24

Спор среди туристов — кому идти к Батыю — шел уже около часа. Первым уперся Вася. Пробасив: «Сопливых пацанов перше батьки не пущу», он занял категоричную позицию, что одним из двоих будет он.

Настала очередь Андрея. Сашка его понимал, видел, что Ксюша ему запала в душу и он всячески старается не оказаться в ее глазах трусом. Но, во-первых, Сашка считал, что опасения Андрея мнимые: девушка явно отвечала ему взаимностью и ничуть не сомневалась в его смелости. А во-вторых, ранение, полученное им накануне, не позволяло ему нормально использовать оружие, и в бою эта слабость могла все испортить.

Именно поэтому Сашка, которому осточертел этот цирк, пригласил «покурить» именно Андрея. И теперь, оказавшись в коридоре, они могли общаться без посторонних.

— Хорош перед Ксюхой рисоваться! Переживаешь о том, что если у нас с Васей получится, ты без лавров останешься? А не думал о том, что будет, если у нас не получится? Кто будет защищать ее, когда монголы ворвутся в город? Да и сам ведь говорил: стрелок ты теперь никакой!

Сашка ненадолго замолчал, сверля Андрея глазами, а потом вдруг, расплывшись в улыбке, добавил:

— Ты уже совершил столько мужественных поступков, дружище, что даже я начинаю в тебя влюбляться.

Андрей улыбнулся шутке и проговорил:

— Ладно, хрен с вами, идите с Васей!

Оглавление