15

Миссис Мартин из «Крауна» прибежала в магазин Саймона.

— Ну наконец-то я вас нашла, мистер Сомерс. О, прошу прощения, я не заметила, что у вас посетитель.

В полумраке довольно полная фигура женщины в черном была незаметна.

— Все в порядке, — ответил Саймон. — Она подождет минутку. Что случилось?

— Вам звонят.

— Мне?

— Дженни Хауэрд. Говорит, что пыталась дозвониться в магазин, но ей никто не отвечает: это очень важно.

Саймон ринулся к двери.

— Я сейчас приду. Она ждет?

— Боже мой! Вы просто так оставляете посетителя? Телефон в баре. Торопитесь. Я не знала, что вам так нравится Дженни.

— В этот момент я готов расцеловать ее. Я думал, она мертва.

Как только они вышли, что-то шевельнулось в темноте магазина.

— Кор, — сказал сержант полиции, вытирая лоб. — Какая игра!

Женщина в черном ничего не ответила и даже не пошевелилась.

Мег вернулась домой вместе с Клайвом, потому что это был единственный способ избавиться от Ганса, раз Саймон не пришел. Она видела, как Ганс кипел от злости, пока Клайв говорил с ней. Он мог сорваться с женщиной, но когда имел дело с мужчиной, то терялся. Многие вещи требовали объяснения, но сначала надо было уйти от Ганса, а потом позвонить Саймону.

Клайв так торопил ее домой, что она едва дышала и все еще была смущена. Мег решила отказаться от поездки в Италию без предварительного разговора с Саймоном. Нельзя уезжать, не сказав никому. Клайв предложил послать открытку из Рима и удивить всех.

— Где же ваша страсть к приключениям?

Мег знала, что неделю назад, до начала всех событий, она поступила бы так, как он говорил.

— Поговорим в самолете, — сказал Клайв. — И о Гансе тоже. Я давно знал о его необычайных вспышках таланта. У него как будто что-то заблокировано в мозгах и только время от времени приходит озарение.

— Он мог из осторожности скрывать свой талант.

Клайв кинул на нее косой взгляд.

— Почему он должен скрывать то, к чему стремится? Сомневаюсь, что у него есть способности к серьезной живописи, но он очень интересный. Посмотрим, что будет. Я делаю для него все, что могу. Надеюсь, он не сильно вас напугал. Он бывает очень эксцентричным.

— Да, и я хочу узнать обо всем этом как можно больше, прежде чем уехать с вами.

Клайв похлопал ее по плечу.

— Вы узнаете все, что можно узнать. Ничто не должно волновать вас ни в малейшей степени. Но поспешим. Мы отправляемся менее чем через час.

Они не могут заставить ее уехать, уверяла себя Мег. Она должна позвонить Саймону. А если Саймона нет в магазине…

— Куда вы, Мег? — раздался голос Клайва рядом, когда она направилась к телефону. — У вас нет времени на звонки. Можете позвонить из аэропорта.

Мег различила подчеркнутую команду в тихом голосе, и ее осенила мысль, что Клайв был по-своему опаснее Ганса.

— Это займет меньше минуты.

Если бы она могла дозвониться до Саймона, и тот пришел…

— Вы хотите, чтобы я потерял картину? Единственный шанс в жизни? Каждая минута на счету, вы понимаете?

Он говорил так серьезно, что Мег заколебалась: а если он не лгал? Она тоже могла загореться поисками картины. Лишить Клайва такой возможности было бы ужасно.

— Кто художник? — неуверенно начала она.

— Жан де Рит.

— Это вымышленное имя. Вы говорите про неизвестную картину?

— Если она подлинная, но надежные источники подтверждают это. Я вижу, вы изменились.

— Где ее нашли?

— Я скажу вам, — раздался голос Луизы.

— Луиза! — разъярился Клайв. Бешенство исказило его лицо.

— Нет, Клайв, не прерывай меня. Уже поздно. Я прочитала твои записи.

Луиза стояла на ступеньках, высоко подняв голову. Падающий сзади свет делал повреждение на лице незаметными. Перед ними была гордая красавица, та самая, которую Мег встретила во Флоренции.

— Картину еще не нашли, Мег. Но найдут. На старой семейной вилле возле Флоренции.

— Анжелика! — прошептала Мег.

— Да, Луиза — Анжелика. Муж хранил это в секрете в интересах бизнеса. Но теперь вам можно открыться, раз знаменитого де Рита собираются найти среди развалин моего дома. Вероятно, это возможно. В прошлом наша семья покровительствовала художникам. В войну некоторые полотна были спрятаны на чердаке и избежали разграбления.

— Но дом разрушен. Я видела.

— Клайва это не остановит, — холодно сказала Луиза. — Послушайте, что он уже приготовил для газет.

Клайв сделал резкое движение, но Луиза, в которой проснулась властность, читала:

«Торговец картинами из Лондона, Клайв Уилтон, нашел среди руин итальянской виллы работу старого мастера. Он убежден, что это подлинный Жан де Рит. Голландское полотно семнадцатого века является одним из замечательных шедевров де Рита, оценить которое невозможно. На картине изображена мадонна в сопровождении ангелов. На переднем плане фигура женщины в костюме той эпохи. Согласно традиции де Рита изображать своих жен на полотнах, эта женщина предположительно, четвертая жена художника. События, приведшие к находке, так же романтичны, как сюжет картины. Два года назад Клайв Уилтон женился на юной итальянке, единственной, кто уцелел из семьи Сегрони, которой принадлежала вилла».

Луиза остановилась и посмотрела на мужа.

— Но ты не закончил эту выдумку, милый. Ты не сказал, что случилось с прекрасной итальянкой, на которой ты женился. Публика захочет узнать.

Мег подбежала к Луизе и схватила ее за руку.

— А кто мадонна на картине? Кто?

Луиза сдержанно улыбнулась.

— Клайв сказал бы, что она из моих предков. Это объяснит сходство тому, кто меня помнит, — голос ее сорвался.

Мег, в ужасе сжавшая руку Луизы, услышала мягкий голос Клайва.

— Достаточно драмы. Собирайтесь, девушки.

Мег, обхватив Луизу за талию, чувствовала, как та дрожит, и поняла, чего ей стоила эта сцена.

— Мистер Уилтон, неужели вы думаете, что мы после этого поедем с вами? — Мег больше не боялась. Если Луиза повела себя так бесстрашно, она тоже была на это способна. — Лицо Луизы изуродовано. Дженни исчезла. А я, — я — ангел, чего должна ожидать?

— Вас пока никто не трогал, Мег, и так будет, пока вы подчиняетесь мне. — Ловким, незаметным движением Клайв достал из кармана револьвер. — Я не причиню вам вреда. Надеюсь, повода не будет. Делайте то, что я скажу.

— Мы не вернемся, — прошептала Мег. — Мы знаем слишком много.

— Вините в этом мою жену. Именно она рылась в моем столе.

— А вы именно тот, кто слишком торопился, — раздался скрипучий голос Лены. — Да, мистер Уилтон, вы именно тот, кто ошибся. Вы поторопились передать словами свой замысел. Это я рылась у вас в столе. Я умру сама, но не позволю убить Луизу.

Угрюмая пожилая женщина заслонила собой Луизу.

Клайв вздохнул. Терпение его кончилось.

— Ну что ж вы тоже теперь замешаны в этом, Лена. Я думал, у вас больше здравого смысла. Никто не будет убит. Просто вы все будете молчать и делать то, что я вам скажу.

— Что вы скажете! — воскликнула Лена голосом обвинителя. — Вы разработали этот дьявольский план, перед тем как жениться на невинной девочке. Я вижу, что происходит. Вы пытались убить ее, когда она была уже не нужна.

— Это был несчастный случай.

— К счастью для вас, у нее пострадало лицо. Все во Френчли нашли очень странным, что вам удалось выпрыгнуть из машины в самый подходящий момент.

Клайв побледнел. На его лице не было злобного выражения. Изящный светский человек, он застыл на месте.

— Я не могу пропустить самолет. Двигайтесь. Вы, Лена, не единственная, кто очень любопытен. Ганс расскажет вам еще кое о ком…

Он не закончил фразы, так как раздался звонок в дверь.

Клайв запаниковал. Глаза его сверкнули. Он торопливо прошептал:

— Только один звук…

Они едва дышали. Уйдет ли звонивший, наивно полагая, что дома никого нет? Мег молила, чтобы это был Саймон. Пусть он заглянет в окно!

Звонок опять зазвенел громко и настойчиво. Лена пошевелилась. Клайв направил на нее револьвер, и в этот момент услышал голос Ганса.

— Клайв, открой дверь!

Как по волшебству лицо Клайва прояснилось.

— Дурак, почему ты сразу не сказал, что это ты? Что ты прибежал сюда, как испуганный заяц? Я же сказал, чтобы ты уехал…

Дверь открылась, но на пороге стоял не Ганс, а тучная женщина в потрепанном пальто и бесформенной шляпе. Она наклонилась и упала на руки Клайва, посеревшего от ужаса. Тут у него сдали нервы. Он с отвращением отбросил ее.

— Ганс, что за шутки? Ты же знаешь, что эта сумасшедшая старуха мертва.

— Да целых четыре дня, если быть точными, — сказал Саймон, стоявший позади сгорбившегося Ганса. — Ты помог похоронить ее, не так ли, Клайв? Поздно ночью вывел машину и направился к дому Ганса вдоль железной дороги. Надеюсь, что никто из соседей не заметил, как вы ее увозили.

— Ганс, ты предатель! — хрипло сказал Клайв.

Саймон вошел в холл, случайно толкнув манекен, с которого уже слетела самодельная шляпа. Следом за ним — Ганс и двое полицейских.

— Они заставили меня это сделать, Клайв, — скулил Ганс. — Ворвались в мой дом. Увидели картину. Уничтожили труд моей жизни.

— Труд твоей жизни! — истерично закричал Клайв. — А я? Это ты виноват. Тебе было нужно лицо ангела! С другими не было риска. Так нет, — он с ненавистью посмотрел на Мег. — «Это живое лицо ангела, невинные голубые глаза, которые не способны ничего заметить».

— Достаточно! — вмешался Саймон.

Один из полицейских шагнул вперед.

— У меня ордер на ваш арест, мистер Уилтон. Мой долг предупредить вас, что все ваши слова могут быть использованы как свидетельства против вас.

— Клайв! — закричала Луиза и упала на руки Лены.

Она была без сознания и не знала, что муж покинул дом, даже не взглянув на свою юную жену-итальянку.

Оглавление

Обращение к пользователям