23

Андрей и Ксения сидели на установленной прямо в Волжской башне скамье и увлеченно беседовали. Время их дежурства истекло, но парочка никак не могла наговориться.

Монгольская армия прекратила штурмовать город с приходом темноты.

Во время недавнего штурма молодые люди нашли себе место в обороне. Несмотря на раненую руку, Андрей вооружился арбалетом, и наряду с другими защитниками башни встречал врага стрелами. Ксения же, помимо корректировки, выполняла функции медсестры, оказывая первую помощь получившим ранение.

И лишь недолгие минуты затишья, такие как сейчас, молодые люди с удовольствием посвящали общению друг с другом. Верите — нет, но эти два дня, проведенные среди смерти, разрушений и обстрелов противника, были одними из лучших дней жизни Андрея. Чего можно просить от жизни, если с тобой рядом интересующая тебя, милая сердцу, красивая девушка, которой, если судить по ее поведению, ты также интересен. Ну разве что немного уединения! Что здесь, в башне, что в детинце, рядом с ними постоянно кто-то находился. Вот и сейчас рядом с ними постоянно сновали готовящиеся к обороне дружинники.

— Ксюш, почему они нас просто не вытащат? Ну, произошла авария, провалились мы в прошлое. Да возьмите и выхватите нас сразу же, в следующую секунду. В итоге все счастливы: мы живы, прошлое не искажено!

Островерхий шлем с наносником делал девушку похожей на мальчишку, и поначалу такой «грозный» вид очень веселил Андрея. Вот и сейчас Ксюша повернулась, и шлем в очередной раз съехал ей на глаза. Лишь с трудом парень скрыл улыбку.

— Андрюш, скажи честно: ты читал книжку, что я тебе дала? Там ведь все про это написано! — глядя с усмешкой, спросила девушка, официальное «Андрей» она уже давно сменила на нежное «Андрюша». Поняв риторичность своего вопроса, смягчилась и продолжила: — Не могут они этого сделать, им запрещает печально знаменитая шестая поправка! Они вмешаются, только если уровень нашего влияния на прошлое превысит три балла по шкале Лаврова. Как ты, наверно, «помнишь»: десятибалльная шкала Лаврова — это система оценки внешнего влияния на историю, где один балл — незначительное влияние, десять баллов — катастрофическое влияние.

Баллы от одного до трех определяют незначительные корректировки истории, оказывающие воздействие на людей или события, не оказывающие значимого влияния на мировую историю.

Следует обратить внимание, что любое влияние на разный момент настоящего может классифицироваться по-разному. Так, попав в прошлое, предположим, ты спасаешь жизнь человеку. За свою жизнь спасенный, положим, не оказал никакого существенного влияния на мировую историю. Первоначально, лет через десять после указанных событий, УПВМИ оценит твое влияние на историю как незначительное, присвоив твоему поступку два или три балла по шкале Лаврова. Никаких действий со стороны УПВМИ по ликвидации твоего влияния на прошлое предприниматься не будет (за исключением уголовной ответственности после возвращения из прошлого).

Однако проходит еще двадцать лет, и ребенок спасенного тобой человека становится крупным диктатором, оказывающим огромное влияние на мировую историю. И уже спустя тридцать лет после твоего вмешательства УПВМИ оценит поступок на семь или восемь баллов. В результате в прошлое будет отправлена экспедиция, и твои действия по спасению человека будут пресечены.

— А для того, чтобы превысить этот уровень, какой поступок мы должны совершить?

— Который приведет к существенному изменению в будущем.

Андрей ненадолго задумался, а потом заговорил:

— Только что у меня созрел план, который может нас вытащить из этой задницы. Я им с удовольствием с тобой поделюсь, но ты мне должна пообещать, что после того как мы выберемся отсюда, сходить со мной на свидание, сразу по возврату в наше время. Договорились?

— А здесь у нас с тобой чем не свидание?

— Какое же это свидание? Свидание — это когда ты, я, медленная музыка, бутылка дорогого французского вина и больше никого!

— Осталось только вернуться! — погрустнела девушка.

— Мы обязательно вернемся! Да и чего тебе переживать? Это у меня впереди яростные немецкие атаки, окружение и голод, круглосуточные бомбардировки и артиллерийские обстрелы! А у тебя этот эпизод последний. Все будет нормально, Ксюш. Ну так что, на свидание пойдешь?

— Не сгущай краски. Я помню, где начнется твой последний эпизод. И хоть это прифронтовая зона, избежать всех опасностей можно, просто укрывшись в лесу. Если никуда не лезть, спокойно отсидишься. А насчет свидания — обязательно пойду. Ты только возвращайся… И план может все-таки расскажешь?

— Уничтожение исторической личности будет достаточным основанием для вмешательства УПВМИ?

— Да, если эта историческая личность еще не совершила значимые для истории поступки, которые должна совершить при естественном ходе истории.

— Абстрагируемся, забудем личные симпатии и антипатии. Вокруг нас полно исторических личностей, например, семья князя или воевода. Но их убийство, как я понимаю, не окажет никакого влияния на ход истории. Эти люди и так погибнут через несколько дней. Именно поэтому спасение нами воеводы не повлекло вмешательство УПВМИ. Его гибель немногим позже не окажет влияния на будущее. Я верно понимаю ситуацию?

— Верно!

— Следовательно, на текущий момент истории все положенные исторические поступки не совершили только Батый и его окружение. У них впереди еще достаточно длинная и богатая на события жизнь, — парень сделал многозначительную паузу. — Тогда решение нашей проблемы — в уничтожении Батыя или кого-либо из его прославленных военачальников, например Бурундая. В этом случае наши современники вынуждены будут вмешаться и эвакуировать нас, иначе мы изменим ход истории и будущее исказится. А уничтожить его мы сможем, используя оружие двадцатого века! С оставшимися патронами мы способны выиграть короткий бой с местными! Тут главное — найти способ оказаться рядом с Батыем, а там уж, при необходимости, положим и его и всю его охрану.

— Когда город падет, Батый лично войдет в него, — задумчиво проговорила девушка, — снять его с винтовки будет несложно. Только к тому моменту, боюсь, многие из нас уже будут мертвы. Нужно ликвидировать его до того, как возьмут город. Вот дура, ведь все на поверхности, как мне самой такая идея не пришла! Ты прав — это может сработать! Собирайся, нужно обсудить твой план с нашими!

Оглавление