Глава 2. ОБЫКНОВЕНИЯ

Проснувшись, Грей первым делом бросил взгляд на монитор, и у него возникло подозрение.

«Нет, – тут же подумал он, – ничего подобного машина делать не может». Однако, сколь бы это не казалось нелепым, компьютер, по-видимому, мог очень многое. Просто удивительно, особенно принимая во внимание тот факт, что Грей собственноручно собрал эту машину из использованных деталей, а потом попросил разбиравшегося в компьютерных потрохах друга заставить железяку работать. Что тот и сделал. Будучи весьма далеким от совершенства, компьютер все же помогал Грею в подготовке и оформлении курсовых работ. Правда, иногда на экране появлялись невразумительные надписи вроде «СИСТЕМА НЕСОВМЕСТИМА С ИНТЕРФЕЙСОМ» ИЛИ «НЕСТАНДАРТНЫЕ ПЕРИФЕРИЙНЫЕ УСТРОЙСТВА». К тому же упомянутый выше друг, кажется, ухитрился установить на машине систему, называвшуюся вроде бы CP/DOS, что, по общему мнению, считалось невозможным. Так или иначе, большую часть времени Грей работал с «ДИРЕКТОРИЕЙ ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ-99», облегчавшей его труд по выполнению довольно посредственных курсовых.

Большего от подобного компьютера ждать не приходилось.

Но тем не менее мог он, видимо, гораздо больше. И возникшая догадка, похоже, была не такой уж беспочвенной. А началось все с той программы, и свободной комнаты, и… Грей сел и обхватил голову руками. Ему казалось, что если поднапрячься и пораскинуть мозгами, можно во всем разобраться, но после встречи с Сальмонеллой он чувствовал себя таким больным и слабым, что любое (в том числе и умственное) усилие казалось чрезмерным. Впрочем, надежда сообразить, что к чему, еще не покинула его окончательно. Главное, не упустить тот момент, когда тебя осенит.

Грей обосновался в городской квартире оттого, что родителям было не по карману поселить его в кампусе колледжа.

В городской колледж, студентом которого он являлся, принимали всех желающих при наличии среднего образования.

Благодаря тому что это учебное заведение частично финансировалось муниципалитетом, плата за обучение была невысока, так что снимая дешевую квартирку и перебиваясь, главным образом, консервированными бобами, Грей мог кое-как сводить концы с концами. В учебе он отнюдь не хватал звезд; чем будет заниматься на старших курсах, когда начнется специализация, представлял себе смутно и предпочитал так далеко не заглядывать. Однако отец заявил, что коль скоро он собирается жить не где-то в эмпиреях, а в этом несовершенном мире, то ему придется самому строить свое будущее.

А поскольку получение образования определенно представляло собой некий способ приступить к строительству этого самого будущего, Грей и учился или, во всяком случае, пытался учиться.

Жизнь всегда казалась ему скучной, но только теперь, записавшись на начальный курс английской филологии, он понял, насколько скучна она может быть на самом деле. Если у него и имелись какие-то сомнения в том, что учеба является самым нудным делом на свете, то посещение занятий быстро с ними покончило. Поскольку отсутствие даже намека па интерес, едва ли способствует успешному овладению знаниями, оценки его с удручающим постоянством становились все хуже и хуже: от С.

Он скатился до С, а там и до С – Ну а потом ему прислали проспект, распространяющий программный продукт компании «ОХМУРИНГ ЛТД.» и суливший нечто совершенно исключительное.

«У ВАС НЕЛАДЫ С УЧЕБОЙ? СЛОЖНОСТИ В ЛИЧНОЙ ЖИЗНИ? ОБРАЩАЙТЕСЬ К НАМ. ВОЛШЕБНАЯ ПРОГРАММА „ПРОРВА“ РЕШИТ ВСЕ ВАШИ ПРОБЛЕМЫ».

Реклама обещала одним махом разобраться со всеми его затруднениями, какими бы они ни были. А Грею вся жизнь представлялась сплошным набором проблем. Причем в большей степени, чем возможность улучшить успеваемость, его привлекала перспектива разрешить сложности в личной жизни, хотя, по правде сказать, последних у него не наблюдалось, по причине полного отсутствия оной. Надо сказать, что Грей не был особо одарен ни в каком отношении, то есть при весьма среднем уме обладал заурядной, совершенно не запоминающейся внешностью. Столь заурядной, что в его водительских правах было указано, что волосы у него «цвета волос», а глаза «обыкновенные». Он не отличался остроумием или находчивостью и не блистал ни в каком виде спорта.

А в результате девушки его попросту не замечали.

Конечно же, он прекрасно знал, что покупаться на рекламу никому не известной компании просто глупо, но оказалось, что здравомыслия у него не больше, чем остроумия., Движимый совершенно необъяснимым порывом, он заложил часы, перевел фирме деньги и стал ждать выполнения заказа. Ждать пришлось долго: кое-кто из приятелей уже успел объяснить ему, что эти проныры из «ОХМУРИНГа» попросту охмурили его, присвоив его денежки. Сознавать себя околпаченным было неприятно, тем более что такое случилось не впервые.

Но как ни странно, по прошествии времени он получил посылку с дискетой. Подозревая, что она пуста. Грей все же вставил ее в дисковод, по не успел даже открыть дискету для просмотра, как программа сама собой запустилась. Экран ожил, и на нем отпечатались слова:

ПРИВЕТ.

«Хм.., и тебе привет. Погоди, как это…»

Я «ПРОРВА» – ПРОГРАММА РЕАЛИЗАЦИИ ВОЖДЕЛЕНИЙ АБОНЕНТА. НАПРАВЛЕНА ТЕБЕ ТЕМИ, КТО В ТЕБЕ ЗАИНТЕРЕСОВАН. ОСУЩЕСТВЛЯЮ ВОЛШЕБНОЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЕ КОНФИГУРАЦИИ РАДИ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ТВОИХ ПОТРЕБНОСТЕЙ. ПРОСИ ЧЕГО УГОДНО.

Грей решительно не понимал, что происходит: ни одна из известных ему до сих пор программ не вела себя таким образом. Он хмыкнул, сел за клавиатуру и начал печатать:

«Ваша фирма обещала решить все мои проблемы».

СОВЕРШЕННО ВЕРНО, – эта надпись появилась на экране прежде, чем он успел напечатать свои слова и нажать «ВВОД». – КАКИЕ ИМЕННО ПРОБЛЕМЫ ТРЕБУЕТСЯ РАЗРЕШИТЬ В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ?

– Хм… Может, по части личной жизни… – неуверенно пробормотала Грей себе под нос, и хотя он даже не прикоснулся к клавиатуре, машина, словно услышав его, отпечатала:

ПРОБЛЕМА ИДЕНТИФИЦИРОВАНА. КАКИЕ ДЕВУШКИ ТЕБЕ НРАВЯТСЯ?

– Хм… – Грей уже устал хмыкать. – По правде сказать, я так мало имел с ними дело, что не очень…

ПОНЯТНО. ВЫБЕРИ ИЗ КОНТЕКСТНОГО МЕНЮ.

В тот же миг на экране в алфавитном порядке стали выстраиваться женские имена:

АККУРАТИЯ

АГОРАФОБИЯ

АЛИМЕНТИЯ

АНОРЕКСИЯ

БУЛИМИЯ

ВЕНТИЛЯЦИЯ

ГРУСТИЯ

ДЕЗИНФОРМАЦИЯ

ДИСЛЕКСИЯ

ЕЛЕЕЛИЯ

ЖАЛИЯ

ЗЛЮКИЯ

ИСТЕРИЯ

КЛЕПТОМАНИЯ…

– Эй, пусть будет Аккуратия, – крикнул Грей, сообразив, что до конца алфавита машина доберется невесть когда, а имя все равно ни о чем не говорит. Он решил выбрать из списка первую и поскорее вывести эту заковыристую программу на чистую воду.

ФАЙЛ ВЫДЕЛЕН, – просигналил компьютер, – ОБЪЕКТ НАХОДИТСЯ В КВАРТИРЕ НАПРОТИВ.

– Вот тут ты дал маху, – ухмыльнулся Грей, глядя на монитор. – Та квартира пуста, ее уже сто лет никто не снимает.

По экрану пробежала рябь – складывалось впечатление, будто компьютер пожал плечами, – а затем высветились слова:

СХОДИ, ПОСМОТРИ, ЧТО ТАМ ВНУТРИ.

– Ну, железяка, погоди, – па сей раз плечами пожал сам Грей. – Сходить я, так и быть, схожу, да только внутри там пусто. Даже дверь не запирается.

Он вышел в холл, подошел к двери квартиры напротив и взялся за ручку.

Дверь отворилась, и его взору предстала девушка. Хорошенькая и очень ухоженная: с гладко причесанными каштановыми волосами, в превосходно сидящем, без единой лишней складочки платье. Застегнутом на все пуговицы.

– О, вы, надо полагать, управляющий, – сказала она. – Очень кстати, по-моему, эта газовая плита…

Грей, понятия не имевший о том, что сюда уже кто-то вселился, ошеломленно сглотнул и прокашлялся.

– Я.., это.., не то чтобы управляющий.., но тут на трубе вентиль.., могу показать.., а вообще-то я рядом живу.., шел вот мимо.., то есть… – Вконец запутавшись, он подошел к плите и повернул на трубе вентиль подачи газа.

– Вот, теперь будет работать. Они отключили, чтобы не случилось аварии.

– Вот спасибо! – воскликнула она. – Терпеть не могу всякие неполадки. А ты, я вижу, парень толковый. Как тебя звать?

– Грей.., э… Грей Мэрфи. Я это.., учусь в городском колледже и…

– Вот здорово! Я тоже собираюсь туда поступать. Меня зовут Аккуратия.

– Аккуратия? – Грей не мог скрыть удивления.

– Да, Аккуратия Графике. Очень рада знакомству: я и не надеялась так быстро найти друга.

– Друга…э…

Парнишка был совершенно выбит из колеи: разве бывают такие совпадения. Ведь именно ее имя он минуту назад выбрал из меню ПРОРВЫ.

– Ну конечно. Разве ты не хочешь со мной подружиться? – спросила она с совершенно очаровательной тревогой.

– Хочу, еще как хочу. Я как раз…

– Вот и чудесно. Может, сходим вместе на ланч? Ты наверняка знаешь все здешние заведения.

Бедняга понял, что влип. Чертова программа подстроила ему ловушку: до получения чека от родителей он в совершенно буквальном смысле сидел на бобах. На одних консервированных бобах.

– Впрочем, зачем куда-то ходить, – тут же заявила девушка. – Лучше перекусить дома.

– Да, – обрадовался Грей, – у меня как раз есть полбанки бобов…

– Нет-нет, у меня имеется все, что нужно, – она деловито подошла к холодильнику, видимо уже заполненному продуктами. – Чего бы тебе хотелось? Вот антрекоты, бифштексы, варенье, гамбургеры, дыня,…

Продукты па полках были разложены в алфавитном порядке. Ошарашенный и растерянный, Грей смог сделать выбор лишь когда гостеприимная хозяйка добралась до буквы «П», и в итоге они превосходно подкрепились прекрасными пончиками. Он едва успел понять, что обзавелся подружкой, а она уже начала упорядочивать его жизнь.

Поначалу ему это правилось, но довольно скоро стало Действовать на нервы. У Аккуратии все было расписано по порядку, от «А» до «Я», а Грей, будучи по натуре пареньком довольно расхлябанным, не очень-то рвался жить по расписанию. Тем паче что по мере развития событий (а все шло как по накатанной колее) организационные усилия Аккуратии приобретали все больший размах. Поначалу они вместе жевали пончики, потом несколько раз сходили в кафе, а там и в кино, где сначала сидели взявшись за руки, а потом (как заведено) стали целоваться. И наконец, Аккуратия предложила Грею познакомиться с ее родителями.

Только тут до него дошло, что эта гладкая, без ухабов дорога ведет не куда-нибудь, а прямиком к женитьбе. Это что же, до конца дней соблюдать распорядок? Аккуратия ему нравилась, но готовности к такому самопожертвованию Грей не ощущал. А ощущал, чаще и чаще, желание послать все к черту. Это желание, сидя как-то перед монитором, он и высказал вслух.

У ТЕБЯ ПРОБЛЕМА? – тут же отреагировал постоянно остававшийся включенным компьютер. После установки ПРОРВЫ Грей попробовал было отключить его, но машина стала спорить с ним, убеждая не делать этого и, разумеется, переспорила. Ведь и спорщиком он тоже был средненьким.

– Вроде того, – неохотно признался Грей. – Конечно, Аккуратия – девчонка что надо, милая, умная и все такое, но уж больно она правильная. И такая аккуратная, что порой оторопь берет, так что…

ТЕБЕ НУЖНА ДРУГАЯ ПОДРУЖКА?

– Хм… Неловко сознаваться, но…

ВЫЗЫВАЮ КОНТЕКСТНОЕ МЕНЮ. ВЫБИРАЙ.

АГОРАФОБИЯ АЛИМЕНТИЯ АНОРЕКСИЯ БУЛИМИЯ…

Даже при своей невеликой сообразительности Грей уже догадался, что имена из этого списка характеризуют их обладательниц, а потому подошел к выбору серьезней, чем в первый раз. Что такое Агорафобия, ему было невдомек, имя Алиментия наводило на не слишком приятные размышления об, алиментах, а вот Анорексия, насколько удалось вспомнить, – это означало отсутствие аппетита. На сем, как подумалось, вполне безобидном имени он и остановился.

ФАЙЛ ВЫДЕЛЕН. ОБЪЕКТ НАХОДИТСЯ В КВАРТИРЕ НАПРОТИВ.

– Ты что, там же Аккуратия! – возмутился Грей. – Если я сунусь туда еще раз, она быстренько организует мне такой распрядочек, что мне вовек оттуда не…

СХОДИ, ПОСМОТРИ, ЧТО ТАМ ВНУТРИ.

Грей вздохнул, вышел в холл и постучал в хорошо знакомую дверь.

Дверь открылась. На пороге стояла худенькая девушка.

Совершенно незнакомая.

– Э… – только и смог выдавить из себя Грей.

– Ты ведь не думаешь, что я слишком толстая, правда? – с тревогой осведомилась незнакомка. – Я сижу на диете, но…

– Нет, с тобой все в порядке. Я просто думал, что Аккуратия…

– А, Аккуратия. Она съехала сегодня утром. Сказала, тут сплошной беспорядок, а это не по ней. Так что теперь это моя квартира. Будем знакомы – Анорексия Нервоза.

Сегодня съехала! Кто бы мог подумать!

– А я Грей Мэрфи. Слушай, ты очень любишь порядок?

– Какое там, для меня дисциплина хуже смерти. Я страшно разболтанная и из-за этого постоянно набираю вес. Но ты правда не думаешь…

– Ты все насчет веса? – сказал Грей, еще раз смерив взглядом худенькую как щепка девушку. – По-моему, тебе нечего волноваться. И худеть больше ни к чему, а то станешь похожей на мальчишку.

– Спасибо, конечно, на добром слове, – тяжело вздохнула Анорексия, – но не стоит меня успокаивать. Мне ли не знать, какая я толстенная и противная. Только и надеюсь па то, что здесь, без маминой кормежки, мне удастся наконец похудеть.

При дальнейшем знакомстве выяснилось, что всю эту ахинею она несла вполне серьезно: действительно считала себя толстой и изводила всяческими диетами, тогда как выглядела чуть ли не умирающей с голоду. Все попытки Грея убедить девушку в том, что она и так очень даже стройненькая, ни к чему не приводили.

– Скоро ее ветром сдувать будет, – проворчал он, находясь в своей комнате. – Да и меня тоже: мне при пей крошку в рот взять неловко. Уморит себя голодом, а люди могут подумать, будто я каким-то боком к этому причастен.

ТЕБЕ НУЖНА ДРУГАЯ ДЕВУШКА? – без обиняков спросил компьютер.

– Ну, сам посуди, это уже не Анорексия, а прямо-таки Дистрофия. Так что…

ПОНЯТНО. ВЫЗЫВАЮ КОНТЕКСТНОЕ МЕНЮ.

…БУЛИМИЯ

ВЕНТИЛЯЦИЯ

ГРУСТИЯ

ДЕЗИНФОРМАЦИЯ

ДИСЛЕКСИЯ

ЕЛЕЕЛИЯ

ЖАЛИЯ

ЗЛЮКИЯ

ИСТЕРИЯ

КЛЕПТОМАНИЯ…

Тут было над чем подумать. Клептоманию заодно с Истерией, Злюкией и Дезинформацией Грей, примерно представляя, чего можно от них ждать, отмел сразу. Елеелия давала почву для размышлений: видимо, предполагалось, будто эта особа делает что-то еле-еле, но выяснить опытным путем, что именно, он так и не решился. Насчет Жалии трудно было понять, будет она его жалеть или же жалить по правде сказать, ни то ни другое ему не улыбалось. В итоге он остановился па Дислексии: не то чтобы это имя так уж вдохновляло, но и особых неприятностей вроде бы не сулило.

ФАЙЛ ВЫДЕЛЕН. ОБЪЕКТ НАХОДИТСЯ…

– Знаю, знаю, – махнул рукой Грей, – уже иду.

В ответ на его стук знакомая дверь распахнулась, и за ней, конечно же, оказалась незнакомая девушка. Привлекательная голубоглазая блондинка нормального телосложения.

– Привет! – воскликнула она. – Ты, наверное, и есть Грей, парень из квартиры напротив? Анорексия рассказывала..

– Хм, ну да, я и есть. Слушай, а у тебя нет всяких заскоков насчет диет, похудания и всего прочего?

– С чего бы? – удивленно заморгала она. – Или ты думаешь… – Со всей возможной поспешностью Грей заверил ее, что ничего такого не думает.

Сначала Дислексия показалась ему просто идеальной подружкой, девушкой без недостатков. То есть недостаток-то у нее имелся, но только один: были тому виной нелады с глазами или с мозгами, по только она совершенно не могла читать. Не говоря уж о том, чтобы писать. Ее сообразительности вполне хватало на то, чтобы найти путь в аудиторию, но выполнять за нее письменные задания приходилось Грею. И ему это довольно быстро надоело.

У ТЕБЯ ПРОБЛЕМА? – ПРОРВА не оставляла его своим вниманием.

– Она мне нравится, но…

Программа отреагировала стандартно: вызовом контекстного меню. Уже поднаторевший в этом деле, Грей на сей раз решил начать с конца алфавита. Пропустив, по понятным причинам, Ядию, Ябеду, Ястребиллу, Юдифь (последнее имя вроде бы не являлось значащим, но с ним, как ему смутно помнилось, была связана пренеприятнейшая история), Юдолию, Юдофобию и Эвтаназию, он выбрал Эйфорию. Звучало многообещающе.

И все обещания оправдались. Эйфория оказалась восхитительной красавицей с вьющимися черными волосами, великолепной фигурой и кружащим голову гипнотическим взглядом. Грея она встретила прекрасно, но вскоре он понял, что некоторые ее привычки не для него.

– Нет! – протестовал юноша. – Я не наркоман! Я не собираюсь употреблять эту гадость!

– Не гадость, а радость! – убеждала его Эйфория, протягивая набитую невесть чем самокрутку. – Не травка, а чистый кайф! Попробуй ты улетишь к звездам и окажешься на пороге вечности!

Грей ей поверил, но именно поэтому пробовать не стал.

Оказаться на пороге вечности ему как-то не улыбалось. Пришлось уносить ноги.

Пошарив на сей раз в середине списка, он пропустил Лихорадку, Лейкемию, Меланхолию и многих других и остановился на показавшейся ему во всяком случае безобидной Сальмонелле. И опять дал маху: девица прекрасно готовила, но вся ее еда почему-то оказывалась зараженной какой-то дрянью. И вот сейчас, когда после очередного ее блюда, он проснулся с тошнотой и головной болью, его наконец осенило.

– Эй, ПРОРВА, я тебя раскусил. Ты ведь нарочно подсовываешь мне не тех девчонок.

Я НЕ ПРОРВА. ПРОРВА ЯВЛЯЛАСЬ ЛИШЬ ПРОГРАММОЙ ИНСТАЛЛЯЦИИ…

– Нечего уходить от ответа. Как тебя ни зови…

Я ПОСЫЛКА ОТ…

– Ладно, буду звать тебя Посылкой. Ты лучше скажи, чего ради ты сводишь меня с таким чудными девушками?

УТВЕРЖДЕНИЕ НЕКОРРЕКТНО…

– Ладно тебе. Знаешь же, что у них у всех проблемы, одна пуще другой. А от этого и у меня проблем добавляется: оценки, вон, упали до Д+, не говоря уж о сердечной боли. А теперь к ней еще – тьфу! – и головная добавилась. Знаешь, если все твое меню такое, то давай завяжем с девчонками и попробуем взяться за учебу.

СДЕЛАЙ ЕЩЕ ОДНУ ПОПЫТКУ.

– Черта с два! Хватит с меня девчонок. Я хочу выучиться и построить свое будущее.

СДЕЛАЙ ЕЩЕ ОДНУ ПОПЫТКУ.

Поскольку согласиться было проще, чем спорить со способной бесконечно твердить одно и то же машиной. Грей сказал:

– Ладно, но только одну. И когда она провалится, займемся учебой.

ВЫЗЫВАЮ КОНТЕКСТНОЕ…

– Нет уж, давай без меню. Выбери мне девушку сама, только нормальную, чтобы я…

ЗАДАНИЕ ПРИНЯТО.

– Но только, чтобы безо всяких подвохов, иначе договору конец. Чуть что не так – и я пошлю подальше эту твою девицу и тебя вместе с ней. Все ясно, ПРОРВА, или Посылка, или как тебя там?

ОБЪЕКТ НАХОДИТСЯ В КВАРТИРЕ НАПРОТИВ.

– Хорошо, но это в последний раз! – пригрозил Грей, хотя на самом деле очень хотел надеяться на успех. Ведь, если по правде, то оценки оценками, но подружка привлекала его куда больше, чем зубрежка. Еще опухший после беспокойного сна, так и не избавившись от головной боли, и даже – хотя краешком глаза и приметил, что уже около полудня, – не сменив мятую пижаму па что-нибудь подходящее, он привычно постучался в дверь напротив.

Дверь приоткрылась лишь на щелочку, и из щелочки выглянул голубой глаз.

– Ты не чудовище»? – произнес девичий голосок.

– Ну, – Грей выдавил смущенный смешок, – видок у меня сейчас и вправду еще тот, но я не всегда такой. А ты кто?

Девушка, видимо несколько успокоившись, приоткрыла дверь пошире.

– Теперь вижу, ты точно человек. Признаюсь, в таком диковинном доме я боялась нарваться на кого-то похуже. Меня зовут Айви.

– А меня Грей. Ты нормальная девушка?

Теперь рассмеялась Айви.

– Ну, конечно, нет. Я принцесса.

Да, решил он, с чувством юмора у нее все в порядке. Да и вообще симпатичная. Может быть, эта дурацкая посылка стала, наконец, играть по-честному?

Айви пригласила его зайти, и они разговорились, причем ее, похоже, интересовало в нем

все, как и его в ней. Мало-помалу (благо и рассказывать-то было, по существу, нечего) Грей выложил всю историю своей бесцветной жизни, которая впервые показалась ему не такой уж бесцветной. Во всяком случае, эта девушка слушала его рассказ с интересом, а когда девушка слушает тебя с интересом, это что-то да значит. Тем более такая милая девушка, примерно на год моложе его, с очаровательными голубыми глазами и светлыми волосами, иногда приобретавшими слегка зеленоватый оттенок, видимо ловя отблеск зелени за окном. С ней Грей сразу почувствовал себя легко и просто.

Хотя следовало признать, что и она была не без странностей. Во-первых, по всему выходило, что она ничего не знает ни об этом городе, ни о стране… Да и вообще о действительности. Во всяком случае, ему пришлось учить ее пользоваться газовой плитой, а когда он открыл электрической открывалкой банку с бобами, Айви, всплеснув руками, воскликнула:

– Какая потешная магия!

Но это еще что: по-видимому, она на самом деле верила в волшебство. Во всяком случае, с совершенно искренним видом утверждала, будто явилась из волшебной страны под названием Ксанф, где она самая настоящая принцесса, а пироги там растут на деревьях. Так же, впрочем, как сапоги, подушки и тому подобное. В тамошних джунглях полно чудовищ, и у нее самой был ручной дракон по имени Паровичок Стэнли.

Надо же, у такой милой девушки – такая нелепая мания! Не приходилось сомневаться в том, что ПРОРВА опять устроила подвох, однако к тому времени, когда Грей осознал этот факт, было уже поздно: Айви понравилась ему настолько, что он уже не мог заставить себя с ней расстаться. Да и мания у нее была вполне безобидная, охота ей считать себя принцессой из волшебной страны, ну и ладно. Грей даже готов был ей подыграть, хотя все это, конечно, создавало определенные сложности.

Прежде всего когда Айви уразумела, что Грей не морочит ей голову, а рассказывает о себе правду, на лице ее появился неподдельный ужас.

– Погоди, ты хочешь сказать, что мы не в тыкве? Это и правда Обыкновения?

– Что не в ,тыкве это точно, – заверил собеседницу Грей, – а насчет… Как ты там сказала… Обыкновении… Хм, подходящее словечко. Тут у нас все обыкновенное, а никакой магией даже и не пахнет.

– Какой кошмар! – простонала девушка. – Унылая Обыкновения!

С последними словами Грей молча согласился: трудно было представить себе что-либо более обыкновенное и унылое, чем его жизнь, во всяком случае, пока в ней не появилась Айви. Но она появилась, и, чтобы ненароком не рассориться с ней, он решил сделать вид, будто воспринимает ее манию всерьез. Рано или поздно выяснится, откуда Айви взялась на самом деле, а пока пусть этот Ксанф будет чем-то вроде игры для них двоих. В конце концов, пироги, растущие на деревьях, уж точно интереснее консервированных бобов.

– Слушай, но как вышло, что ты попала сама не знаешь куда? – осторожно поинтересовался он.

– Воспользовалась счастливым грошиком, – ответ прозвучал как нечто само собой разумеющееся, – вот он.

Девушка показала старинный пенни, висевший па цепочке на шее.

– Он должен был перенести меня туда, где я больше всего нужна, к пропавшему Доброму Волшебнику. Но должно быть проклятие… Ой, нет!

– Ты хочешь сказать, что грошик должен был доставить тебя в одно место, а из-за проклятия ты попала не туда? – уточнил Грей, уже начинавший понемногу разбираться в правилах волшебной страны. – То есть сюда.

– То-то и оно! – Девушка чуть не плакала. – Вопрос в том, как мне теперь отсюда выбраться? Ведь в Обыкновении нет магии!

– Да, по части магии у нас глухо, – признал Грей, ощущавший странное желание помочь Айви попасть в ее вымышленную страну. Пусть это только фантазия, но зато какая искренняя, какая трогательная!

– Грей, ты должен помочь мне вернуться в Ксанф.

– Сделаю все, что в моих силах, – от всего сердца пообещал он. А что еще можно было сказать в такой ситуации?

И тут она бросилась ему на шею и поцеловала его. Да, эмоций ей было не занимать, как и фантазии. Грей понял, что влип по уши и выше: рано или поздно за Айви явятся, чтобы забрать ее в то заведение, откуда она, по-видимому, сбежала. И это будет ужасно, потому что он уже успел в нее влюбиться.

***

Пообещав сделать все возможное, Грей начал с того, что отвел Айви в библиотеку колледжа, где они просмотрели словари и выяснили, что «ксанф» определен в них лишь как префикс, обозначающий «желтый» и сочетающийся в таком качестве с самыми разными терминами.

Айви определенно требовалось не это: поход в библиотеку ничего не дал.

Но тем дело не кончилось: на обратном пути Айви неожиданно уставилась па витрину книжного магазина и воскликнула:

– Смотри, Ксанф!

Грей посмотрел. И увидел книжку в мягкой обложке»

А над ней рекламное объявление. «Новый роман о Ксанфе».

Теперь, по крайней мере, становилось ясно, откуда берутся ее фантазии.

– Это Чеке! – Девушка показала картинку на обложке.

– Чеке?

– Крылатая кентаврица. На самом-то деле она на целых четыре года меня моложе, но выглядит старше, потому что происходит от гиппогрифа Ксанта, а чудовища взрослеют быстрее, чем люди. Так и вышло, что хоть я и старше, она уже замужем, и у нее есть ребенок, Че. А вот и копуша Прокопий, он фефно фепеляфит.

– Что?

– Вечно шепелявит.

– А, понятно… Слушай, выходит, книжка описывает ту страпу, насчет которой ты воображаешь, будто это твоя родина?

– Воображаю?! – ошеломленно уставилась на него Айви.

– А как же иначе? Это ведь фэнтэзи.

– Так значит, ты мне не веришь?

Надо же было так вляпаться! И кой черт тянул его за язык?

– Я, – осторожно начал он, – верю, что ты и на самом деле считаешь эту страну…

– Я, правда, из Ксанфа, – возмутилась Айви. – Загляни хоть в эту книгу, там, наверняка, и про меня написано!

К ее глазам подступили слезы.

Грей вздохнул. Положим, в этой книге и вправду описана сказочная принцесса Айви – что это доказывает? Что его новая знакомая начиталась фэнтэзи и вообразила себя героиней одной из книг? Кроме того, чтобы прочитать книгу, следовало ее купить, а с деньгами у Грея было как всегда туго.

– Да ладно, я тебе и без книги верю, – попытался он успокоить девушку, и это в какой-то мере удалось. Они продолжили путь к дому, при этом Грей пытался уяснить для себя, что же он по существу узнал и что это ему дает. Положим, Айви не сама придумала свой Ксанф, но чем помешательство на чужой выдумке лучше помешательства на своей собственной? Мания, она мания и есть. Но с другой стороны, это давало ему возможность попытаться получше понять Айви: если она черпает свои фантазии из книги, то прочитав эту книжку, он, во всяком случае, сможет представить себе, чего от нее ждать.

Правда, при этом было бы неплохо научить ее как-то отличать вымысел от реальности. Она такая милая, такая славная – он точно влюбился бы в нее, если бы…

«Впрочем, – тут же признался себе Грей, – какие тут, к черту, „если“. Он уже влюбился, втрескался по уши! В том-то и заключалась проблема».

– Нет! – воскликнула вдруг Айви, резко остановившись. – Это не может быть Обыкновенией!

– А почему? – осторожно поинтересовался Грей.

– А потому, что мы с тобой понимаем друг друга! – возбужденно заявила девушка. – Говорим на одном языке!

– Конечно, но как же…

– Так же. Обыкновены, они ведь говорят на обыкновенской тарабарщине. Их вообще нельзя понять без перевода – чтоб ты знал, эта такая особая магия. Но твоя-то речь совершенно понятна.

– Надеюсь, – кивнул Грей, робко предположив, что это может стать началом осознания ею реальности. – А на каком языке говорят в Ксанфе?

– На нормальном, на каком же еще. Я, конечно, о людях – не все говорят по-человечьи. Чудовища – те лопочут по-чудовищному, деревья – по-деревенски.., или еще как-то, я точно не помню. Голем Гранди может говорить с кем угодно на его наречии, потому что имеет редкостный талант переводчика. А вот моему брату Дольфу для этого требуется сначала превратиться в одного из тех, с кем он собирается разговаривать. Остальным такое не под силу, таланты-то у всех разные. Не то чтобы это создавало особые затруднения, ведь все полукровки – хоть кентавры, хоть гарпии, хоть прокляторы – понимают по-человечьи, а мы имеем дело, в основном, с ними. Но обыкновены, они вроде как придурковатые: мало того что не говорят по-человечьи, но, как я слышала, даже друг друга не понимают, словно относятся к разным породам. Только в Ксанфе обыкновены начинают говорить нормально. Так что ни в какой я не в Обыкновении, а если мне здесь что-то и в диковину, так ведь в Ксанфе полным-полно всяких разностей. Надо же, а ведь ты чуть было меня не одурачил!

«Надо же, – огорчился Грей, – только я понадеялся на лучшее, а обернулось все еще хуже».

Однако уже успев понять, что Айви очень чувствительна, и не желая ее расстраивать, он решил не переубеждать девушку напрямую, а действовать исподволь.

– Мы с тобой говорим на одном языке, это точно. Но с чего ты взяла, что я говорю по-вашему, а не ты по-обыкновенски?

Айви задумалась, а потом уверенно ответила:

– Такое невозможно. Я в Обыкновении не бывала, языка обыкновенского не учила, а магии, чтобы все само переводилось, в Обыкновении не бывает. Так что мы в Ксанфе, просто он открылся мне с незнакомой стороны. Какое облегчение!

– Но тогда получается, что вся моя жизнь, все мои воспоминания – это не более чем иллюзия? – сказал Грей, пытаясь заставить ее хоть как-то осознать реальность.

– Выходит, так, – сочувственно вздохнула девушка. – Жаль, конечно, ты ведь такой милый, но, боюсь, тебе придется взглянуть правде в глаза. Я, разумеется, постараюсь помочь, чем смогу…

Грей разинул рот.., да тут же и закрыл. Надо же, как ловко она вывернула все наизнанку. Неужто он так никогда и не сможет открыть ей глаза?

– Дай-ка подумаю, как это лучше сделать, – продолжила Айви. – Значит, так… Сначала надо убедить тебя признать истинное положение вещей, а потом мы вместе отправимся искать Доброго Волшебника: он наверняка где-то неподалеку. Отправим его домой, и Поиск будет наконец завершен.

– Ну и дела! – подумал Грей. – Она хочет убедить меня признать истину. Но, может быть, лучше ей не мешать.

Пусть попробует, а если не получится, то, глядишь, появится шанс и у меня.

***

Следующие несколько дней особых перемен не принесли. Получив из дома чек, Грей заплатил за квартиру, накупил впрок банок с бобами и, вопреки здравому смыслу, приобрел книжку про Ксанф, ту самую, о которой говорила Айви, да еще и с продолжением. Поздно вечером, вместо того чтобы сесть за учебники или, хотя бы, лечь спать, он погрузился в чтение.

Как и следовало ожидать, в книженции рассказывалось совершенно невероятная история про трех путешественников, искавших способ отделаться от демонов. Принцесса по имени Айви там и вправду упоминалась, но только это была десятилетняя девочка.

Но когда Грей открыл продолжение книжки, оказалось, что Айви присутствует и там, причем ей уже четырнадцать.

А повествовалось в книге о том, как ее (то есть Айви) младший братишка Дольф искал пропавшего Доброго Волшебника. Однако Грей решил действовать по порядку и сначала прочитать первую книгу. Над которой и уснул.

Приснился ему Ксанф. Хотелось есть. Вместо того чтобы открывать очередную банку с опостылевшими бобами, он сорвал с ветки свежайший пирожок и невольно подумал, что пусть Ксанф и выдумка, но выдумка замечательная.

Эта мысль не оставила его и по Пробуждении. Как, наверное, здорово было бы жить в стране, где нет ни дешевых квартир, ни нудной зубрежки, ни безвкусных бобов в жестянках.

Тепло, весело, пирожки с веток свисают! И Айви рядышком.

Он непроизвольно взглянул на монитор: компьютер оставался включенным, но экран не светился, поскольку, если с машиной не работали более получаса, автоматически затемнялся, чтобы не выгорал люминесцентный слой. Повинуясь внезапному порыву, Грей поднялся и спросил:

– Существует ли Ксанф?

Экран зажегся, на нем появились буквы:

ВОПРОС НЕОЖИДАННЫЙ. ОТВЕТ: ДА.

– Я имею в виду, существует ли он не только в книгах, но и в действительности?

ОТВЕТ НЕОДНОЗНАЧЕН. ДЕЙСТВУЕТ ОПРЕДЕЛЯЮЩИЙ ФАКТОР.

– Что еще за фактор?

ФАКТОР ВЕРЫ.

– Ты хочешь сказать, что Ксанф реален для Айви, а не для меня, потому что она в него верит, а я нет?

ПОНЯТО ВЕРНО.

Грей вздохнул:

– Выходит… А что выходит? Кто во что верит, то для него и правда? Не слишком-то утешает.

ЭТО ОТ НЕПОНИМАНИЯ.

– Ты еще и насмехаешься, чертова железяка! – вспылил и без того расстроенный юноша. – Вот вырублю, будешь тогда знать!

НЕ ДЕЛАЙ ЭТОГО, – торопливо побежала по экрану надпись, но Грей уже дотянулся до кнопки «Вкл/Выкл». – ТЫПОЖАЛЕ…

Экран погас.

«Давно пора было выключить, – подумал Грей. – Где это видано, чтобы компьютер работал круглые сутки?»

Он вернулся в постель, почти мгновенно заснул, и на сей раз ему приснилась Айви, Которую Грей, вопреки всякой логике, очень любил.

***

Проснувшись поутру, он сразу же направился к ней. Завтракали они (так же, впрочем, как обедали и ужинали) вместе, потому что рядом им было хорошо. Тем паче что Аккуратия, судя по всему, оставила в холодильнике весь свой внушительный запас продуктов, которым Айви преспокойно пользовалась. Пусть это были и не пирожки с дерева, но все лучше, чем бобы из жестянки.

Айви открыла дверь и улыбнулась, приглашая его войти. Она, видимо, не успела причесаться и выглядела малость взъерошенной, но Грею показалась даже милее, чем всегда.

И такой ладненькой: это тебе не Эйфория с чересчур пышными формами и не тощая как щепка Анорексия.

– Хм… – начал Грей с порога в своей обычной манере, – я тут взялся читать книжку, ну ту, где про твой Ксанф, и… – он осекся, ибо Айви уставилась на него с ошарашенным видом.

– Европа талдыкнула головак! – воскликнула она.

– Что?

– Ореховый образчик Соединенных Штатов завсегдашней рассказии.

У Грея отвисла челюсть. Неужто Айви окончательно спятила? Или это просто шутка?

– Э…

В ее растерянном взгляде появился намек на понимание.

– Юконскую тундру паром ел?

– Я тебя тоже не понимаю, – грустно вздохнул Грей и тут же призадумался. Нет, в каком-то смысле он ее понимал.

– Мафия тестопад, понедельник невпопад.

Грей покачал головой: нет, все-таки ни черта ему не понятно.

– Масляное печенье дестабилизирует йодль четырнадцать? – осведомилась Айви.

– Не знаю, просто не знаю. Что-то случилось, и теперь мы не можем общаться, словно остались без переводчика.

Постой…

Неужели все дело в компьютере?

– Извини! – бросил Грей, бегом помчался к себе и включил машину. На загрузку ушло несколько секунд, потом появилась надпись:

…ЕШЬ.

– Какого черта, мне не до еды! – чуть было не крикнул Грей, но в последний момент вспомнил, что перед отключением компьютер не дописал слово «ПОЖАЛЕЕШЬ».

– Эй, Посылка, или как там тебя? Это ты меня подколола?

УТВЕРЖДЕНИЕ НЕКОРРЕКТНО ВВИДУ ИМЕВШЕГО МЕСТА ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ О НЕЖЕЛАТЕЛЬНОСТИ ОТКЛЮЧЕНИЯ. НЕЧЕГО НА КОМПЬЮТЕР ПЕНЯТЬ, КОЛИ…

– Э, да у тебя Конпутер! – воскликнула с порога Айви.

– Точно, – отозвался Грей, ничуть не удивившись несколько не правильному звучанию слова: все его знакомые называли эти машины кто конпутерами, кто компотерами, а кто и того почище. Удивился он спустя мгновение совсем другому. – О, ты опять говоришь на моем языке.

– Это ты больше не несешь тарабарщину, – возразила Айви. – Я снова тебя понимаю.

– А что ты там сказала насчет компьютера? – спросил он. – Ты разбираешься в них?

– Не очень, по знаю, что это зловредная машина, умеющая переделывать действительность на свой лад. Если ты угодил в его ловушку…

– Да никуда я не угодил… – начал было пылко возражать Грей, но тут же призадумался. Как ни крути, а ведь это компьютерная программа наводила его па знакомство со всеми девушками, начиная с Аккуратии и кончая самой Айви.

К тому же, выключив компьютер, он перестал понимать Айви.

Здесь определенно имела место какая-то связь.

– Нам нужно поговорить, – сказал Грей.

– Обязательно, – тут же согласилась Айви. – Только не здесь.

– Да, железяка небось, подслушивает, – он уже потянулся к тумблеру, но сообразил, что, выключив компьютер, опять услышит тарабарщину. Так же, как и она.

В результате машина осталась включенной, по они удалились в квартирку Айви. Конечно, было понятно, что это не выводило их за пределы воздействия компьютера, иначе разговор бы не состоялся, но Грей надеялся, что, может быть, на расстоянии машина не сможет их подслушать.

– Я больше не уверена в том, что знаю, где мы находимся, – призналась Айви. – Мы не понимали друг друга, как и должно быть в Обыкновении, а потом снова стали понимать. Но добиться этого можно лишь с помощью магии, а в Обыкновении магии нет. Выходит, мы все-таки в Ксанфе, раз магия…

– Понимаешь, – перебил ее Грей. – У меня установлена чудная программа, она даже на голос реагирует так, что не приходится вводить текст с клавиатуры. Очень чудная… Не скажу, чтобы это была чистой воды магия, но…

– Программа?

– Ну, это как бы набор инструкций, в соответствии с которыми компьютер работает. Так вот эта программа – она вроде бы называется «Посылка» – заставляет машину действовать так, словно… Ну, в общем, можно подумать, будто она живая. Так вот, мне очень хотелось завести подружку, и…

– И Конпутер доставил тебе меня.

Грей испугался – а вдруг она обидится? – но Айви улыбнулась.

– Да, так и вышло.

– Но меня доставил сюда счастливый грошик.

– Наверняка так, – не стал спорить Грей, – но, возможно, компьютер знал, что ты здесь появишься.

– Очень даже может быть. Знает он и вправду много, к тому же умеет переделывать реальность на свой лад. А ты уверен, что тут поблизости точно нет Доброго Волшебника Хамфри?

– Айви, это самая наиобыкновеннейшая Обыкновения!

Волшебством тут и не пахнет, ни добрым ни злым… – начал было Грей, но вспомнил про «Посылку» и его уверенность поколебалась.

– Волшебство вообще не имеет запаха, – серьезно заявила Айви, – тем паче что в Обыкновении Хамфри тоже не смог бы наводить чары. Здесь он должен выглядеть маленьким старичком, вроде гномика. А вот жена его, она высокая и… – Айви обвела руками вокруг головы.

– Величественная?

– А еще с ним должен быть Хамфгорг, его сын и мой друг.

У Грея все оборвалось внутри.

– Твой друг?

– Старый приятель, мы с ним с детства дружили. Правда, потом как-то разошлись каждый в свою сторону: признаться, я его уже семь лет не видела. Но если они и впрямь застряли в Обыкновении, то им всем несладко.

– Мне такая семейка не встречалась. Но я не больно общительный и в городе мало кого знаю.

– Либо они здесь, и тогда ясно, почему грошик забросил меня сюда, либо их нет, и, значит, сработало проклятие Мэрфи.

– Что за проклятие?

– Волшебник Мэрфи наложил проклятие давным-давно, и мы не знаем, утратило ли оно силу. Если нет, то вполне могло забросить меня не туда, куда надо, хоть бы и в Обыкновению.

– Моя фамилия Мэрфи, – сказал Грей. – Мой отец – Мэйджор Мэрфи, а я – Грей Мэрфи.

Айви пристально посмотрела на него, а потом покачала головой.

– Нет, не может быть. Волшебник Мэрфи жил почти девятьсот лет назад.

– А вдруг проклятие Мэрфи доставило тебя к ближайшему Мэрфи, – пошутил он, но Айви отнеслась к его шутке вполне серьезно.

– Все может быть. Чары, как и все прочее, со временем изнашиваются, но, возможно, как раз на мне его проклятие сработало в последний раз. Тогда это не совпадение, но и не то место, куда мне надо было попасть. Надо-то было туда, где я больше всего нужна.

– А я думал, туда, где находится Добрый Волшебник.

– Ну, мы рассудили, что как раз ему я нужнее всего. Из-за его послания.

– А, это насчет то ли ключицы на остове, то ли ключа на острове?

– А ты откуда знаешь? – подскочила на месте Айви.

– Так из книги же. Той самой, где и про тебя есть…

– Ну да, конечно. Книги по истории Ксанфа должны храниться у Муз, но постоянно пропадают и попадают невесть куда, оказывается, даже в Обыкновению. Безобразие, но, похоже, с этим ничего поделать не могут. Ладно, так или иначе, Дольф нашел и остов, и ключ, то есть скелетицу Скрипни…

– Кого?

– Ты же сказал, что читал книгу!

– Читал, да не дочитал. Меня сон сморил. Но узнать, как пропал Добрый Волшебник, я успел. А что за скелетница?…

– Не скелетница, аскелетица. Скриппи – она ходячий скелет женского рода. Очень милая особа.

– А, вроде Косто.

– Вот-вот. Короче говоря, только с ее помощью и удалось сыграть то сольдо, которое и позволило получить грошик. Его иногда так и называют «сольдо».

– А у нас в Обыкновении есть монеты с таким названием. В одной истории (запамятовал в какой) их вроде бы хотели зарыть в землю, чтобы потом много-много таких же выросло на дереве. Как у вас, в Ксанфе.

– У нас в Ксанфе ни сольдо, ни какие другие грошики на деревьях не растут.

– Да, то была другая страна.

– Надо думать… Ну так вот, все это мы истолковали как желание Доброго Волшебника подсказать нам способ его найти. Естественно, я надеялась перенестись к нему. Но если проклятое проклятие занесло меня вместо Хамфри к Мэрфи…

– А может, твой грошик сработал как надо; просто Хамфри вовсе не тот, кому ты нужна больше всего?

– Это как? – Глаза Айви расширились.

Грей сглотнул.

– Я.., э.., понимаешь… Мне позарез было нужно встретиться с такой девчонкой как ты. Я хочу сказать… – он вконец смутился и умолк.

– Но ты же не веришь в магию!

– Я бы и рад в нее поверить! – воскликнул Грей. – И в магию, и во что угодно, лишь бы только всегда быть с тобой, и…

Тут он умолк снова, сообразив, что, пожалуй, выглядит даже большим дураком, чем обычно.

– Так значит, я была нужна тебе… – задумчиво произнесла Айви.

– Пожалуй, мне лучше уйти, – потупясь пробормотал Грей.

– .. Но при этом ты не веришь ни в Ксанф, ни в то, что я принцесса, ни вообще в волшебство.

– Зато я верю в тебя!

Айви взглянула на него как-то по-новому.

– Выходит, для тебя не имеет значения, королевского я рода или простого, волшебница или пет?

– Да на кой мне все эти волшебства – королевства?!

Ты просто чудесная девушка, и если бы не…

– Не этот заскок, – закончила за него она.

– Про заскок я ничего не говорил, – горячо возразил Грей.

– Но подумал.

Возражать против очевидного Грей не решился и, пробормотав какую то невнятицу, сконфуженно удалился в свою квартиру, упрекая себя за бестолковость. Хотел ведь как лучше, а вышло как всегда.

У ТЕБЯ ПРОБЛЕМА? – высветилось на экране, едва он вошел.

– Не лезь в чужую директорию, а то приложу об стол интерфэйсом, – рявкнул Грей и отключил компьютер. Потом, побродив по комнате и обнаружив полную неспособность сосредоточиться на чем-либо дельном, он сел на кровать и продолжил читать роман о Ксанфе.

Оглавление

Обращение к пользователям