Глава 15

Доннер сидел в рулевой рубке десантного судна и смотрел в иллюминатор. Трюм был сделан из листовой стали. Груз состоял из множества каких-то ящиков и грузовика Доннера. Его люди оставались в машине. Через стальные ворота на носу техника могла десантироваться прямо из трюма.

Дул легкий ветер, на море была небольшая рябь. Доннер взглянул на часы. Скоро они достигнут острова. С мостика в рубку спустился молодой лейтенант.

— Пять вправо, — приказал он рулевому.

— Есть пять вправо.

— Так держать!

— Есть так держать!

— Теперь уже скоро, — сказал лейтенант Доннеру, — минут двадцать осталось.

— Могу я угостить вас рюмкой коньяка, когда прибудем на остров? — спросил Доннер.

Лейтенант покачал головой.

— Не получится. Я задержусь там ровно столько, сколько нужно, чтобы высадить вашу группу. Потом пойду дальше, на Сен-Назер. Я везу электронное оборудование для штаба ракетных войск.

— Ну что ж, тогда в другой раз.

Он вышел на мостик, завернувшись в клеенчатый плащ, и стал смотреть в ту сторону, где из моря вырастали серые скалы острова Рок.

Бухта оказалась не очень большая. Баржа подошла к каменному причалу. Две-три утлые лодчонки, вытащенные на берег, лежали вверх дном у кромки воды. У причала покачивался красивый катер, выкрашенный зеленой краской.

Ворота на носу баржи открылись, и грузовик выехал сначала на бетонный пандус, а потом спустился на асфальтовую дорогу. Доннер сошел на берег пешком.

На берегу стоял «лендровер», в котором сидел только один человек — высокий седеющий офицер в шинели с меховым воротником. Увидев Доннера, он вышел из машины.

— Капитан Леклерк?

— Да.

— Давайте сядем в машину. Терпеть не могу этот проклятый дождь. Майор Эспинэ, — представился он. — Я здесь старший. Я отвезу вас на место. Грузовик пусть едет за нами.

Доннер кивнул Ставру и сел в «лендровер». Когда они поехали, он сказал:

— Я заметил в бухте красивый катер. Ваш, я полагаю.

Эспинэ улыбнулся.

— Это моя гордость. Сооружен самим Акербуном. Стальной корпус, двойные ряды заклепок. Делает тридцать пять узлов.

— Превосходно! — восхитился Доннер.

— Помогает убить время в этой проклятой дыре. Да, место здесь не самое лучшее.

— Могу себе представить, — сочувственно заметил Доннер.

По сторонам извилистой дороги, которая вела из гавани в глубь острова, стояли старые каменные коттеджи. Большинство из них уже превратилось в развалины.

— Люди ушли отсюда много лет назад, как и со многих других островов у этого побережья, — сказал Эспинэ. — Здесь не жизнь, а просто существование. Они жили в основном за счет рыбалки и своих огородов, даже банкноту в десять франков не каждый год видели.

Машина поднялась на холм, и Доннер увидел военный городок, маленький, из нескольких уродливых бетонных коробок с плоскими крышами, построенными, однако, прочно, чтобы они смогли выдержать свирепые штормы, налетавшие зимой с Атлантики. Бетонная башня поднималась футов на сорок. Стеклянная кабинка на ее вершине была окружена узеньким балкончиком. На внешней стене виднелась стальная пожарная лестница.

— А это что? Что за башня? — спросил Доннер, хотя прекрасно знал, что это такое.

— Это радиорубка. Когда проходят испытания ракет, мы применяем новый ультракоротковолновый сканнер, поэтому нам нужна высота, — объяснил Эспинэ.

В отдалении Доннер заметил несколько бетонных бункеров.

— А это хранилища для ракет?

— Да. Здесь приходиться держать их под землей. Хотя, кроме океана, вокруг ничего нет, что делает остров отличным полигоном, но погода часто бывает суровая. Два года назад даже пришлось эвакуировать гарнизон на месяц.

— Мне говорили, что половина людей здесь — гражданские?

— Да. Сейчас только восемнадцать военнослужащих. Всего три офицера, поэтому офицерской столовой у нас нет. — Эспинэ свернул на дорогу, ведущую к комплексу. — Знаете, мне кажется, что у вас какой-то странный акцент. Только не обижайтесь, пожалуйста.

— Ну что вы? — рассмеялся Доннер. — Это у меня от матери. Она была австралийка.

Эспинэ тоже засмеялся.

— Все понятно.

Он остановил машину у одного из бетонных домиков. У входа стояли два человека в камуфляжной форме и в беретах. Один был с нашивками сержанта, у другого на погонах блестели капитанские «шпалы». Капитан подошел к ним.

— Пьер Жобер, — представил его Эспинэ. — Мой заместитель.

Жобер, приятный молодой человек с тонкими усиками, протянул Доннеру руку.

— Надеюсь, вам понравится у нас, капитан Леклерк, — галантно произнес Жобер. — Хотя нравиться тут совершенно нечему. Чертова дыра, как вы сами можете видеть. Кофе уже ждет вас, господа.

— Прекрасно! — сказал Эспинэ. — Немного коньяка тоже не помешает. Сержант Девиль! Разместите людей капитана Леклерка.

— Я вернусь через минуту, господа. Я должен сам выдать им кое-какие инструкции. — Доннер слегка поклонился и направился к грузовику.

Офицеры скрылись в доме, а Доннер подошел к Ставру, который ждал возле машины.

— Монтера хорошо связан?

— Да, он в кузове с ребятами. Ведет себя тихо.

— Хорошо. Я выпью с командиром по стаканчику. Когда я войду в дом, сразу берите радиовышку. Потом все остальное, как мы и задумали. Здесь сейчас только восемнадцать военных, остальные гражданские. Меньше, чем я думал.

— Наверное, несколько человек в отпуске, — предположил Ставру.

— Им повезло, — усмехнулся Доннер. Он повернулся и зашагал обратно к домику. Сержант Девиль распахнул перед ним дверь.

Ставру обошел грузовик. Наемник по фамилии Жарро, которого Ставру назначил своим помощником, подал ему из кузова брезентовую сумку. В этот момент к ним подошел сержант Девиль.

— Поехали. Сначала заедем в столовую, потом я всех размещу.

Ставру ударил его коленом в пах. Сержант даже не успел упасть. Его подхватили и втащили в кузов.

— Хорошо, Клод, начали! — сказал Ставру, обращаясь к Жарро.

Жарро и Фуэр, радист, спрыгнули на землю. У каждого была брезентовая сумка. Все трое бросились к башне. Ставру открыл дверь и быстро стал подниматься по лестнице. Наверху ветер дул довольно сильно, и, когда Ставру вышел на балкон, ему пришлось ухватиться свободной рукой за перила. Сверху бухта обозревалась отлично, но море за ней и большую часть острова скрывал туман.

Жарро и Фуэр тоже выбрались на балкон и заглянули сквозь бронированное стекло в радиорубку. Там трое радистов и два техника-сержанта сидели за большим столом в центре. Они изумленно уставились на троих незнакомых людей, которые открыли дверь и бесцеремонно вошли в рубку. Ставру поставил сумку на стол, между сержантами, сбросив на пол какие-то бумаги.

— Привет, ребята! — Он открыл сумку и достал оттуда автомат «шмайссер». — Такие вот игрушки были на вооружении у эсэсовцев во время второй мировой войны. До сих пор работает неплохо, поэтому не советую спорить.

Один из сержантов вскочил и схватился за кобуру на поясе, но Жарро, выхватив из своей сумки автомат АК, ударил его прикладом в висок. Тот со стоном рухнул на пол.

Второй сержант и три радиста подняли руки вверх. Ставру выудил из своей сумки несколько наручников и бросил на стол.

— Вот эти штуки применяются во французских военных тюрьмах. Хорошее качество. — Он явно забавлялся ситуацией. — Нам они достались по дешевке. Ладно, Клод, тебе выпала честь сковать их.

Через пару минут четверо пленников со скованными за спиной руками лежали на полу рядом с бесчувственным сержантом. Фуэр уже осматривал радиостанции.

— Проблемы есть? — поинтересовался Ставру.

Фуэр покачал головой.

— В основном стандартное армейское оборудование.

— Хорошо. Ты знаешь, что делать. Свяжись с траулером и скажи, что они могут идти сюда. И пусть сообщат мне расчетное время прибытия.

— Ладно. — Фуэр сел за рацию.

Ставру повернулся к Жарро.

— Мосье Доннер сказал, что здесь всего восемнадцать военных. Минус пять — итого остается одиннадцать. — Он ухмыльнулся. — Пойдем теперь навестим казарму, Клод. Иди первый.

* * *

Доннер стоял у окна кабинета майора Эспинэ с рюмкой коньяка в руке. Он увидел, как из башни вышли двое и направились к грузовику. Ставру сел за руль, а Клод вскочил на подножку. Грузовик тронулся.

— Когда начнем работать, майор? — спросил Доннер.

— Куда спешить? Сначала освойтесь. Здесь у нас времени достаточно.

— Вы ошибаетесь, майор, времени у меня не очень много. — Доннер достал из кармана «вальтер» с глушителем.

Эспинэ медленно встал из-за стола. Его брови поползли вверх.

— Это что еще такое, черт побери?

— Все очень просто, — объяснил Доннер. — Я принимаю командование на себя.

— Вы с ума сошли! — Эспинэ повернулся к Жоберу. — Пьер, позвоните в караулку.

Доннер выстрелил майору в затылок, убив на месте. Все произошло так внезапно, что Жобер не успел даже пошевелиться.

— Кто вы такой? — прошептал он.

— Угадайте, — ответил Доннер. — Достаточно сказать, что моя страна находится в состоянии войны и нам нужны «Экзосеты». Скоро сюда придет корабль, и мы заберем их столько, сколько сможем погрузить, и вы нам поможете.

— Черта с два! — отрезал Жобер, приходя немного в себя.

— А ведь сначала вы показались мне таким галантным, — укоризненно произнес Доннер и приставил пистолет к его лбу. — Будете делать в точности то, что я вам скажу, иначе я построю всех ваших людей и расстреляю каждого третьего.

Жобер понял, что именно так он и сделает. Его плечи опустились, голова поникла.

Доннер налил себе еще коньяка.

— Выше нос, дружище, — сказал он. — В конце концов вас могла бы постигнуть участь Эспинэ. Вы могли бы умереть, а вы живы. А теперь идем, да поживее!

Они вышли и направились к одному из домов, возле которого стоял грузовик. Ставру и Жарро появились из другого дома, слева, а еще трое наемников вышли из дома напротив.

— Пятеро в радиорубке, шестеро в казарме и два капрала в том доме напротив, — доложил Ставру. — Все в наручниках.

— Значит, где-то остались еще трое, — подсчитал Доннер. — Где они, капитан? — спросил он Жобера.

Жобер заколебался, но только на одно мгновение.

— Они дежурят в хранилище ракет.

— Хорошо. Теперь — гражданские. Их всего двадцать человек, правильно?

— Правильно, — хмуро ответил Жобер.

— Сколько из них сейчас в хранилище?

— Наверное, пятеро. Они работают по сменам. Остальные обедают или отдыхают.

— Замечательно. Будьте добры, проводите нас. А представиться мы и сами сумеем.

* * *

Рабьер сидел за кухонным столом, пил коньяк и закусывал хлебом с сыром. Он пил уже довольно долго, а Ванда наблюдала за ним с чердака конюшни, где она зарылась в сено и старалась согреться.

Ей было холодно и хотелось есть, и она приняла решение. Она знала, что Мезон-Блан охраняет только один человек — Рабьер. Ванда открыла люк и спустилась вниз. Теперь она была в конюшне, которую люди Ру приспособили под свою казарму. В стойлах лежали спальные мешки, а на ящиках — остатки еды и даже кое-какое оружие.

Ванда приоткрыла ворота и выглянула наружу. Все еще шел дождь. Она осторожно выскользнула во двор и прокралась к двери в кухню. Габриель, выглядывавшая из окна подвала, увидела ее.

— Ванда! — тихо позвала она. — Иди сюда!

Вильерс моментально вскочил.

— Что там такое?

Ванда опустилась на корточки у окна.

— Все уехали, кроме этого летчика, Рабьера.

— Я знаю, — ответила Габриель. — Спускайся вниз и освободи нас скорее!

Ванда кивнула и поспешила к задней двери, осторожно открыла ее и двинулась по коридору. Дверь кухни была слегка приоткрыта. Ванда остановилась перед ней и заглянула внутрь. Рабьер стоял у стола и открывал новую бутылку коньяка. Ванда на цыпочках пробралась мимо кухни. Дверь в холл слегка скрипнула, несмотря на то что Ванда старалась открыть ее очень аккуратно. В кухне Рабьер застыл с бутылкой коньяка в руке и прислушался, склонив голову набок. Потом вышел в коридор, по-прежнему сжимая в руке бутылку.

Ванда остановилась в холле и тоже прислушалась. В доме стояла тишина. Она стала спускаться по каменным ступеням в погреб. Внизу было темно, и Ванда сначала ничего не видела.

— Габриель, ты где? — шепотом позвала она.

— Здесь, Ванда, мы здесь!

Ванда остановилась у двери, вглядываясь через прутья решетки. Ее глаза привыкли к темноте, кроме того, сюда проникал свет сквозь маленькое окошко под потолком погреба. Она разглядела Габриель и Вильерса. Дверь была закрыта двумя засовами, плотно сидящими в ржавых скобах. Верхний открылся без особого труда, но нижний застрял, и Ванда никак не могла сдвинуть его с места. Она стала на колени и уцепилась за засов двумя руками, изо всех сил стараясь его отодвинуть. Внезапно кто-то схватил ее за волосы и поднял на ноги. Ванда чуть не закричала от боли. Запрокинув голову, она увидела над собой ухмыляющуюся физиономию Рабьера.

— Вернулась, крошка? — сказал он. — Кажется, мне надо научить тебя, как себя вести.

Рабьер был сильно пьян. Он сунул горлышко бутылки ей в рот, и Ванда чуть не захлебнулась коньяком. Рабьер рассмеялся, но его глаза оставались жесткими. Ванда заметила в них какой-то маниакальный блеск. Он поставил бутылку на полку позади них.

— А теперь я научу тебя слушаться старших.

Он прижал ее к стене и впился в ее губы. Одной рукой он держал ее за волосы, а другой стал расстегивать блузку на груди.

Габриель вскрикнула. Вильерс оттеснил ее от окошка в двери, просунув руку сквозь решетку, схватил Рабьера за волосы и оттащил его от Ванды.

— Бутылку, Ванда! — скомандовал он. — Хватай бутылку!

Ванда схватила бутылку за горлышко и стукнула пилота по голове. Весь гнев и отчаяние, накопившиеся в ней за годы унижений и оскорблений, выплеснулись в этом ударе. Бутылка разбилась вдребезги. Ванда закричала и ударила его еще раз осколком горлышка в лицо. Рабьер упал. Она отшвырнула его ногой и снова взялась за засов. Ее ярость была так велика, что засов на этот раз открылся без труда. Габриель и Вильерс вышли из своей тюрьмы.

* * *

Когда зазвонил телефон, бригадир Фергюсон только что закончил принимать душ. Выслушав Вильерса, он сказал:

— Хорошо, Тони, оставайся на месте. Теперь им займутся французы. Отличная работа!

Он бросил трубку и выбежал в гостиную, завернувшись в полотенце.

— Гарри, ты где, черт тебя побери?

Из кабинета выскочил Фокс.

— Вы меня звали, сэр?

— Только что звонил Тони. Теперь нужно, чтобы и французы немного поработали. Соедини меня с полковником Гийоном в Париже. Немедленно! Дело чрезвычайной срочности!

Он побежал в спальню одеваться.

* * *

Рабьера связали и бросили в чулан. Вильерс вооружился своим «вальтером».

— Полагаю, что бригадир сейчас уже говорит с Парижем.

— Но ведь пройдет еще какое-то время, прежде чем они что-нибудь сделают! — воскликнула Габриель. — А как же Рауль? Тони, ведь они убьют его! Нам надо что-то сделать самим!

— Ты права. — Тони обратился к Леклерку: — Вы сможете повести «Чифтен» на остров Рок и посадить его там, где говорили?

Леклерк улыбнулся.

— Я был бы рад преподнести сюрприз Доннеру. Мы можем взять с собой моих людей.

Вильерс оглядел их, они выглядели более интеллигентно, чем обычные солдаты, двое были в очках.

— Ваши ребята — технический персонал? Электронные волшебники?

— Да, но они и неплохие солдаты, поверьте мне. Вот только оружия нам не хватает.

— В конюшне, где жили наемники Доннера, есть ружья и всякое другое. Я сама видела, — сказала Ванда.

— Тогда вперед! — приказал Леклерк своим людям. — Не будем терять времени. — Он первым вышел из комнаты.

Габриель взяла Вильерса за руку.

— Будь осторожен, Тони, и постарайся не опоздать.

— Постараюсь.

Он вдруг поцеловал ее в лоб. Потом повернулся и пошел к двери.

— Тони! — окликнула она его.

Он обернулся.

— Да?

— Я думаю, ты всегда заслуживал чего-то лучшего.

— Чем ты?

— Нет. — Она смутилась. — Я хотела сказать — ты заслуживал чего-то лучшего, чем то, что ты делаешь. Чем Фергюсон и его темные игры. Может быть, немного радости в жизни. Мне очень жаль, что у нас с тобой ничего не получилось. Прости.

Тони улыбнулся. Ей показалось, что перед ней прежний Тони, такой, как в то первое лето.

— Не надо извиняться. У меня все было — и радость, и печаль. Возможно, будет еще. А моя работа… Она не хуже других.

Он вышел. Через минуту заработал двигатель «пежо», и автомобиль уехал. Мезон-Блан погрузился в тишину.

* * *

Рауль Монтера сидел на стуле в кабинете Эспинэ. Его руки были по-прежнему связаны шарфом. Майор лежал в углу, накрытый одеялом. Доннер достал из шкафа бутылку шампанского.

— Черт возьми, он неплохо здесь устроился! Прекрасное шампанское. Урожай шестьдесят первого года. Год был исключительный! Жалко, что у нас нет времени охладить его. Но ведь нельзя же получить все сразу в этой жизни! — Он открыл бутылку и засмеялся, глядя, как пенится вино. — Выпьете со мной стаканчик?

— Вы прекрасно знаете, что я не пью шампанского, — спокойно ответил Монтера.

— Ну, как хотите. А я пью. — Доннер пожал плечами и выглянул в окно. — Операция прошла весьма успешно. Прекрасная организация, что вы на это скажете, полковник?

— Я слышал выстрелы.

— Да, постреляли, но совсем немного. Двое часовых в хранилище истратили зря несколько патронов, но мои ребята быстро их уложили. Это даже к лучшему. Когда мы оставим вас там с пулей в черепе, из их оружия, разумеется, все будет выглядеть очень естественно.

Дверь открылась, и появился Ставру.

— С траулером связались? — спросил Доннер.

— Да, он появится здесь через тридцать пять минут.

— Все остальное под контролем?

— Мы заперли всех, кроме десяти гражданских, которые грузят «Экзосеты» в машины. Их тоже охраняют.

— Отлично! Возвращайся туда и скажи, чтобы пошевеливались. Мы с полковником присоединимся через несколько минут. Я думаю, полковнику будет интересно.

Ставру вышел. Доннер опять наполнил стакан и издевательски поднял его, как бы собираясь выпить за здоровье Монтеры.

— Теперь уже недолго, старина.

* * *

Из пилотской кабины «Чифтена» Вильерс увидел, как на горизонте появились скалы острова Рок. Серые глыбы под низко висящими облаками. Северная часть острова терялась в тумане. Они летели на высоте трехсот футов над морем. Леклерк уверенно держал штурвал, внизу пенились белые барашки волн.

— Ветер не помешает нам сесть? — спросил Вильерс.

— Ветер не помешает, — ответил Леклерк. — Но внизу, за скалами, возможно, будут завихрения воздуха. Ничего, сядем.

Остров притаился, как огромный серый зверь, поджидающий их. На одном конце он поднимался футов до трехсот, постепенно понижаясь к гавани.

— Имейте в виду — они узнают, что мы летим, — предупредил Леклерк. — Мы не сможем сесть незамеченными.

— Я понимаю, — кивнул Вильерс. — Тут уж ничего не поделаешь. Поэтому можем пролететь прямо над островом и посмотреть, что у них там делается. Немного паники среди них нам не помешает.

«Чифтен» пошел прямо на утесы. Туман расступился перед ним. Впереди открылся дикий фантастический ландшафт: высоко громоздились мрачные скалы, между ними зияли бездонные расщелины. Все было зловеще серого цвета, только лишь кое-где виднелись зеленые заплатки мха или травы. Леклерк потянул штурвал на себя, и самолет перевалил через хребет. Они увидели бетонные коробки испытательного комплекса всего футах в ста под собой.

* * *

Доннер и Рауль Монтера шли по улице городка к хранилищу ракет. Услышав звук мотора, Доннер тревожно взглянул на небо и подтолкнул Монтеру к туннелю, ведущему к хранилищу. Леклерк опустил самолет ниже, до пятидесяти футов, повернул и направился к морю.

Ставру наблюдал за самолетом, стоя у входа в туннель. Когда Доннер и Монтера оказались рядом с ним, он сказал:

— Ничего не понимаю. Это же наш самолет! Что происходит, черт возьми?

— Это Вильерс, ты, кретин! — рявкнул Доннер. — Кто же еще! Черт его знает, как он выбрался!

«Чифтен» достиг края острова и скрылся за скалами.

— Что они делают? — удивился Ставру. — Здесь же негде сесть!

— Есть одно место, — сказал Доннер. — Во время отлива за теми утесами открывается полоса, достаточная для такого самолета. В прошлом году французские летчики доказали, что там возможны и взлет, и посадка. Полосу быстро заливает прилив, поэтому она практически не применяется, вот и все.

— Так что будем делать? — спросил Ставру. — Если это Вильерс, то он, наверное, уже связался с французскими властями. Не успеем оглянуться, как здесь появятся парашютисты.

— Посмотрим, как у нас там дела, — Доннер кивнул в глубину хранилища.

Подталкивая Монтеру впереди себя, они спустились по туннелю в большую бетонную пещеру, ярко освещенную люминесцентными лампами. Четыре грузовика, сконструированных специально для перевозки «Экзосетов», стояли в ряд, один возле другого. Гражданские специалисты в комбинезонах с надписями «Аэроспасьяль» с помощью гидравлических подъемников грузили на них ракеты. За ними наблюдали вооруженные наемники.

Жарро был старшим, и Доннер спросил у него:

— Когда закончите?

— Трудно сказать. Если все пройдет нормально — минут через двадцать можем ехать в гавань.

Доннер повернулся к Ставру.

— Я останусь здесь. Ты бери людей и двигай на те утесы. Если они попытаются прорваться — останови их. Дай нам время.

— Это я гарантирую, — заверил Ставру. Он кивнул Жарро. — Идем, Клод. Есть работенка.

Они побежали к выходу из туннеля. Доннер достал сигарету и закурил.

— Вильерс, — пробормотал он. — Кто бы мог подумать! — Вдруг он расхохотался, почти добродушно. — Вот сукин сын! Да он почти ничем не хуже меня самого! Молодец!

— Так что вы там говорили? Прекрасная организация? — напомнил Монтера.

— Все мы рано или поздно делаем ошибки, — философски заметил Доннер. — От небольших просчетов никто не застрахован.

— Так что теперь будет?

— Подождем, посмотрим, старина. Но ждать лучше в кабинете Эспинэ, в комфорте. Там еще осталось шампанское, жаль, если пропадет, хотя оно и не охлажденное.

* * *

Леклерк снизил «Чифтен», готовясь зайти на посадку. Как он и предполагал, на малой высоте началась сильная болтанка, но он сделал небольшой круг и опустился еще ниже, так что колеса почти касались гребешков волн. Леклерк включил форсаж, и самолет побежал по твердому песку, разбрызгивая воду. Леклерк вырулил к самому концу полосы, развернул машину и выключил двигатели.

— Прилив начинается, — сказал он Вильерсу. — Возможно, через час уже не хватит места для взлета.

— Неважно, — ответил Вильерс. — В конце концов, это не наш самолет.

Он достал из кармана «вальтер», проверил его и положил обратно. Люди Леклерка выпрыгнули из самолета по одному. Каждый держал оружие, которое они захватили из Мезон-Блане. Вильерс выбрал себе «армалайт» и бросил в карман гранату.

Когда все выбрались из «Чифтена», Тони собрал их вокруг себя полукругом.

— Кому-нибудь из вас приходилось бывать в бою? — спросил он.

Леклерк указал на высокого молодого парня с короткой стрижкой и в очках в стальной оправе.

— Сержант Альбри служил в Иностранном легионе и был в Чаде два года назад. Ему не раз приходилось находиться под огнем. Что касается… — Он пожал плечами.

— Ну, ладно, времени нет, поэтому я скажу вам только одно, что считаю самым важным в наших обстоятельствах. Никакой бойскаутской этики, вроде честных поединков и тому подобного. Стреляйте им в спину, если представиться возможность, добивайте раненых, потому что именно так эти ублюдки поступят и с вами. А теперь — идем!

Он побежал впереди к подножию утесов. Они казались неприступными с моря, но при ближайшем рассмотрении в них обнаружилась расщелина, по дну которой бежал ручей. Видимо, это был самый легкий путь в глубь острова.

Через десять минут они оказались на вершине хребта и начали спускаться вниз, петляя между валунами и обломками скал. Сгущался туман. Вильерс услышал где-то внизу голоса и поднял руку, предупреждая Леклерка и остальных, чтобы они сохраняли тишину.

Вскоре они подошли к большому оврагу. Внизу по склону карабкался Жарро, за ним еще трое людей. Вильерс заметил Ставру, который шел последним, чуть отстав. Перед глазами Тони появилось лицо Джексона, обожженное зажигалкой. Он ясно вспомнил мертвое тело, привязанное к стулу в маленьком бунгало недалеко от Ланей.

Вильерс выхватил из кармана гранату и зубами сдернул кольцо. Один-единственный раз ярость взяла верх над его обычным ледяным спокойствием.

— Ставру, ублюдок! — закричал он. — Вот тебе подарочек от Харви Джексона!

Он бросил гранату в овраг.

Услышав Вильерса, Ставру насторожился. Инстинкты, выработанные годами, сработали моментально. Он повернулся и нырнул вперед головой вниз по склону, перекатился несколько раз и через секунду уже исчез среди камней. Его приятели оказались не столь расторопны. Раздался взрыв, вслед за ним — душераздирающие вопли. Держа «армалайт» наготове, Вильерс заглянул в овраг. Он напоминал мясную лавку. Жарро и трое его людей лежали на дне, все в крови. Вильерс заметил ужас на лице молодого французского солдата, который подошел ближе и тоже заглянул в овраг. Один из людей Жарро попытался уползти, но Тони вскинул автомат и пристрелил его длинной очередью.

Леклерк схватил Вильерса за плечо.

— Боже мой, неужели вам недостаточно…

Он не договорил. Гулко прозвучал одиночный выстрел. Пуля попала Леклерку в голову, прошла насквозь и вышла выше правого уха, отщепив кусок кости. Капитан упал на спину.

Один из сержантов выпустил почти весь магазин в Жарро, стрелявшего в Леклерка.

Наступила тишина. Все молча стояли у края обрыва, глядя вниз, на изуродованные тела и на своего капитана, лежащего у их ног.

— Все, сэр? — спросил кто-то.

Вильерс медленно покачал головой.

— Нет, там на базе есть еще люди, особенно один, который нам нужен. Феликс Доннер. Жаль вашего капитана. Он был неплохой человек, но на войне вы не сможете выжить, если будете добрыми, гуманными или честными. По крайней мере в наше время. Надеюсь, вы усвоили урок. Не забывайте его, когда придем на базу. Ладно, следите за мной, делайте точно то, что я говорю — и у вас есть шанс жить вечно.

* * *

В кабинете майора Эспинэ Доннер услышал взрыв гранаты, а затем трескотню автоматов. Он подошел к окну со стаканом в руке и увидел Ставру, бежавшего по склону по направлению к комплексу.

— Еще что-то не так? Маленький просчет в организации? — спросил Монтера.

Доннер с улыбкой повернулся к нему, но его глаза были холодными и темными.

— Кажется, вы пользуетесь тем, что у меня такой мягкий характер.

Неожиданно он ударил Монтеру прямо в лицо, в правую скулу. Аргентинец упал навзничь вместе со стулом.

Доннер открыл дверь и вышел. Ставру как раз подбегал ко входу в туннель. Доннер окликнул его. Ставру сразу увидел своего шефа и повернул к офису майора.

— Что случилось? — спросил Доннер.

— Вильерс поймал нас в овраге. С ним с полдюжины людей, не меньше.

— Где Жарро и остальные?

— Он достал их гранатой. Я сам едва ушел. Что будем делать?

Доннер сделал вид, что обдумывает ситуацию, хотя уже принял решение. Все его планы поломались, но по крайней мере одно он знал совершенно точно. Появление Вильерса означало, что вскоре сюда прибудут более мощные силы. До последнего держатся только дураки, а стоявший на берегу «Чифтен» представлял собой более выгодный вариант.

— Беги в радиорубку, Янни, и свяжись с капитаном траулера. Ни в коем случае не говори, что у нас тут происходит, иначе этот сукин сын только хвостом нам махнет. Просто скажи, чтобы шел прямо сюда на максимальной скорости. Потом собери остальных. Я подожду вас в бухте.

— А «Экзосеты»?

— Да черт с ними! Если мы унесем отсюда ноги, можно считать, что нам повезло. Пошел!

Ставру рысью бросился к башне.

— Можете считать меня циником, — сказал Монтера, — но у меня такое впечатление, что вы только что продали нашего друга со всеми потрохами.

— Я не собираюсь брать его с собой, — ответил Доннер и взял бутылку. — Шампанское нужно допить. Зачем ему пропадать зря?

— Но вам некуда податься. Все кончено, неужели вы до сих пор не поняли?

— Всегда есть куда податься, особенно если под рукой самолет и гордость аргентинских военно-воздушных сил в качестве личного пилота.

Он одним глотком допил содержимое стакана и швырнул его о стену.

* * *

Вильерс приказал своим людям оставаться в овраге, а сам выбрался наверх. Он появился как раз вовремя, чтобы увидеть, как Ставру скрылся в башне. Вся база лежала перед ним, как на карте.

Вильерс подозвал к себе сержанта Альбри и указал ему на вход в туннель.

— Вероятно, вы прошли какой-то инструктаж перед тем, как отправляться сюда. Полагаю, вот это и есть хранилище «Экзосетов»?

— Правильно, — ответил Альбри. — А радиорубка на вершине башни.

Справа было одно длинное, низкое бетонное здание, возле которого стояли двое часовых Доннера.

— А это что? — спросил Вильерс.

— Насколько я помню из плана, это хранилище горючего.

Вильерс кивнул.

— Вероятно, они заперли там пленников.

— Траулера не видно, — заметил Альбри, глядя на бухту.

— Сейчас появится. Если Доннер думает, что вся его операция накрылась, ему надо на чем-то бежать. С другой стороны, он может решить, что нужно направить на нас всех русских и принести себя в жертву во имя Родины. В любом случае траулер скоро будет здесь.

— Что станем делать? — спросил Альбри.

— Возьмем башню мы вдвоем. Я думаю, там только тот ублюдок, который только что вошел, Ставру, возможно, еще радист.

Тони обернулся к остальным солдатам.

— Дайте нам с сержантом Альбри пять минут, затем берите базу. Сначала займитесь теми двумя, что охраняют склад горючего, потом блокируйте вход в туннель. Если кто-то из них хотя бы пошевелится, вышибайте ему мозги к чертям! Запомните, что я вам говорил. Не давайте этим сволочам ни одного шанса, потому что они-то вам его не дадут.

* * *

Вильерс и Альбри укрылись за одним из бетонных домиков, не дальше чем в десяти ярдах от башни. Вильерс указал на пожарную лестницу, которая вела на балкон вокруг радиорубки.

Держа в руке «вальтер», он выскочил из своего укрытия, подбежал к башне и стал взбираться наверх. Альбри подождал, пока он поднялся на десять или пятнадцать футов, потом тоже бросился к башне, распахнул дверь и ворвался внутрь.

В этот момент Янни Ставру добрался уже до самого верха винтовой лестницы. Он заметил внизу пестрое пятно камуфляжной формы сержанта. Его реакция была молниеносной. Он выхватил пистолет из кобуры и выстрелил вниз, почти не целясь. Сержант ответил длинной очередью из автомата, но Ставру уже скрылся из виду. Альбри без колебаний кинулся следом за ним.

Вильерс поднялся уже выше половины башни, когда услышал стрельбу внутри. Он замер, держась одной рукой за перекладину лестницы, сжимая в другой «вальтер». Он посмотрел вниз, и все поплыло у него перед глазами. Вернулась прежняя боязнь высоты.

Часовые у склада с горючим услышали выстрелы и заметили на башне Вильерса. Они уже начали поднимать оружие, но тут из-за дома напротив склада появились солдаты Леклерка и уложили обоих наповал.

Радист выскочил из рубки и перевесился через перила, держа в одной руке автомат. Вильерс выстрелил в него из «вальтера». Рефлексы, выработанные годами тренировок, взяли верх, и все страхи исчезли. Радист вскрикнул и пропал из виду. Вильерс стал подниматься дальше.

Доннер выхватил пистолет и подбежал к окну. Он выглянул, но выстрелы, звучавшие совсем рядом, уже стихли.

Монтера негромко рассмеялся.

— Кажется, на этот раз вы немного опоздали, друг мой.

Доннер не удостоил его ответом. Он приоткрыл дверь и осмотрел улицу. Двое охранников у склада с горючим неподвижно лежали на земле, а один из людей Леклерка отпирал ворота. На другом конце улицы опять раздались выстрелы, и он увидел двоих людей, которые что есть духу мчались к гавани.

Он спокойно закрыл дверь, поднял Монтеру со стула и втолкнул его в кухню. Открыв заднюю дверь, он процедил сквозь зубы:

— Давай, шевелись! — и вытолкнул аргентинца из дома.

* * *

Вильерс осторожно поднял голову над краем балкона. Мертвый радист распластался у стены, рядом с ним валялся автомат. Дверь радиорубки распахнулась от ветра, и Тони заглянул внутрь. Там тоже не было никого.

Он вошел в рубку и огляделся. Позади он услышал шорох и резко обернулся, вскинув автомат. В дверях появился Ставру. В руке он держал пистолет. Их взгляды встретились. На лице Ставру отразились все его чувства — ярость, овладевавшая им на какое-то мгновение, уступила место холодному расчету профессионала. Поняв, что его шансы против автомата ничтожно малы, Ставру принял решение. Он медленно и осторожно положил пистолет на пол и оттолкнул его ногой. Заметив, что Вильерс готов нажать на спусковой крючок автомата, он сказал с усмешкой:

— О нет, майор Вильерс, вы этого не сделаете. Это будет совсем не по-английски, верно?

— Ты хочешь сказать, что я джентльмен?

— Что-то вроде этого.

Тони опустил автомат и подошел ближе. Большой рыбацкий нож с костяной рукояткой, который Ставру носил в рукаве уже много лет, соскользнул ему в ладонь. Он большим пальцем нащупал кнопку, раздался щелчок, и лезвие открылось. Рука Ставру взметнулась вверх, к горлу Вильерса.

Тони, который предвидел что-то в этом роде, даже хотел этого, бросил автомат и блокировал удар натренированным движением. Схватив Ставру за кисть, он вывернул ее так, что тот уронил нож и вскрикнул. Вильерс продолжал выворачивать руку с почти садистской жестокостью. Затрещали сухожилия, лопнули мышцы. Ставру ревел от боли, как бык. Не ослабляя своей железной хватки, Вильерс вывел его на балкон и швырнул на перила. Ставру полетел вниз головой с высоты сорок футов. Его последний отчаянный вопль разнесся над островом, и тело тяжело ударилось о бетон.

* * *

В этот самый момент Доннер и Монтера выскочили из задней двери офиса майора Эспинэ. Доннер услышал крик и увидел, как Ставру рухнул на землю у подножья башни. Он поднял голову и увидел на балконе Вильерса, а за его спиной — сержанта Альбри. Сержант поднял автомат, но Доннер подтащил к себе Монтеру и закрылся им, как щитом.

Вильерс удержал руку сержанта.

— Оставь его мне.

Он повернулся и побежал вниз по винтовой лестнице.

Доннер и Монтера спустились в овраг позади городка и вскоре появились на другой его стороне. Они побежали через плато к берегу. Доннер подталкивал аргентинца впереди себя.

— Говорю вам, что бежать уже некуда, — сказал Монтера.

— Есть куда! Вам придется вывезти нас отсюда, полковник!

Они достигли края гряды утесов. «Чифтен» стоял внизу, ясно в видимый, несмотря на туман. Он казался каким-то чужеродным в этой дикой местности.

У самолета не было никого, но море уже съело больше половины той полосы, на которую он приземлился. Места для разбега оставалось явно недостаточно.

— Вы попались, Доннер. Сами видите — взлететь невозможно.

— Пошел! — злобно выкрикнул Доннер и столкнул аргентинца в расщелину.

Они скатились вниз вместе и оказались на песчаной полосе. Монтера упал на спину, на связанные руки. Доннер рывком поставил его на ноги. Сверху посыпался каскад мелких камней. Доннер наугад выстрелил туда, схватил Монтеру за воротник и потащил к самолету.

Через несколько секунд они были возле «Чифтена». Доннер сунул ствол пистолета под подбородок Монтере, вытащил нож и разрезал шарф, которым были связаны его руки. Потом отступил на шаг назад.

— Давай, лезь в кабину, живо!

Лицо Монтеры оставалось спокойным, но глаза смотрели насмешливо. Доннер обернулся и увидел Тони, который очень быстро приближался к ним. Он остановился шагах в тридцати. В руке у него был «вальтер».

— Ладно, Доннер, хватит! Отпусти его! — скомандовал Вильерс.

Доннер искоса взглянул на аргентинца и вздохнул.

— Как я и говорил, от ошибок никто не застрахован!

— Не пытайтесь ничего сделать, — посоветовал Монтера. — Против него у вас нет никаких шансов.

— Может, ты и прав, — ответил Доннер, — но я уже устал бегать, старина.

Он вдруг резко обернулся, вскинув пистолет. Вильерс выстрелил три раза подряд, опередив его. Первая пуля попала Доннеру в плечо, развернув его на месте, остальные две угодили в спину, перебив позвоночник. Доннер упал на песок лицом вниз, и на него набежала волна поднимающегося прилива.

— Прекрасная организация, — пробормотал Монтера, глядя на поверженного противника.

— Что? — не понял Вильерс.

— Да так, ничего особенного. Как Габриель?

— С ней все в порядке. Ждет в Мезон-Блане. Нам повезло — Ванда Джонс нас освободила, остальное мы сделали сами.

— Кто управлял самолетом?

— Французский капитан, Леклерк.

Они услышали отдаленный рокот моторов. Монтера указал на три вертолета, которые показались вдали, выстроившись один за другим.

— Кто это?

— Если не ошибаюсь, французы, как всегда, поздновато. Наверное, парашютисты. Как ты считаешь, мы еще сможем улететь отсюда?

Монтера огляделся.

— Не хватит места для разбега. Сам видишь, площадку уже водой залило. А почему ты спросил?

— Думаю, что было бы неплохо смотаться. Когда парашютисты появятся здесь, начнется разборка, а мне ни к чему в ней участвовать. Я французам ничего не должен. Они продавали вам «Экзосеты», которые потопили «Шеффилд», «Ковентри» и «Атлантик Конвейор».

— Но они продавали их и вам, друг мой.

— Верно. Тем более не хочу с ними встречаться. Ладно, мы летим или нет? В конце концов, два раза не умирать.

— Хорошо, — согласился Монтера. — Попробуем.

Он забрался в самолет и сел в пилотское кресло.

Вильерс устроился рядом с ним. Заработали моторы, заглушив все остальные звуки.

— Получится, как ты думаешь? — крикнул Вильерс.

Монтера не ответил. На его лице застыла странная улыбка. Он вырулил против ветра и дал полный газ. «Чифтен» задрожал и рванулся вперед. Монтера направил его по диагонали, чтобы максимально использовать еще не залитое водой пространство. В туче брызг самолет оторвался от земли, слегка наклонив одно крыло. Монтера потянул на себя колонку управления, и они стали быстро набирать высоту.

* * *

Прошло часа два с тех пор, как Вильерс улетел на остров Рок. Габриель, измученная ожиданием, не могла больше оставаться в доме. Они с Вандой отправились на аэродром. Дождь все еще шел, поэтому они укрылись в старом ангаре.

— Что ты будешь делать, когда все кончится? — спросила Габриель.

— Не знаю, — пожала плечами Ванда. — Когда Феликс меня подобрал, я была просто уличной девкой. Все как во сне. Из грязи — в роскошь, вот так. Наверное, пришло время проснуться. Хотя он, конечно, скотина. Я его очень боялась.

— Почему же ты не ушла от него раньше?

— Потому что еще больше я боялась снова оказаться на улице.

— А сейчас?

— Не знаю. Кажется, сейчас начинается самое интересное.

— Я вот что думаю, — сказала Габриель. — У меня есть друзья, которые работают в журналах. По-моему, у тебя очень фотогеничная внешность. Я уверена, что мы что-то придумаем.

— Ванда Джонс на развороте журнала «Вог»? — усмехнулась Ванда. — Знаешь, неплохая идея.

Издалека донесся шум моторов. Вскоре с запада появился «Чифтен», идущий на малой высоте. Он развернулся по ветру и зашел на посадку.

— А вдруг это не они? — спросила Ванда. — Что, если им не удалось ничего сделать? Ведь это может оказаться и Феликс.

Габриель удивленно обернулась к ней.

— Неужели ты думаешь, что такой человек, как Доннер, может справиться с Тони Вильерсом? — Она рассмеялась. — Господи, Ванда, тебе предстоит еще многое узнать!

Она побежала к самолету, который катился по посадочной полосе.

«Чифтен» остановился, по Монтера не стал глушить двигатели. Он молча сидел, глядя прямо перед собой в лобовое стекло. Вильерс тоже не торопился выходить.

— Слушай, ты не мог бы побыстрее? — спросил Рауль. — Я хочу убраться отсюда.

— А ты разве не останешься?

— Не вижу причин оставаться.

— Как не видишь? Причина стоит прямо возле нашего правого крыла.

Монтера отодвинул боковое стекло и выглянул. Габриель смеялась счастливым смехом и махала ему рукой. Он обернулся и посмотрел на Вильерса.

— Пожалуйста, Тони.

В первый раз Монтера назвал его по имени, и в его голосе была мольба.

— О’кей, я лечу с тобой, — быстро ответил Вильерс. — Куда теперь?

— Туда, откуда мы начали. В Бри-Ком-Робер.

— А потом?

— Сегодня ночью есть рейс «Эр Франс» на Буэнос-Айрес. Надеюсь, что я еще успею на него.

Он начал разворачивать «Чифтен», постепенно увеличивая скорость. Габриель уже не смеялась. Она закричала от горя и отчаяния, но ее крик утонул в реве моторов. Самолет побежал по полосе, оставив позади ее маленькую фигурку.

* * *

В аэропорту Шарля де Голля в этот час было немного народу. Тони Вильерс стоял возле книжного киоска, недалеко от международного сектора. Монтера проходил таможенный контроль. Закончив все формальности, он закурил сигарету. Он был очень элегантен, несмотря на потертые джинсы и старую кожаную куртку.

— Черт побери, — пробормотал сам себе Вильерс, — а ведь он мне нравится. Ну как, все в порядке? — спросил он, когда Монтера подошел ближе.

— Придется сделать пересадку в Рио. Они не летают в Буэнос-Айрес, не хотят рисковать. Ладно, ничего. Даже так я буду дома через семнадцать или восемнадцать часов.

— А потом что? Вернешься в Рио-Гальетес, в свою эскадрилью?

— А ты как думаешь?

— Ну, ты прямо блаженный, какой-то! Вы проиграли войну, Рауль. Все кончилось. Ты же видел сегодняшние газеты! Наши войска продвигаются. Коммандос идут через Восточный Фолкленд к Стэнли. Все говорили, что этого сделать невозможно, но они это делают. Единственное, что стоит между английской армией и победой — тысяч девять или десять ваших солдат, которые окопались вокруг Стэнли, да еще то, что осталось от ваших ВВС.

— Вот именно. Пока я игрался тут с вами, моих ребят сбивали в небе над Южной Атлантикой.

— Хочешь, чтобы тебя тоже сбили? — Вильерс неожиданно для себя разозлился. — Ну да, я понимаю, — едко заметил он. — Дело чести!

— Да, что-то в этом роде.

— А как же Габриель? Она ведь любит тебя, ты и сам знаешь. Я тебе это точно говорю, в таких делах я спец. Может быть, не совсем удавшийся спец, но тут я не ошибаюсь. На меня она никогда не смотрела так, как на тебя. Я никогда не видел, чтобы она улыбалась так, как она улыбается тебе.

— Между нами все кончено, ничего не осталось.

— Да как же ты понять не можешь! — воскликнул Вильерс. — Ее просто заманили в ловушку, она же ничего не могла сделать. У Фергюсона были все козыри на руках.

Монтера грустно улыбнулся.

— Я все отлично понимаю, но ты забыл о ее брате, Тони. Он всегда будет стоять между нами, и тут уж ничего не поделаешь.

Объявили посадку на его рейс. Он бросил сигарету и затоптал ногой.

— Вот так-то.

Он протянул руку, и Вильерс крепко пожал ее.

— Желаю удачи. Боюсь, что она тебе понадобится.

— Если все произойдет быстро, то не так уж страшно. — Монтера пошел к выходу, но на полпути обернулся. — Сделай для нее все, что можешь, Тони.

Он ушел.

Вильерс отправился в бар, сел в углу и заказал кофе с коньяком. Он чувствовал себя неспокойно. Черт бы побрал этого Монтеру! Напрасно Тони убеждал себя, что Рауль — враг, он не мог думать о нем как о враге. Он заказал еще один коньяк, потом вышел из бара, нашел международный телефон-автомат и набрал номер квартиры на Кавендиш-сквер.

— Если не ошибаюсь, ты звонишь из аэропорта Шарля де Голля? — сказал Фергюсон. — Ну как, проводил Монтеру?

— Откуда вы, черт побери, все знаете? — удивился Тони.

— Пьер Гийон и Пятый отдел СДЕСЕ следят за вами с того самого момента, как вы приземлились в Бри-Ком-Робере.

— Тогда почему же они отпустили его?

— Потому, что единственное место, где он еще нужен — это Аргентина. Французы решили замять это дело. Ничего не было, ты меня понял?

— Конечно, сэр, — ответил Тони. — Просто еще один из кошмарных снов, которые снятся мне регулярно.

— Я полагаю, он опять намерен стать героем?

— Да, сэр, что-то вроде этого.

— Ну ладно, теперь это не наша забота. Осталось еще одно очень важное дело, и я хотел бы, чтобы ты его уладил для меня, Тони. Оно касается Габриель. По моим сведениям, она сегодня же вернется в Париж.

— Что за дело, сэр?

— Видишь ли, Тони, в самый разгар событий она чуть было не сломалась. Хотела выйти из игры и все такое. Помнишь?

— Помню, и что? — От нехорошего предчувствия у Тони все похолодело внутри. Он ощутил неприятную пустоту в желудке.

— Мне понадобилось придумать что-то такое, чтобы она взяла себя в руки, поэтому я сказал ей, что ее брат, Ричард, пропал без вести, вероятно, погиб.

— Вы хотите сказать, что это не так, сэр?

— По моим последним сведениям, он прекрасно себя чувствует, жив и здоров. Конечно же, все еще летает, с риском для жизни…

— Подлая тварь! — Вильерс длинно и грязно выругался и с треском повесил трубку на рычаг.

Он выскочил из будки и помчался к международному сектору. Внезапно он остановился. Нет, поздно. Слишком поздно. Монтера уже улетел. Он повернулся и устало побрел к выходу, думая, как он сможет объяснить все это Габриель.

Оглавление

Обращение к пользователям