Глава 17

В Лондоне было чудесное утро начала зимы. Ветви деревьев в Сент-Джеймсском парке, подернутые морозом, серебрились в лучах яркого солнца. Тони Вильерс ехал в такси по Пэлл-Мэллу к Букингемскому дворцу.

Он был в форме своего полка. Красно-синяя парадная фуражка сверкала золотым галуном, ремни блестели, орденские планки и нашивки аккуратными рядами украшали левую сторону груди.

— Какой день сегодня, а, командир? — с энтузиазмом сказал таксист. — Тоже были там, на Фолклендах?

— Был, — ответил Вильерс.

— Интересно, командир. Я и не знал, что гренадеры тоже там воевали.

— Только некоторые.

Шофер улыбнулся в зеркальце.

— Всыпали мы им перцу, а?

— Всыпали, — согласился Вильерс.

Они объехали вокруг памятника королевы Виктории и подкатили к главным воротам, где разрешалось останавливаться такси. Вильерс вышел и достал бумажник.

— Не надо ничего, командир. Сегодня — бесплатно.

Таксист еще раз улыбнулся и уехал.

Вильерс направился к главному входу во дворец. Вокруг собралось много народу. Здесь были представители всех родов войск, многие вместе со своими родными и близкими. На женщинах красовались новые шляпки, купленные специально для такого случая.

Во дворце царил дух оживления и радости. Все поднимались по лестнице, устланной красными ковровыми дорожками, в картинную галерею. Большой зал был уставлен рядами стульев, обращенных в сторону небольшого возвышения, где сядет королева.

Военный оркестр играл легкую музыку, в зале стоял гул приглушенных голосов. Люди рассаживались по местам. Каждый, кому предстояло получить сегодня награду, мог привести с собой двух гостей, обычно членов своей семьи. Только Вильерсу некого было приглашать.

Он сел на предназначенный для него стул и принялся рассматривать мраморные статуи, картины на стенах и окружавшую его толпу.

Разговоры вдруг смолкли, оркестр заиграл «Боже, храни королеву», и в зал вышла Елизавета Вторая.

* * *

Награды выдавались в определенном порядке, сначала военно-морскому флоту, как главному виду вооруженных сил Великобритании, потом представителям сухопутных войск, потом — летчикам. Услышав свое имя, каждый выходил вперед, чтобы получить награду из рук королевы. Для любого у нее находилось несколько слов. Вильерса представили к ордену «За боевые заслуги». Когда пришел его черед и он приблизился к королеве, она сказала:

— О ваших заслугах в газетах не напишут, и немногие знают о них, не так ли, полковник Вильерс?

— Майор, мэм.

Королева улыбнулась.

— Вы, верно, не видели еще сегодняшнего номера «Армейского листка»?

Вильерс поклонился и отошел, а его место уже занял другой офицер.

Он спустился по ступеням дворца, остановился, открыл коробку и еще раз посмотрел на орден. Потом закрыл коробку, сунул ее в карман и направился к главным воротам. Дежурный констебль отдал ему честь. Тони двинулся через толпу туристов, которых здесь всегда было много, а сегодня — особенно. То и дело щелкали фотоаппараты, но он не обращал на них внимания. Пройдя через площадь, он остановился в нерешительности, потом пошел к Сент-Джеймсскому парку.

Закуривая на ходу сигарету, он заметил черный «бентли», который быстро приближался и затормозил в нескольких шагах от него. За рулем сидел Гарри Фокс.

Задняя дверь открылась, и из машины высунулся Фергюсон.

— Прекрасно выглядишь, Тони. Большой день сегодня.

— Пожалуй, что да.

— Я слышал, Габриель вышла замуж за своего полковника в Буэнос-Айресе в прошлом месяце.

— Я знаю, — сказал Вильерс. — Она мне написала.

Фергюсон кивнул.

— Слышал о своем повышении?

— Да.

— Хорошо. Садись в машину.

— Зачем?

— Дорогой мой Тони, как ты думаешь, кто добился твоего повышения? Конечно же, я, и не в виде подарка на день рождения, а потому, что это отвечает моим целям. Кстати замечу, что в твоем полку будут не очень довольны.

— Вы хотите сказать, что у вас есть для меня работа?

— Есть. Ну, давай, садись. У меня не очень много времени. В два часа я должен быть в Министерстве обороны.

Вильерс едва не повиновался по привычке, но вспомнил слова Габриель в Мезон-Блане: «Я думаю, что ты заслуживаешь чего-то лучшего, чем Фергюсон и его темные игры. Может быть, немного радости в жизни». Да, именно так она и сказала.

Он захлопнул дверцу автомобиля. Фергюсон изумленно уставился на него через окно.

— Что это ты затеял, Тони? Ты куда?

— Пойду, погуляю в парке.

Через несколько минут его фигура скрылась за деревьями.

Гарри Фокс даже не пытался скрыть своего удовольствия.

— Похоже, что вы потеряли его, сэр.

— Ерунда, — ответил Фергюсон. — Он вернется. Поехали, Гарри.

Он откинулся на спинку сиденья, достал из портфеля папку и принялся листать какие-то бумаги. Черный «бентли» влился в уличный поток.

Оглавление
Обращение к пользователям