7

Ева увидела, как «мерседес» резко рванул с места, подняв облако пыли. Если Феликс и дальше будет ехать с такой сумасшедшей скоростью, то к концу путешествия Анна пожалеет, что слезла со своего старого дребезжащего велосипеда, с усмешкой подумала она.

Перед глазами Евы встала картина, нарисованная услужливым воображением: машина, несущаяся на бешеной скорости; пухлая, всегда такая спокойная Анна, дрожа от ужаса, ухватилась за сиденье, а рядом с ней — невозмутимый Феликс со знакомым холодным выражением лица.

А ведь всего каких-нибудь десять минут назад Ева была так близка к тому, чтобы слиться с этим человеком в одно целое!..

«Не думай об этом, не переливай из пустого в порожнее, — твердил Еве внутренний голос. — Забудь о боли, которая гложет тебя изнутри, она уйдет со временем»…

Ева поднялась на бортик и прыгнула в бассейн. Проплыв немного под водой, она вынырнула наружу.

Оранжевый шар солнца еще не закатился за горизонт. Вечерние лучи, уже не такие жаркие, как утром, золотили голубую гладь бассейна.

С легкостью рассекая воду, Ева переплыла бассейн, нырнув, развернулась под водой и снова поплыла. И так раз за разом, пытаясь сосредоточиться на взмахах рук и ног, гоня прочь ненужные мысли. Ее руки ныли, но она продолжала ритмично двигаться. Ева решила про себя, что будет плыть не останавливаясь, пока не иссякнут последние силы. Пока не иссякнет желание, все еще горящее в ее теле!

Интересно, о чем сейчас думает Феликс? Неужели он не испытывает ни малейших чувств к ней?..

Ева перевернулась на спину, раскинула руки и, слабо перебирая ногами, заскользила по водной глади. Но все было бесполезно — сцена в спальне никак не шла из головы. Слезы одна за другой катились по щекам, смешиваясь с водой бассейна.

— Какая потрясающая картина!

Ева резко повернула голову. Шорты, яркая рубаха… Ее сердце гулко забилось.

— Свен?! Что ты здесь делаешь?

— Пришел навестить тебя. — Он присел на бортик бассейна, наблюдая за Евой. — Не волнуйся, я видел, что Феликс уехал.

Но Ева не могла не волноваться; она сильно побледнела, голос ее задрожал.

— Он ненадолго… Только отвезет Анну домой…

— Да, я их видел. Он несся так, словно ему жить надоело… Что, опять поругались? — с издевкой спросил Свен.

Ева молчала, у нее возникло ощущение, что Свен появился здесь неслучайно. Может быть, он все время находился где-то рядом, прячась и наблюдая за ними?

— Здорово спроектирована, — заметил Свен, показывая рукой на виллу. — Изолирована от окружающего мира, и какой вид вокруг… Приятно узнать, что ты так хорошо плаваешь, — неожиданно добавил он.

В голосе Свена Ева уловила какие-то странные нотки и поняла, что он заговорил об этом неспроста. Здравый смысл подсказывал ей, что не следует попадаться на эту удочку, но любопытство взяло верх. Она встала на дно бассейна — вода здесь была примерно ей по пояс — и, отбросив с лица длинные мокрые волосы, внимательно взглянула на Свена. Он явно не отличался хорошим вкусом — основным критерием в выборе одежды для него была яркость расцветки. На этот раз сочетание цветов на его рубашке было просто невообразимым: ярко-алые и голубые разводы на горчичном фоне.

— Вот как?! И почему же тебе это приятно? — наконец решилась спросить Ева.

— Боже мой! — Свен сделал круглые глаза, пытаясь изобразить искреннее удивление. — Неужели я не сказал тебе? — Ева заметила, что его взгляд скользит по ее фигуре, и, усмехнувшись про себя, погрузилась в воду; на лице Свена промелькнуло легкое разочарование. — Мне бы очень хотелось включить в картину эпизод в бассейне. Фантазия Артура. Нечто подобное тому, что мы снимали сегодня.

Сердце Евы упало. Нечто подобное?.. Она вспомнила свой костюм. Не надо было быть особо сообразительной, чтобы понять, что задумал Свен на сей раз…

— Почему ты не сказал мне об этом раньше? — холодно поинтересовалась Ева.

— Просто не успел. И потом… Я не хотел тебя слишком загружать в один день. — Свен ослепительно улыбнулся, обнажив ряд белоснежных зубов. — А когда после съемки собрался поговорить с тобой, оказалось, что ты уже ускользнула…

Режиссер вопросительно посмотрел на нее, словно ожидая объяснений.

— Феликс ждал меня. И кроме того… я очень устала. Это был длинный день.

Еве не понравилось, что приходится оправдываться перед Свеном. Она опять легла на воду и уставилась в быстро темнеющее небо.

— Скоро ты привыкнешь, — успокоил ее Свен. — Кстати, сегодня ты играла прекрасно. В тебе есть изюминка.

— Но я не уверена, что хочу привыкать! — неожиданно сказала Ева.

— Что?!

Ева перевела дыхание и, собравшись с силами, повторила:

— Я не хочу больше сниматься у тебя в фильме! — Подплыв к краю бассейна, она подтянулась на руках и вылезла из воды. — Было очень мило с твоей стороны предоставить мне этот шанс, но…

— …Но Феликс воспротивился? — раздраженно договорил за нее Свен.

— Не в этом дело. Я просто чувствую, что… — неуверенно начала Ева.

— Ты забыла, что мы с Феликсом очень давно знаем друг друга, — перебил ее Свен. — Достаточно давно, чтобы я был уверен: твое решение на его совести! Он, наверное, провел с тобой серьезную воспитательную работу…

— Ты не нравишься ему, это правда, — пробормотала Ева.

— Не понимаю, что на него нашло. — Свен удивленно развел руками. — Но в любом случае он не имеет права из-за своих предубеждений губить твою карьеру! Ты думаешь, это справедливо?

— Справедливо? — задумчиво повторила Ева, пожав плечами: она и сама много размышляла об этом. — Не знаю…

— Ведь он заставил тебя, я уверен! — возмутился Свен. — Нажал на тебя, поставил какой-нибудь ультиматум!

— Нет… — Ева грустно покачала головой; у нее было такое ощущение, будто ее атаковали с двух сторон: Феликс требовал одного, Свен — другого, а она оказалась между двух огней. — Феликс, конечно, не прыгал от счастья, когда узнал, что я буду сниматься в твоем фильме. Но я изменила свое решение совсем не поэтому, — тихо сказала Ева, решительно не зная, как объяснить ему свой отказ. — Видишь ли, я недавно пережила тяжелые времена… Словом, у меня были личные проблемы… — окончательно смешавшись, пробормотала она.

— Между тобой и Феликсом? Понятно… Значит, все-таки дело в ваших отношениях. Может быть, ты мне расскажешь, что произошло между вами? — Свен с нескрываемым любопытством взглянул на Еву.

— Не думаю, что это тебя касается, — жестко сказала она. — И уж во всяком случае не имеет никакого отношения к твоему фильму.

— Рассказывай сказки! Разумеется, ты отказываешься потому, что Феликсу это не нравится! Знаешь, дорогая, у меня создалось впечатление, что ты полностью в его власти. Я не хочу пугать тебя, — мягко добавил Свен, — но советую быть осторожнее. Феликс не из тех, кто увлекается надолго. Я не обещаю, что он расстанется с тобой через неделю, но рано или поздно… — Свен сочувственно посмотрел на Еву. — В общем, не стоит строить насчет него никаких планов и уж тем более — отказываться от шанса сделать карьеру. Ты пожалеешь об этом, — назидательно подытожил он.

Ева опустила голову. Как ни тяжело признаться себе в этом — Свен совершенно прав. Только что он четко и ясно сформулировал то, о чем она боялась даже думать… Нет, дело даже не в фильме, а в человеке, которого она полюбила. Ева и сама знала, что шансы завоевать Феликса у нее невелики, Свен только лишний раз подтвердил это.

— Почему вы поссорились? — вдруг спросила Ева.

Вопрос совершенно не смутил Свена. Он спокойно улыбнулся и сказал самым будничным тоном:

— Из-за одной девушки. Она выбрала меня, а не его. И Феликсу это не понравилось. Он ведь по натуре собственник и, вместо того чтобы принять все, как есть, полез на рожон… Видишь, все просто…

— Да, действительно… Признаться, я не могла даже представить, что дело в этом… — Ева почувствовала, что у нее перехватило дыхание, она густо покраснела. — Он, наверное, очень сильно любил ее?

Воображение Евы мгновенно нарисовало необыкновенную красотку, которая завоевала сердце Феликса.

— Да, — подтвердил Свен. — Он ее просто обожал.

Богатая фантазия Евы продолжала свою жестокую игру. Феликс и красавица вместе, они целуются, занимаются любовью… Феликс смотрит на нее взглядом, полным страсти… Думать об этом было хуже любой пытки. И из-за этого человека она чуть было не отказалась от своего единственного шанса!

— Знаешь, я чувствовала себя так неудобно… в этом костюме, — вдруг призналась Ева. — Он мне не понравился.

— Почему же ты сразу не сказала?! — удивленно воскликнул Свен. — Мы бы придумали что-нибудь другое… Но выглядела ты великолепно, все так считают.

— А эта сцена в бассейне… — Ева бросила на режиссера встревоженный взгляд. — Что на мне будет надето?

— Примерно то же, что сейчас. — Свен смерил молодую женщину оценивающим взглядом. — Тебе нечего скрывать, фигура у тебя просто шикарная. А вообще-то, честно говоря, пора уже тебе избавляться от комплексов…

Свен не отрываясь смотрел на Еву, и она чувствовала себя неловко под взглядом хитроватых светлых глаз.

— Да не волнуйся ты так, сладкая моя! — В голосе Свена появились вкрадчивые нотки. — Лучше подойти ко мне поближе…

И не успела Ева осознать, что происходит, как он уже крепко сжимал ее в объятиях. Если бы на его месте был Феликс, это вызвало бы у нее целую бурю эмоций! Но со Свеном она не чувствовала ничего, кроме всевозрастающей неловкости.

— Улыбнись же! Я не хочу, чтобы твое очаровательное личико омрачалось, — бормотал Свен, не обращая внимания на попытки Евы отпихнуть его.

Его рот уже слегка коснулся губ Евы, когда она услышала за спиной приближающиеся шаги. Сильные мужские руки толкнули Свена в грудь. Тот, не ожидавший ничего подобного, отшатнулся и отступил на несколько шагов, с трудом удерживая равновесие.

Ева пыталась что-то сказать, но не могла — от потрясения у нее пропал дар речи. Следующее, что она увидела, — резкий удар в челюсть, который отправил Свена прямо в бассейн, и горящее гневом лицо Феликса.

— Что ты делаешь?! — ошарашенно крикнула она, с замиранием сердца ожидая, когда Свен появится на поверхности. — А если он не умеет плавать?!

— Ну и хорошо! — огрызнулся Феликс. — Меня бы это вполне устроило.

Ева в ужасе схватилась руками за голову.

— Что на тебя нашло? Зачем ты ударил его?

— Не строй из себя идиотку! — Голос Феликса звучал сухо и холодно. — Я всегда знал, на что способен этот негодяй, — с отвращением сказал он. — Но от тебя я не ожидал подобной глупости!

— Глупости? — раздраженно повторила Ева. — А сам ты как себя ведешь? Очень умно, да?

Феликс подошел к ней пугающе близко и грубо схватил за руку.

— Неужели ты такая наивная, что не понимаешь, из-за чего Свен дал тебе эту роль? Неужели не видишь, что он использует тебя?

Изумрудно-зеленые глаза Евы зло засверкали.

— А ты? Ты меня не используешь?

— Мы уже говорили об этом, хватит! — раздраженно бросил Феликс и увидел, что Свен, отплевываясь и неумело перебирая ногами и руками, плывет к краю бассейна. — Такие сволочи не тонут, — констатировал он. — Теперь ты довольна?

Ева сразу успокоилась и смущенно взглянула на него.

— Феликс… Я не представляла себе, что все так обернется… что Свен… поцелует меня.

— Зато он представлял!

— Все было совсем не так, как ты думаешь! Пусть это не беспокоит тебя…

— Беспокоит? — издевательски переспросил Феликс. — Прибереги свои объяснения для кого-нибудь другого! Я видел достаточно и сделал свои выводы. Виноваты мы оба — ты, потому что вбила себе в голову эту идиотскую затею с фильмом, и я, потому что позволил тебе ввязаться в это. Дальше так продолжаться не будет!

Свен наконец выбрался из бассейна, и Ева внутренне сжалась, ожидая, что сейчас начнется драка. Но, к счастью, опасность прошла стороной: несколько угроз с обеих сторон — и Свен, пытаясь выжать на себе одежду и оставляя мокрые следы, с жалким видом удалился.

— Свен знает, что произойдет, если он еще хоть раз сунется в этот дом, — провожая его взглядом, пробормотал Феликс.

— Но он сказал, что подаст на тебя в суд за нападение! — взволнованно прошептала Ева.

— Ну и пусть подает! Еще неизвестно, на чьей стороне окажется закон, когда я расскажу все детали. — С этими словами Феликс легко, как пушинку, подхватил Еву на руки.

— Да как ты смеешь?! — возмутилась Ева, изо всех сил пытаясь вырваться. — Ты не имеешь права так со мной обращаться! Я не позволю!

— Я буду обращаться с тобой так, как посчитаю нужным! — В голосе Феликса слышались стальные нотки. — Здесь ты полностью в моей власти.

Ева испугалась: взглянув в лицо Феликсу, она поняла, что он говорит совершенно серьезно.

— Ты ведешь себя, как сумасшедший! — гневно воскликнула она. — Куда ты тащишь меня?!

— В дом! — раздраженно бросил Феликс. — Ты совсем замерзла.

Он был прав: Ева внезапно почувствовала, что у нее зуб на зуб не попадает. Все, что она хотела в данный момент, — это забраться под горячий душ, а потом в постель, и забыть, навсегда забыть то, что произошло!

Но у Феликса, похоже, были совсем другие планы. Резким движением плеча он открыл дверь ее спальни и довольно грубо бросил Еву на кровать. Взгляд его скользнул по ее телу, едва прикрытому купальником. Мокрая ткань обтягивала полные округлые груди — Феликс молча пожирал их глазами. Ева вздрогнула, когда он притянул ее к себе.

— Что ты делаешь?! Нет… ты не можешь… — испуганно пробормотала она, по лицу Феликса понимая, что он сейчас способен на все. — Ты несправедлив к Свену, а он добрый, великодушный человек. Он дал мне шанс добиться чего-нибудь в жизни. Неужели ты не понимаешь этого?! Ты сделал карьеру, у тебя есть будущее. А что есть у меня?! — с болью в голосе спросила Ева.

— Человек, который любит тебя.

Слова Феликса прозвучали как гром среди ясного неба.

— Кого ты имеешь в виду? — с замиранием сердца спросила Ева.

Феликс молчал, и в ее душе появилась безумная надежда…

— А как ты думаешь? Конечно, Джеймса, — бесстрастно произнес он. — Ему так же, как и мне, не понравится твоя связь со Свеном.

Еве показалось, что свет померк в ее глазах.

— Ты все это делаешь специально, — бессильно сказала она. — Разрушаешь мои мечты из-за какой-то глупой любовной истории, из-за какой-то девчонки!

Феликс неожиданно напрягся, кулаки его сжались.

— Это Свен тебе сказал? — с пугающей интонацией спросил он.

— Ну… он, — жалким голосом откликнулась Ева, уже понимая, что здесь что-то не так.

— И ты ему поверила?! — глядя на нее почти с презрением, воскликнул Феликс.

— Д-да… — Ева вся сжалась от страха и унижения. — По крайней мере…

— Ты поверила ему! — ледяным голосом повторил Феликс.

— В таком случае расскажи мне все сам! — с отчаянием крикнула Ева. — Расскажи, что произошло между вами на самом деле.

Наступило тягостное молчание. Гнев на лице Феликса сменился знакомым ей равнодушием. Когда он заговорил, в его голосе не было никакого выражения.

— Свен обманул мою сестру. Пообещал ей море любви, горы денег, и… она попалась на это. — После недолгой паузы Феликс с трудом договорил: — А потом, когда он… когда она уже принадлежала ему душой и телом, сказал, что не хочет больше ее видеть.

— Твою сестру?! — Ева не верила своим ушам. Ей стало стыдно за свою глупую доверчивость, за то, что она так ранила Феликса. — Я думала… Свен говорил о какой-то девушке, и я…

— Ты поверила в это, потому что хотела верить! Ты смотрела в его наглые глаза и ловила каждое его слово!

— Наверное, я была дурой, — виновато сказала Ева. — Но я не могла даже представить себе, что он способен так лгать.

— Очнись, Ева! — воскликнул Феликс. — Сколько раз я пытался сказать тебе, что это за человек, но ты не хотела слушать! Какая же ты наивная… — Ева заметила, как в его глазах промелькнула боль. — Совсем как Дженни.

— Твоя сестра?

— Да, — коротко ответил Феликс. — Моя сестра.

Несколько минут они молча смотрели друг на друга. Наконец Ева, собравшись с силами, заговорила:

— Ты же сказал мне, что у тебя нет семьи, — пробормотала она, — и ничто не держит тебя в Лондоне.

— Дженни умерла, — тихо произнес Феликс, опустив голову.

Ева поняла, что сейчас не время задавать вопросы.

— Извини… Мне очень жаль.

Ева сочувственно взглянула на Феликса: она понимала, что значит потерять любимого, близкого человека. Ее отец и мачеха, даже Эмил… Сколько она пережила после их смерти! Феликс выглядел сейчас таким несчастным. Ей вдруг захотелось сжать его в объятиях, убаюкать, словно маленького ребенка, утешить… Но вдруг он оттолкнет ее?

— Феликс, я знаю, что ты чувствуешь, — наконец решилась она.

— Надеюсь, теперь ты понимаешь, почему я был в таком бешенстве? Увидеть тебя со Свеном…

— Забудь о нем, — спокойно сказала Ева. — Не стоит тратить нервы из-за этого подонка.

— Ты права. — Феликс поднял голову и откинул с лица черные как смоль волосы. — Ева, ты вся дрожишь, — с неожиданной нежностью в голосе сказал он. — Тебе действительно надо под горячий душ.

Ева тяжело вздохнула. Сейчас или никогда! — решила она. Сделать самой первый шаг было почти невозможно, но она должна его сделать — шаг навстречу Феликсу…

— Обними меня, и мне станет теплее, — чуть слышно произнесла Ева.

Но Феликс не пошевелился. Он словно не слышал слов, которые Еве дались с таким трудом!

— Феликс… Я больше так не могу! Неужели ты не понимаешь, что я чувствую?!

— Ева! — предостерегающе произнес он. — Ты уверена, что хочешь этого?

— Да, — твердо сказала она.

В его темных глазах зажегся огонь.

— Если я сейчас дотронусь до тебя, дороги обратно не будет!

— Знаю.

— Ева, пойми, я не могу обещать тебе серьезных отношений. Я не хочу, чтобы ты строила иллюзии!

Слова Феликса больно ранили Еву, но она была благодарна ему за откровенность.

— Я знаю, на что иду, — заверила она Феликса.

— Ева, я не могу быть тем, кем ты хочешь меня видеть! Я не рыцарь в блестящих доспехах, а живой человек со своими недостатками и слабостями. Я не хочу разочаровать тебя.

— Все это неважно. Я знаю, что нужна тебе! — неожиданно для себя сказала Ева. — Ты хочешь меня! — Она положила свою маленькую ладонь Феликсу на грудь — туда, где гулко билось его сердце. — Я чувствую, как сильно ты хочешь меня… Давай забудем обо всем… Только ты и я…

— Ева… дорогая…

Феликс коснулся губами ее губ, и Ева ощутила дрожь, сотрясшую его тело. Рот Феликса впился в ее рот, покоряя, побеждая, владея… Его язык проникал все глубже — медленно, неспешно, а руки, лаская, раздевали ее.

Ева вздрагивала под его прикосновениями, чувствуя, как ее тело расцветает от желания. Груди набухли, безмолвно умоляя о поцелуях, и язык Феликса поочередно обвел затвердевшие соски.

Буря страсти захватила Еву, заставляя таять как воск в его объятиях. Ей вдруг стало все равно, любит ее Феликс или нет. Он хотел ее, и это было главное!

— Я так устал бороться с собой, сдерживать свое желание! — прошептал Феликс. — Мы потеряли слишком много времени — часы… целые дни…

— Знаю, — еле слышно прошептала Ева.

Она медленно расстегнула верхнюю пуговицу его рубашки, потом вторую, третью… Феликс не выдержал и одним движением стащил рубашку, затем сорвал с себя остальную одежду. И вот Ева опять трепетала под его умелыми руками, искала губами его губы, отвечала со всем пылом души на его поцелуи.

— Ты нужна мне… нужна мне! — хрипло повторял Феликс между поцелуями, а тем временем его пальцы наслаждались женственными изгибами стройного тела.

Когда же он припал губами к бившейся на ее шее жилке, Ева откинула голову и, выгнувшись всем телом, прижалась к нему…

Что бы ни случилось потом, каким бы ни было их будущее, Ева знала, что никогда не забудет эти упоительные мгновения и никогда не пожалеет о случившемся. Никогда!

…Незаметно наступила ночь. Ева лежала рядом с Феликсом, свернувшись калачиком и натянув на себя простыню. Феликс, одной рукой обняв ее за плечи, другой нежно гладил отливающие медью волосы. Оба молчали, погруженные каждый в свои мысли, обессиленные и счастливые. Феликс первым нарушил молчание:

— О чем ты думаешь?

Ева взглянула на его четко очерченный профиль и невольно улыбнулась. Как можно было описать словами тот шквал чувств, который обрушился на нее, ту любовь, которую зажег в ее сердце Феликс, радость, которую он подарил ей?

— О тебе, — просто ответила она.

— Довольно уклончивый ответ. — По голосу Феликса Ева догадалась, что он тоже улыбается. — Не жалеешь о том, что случилось? — тихо спросил он, играя волосами Евы.

— Нет. А ты?

— Только о том, что так долго оттягивал этот момент. — Феликс снова нежно поцеловал ее. — Господи, каким я был глупцом! — пробормотал он чуть слышно. — В следующий раз…

— А что, будет и «следующий раз»? — рассмеялась Ева и, удовлетворенно вздохнув, прижалась к Феликсу.

— Если ты захочешь, то да. — Его ладонь опять коснулась ее груди, легла на изгиб талии. — Для меня ты самая желанная женщина на свете. Заниматься с тобой любовью так же естественно, как дышать!

Ева почувствовала, что ее губы снова расплываются в счастливой улыбке.

— Когда я приехала сюда, я была такой одинокой и несчастной! — призналась она. — И непонятно почему злилась на тебя, хотела ненавидеть, но…

— …Но не могла? — улыбаясь, договорил Феликс.

— Да… — выдохнула Ева.

Он целовал ее веки, длинные пушистые ресницы, уголки губ.

— Феликс…

Глаза Евы закрылись, когда он снова завладел ее губами. Его руки сомкнулись вокруг нее, с силой стиснули, и у Евы вырвался сдавленный стон.

— Я так рад, что это наконец случилось! — на секунду оторвавшись от нее, прошептал Феликс.

Теперь Ева не отводила от него взгляда, светившегося любовью. Она не уставала восхищаться этим безукоризненно красивым телом, полным мужской силы; глубиной глаз, чувственным ртом…

Перед ней был словно другой Феликс — не тот, которого она знала раньше, не холодный незнакомец, а чувственный нежный любовник. Сердце Евы ликовало, когда она думала о том, что благодаря ей хотя бы ненадолго Феликс снял маску безразличия, ненадолго забыл о боли, причиненной смертью сестры.

— Мне не верится, что это происходит со мной, что я могу быть счастливой после стольких ужасных месяцев…

— Забудь, забудь обо всем! Хотя бы на несколько минут.

Слова Феликса внезапно вернули Еву с небес на землю. Его руки вновь и вновь доводили ее до экстаза, но она вдруг подумала о том, что он, без сомнения, очень опытный любовник, представила себе, скольким женщинам до нее Феликс доставил столь же неописуемое наслаждение…

Нет, она не должна позволять себе мечтать о том, чего никогда не произойдет! Феликса устраивает его холостяцкая жизнь; женщины, секс для него — не проблема. С его внешностью и положением в обществе он всегда может добиться желаемого. Долгие, серьезные отношения не для него. Если кому-нибудь и удастся привязать к себе Феликса — это наверняка будет незаурядная женщина, сильная, независимая. И уж никак не Ева…

Если она признается Феликсу, что не может жить без него, что хочет всегда быть рядом, это только напугает его, оттолкнет от нее.

— То, что произошло между нами, ничего не меняет, правда? — с легкой горечью в голосе произнесла Ева.

— Ты хочешь сказать, что собираешься и дальше ругаться со мной? — усмехнулся Феликс.

— Да нет же, я не это имею в виду. — Ева тяжело перевела дыхание. — Я хочу сказать, что ничего не требую от тебя, не жду от тебя никаких… обязательств — смущенно пояснила она.

— Не ждешь или не хочешь? — неожиданно спросил Феликс.

— Ч-что? — нахмурилась Ева.

— Ты не хочешь, чтобы мы связывали себя обязательствами? Я правильно понял?

На глаза Евы навернулись слезы: ей было безумно сложно лгать Феликсу, но она решила, что это необходимо.

— Правильно.

— Но ты хочешь продолжения… — Феликс запнулся, — наших отношений?

— Это зависит от тебя, — уклончиво ответила Ева и прижалась щекой к его груди. — Я не против… Знаешь, Феликс, я давно не испытывала ничего подобного.

Она чуть было не сказала «никогда», но вовремя опомнилась.

— Да, у тебя были тяжелые времена, — нахмурился Феликс. — Извини, Ева, это совсем вылетело у меня из головы. Твой муж…

— Не надо об этом. Пожалуйста! — оборвала его Ева.

— Не буду, не буду, прости… Я все-таки бываю порой страшно бестактным! Прошу тебя все забыть и жить настоящим, а сам напоминаю о том, что причиняет боль.

Феликс нежно взял Еву за подбородок, приподнял ее лицо. Их губы встретились, и она глубоко вдохнула — то ли от страсти, то ли от изумления, что эта страсть так сильна…

Прошло несколько долгих минут, прежде чем Феликс сказал:

— Я не ожидал, что ты так себя поведешь.

— Ты думал, я повешусь на тебя и потребую немедленного обещания жениться? — сделала слабую попытку пошутить Ева.

— Не совсем так…

— Тебе нравятся сильные независимые женщины, ведь правда?

— Пожалуй, да… — пробормотал Феликс, нежно покусывая чувствительную мочку ее маленького ушка, нижнюю губу, подбородок.

— Но я не сильная! — почти простонала Ева, извиваясь под его руками; она с трудом могла произносить слова. — И не… не независимая. Жаль, что тебя не привлекают слабые, беззащитные женщины, которые… которые всегда принимают неверные решения…

Она хотела сказать что-то еще, но водоворот безумных ощущений уносил ее все дальше и дальше от реальности. Жар и чувственность ласк Феликса совершенно сводили ее с ума.

Ева вновь ощутила, как он накрывает ее своим телом, и мир стремительно сужается, в нем снова остаются лишь он и она. До сих пор она не ведала, что это такое — по-настоящему хотеть мужчину. Желания и чувства разрывали Еву на части. Потеряв способность думать и забыв обо всем, она покорилась ему…

Они долго лежали, не размыкая объятий, пока дыхание их снова не успокоилось. Вскоре Ева, прижавшись к Феликсу, закрыла глаза и заснула. Она спала так, как не спала уже давно — тихим безмятежным сном ребенка, которому снятся сладкие сны…

Оглавление