Глава 12

Страх и сомнения остались позади, и Игорь Столяров снова превратился в зверя, вышедшего на охоту. Я не корчил из себя героя, а поступил так, потому что обязан помешать оркам расправиться с караваном. При свете дня мы еще имели небольшой шанс отбиться от нападения, но ночью у орков было явное преимущество, которое им давало хорошее ночное зрение. Поэтому я решил сыграть на самоуверенности противника и устроить охоту на охотников.

Магическое зрение обнаруживало врагов, даже спрятавшихся за деревьями или в кустах, что позволяло мне играть с орками в кошки-мышки. Уйдя в транс, я немного ускорился, стараясь сохранять координацию и не травмировать ослабленные болезнью мышцы. Орки разбились на тройки и осторожно подкрадывались к лагерю, пользуясь темнотой и туманом. Промедление противника было мне на руку и давало возможность резать орков поодиночке. Первая тройка умерла всего за пару секунд, даже не успев повернуться лицом к своей смерти. Три быстрых удара кинжалом в шею – и три трупа осталось у меня за спиной. Адреналиновый мандраж, всегда предшествующий кровавой схватке, мгновенно прекратился, и я сразу направился к следующей группе орков. Вскоре души и этой троицы отправились к предкам, а я полностью вошел в ритм боя. Запах крови ударил в нос, а адреналин в голову, и по телу разлилось приятное тепло. Ноги сами понесли меня к следующей жертве, минуя все препятствия, словно я бежал не по ночному лесу, а по гладкой дорожке стадиона.

Вступать в открытый бой с орками мне не позволяло физическое состояние – моих сил хватило бы максимум на пять минут махания мечом, а затем меня легко прирезали бы. При минимальном расходе физических сил удары исподтишка обеспечивали необходимый результат, и я старался действовать быстро и бесшумно. Однако моему везению пришел конец, когда на тот свет отправился тридцать первый орк. Сухая ветка предательски треснула под ногой, и я из охотника мгновенно превратился в дичь. Орки, быстро разобравшись в ситуации, бросились за мной в погоню, и началась игра в догонялки, призом в которой была моя жизнь. Забег с препятствиями по ночному лесу быстро меня вымотал, и я решил свернуть к дороге, чтобы попытаться оторваться на открытой местности. Это решение оказалось ошибочным, потому что преследователи начали быстро меня нагонять.

Однако нет худа без добра, потому что за мной погнались все оставшиеся в живых орки, а по собравшемуся в кучу противнику можно было ударить магией. Отбежав от лагеря насколько у меня хватило сил, я остановился и, задыхаясь от усталости, нанес ментальный удар вдоль дороги. Удар получился неточным и ушел немного в сторону, но оркам и этого хватило с избытком. Трясущиеся от усталости ноги сами подогнулись, и я повалился на дорогу, хватая ртом воздух, но никак не мог отдышаться. Мою грудь стал разрывать сухой кашель, рвавший легкие на куски. Неожиданно из глаз полетели искры, и я даже ненадолго потерял сознание.

Придя в себя, я с трудом поднялся на ноги и отправился искать выживших после магического удара орков. Мне обязательно нужно было захватить языка, чтобы разобраться в создавшейся обстановке. Магическое зрение обнаружило живых всего три ауры, остальных зеленорожих просто размазало по дороге. Однако два претендента в языки вскоре умерли от шока и кровопотери, поэтому у меня остался всего один кандидат. Ему повезло ненамного больше, потому что ментальный удар раздробил ему правую ногу ниже колена, превратив в кровавый фарш. Однако воин не потерял сознания от страшной боли и успел остановить кровь, перетянув ногу жгутом. Орк оказался на удивление живучим и, несмотря на тяжелую рану, сумел довольно далеко уползти в лес.

Я усыпил ползуна магией и на последнем издыхании поплелся к лагерю, в результате чего едва не расстался с жизнью. Четыре стрелы вылетели из кустов, и я только чудом успел отскочить за дерево. Отборный мат и обещание оторвать снайперам голову уведомили воинов Арчера, что это вернулся из боя их князь Ингар, и обстрел сразу прекратился. Я, прячась за деревом, потребовал к себе Арчера и только в его сопровождении прошел в лагерь. К моменту моего возвращения уже начало светать, и я доплелся до своего фургона, когда лучи солнца осветили округу.

Проводив меня, Арчер хотел вернуться на линию обороны, но я остановил его, объявив:

– Расслабься, орки на сегодня закончились, и опасность миновала. Отправь десяток бойцов собрать трофеи и пусть притащат связанного орка, который спит в лесу у дороги.

Услышав приказ, Арчер решил, что у князя Ингара не все в порядке с головой, а поэтому не поверил моим словам и попытался меня успокоить:

– Ингар, тебе надо лечь отдохнуть. Магия нежити высосала из тебя все силы, и это чудо, что ты вернулся живой из леса. Я оторву голову придуркам, которые должны были охранять своего князя, а не дрыхнуть на посту!

Выслушав Арчера, я понял, что воины охраны не доложили о моем уходе из лагеря, а из леса не было слышно звуков боя. Магический удар я нанес в километре от линии постов, и его вполне могли принять за раскаты грома. Чтобы вразумить недоверчивого подчиненного, я взял его за ворот куртки и, притянув к себе, сказал:

– Арчер, я чертовски устал, и у меня нет сил доказывать тебе, что я в своем уме и трезвой памяти. Просто выполняй приказы, и все будет хорошо! Иначе я отрежу тебе уши, которые стали плохо слышать приказы твоего князя! Ты хорошо понял меня?

– Да, мой князь, – прохрипел Арчер.

Мне с трудом удалось подавить раздражение, но эти слова неожиданно подали идею, как обезопасить караван от нападения еще на пару дней. Память вытащила из тайников подсознания воспоминания о недавней войне на Кавказе, которая велась обеими сторонами с большой жестокостью.

– Я надеюсь, ты понял свою ошибку?! Теперь слушай меня очень внимательно! Прикажи воинам отрезать всем мертвым оркам правое ухо и принести в лагерь. Зачем это нужно сделать, я объясню тебе завтра, когда оклемаюсь, но приказ исполни в точности!

Арчер, обиженно пожав плечами, убежал выполнять мой странный приказ, а я привалился к колесу фургона и закрыл глаза. Мне было не до обид Арчера, потому что порванные перегрузкой мышцы дико болели, и только магия помогала мне не завыть от этой боли. Я погрузился в транс и наспех заделывал разрывы в мышцах и сосудах, пока мое тело не превратится в один большой кровоподтек. В таком заторможенном состоянии я провел больше часа, но меня никто не побеспокоил. Даже Лена и Катя, выбравшись из фургона, не решились меня трогать и, пошептавшись с воинами охраны, куда-то ушли. Через полтора часа вернулся Арчер, который был явно не в себе. Притворно покашляв, он дождался, пока я открою глаза, и, вытянувшись по стойке «смирно», доложил:

– Мой князь, вернулась разведчики. Они рассказали, что весь лес завален трупами орков, и притащили пленного, которого нашли в указанном вами месте.

– Арчер, прекрати ломать комедию и брось эти придворные расшаркивания. Ты мой друг и должен говорить со мной как с равным. Прости, что я вел себя грубо, но у меня от боли даже зубы свело, а ты говорил со мной как с придурком.

– Ингар, прости старого дурака, но как такое возможно?

– «Есть многое на свете, друг мой Арчер, что и не снилось нашим мудрецам», – перефразировал я цитату из «Гамлета». – С последней нашей встречи прошло пять лет, а мир не стоит на месте. Я и тогда неплохо махал мечом, а за последние годы добился значительных успехов в уничтожении себе подобных. Это еще цветочки. Кстати, уши принесли?

– Да, все пятьдесят четыре штуки, как ты приказал. Только я не пойму, зачем они тебе?

– А ты что думаешь на этот счет?

– Не знаю, Ингар, ты маг, а я в этих делах не разбираюсь. Наверное, с помощью этих ушей можно на орков порчу наслать!

– Мой друг, все намного проще. Как ты думаешь, что сделают орки, когда увидят убитых воинов с отрезанными ушами?

– Наверное, решат, что на их воинов охотился очень сильный маг или большой отряд неизвестных врагов. Я бы на их месте выслал разведку и подождал, пока появится ясность, уж слишком все выглядит странно.

– Вот именно для этого я и приказал отрезать трупам уши. Пока орки будут разбираться что да как, у нас будет в запасе пара спокойных дней. За это время мы далеко уйдем от погони, и я смогу поправить здоровье. Потом мы еще раз сходим к оркам в гости и оставим без ушей остальное стадо идиотов.

– Ингар, слава богам, что ты хуман, а не орк. В противном случае я бы не дал за наши уши и сломанной стрелы!

– Ладно, хватит балаган разводить, лучше помоги мне встать, – сказал я, протягивая другу руку.

Радостный Арчер бросился ко мне и почему-то начал трясти протянутую руку. Я взвыл от боли и послал его сначала в известном всем направлении, а заодно и за завтраком, потому что раны требовали материальной пищи для восстановления, а магия только помогала организму.

После обильного завтрака я приказал сворачивать лагерь, залез в фургон и заснул как убитый. Сквозь сон я услышал, как в фургон забрались Лена и Катя, которые попытались меня разбудить, чтобы узнать новости, но это им не удалось.

Проснулся я только вечером, когда караван уже готовился к ночевке. Организм за это время практически залечил травмы, но зверский голод снова терзал мое тело. Пока я бегал по естественным надобностям, отцы-командиры организовали для меня обед, совмещенный с ужином, и я выслушал их доклады. Арчер отрапортовал, что разведка не обнаружила присутствия орков позади каравана и пока все тихо. Артак тоже доложил, что не наблюдает ничего опасного в магическом плане, и попросил меня пройти медосмотр и лечение противоядием. Я не стал возражать и отдал себя в руки мага, который уже доказал свою профпригодность. Через час лечение было закончено, и я сразу попал в руки своих женщин, которые буквально извертелись от нетерпения, желая задать многочисленные вопросы.

– Ваше величество, вы, наконец, соблаговолите обратить свое внимание на слабых женщин, которых именно вы втянули в эту кошмарную авантюру? – ехидно спросила Лена.

– Я слушаю вас, девочки, и прошу простить, что не доложил вам о ходе боевых действий и не испросил ваших мудрых советов по этому вопросу, – ответил я Лене в том же тоне.

– Дядя Игорь, да не обращай ты на нее внимания! Она только языком треплет, а когда ты ушел в лес, весь фургон слезами залила, когда охрана сказала, что тебя, скорее всего, убили! – вступила в разговор Катя.

– Я не об Ингаре плакала, а о тебе, дурочка! Ты что-то быстро забыла, что орки с нами собирались сделать? Да ты сама ревела как белуга! – огрызнулась Лена.

– Хватит цапаться! Спрашивайте по делу, ведь вас буквально трясет от любопытства.

– Дядя Игорь, куда ты уходил вчера ночью? Охранник сказал, что нас окружили орки и будет бой, в котором нам не выжить! Представляешь, этот придурок меня успокоил, пообещав убить нас с Леной, если орки одержат победу! Я чуть в обморок не упала от страха! – возмущенно заявила Катя.

– Катя, это правда, нас собирались убить? – спросила Лена племянницу.

– Нет, я вру, чтобы тебя напугать!

– Игорь, хуманы действительно нас убили бы, чтобы мы не попали в плен?

– Без всякого сомнения. Это для вас самый лучший выход в создавшейся обстановке. За нами идет отряд мстителей, и орки вас не взяли бы в плен, а убили самым жестоким способом, на который у них хватило бы их извращенной фантазии.

– И ты бросил нас с Катей одних в такой ситуации?! Да как ты мог?! – крикнула мне в лицо Лена.

– Лена, я вас не бросал, а ушел в лес сражаться с орками, пока они не напали на лагерь!

– Кстати, а почему они не напали? – поинтересовалась Катя.

– Я их всех убил.

– Да ладно нам сказки рассказывать! Ты до ветра еле ходишь, тебя любой орк соплей перешибет! Смылся в лес, а нас бросил на произвол судьбы!

– Лена, я не собираюсь с тобой спорить! Позови воина из охраны и спроси, куда и зачем я ходил ночью.

– А вот и спрошу! Один из парней на меня, кажется, запал, и мне не соврет!

Лена вылезла из фургона и скрылась в темноте, а пока она отсутствовала, я решил поговорить с племянницей.

– Катя, ну и как тебе нравится путешествие по другим мирам? Ты уже поняла, во что вляпалась?

– Да, действительность оказалась намного страшнее моих фантазий, однако изменить я ничего не могу. Конечно, сегодня я многое отдала, чтобы вернуться в Москву, но ты сказал, что это пока невозможно. Я понимаю, что без нас ты давно уже добрался бы на Новый Танол, причем без особых приключений. Извини нас, мы с Леной стараемся не быть тебе обузой, просто это у нас плохо получается.

– Кто это тебе сказал, что вы для меня обуза? Я вам с Леной жизнью обязан и в долгу по гроб жизни. Вы меня больше недели на себе тащили и не бросили. Катя, давай закончим эту тему и поговорим о серьезных делах.

– Давай, – согласилась со мной племянница.

– Как у вас с меранским языком?

– Пока так себе. Мало практики, но если говорят медленно, то я почти все понимаю, а разговариваю с сильным акцентом, и меня с трудом понимают.

– Ты, главное, не ленись и как можно больше говори с хуманами.

– Дядя Игорь, я это понимаю, но у нас проблемы с общением. Поначалу люди в караване относились к нам спокойно и легко шли на контакт, а теперь все от нас шарахаются, словно мы дочери Сталина.

– Это вполне объяснимо. Я для хуманов фактически полубог, а вы примерно в том же статусе, и вас побаиваются. Катя, ты не старайся изображать из себя свою в доску простушку, не поймут, и будет только хуже. Ты – племянница князя Ингара и должна вести себя соответственно статусу. Не проси, а приказывай и повелевай, тогда все наладится.

– Я постараюсь.

– Теперь о главном. Катя, ты должна внимательно наблюдать за поведением Лены и рассказывать обо всех странностях.

– Ты приказываешь мне шпионить за ней? С какой стати?

– Лена недавно сделала большую ошибку и теперь от страха может натворить опасных глупостей.

– Что между вами произошло?

– Лена пыталась меня убить, когда я был без сознания, но ей этого не удалось сделать. Она в курсе того, что я знаю о покушении, и боится, что я буду ей мстить.

– Да я эту суку сама прирежу! – зарычала Катя, хватаясь за нож, висящий на поясе.

– Вот этого делать не надо! Лена оказалась на Оркании, потому что влюбилась в меня, а я это чувство в ней подогревал! У меня самого рыльце в пушку, а по долгам нужно платить. Мы в ответе за тех, кого приручили! Истерика пройдет, и Лена поймет, что ей ничего не грозит. Со временем она успокоится и все придет в норму.

Неожиданно фургон качнулся, и в него залезла Лена. Она зло посмотрела на меня и сразу заявила:

– Сиятельный Ингар, мне можно присутствовать на вашем семейном совете? Вы все кости успели мне перемыть, или я должна подождать снаружи?

– Заходи, чего уж там, – смущенно ответил я, проклиная себя за то, что упустил из виду, что нас могут подслушивать.

– Катя, прости, но не такая уж я и сволочь, как меня расписывает Игорь. Да, я пыталась придушить его с перепуга, но он наверняка тебе не рассказал, как едва не убил меня магией. У меня до сих пор грудь болит – магический удар, наверное, мне ребра сломал! Игорь тебе клянется, что он белый и пушистый, а на самом деле ручонки у него по локоть в крови! Оказывается, что твой дядюшка только для отвода глаз прикидывается инвалидом, а сам вчера убил полсотни орков и уши отрезал, чтобы со счета не сбиться! Я по сравнению с ним – ангел небесный, а не подлая сука!

– Ты все свои претензии высказала? – огрызнулся я.

– Да!

– Теперь слушай меня. Лена, мне непонятно, чего ты добиваешься, когда треплешь мне нервы, которых и так не осталось! Я могу просто сорваться, и тогда тебе мало не покажется! Прошу тебя, уймись! Я вчера из леса на карачках приполз, а орков еще полторы сотни осталось. Вместо того чтобы помочь или хотя бы не мешать, ты меня изводишь идиотскими придирками и домыслами. Мне восстановиться нужно, иначе орки нас завтра всех на хрен вырежут!

Услышав эту гневную тираду, Лена сразу сдулась и испуганно замолчала. Похоже, до нее дошло, что она меня действительно достала и шутки кончились. В ее глазах погас злой огонек, и я увидел прежнюю Лену, которая очаровала меня во время нашей первой встречи. Вся злоба и напускная бравада оказались обычной ее защитной реакцией от обрушившихся на нее ужасов. Так ежик защищается от напавшей на него лисы, свернувшись в клубок и выставив во все стороны свои иглы.

– Игорь, пожалуйста, прости меня, я совсем потеряла контроль за своим языком. Ты ради нас жизнью рискуешь, а я злюсь, как идиотка. Ревную, наверное, и до сих пор не смогу смириться, что потеряла тебя. Больше такое не повторится.

Мы еще около часа поговорили о насущных проблемах, но уже спокойно и без истерик. Я озвучил девушкам свои планы на их будущее и объяснил, как высокородные особы должны держать себя, чтобы не уронить своей чести. На Земле слово «честь» давно уже стало пустым звуком, а на Геоне или Оркании ей придают большое значение, и легко можно остаться без головы, косо взглянув на незнакомца.

Нашу задушевную беседу прервал Арчер, позвавший меня допрашивать пленного орка. Я распрощался с девушками и отправился потрошить сознание пленника. Орк ничего нового не рассказал и вскоре умер от последствий магического сканирования памяти. После этой процедуры у меня снова разболелась голова, и я, скривившись от боли, поплелся к фургону. Погода стояла сухая и теплая, поэтому мне не хотелось ночевать в душном фургоне, и я завалился спать на свежем воздухе, завернувшись в какую-то шкуру.

Оглавление