10

Тяжелый стук в дверь поднял их довольно рано, по ощущениям Андрея было часов восемь утра.

Несмотря на вчерашнее плачевное состояние, он первым успел к двери. Чувствовал он себя, как ни странно, довольно хорошо. Проснулся минут десять назад и до этого момента просто лежал в кровати, анализируя события прошедших дней.

Открыв дверь, парень увидел на пороге улыбающуюся физиономию Славки:

— Здорово, гости дорогие. Как спалось?

— Спасибо, замечательно!

— Умывайтесь, вас княгиня видеть хочет. И оружие свое прихватите, уж больно интересное оно у вас!

Закончив, Славка посторонился, пропуская двух юнцов с бадьей, наполненной холодной водой. Третий шел следом, таща пустой таз и ковш.

— Подъем, славяне! Княгиня видеть желает! — крикнул Андрей, будя остальных, и направился к собственной кровати.

«Итак, пришло время серьезного разговора», — подумал Андрей, вынимая оставшиеся патроны из-под подушки.

— Сашка, автомат бери и все магазины!

Туристы быстро умылись и уже через пять минут вышли в коридор, готовые следовать за Славкой.

— Ох ты ж! — выдохнул Сашка.

И было от чего! В коридоре их ждали Ксюша с Ларисой Николаевной.

Лариса Николаевна преобразилась, теперь перед ними стояла уже не та замухрышка неопределенного возраста, а немолодая, но все еще очень привлекательная женщина.

Ксению Андрей сначала вообще не узнал. Она, как и Лариса Николаевна, была облачена в сарафан, слегка вьющиеся волосы были собраны в высокую прическу, открывая белую изящную шею, и лишь на лицо спадал одинокий локон. Неестественная для двадцать первого века одежда идеально сидела на девушке, придавая ее образу сказочную экзотику. Умело использованная косметика придавала выразительность и без того привлекательным чертам лица девушки. Пораженный ее красотой, Андрей с трудом выдавил из себя:

— Здравствуй!

— «Здравствуй», и это все? А как насчет что-нибудь сострить?

— Косметика-то откуда? — спросил смутившийся парень.

— Ларисе Николаевне удалось спрятать! Она, между прочим, много чего полезного сохранила.

— Только не подсказывай, я сам догадаюсь: неужели рулон туалетной бумаги?! — взяв реванш за секундное замешательство, бросил Андрей.

— Вот женщины, а!? — ухмыляясь, поддержал друга Сашка. — Я, находясь в лагере, антибиотики старался сберечь, а они — косметику.

Одарив гневным взглядом обоих, Ксюша кинулась на защиту Ларисы Николаевны:

— На самом деле косметика — страшное оружие, тем более в этом времени, когда под давлением церкви макияж практически сошел на нет, и мужской глаз не избалован! Красивая женщина, имеющая дорогую косметику двадцать первого века и умеющая ею пользоваться, оказавшись в этом времени, без особого труда способна пробиться в высшее общество, приблизиться к князю, царю или королю и крутить им по своему усмотрению. Ну и как я тебе? — последняя фраза уже предназначалась Андрею.

— У тебя есть все шансы пробиться, — ушел от прямого ответа Андрей.

— Не дуйся, не собираюсь я пробиваться, — понизив голос, миролюбиво проговорила девушка.

— А раз не собираешься, зачем так нарядились, Ксюш? Тут ведь средневековье, могут и, разрешенья не спросив, в койку потащить.

— С такими мужчинами нам бояться нечего! — Подначивала его девушка или говорила всерьез в своей последней фразе, Андрей так и не понял. А в следующую секунду двери распахнулись, и они вошли в зал для совещаний.

Оглавление