, и она верила ему.

Откинув назад упавшие ей на лицо пряди волос, он губами прикоснулся к ее лбу.

— Знаешь ли ты, о чем я думаю каждую ночь, когда лежу один в своей кровати? О том, как хорошо было бы, если бы ты постоянно была рядом.

— Боюсь, дедушка будет этим слегка шокирован. — На губах Лоретт появилась игривая улыбка.

Джефф рассмеялся:

— Скорее всего, да — ведь никак не скажешь, что он без ума от меня!

Она провела пальчиком по его щеке.

— Но зато я без ума от тебя! Разве тебе этого недостаточно?

— Вполне достаточно!

Губы его, накрыв ее нежные уста, живо затанцевали на них с еще большей настойчивостью, с еще большей нежностью, свидетельствуя об охватившем его страстном желании. Ее губы раскрылись, и, отвечая на ее поцелуй, он глубоко проник языком в теплую свежесть ее рта. Глаза Лоретт закрылись, и она вся отдалась всепоглощающему долгому поцелую. Когда наконец Джефф ослабил свои объятия, она спросила с интонацией соблазнительницы:

— По-моему, совсем недавно кто-то здесь говорил о своем одиночестве в постели?

Лоретт видела в его глазах отчаянную борьбу. Страстное желание боролось с чувством долга и, судя по всему, выигрывало это сражение. Ей вдруг так захотелось оказаться рядом с ним на кровати, что от одной этой мысли она ощутила в себе жгучее, все более разгоравшееся пламя. Но внутренний голос упрямо напоминал ей, что сейчас совершенно не подходящее время уступать охватившему их порыву страсти: Джеффу пора было возвращаться на работу. С большой неохотой она отступила от него.

— Что случилось? — спросил он.

— Ничего. Просто у нас для этого сейчас нет времени…

Он заставил ее замолчать, снова прильнув к ее губам, но поцелуй на этот раз получился куда короче, да и страсть, судя по всему, уже пошла на убыль.

— Ты права, — согласился Джефф. — Нам действительно пора идти.

Он обнял ее за плечи, и они вместе подошли к автомобилю. Казалось, одиночество, мучившее ее столько месяцев подряд, вдруг как по мановению волшебной палочки исчезло, куда-то улетело, словно получив один-единственный, но очень мощный удар. Она теперь никогда не будет страдать — ведь ее будущее взял в свои надежные руки Джефф. Он ясно дал ей понять, что готов вступить с ней в законный брак, и эта идея становилась для нее с каждой минутой все более привлекательной.

— О чем ты хотела поговорить со мной? — спросил Джефф, выезжая со стоянки на улицу.

— Что ты говоришь? — мечтательно произнесла Лоретт.

— Ты сказала, что тебе нужно о чем-то поговорить со мной.

— Ах да…

Вернувшись в реальность, она рассказала ему о злоумышленнике, который пробрался вчера в их дом, о том, как она сама сняла отпечатки пальцев с дверной ручки и с телефонной трубки, когда не обнаружила Джеффа в участке. Он, остановившись у светофора, медленно повернулся и внимательно посмотрел на нее:

— Значит, кто-то вчера наведался в ваш дом? — спросил он тихим и спокойным голосом, в котором тем не менее сквозила тревога.

— Да. — Лоретт пыталась не выдавать своего волнения, хотя воспоминания об этой неожиданной встрече до сих пор пугали ее. Ведь у Джеффа было столько дел и без ее проблем…

— Ты уверена, что этим человеком не был твой старик?

— Абсолютно! Скорее всего это был тот человек, который звонит из нашего дома в другие города, — сказала Лоретт.

В его карих глазах мелькнуло беспокойство:

— Мне это совсем не нравится. Может, тебе лучше уехать на несколько дней из города?

Ее брови от удивления поползли вверх. Она, может, и была напугана таким непрошеным вторжением, но совсем не хотела покидать Джеффа! Только не сейчас!

— Мы ведь только что договорились, что я останусь с тобой! Кроме того, — трезво добавила она, — дедушка ни за что не уедет из города — значит, ему придется остаться в доме одному. А если этот злоумышленник постоянно появляется у нас, то это вполне реальная угроза дедушкиной жизни. Нет, я не оставлю его здесь одного!

Джефф, нахмурившись, лишь продемонстрировал свою сдержанность.

— Эти наглые вторжения в наш дом продолжаются уже несколько месяцев, но никто пока не пострадал, — заметила Лоретт. Это оставалось для нее единственным утешением с того момента, как она вчера обнаружила незваного гостя. Но все равно ей так и не удалось с тех пор как следует выспаться!

— Пока не пострадал, — мрачно подчеркнул Джефф. Он подъехал к заднему входу здания управления и остановил машину. — Прошу тебя, поклянись мне, что никому не скажешь о том, что сняла отпечатки пальцев! Если об этом кому-нибудь станет известно, тебе может грозить опасность.

— Ни одной живой душе! — заверила его Лоретт.

— Еще, пожалуйста, Этти, будь поосторожнее, когда остаешься дома одна, — продолжал он строго. — И прошу тебя, больше не занимайся никаким любительским расследованием по собственной инициативе!

Она покорно кивнула: ей было приятно, что Джефф так заботится о ней.

— Хорошо, не буду.

— Я отошлю отпечатки в лабораторию, и мы все проверим. Может, нам повезет, и мы узнаем, кто стоит за всем этим.

— Надеюсь.

Джефф вышел из автомобиля, и Лоретт пошла за ним следом.

— Когда мы снова увидимся? — сдержанно спросила она.

— Не знаю. — Постояв немного у задней двери, он ладонью взял ее за подбородок. — Как только будет свободное время, — добавил Джефф, поцеловав ее на прощанье. — О’кей?

— О’кей.

Лоретт могла теперь только надеяться и ждать, но второй его поцелуй помог ей несколько улучшить настроение. Когда она вошла в служебное помещение, ей показалось, что счастливое выражение ее раскрасневшегося лица сразу же заметили все.

Все препятствия, которые разделяли их с Джеффом, были позади. Теперь они принадлежали только друг другу! После всех этих долгих недель, когда ей приходилось сдерживать свои чувства, как приятно было любить и быть любимой! Она вся светилась от счастья.

Джефф тут же углубился в работу, а она все никак не могла сосредоточиться на ней: Лоретт была слишком счастлива, чтобы спокойно сесть и начать свой немой разговор с компьютером. Ей так хотелось поделиться еще с кем-нибудь своим вновь обретенным счастьем! Вероятно, Кэти сейчас дома, но для встречи с ней нужно было бы отпроситься и… оставить здесь Джеффа. Пусть даже он был целиком поглощен работой — ее возбуждала уже только мысль о том, что он находится в одной комнате с ней, совсем рядом, и ей никуда не хотелось уходить. Хоть она и оставалась на рабочем месте до конца дня, ей так и не удалось нормально поработать: она то и дело украдкой бросала на Джеффа восторженные взгляды. Каждое его движение отзывалось в ней восхищением и затаенной гордостью.

Когда сразу же после пяти Джефф ушел, она решила, что никаких причин и дальше торчать в конторе больше нет. Она уже потянулась было за сумочкой, готовясь встать и уйти, как в комнату вошла Белинда.

— Привет! А где Джефф?

Уолли промямлил что-то невразумительное, а Лоретт молча стояла, глядя на нее. От восторга, испытываемого ею все эти дни, она вообще забыла о существовании Белинды, о ее симпатии к Джеффу.

Лоретт растерялась, не зная, на что решиться. Может, рассказать Белинде без утайки об их отношениях с Джеффом? Ведь они подруги, и это было бы справедливо. Но с другой стороны, брюнетка могла воспринять ее откровение как злорадное торжество. «В любом случае, — решила Лоретт, — пусть она лучше обо всем узнает от кого-нибудь еще».

Белинда приветливо помахала ей рукой и безо всяких церемоний перешла на «ты»:

— Привет, Лоретт! Сейчас мне нужно бежать, но я обязательно позвоню тебе на этой неделе, и мы вместе пообедаем!

Лоретт разделила ее энтузиазм:

— Отличная идея!

— Ладно, пока! — И Белинда скрылась за дверью.

Лоретт медленно вышла вслед за ней. «Ведь Джефф мог влюбиться в Белинду, — размышляла она на ходу. — В конце концов, она не сторонилась его и не скрывала своего интереса к нему. Но все же он предпочел не Белинду — он влюбился в меня!» — думала Лоретт, и от этого испытывала какой-то благоговейный трепет и огромное счастье. Ей было даже немножко стыдно за это обрушившееся на нее счастье, словно она получила его за счет Белинды. Но Лоретт не могла долго оставаться задумчивой, мрачной и расстроенной. Только не сегодня! Ей сейчас так хотелось кружиться, танцевать, петь!

Улыбка не покидала ее до самого дома. Она вприпрыжку вбежала в гостиную, а затем на кухню. Дед разгружал продукты. Он не заметил ее, и она, затаившись, наблюдала, как он вытаскивает из большой хозяйственной сумки пакетики с сахарным песком. Понятно, зачем он ездил в Маунтин-Вью: покупал там сырье для своего зелья.

— Дедуля! — осуждающе позвала она.

Он весь напрягся и резко обернулся к ней.

Лоретт накрыла ладонью пакетики с сахаром.

— Для чего они тебе понадобились?

— Это очень нужные вещи, — с бесстрастным достоинством ответил старик.

Сложив руки на груди, она притопывала ногой:

— Дедушка, когда же ты наконец поймешь, как глупо себя ведешь?!

Он что-то тихо проворчал.

Вздохнув с тяжким разочарованием, она отвернулась от него. Нет, все это наверняка будет продолжаться до тех пор, пока она не расскажет обо всем Джеффу! Теперь, когда их с Джеффом связывают определенные обязательства, она могла бы поведать ему правду о деде.

— Пойду погуляю, — сказал старик.

Он вышел, изо всех сил хлопнув дверью, которая еще долго вибрировала в такт охватившему его пульсирующему гневу после полученной взбучки.

Опершись локтями о мраморную крышку стойки и положив подбородок на ладони, Лоретт пыталась осмыслить новый поступок дедушки. Вскоре, однако, ее мысли вновь устремились к Джеффу, и она опять почувствовала себя беззаботной и счастливой.

Джефф, протерев глаза, отхлебнул глоток кофе. Уже наступала полночь, и все тело ныло от усталости, но мозг по-прежнему бодрствовал, и Джеффа совсем не клонило в сон. Только сегодня вечером из лаборатории поступил ответ на расшифровку снятых Лоретт отпечатков пальцев: они совпадали с отпечатками одного из не идентифицированных пока бандитов, которые ворвались с оружием в полицейский участок. Это означало, что человек, оставивший отпечатки, жил, вероятно, в Локэст-Гроуве, и скорее всего — неподалеку от дома Лоретт. Преступник бывал в ее доме, и этот факт очень его беспокоил. Джефф задумчиво потягивал крепкий напиток, сидя на потертом стуле в гостиной. Время для него вообще перестало существовать. Только сегодня днем он просил Лоретт остаться в городе, а теперь уже сожалел об этом. Джефф не хотел, чтобы она уезжала навсегда, но настаивал на том, чтобы она покинула дом деда. А что если этот подонок вернется? Кто же защитит ее кроме слабого старика, не могущего защитить даже самого себя?

Зазвонил телефон, и он поднял трубку.

— Алло…

— Это Реджи.

— Что случилось?

— Простите, что звоню вам так поздно, но мне кажется, мы напали на след.

Джефф крепко сжал трубку:

— Кто же он?

— Вы знаете человека по имени Эврайл Харрисон?

— Так это же дед Лоретт! Конечно, знаю!

— Ну так вот, я проверил его банковские счета и убедился, что недавно он внес крупные суммы, которые никак не мог получить по программе социального обеспечения. К тому же он звонил в Италию и в Нью-Йорк.

Рука Джеффа, держащая трубку, задрожала.

— Вы меня слушаете?

— Да. — Он рассеянно почесал лоб. — Послушайте, мне известно о телефонных переговорах с Нью-Йорком, но я не уверен, что этим занимается старик. Телефонная компания могла совершить компьютерную ошибку.

— Разумеется, могла, — лаконично ответил Реджи, — но он на самом деле вносит крупные суммы на свой счет.

— Понятно.

«Может ли этот старик быть замешан в контрабанде произведений искусства?» — спросил себя Джефф. «Конечно нет!» — ответил он себе, но потом, напрягая мозг, попытался более критически проанализировать возникшую ситуацию. Может, Харрисон действительно звонил по междугородной, но намеренно все отрицал, пытаясь сбить всех с толку? Даже не идентифицированные отпечатки пальцев теперь, после сообщения Реджи, имели особо важное значение: этот грабитель, который посетил дом Эврайла Харрисона, мог явиться к нему, чтобы обсудить какие-то общие дела.

— Я, конечно, продолжу наблюдение, но мне казалось, что вам будет любопытно узнать об этом, — сказал Реджи.

— Да, это действительно ценная информация. Между прочим, кто навел вас на Харрисона? — спросил Джефф.

— Один старик в Колс-Пулл-Холле — все зовут его Иззи.

— Большое вам спасибо, Реджи! Поговорим обо всем завтра.

Джефф положил трубку и уставился в пол. Еще больше чем прежде он ощутил необходимость убрать из города Лоретт, пока не будет расследовано это дело. Если посмотреть на все события со стороны, очень обнадеживающими их не назовешь. И его отношения с Лоретт наверняка охладеют, если он займется расследованием тайной деятельности ее деда.

Оглавление

Обращение к пользователям