Глава 12. ХИТРОСТЬ КОНПУТЕРА

– Понимаешь, Грей, там, в замке, мне было неудобно сознаваться в своем невежестве, – сказала Рапупцель прямо ему в ухо. – Конечно, почему вам с Айви потребовалось сопровождение, мне ясно: до свадьбы жениху и невесте не положено путешествовать без присмотра, а Наде с Электрой неохота снова связываться с Конпутером. Но чего тебе и Айви надо от этой противной железяки?

Грей еще не успел привыкнуть к тому, что на его плече, держась за мочку его уха кукольной ручкой, примостилась крохотная, но очень красивая женщина. Король с королевой постановили, что Грею и Айви необходимо находиться под постоянным надзором, что (как во всяком случае понимал юноша) было своего рода официальным признанием их помолвки. Сомнения относительно возможности их брака исчезли: как волшебник, Грей мог не только жениться на принцессе, но даже – во всяком случае, в теории – стать королем Ксанфа сам по себе, независимо от брачных связей. Однако королевская чета вполне разделяла озабоченность Айви относительно непонятного происхождения его таланта. Всякого рода загадок, в том числе и неразрешимых, в Ксацфе имелось более чем достаточно, но в том, что касалось жениха принцессы, требовалась ясность. Вот за этой-то ясностью Грей с Айви и отправились, а в спутники им достались крохотная красавица Рапунцель и ее муж, такой же маленький голем Гранди. Являвшийся вполне уважаемой персоной-видимо, в волшебной стране масштаб личности не определялся ростом. Сейчас Гранди восседал на плече шагавшей по тропе Айви и нашептывал ей на ушко что-то забавное: во всяком случае, она беспрерывно хихикала.

– Хм.., видишь ли… – начал свой ответ Грей. – Судя по рассказам, этот ваш Конпутер похож па ту машину, которой я пользовался в Обыкновении. Я сам ее и собрал. У нас таких железяк навалом: они называются компьютерами и должны помогать людям в работе. Иногда помогают: я на своем писал и правил всякие обыкновенские глупости, сейчас и вспоминать тошно. Набирал текст на клавиатуре.., э… Ты ведь не знаешь… Что-то вроде пишущей машинки. Тьфу, ну какие здесь пишущие машинки?! Короче, эта клавиатура, она вроде волшебного пера: нажимаешь кнопочки и пишешь слова, только не па бумаге, а на экране. Машина эти слова запоминает и потом, если тебе надо, напишет их и на бумаге. Поняла?

– Должно быть, Обыкновения – очень странное место, – уклончиво ответила Рапунцель, болтая (Грей видел это краешком глаза) очень маленькими и очень хорошенькими ножками. Он знал, что благодаря смешанному происхождению – от эльфов и людей – она имела возможность менять размер от совсем малюсенького (меньше эльфийского) до огромного (больше человеческого), сохраняя пропорции фигуры.

– Очень странное, – согласился Грей. – Но так или иначе, я раздобыл для этого своего компьютера новую программу.

Программа это.., хм… Ну, это вроде как набор указаний, в соответствии с которыми машина должна работать. Ясно?

– Ага. Королева Айрин тоже все время дает Айви указания, что делать и чего не делать..

– Это не совсем то же самое… Но достаточно близко.

Так вот, новая программа совершенно изменила мой компьютер. Он стал говорить со мной с экрана и.., э… Я бы сказал, исполнять мои желания.

– Вот уж это на наш Конпутер ни капельки не похоже! – заявила Рапунцель, встряхнув для убедительности волосами. Получилось весьма эффектно, поскольку волосы у нее были потрясающие воображение. Длинные, пышные, очень темные у макушки и очень светлые у кончиков локонов, они окутывали ее как шелковый плащ, а одну прядку Рапупцель привязала к пуговице его кармана, чтобы удержаться, если упадет. – Наш ничьих желаний не исполняет, а меняет реальность в соответствии со своими.

– Тут ведь как получилось.., хм… Возможно, та программа, по существу, делала то же самое. Она.., я… В общем, тогда мне очень хотелось обзавестись славной подружкой. Я был чертовски одинок, сидел как сыч в своей конуре, ничем особо не выделялся…

Рапунцель пощекотала его ухо одной из своих шелковистых прядок.

– Уж я-то тебя понимаю. Мне невесть сколько времени пришлось провести взаперти в башне. Только переписка с Айви и выручала.

– Тогда тебе не надо объяснять, что такое одиночество.

Ну а программа, она подсылала ко мне всяких… А потом доставила Айви.

– Айви доставил грошик.

– Конечно, грошик. Доставил туда, где она была нужнее всего – то есть к мне. Компьютер, надо полагать, просто приписал себе заслугу, по так или иначе, он откуда-то знал о ее прибытии. И кое в чем помог несомненно: без него мы не могли бы с ней говорить. Вся эта история очень смахивает на волшебную, хотя дело было в Обыкновении. И моя машина – Айви это сразу сказала – с виду очень похожа на ваш Конпутер. А когда выяснилось, что у меня есть талант, она припомнила, как дело было, и решила – Конпутер наверняка что-то знает. А что именно, мы как раз собираемся выяснить.

– Непонятно, как же мог наш Конпутер действовать в Обыкновении, – задумчиво сказала Рапунцель таким мелодичным, приятным голоском, что Грей невольно подумал: голему Гранди в жизни повезло.

– То-то и оно, – согласился юноша. – Раньше я думал, будто на работу моего компьютера повлияла обычная программа, по теперь склоняюсь к мысли, что тут замешана магия. Однако в таком случае мы имеем сразу две загадки: откуда у обыкновена мог взяться магический талант и как магия Конпутера могла проявиться в Обыкновении? Надо думать, они связаны между собой, и хотя бы один ответ Конпутеру наверняка известен.

– Спасибо, – сказала Рапупцель. – Ты все так здорово растолковал. Конечно, порасспросить Конпутер необходимо, только вот как бы этот хитрющий злыдень вас с Айви не надул.

– Так ведь надувает он с помощью магии, а любую магию я могу аннулировать, – отозвался Грей. – Думаю, нам ничто не грозит.

– Это как сказать, – упорствовала Рапупцель. – Сам посуди: машина знала о тебе, знала о прибытии Айви, знала, как сделать, чтобы вы понимали друг друга. Вдруг ей известно и то, как можно на тебя повлиять.

– Хм… И то сказать. Пожалуй, лучше попросить Айви не входить в пещеру.

Однако в действительности, зная о неспособности компьютеров предпринимать какие-либо физические действия, Грей особо не беспокоился. В крайнем случае он просто уйдет: магия его не задержит, а рук у Конпутера не имеется.

Ускорив шаг, он догнал невесту.

– Эй, Айви, Рапунцель тут высказала мысль…

– Ага, – согласился Гранди. – Хоть головка у моей Пунцель крошечная, мыслей в ней помещается уйма. Хорошо еще, что большая их часть так и остается внутри: волосы не выпускают.

– Чего не скажешь про моего говорливого муженька: он потому и мелет языком, как ветряная мельница, что в головенке у него ветер свищет, – парировала Рапупцель.

Гранди заложил большие пальцы за уши и помахал ладошками. Рапунцель ответила мужу тем, что показала ему язык. Грей (видимо, тут тоже проявлялась магия Ксанфа) ощутил это, хотя и не мог видеть.

– А я-то думал, вы друг друга любите, – сказал он.

– Терпеть ненавидим, – буркнул Гранди.

– На дух не переносим, – процедила сквозь зубы Рапунцель.

– Но как же тогда… – начал было Грей, но осекся, увидев, как голем с женой покатились со смеху. К ним присоединилась и Айви.

– Они без конца так подтрунивают, а кто их не знает – на это ловится. Вот как ты. Раньше Гранди был до неприличия болтливым, а мыслей имел не густо, а Рапупцель наоборот. Ну а когда они поженились, все стало утрясаться и распределяться примерно поровну: ему добавилось раздумий, а ей говорливости. Теперь они Друг друга стоят и друг с друга не слезают…

– Не слезают! – с деланным негодованием вскричал Гранди. – И после этого она называет кого-то из здесь присутствующих «болтливым до неприличия»!

– Я не то имела в виду… – Айви покраснела до ушей. – «Не слезают» в том смысле, что…

– .. Что слезть не могут, – давясь от смеха, закончила за нее Рапунцель.

Грей подавил довольную усмешку: оказывается, эта парочка подтрунивает не только над новичками.

– Но все-таки Рапунцель говорит, что раз Конпутеру немало обо мне известно, он может быть опасен. Стоит ли нам обоим лезть в его логово?

– Нет, – ответила Айви, поразмыслив. – Мне кажется, Путер хочет, чтобы мы к нему пришли. Чего-то ему от нас надо, по ведь и нам от него тоже. Надо думать, придется поторговаться, по как иначе получишь нужные сведения.

Придется войти в пещеру. В конце концов, на сей раз родители знают, куда я собралась.

«Надо полагать, – решил Грей, – король Ксанфа в состоянии устроить машине крупные неприятности, так что Конпутер вряд ли решится слишком уж ему досаждать».

– Но если придется совсем туго, – продолжила Айви, – мы с тобой объединим наши способности и найдем способ задать оловяшке жару.

– Но пока мы будем этот способ искать, он подслушает нас и примет свои меры.

– Нет, – ответила Айви, но не вслух, а знаком из полученной в Обыкновении от беспутницы книжки.

Грей тут же сообразил, что к чему. Желающие подслушать их, хоть с помощью волшебства, хоть просто так, могли напрасно не тужиться, Благодаря тому случаю в Обыкновении у них был свой тайный язык, неведомый никому в целом Ксанфе.

– Что это было, чародейские знаки? – спросила его на ушко Рапунцель, когда они продолжили путь.

– Не совсем, – пробормотал он. – Но если там, у Конпутера, мы начнем молча махать руками, не думай, будто мы спятили. Это специально, чтобы сбить машину с толку.

Ладно?

– Ладно, – согласилась Рапунцель, хотя ничего не поняла.

***

Путь был долгим, тропа извилистой, по в положенное время они добрались до пещеры. Ее, разумеется, охранял невидимый великан, но никто этого особенно не боялся, поскольку все знали: его задача состоит в том, чтобы загонять путников в обиталище Конпутера, а не отгонять их.

– Эй, топотуп, как дела? – на удивление громко крикнул Гранди. Грей понял, что Айви усилила его голос, чтобы звук смог достичь ушей великана.

– Ивуж ен уласыож, – донесся из поднебесья громовой отклик. Страж пещеры, разумеется, говорил по-великански. В материальном Ксанфе, в отличие от тыквенного, видеть невидимых великанов не мог никто и понимать их речь тоже, кроме владевшего всеми языками Гранди.

– Спроси его, знаком ли он с Жираром? – попросил, вспомнив об этой способности голема, Грей.

– Эй, перазгляди-башка, ты Жирара знал?

Сверху донеслось нечто столь же громкое, сколь и невнятное.

– Он говорит, этот Жирар был чудной; вечно держался особняком, а потом и вовсе запропал незнамо куда, – перевел Гранди.

– Тогда это точно наш, – сказал Грей. – Передай, что он нашел свое счастье.

– Эй, погуляй-гора, хочешь послушать, как Жирар отправился в гипнотыкву?

Голем принялся излагать великану историю Жирара, но его прервала Айви:

– Если охота, можешь оставаться тут и болтать сколько вздумается, но нам с Греем надо потолковать с Конпутером.

– Я с вами, – тут же заявил Гранди. – Великаны, вообще-то, не лучшие собеседники, хотя этот получше прочих. От него не так разит потом.

– Это потому, что в прошлый раз я отправила его мыться, – пояснила Айви.

Они вошли в темный тоннель и проследовали на свет, пока не оказались в просторной пещере с гладкими стенами.

Прямо на столу стояло устройство, с виду напомнившее Грею довольно примитивный домашний компьютер.

– На вид ничего особенного, – сказал Грей Айви. – Я хоть и не спец по компьютерам, но и то вижу, что модель устаревшая.

– Осторожнее! – предупредил Гранди. – Может, Конпутер и устаревший, потому как сделан и правду очень давно, но вовсе не оглохший. Эта штуковина прекрасно слышит и может выделывать такое, во что трудно поверить.

Грей уже успел познакомиться с големом достаточно хорошо, чтобы понять: Гранди не робкого десятка, и если опасается этой смастряченной невесть из чего простенькой машины, значит, она того стоит.

Экран засветился, и на нем появилась надпись:

КТО ПРИШЕЛ?

– Принцесса из замка Ругна, – ответила Айви. – Со мной мой суженый, Грей из Обыкновении.

НАКОНЕЦ-ТО, – отпечаталось на экране.

– Как мы понимаем, тебе о Грее что-то известно, – продолжила Айви. – У него есть магический талант, и мы хотели бы узнать…

КОНЕЧНО, ЕСТЬ. СООБЩИТЕ, КАКОЙ ИМЕННО.

Мгновенно сообразив, Грей подал Айви знак «нет». Не такая уж эта железяка и всеведущая, и если не знает о его таланте, то лучше эти сведения приберечь в запасе.

Айви сигнал поняла.

– Надо же, а мы как раз тебя хотели спросить – какой? Думали, ты знаешь, раз установил с ним связь в Обыкновении. Так ведь было?

И ДА, И НЕТ.

– Ты со мной не связывался? – удивился Грей, – но мы ведь видели… – Он осекся, поскольку на сей раз знак «нет» подала Айви.

ВИДЕЛИ ЧТО?

– Кое-что, напомнившее нам тебя, – уклончиво ответил Грей. – Так ты можешь нам рассказать?

НЕ ВИЖУ НАДОБНОСТИ.

– Не очень-то и хотелось! – фыркнула Айви. – Раз ты такой, мы уходим. – Она резко повернулась к тоннелю.

ТОННЕЛЬ ПЕРЕКРЫТ ДВЕРЬЮ. ПРИНЦЕССЕ НЕ ВЫЙТИ.

Ведущий к выходу тоннель действительно перекрыла массивная запертая дверь. Айви остановилась.

– Идем, – потянул ее за руку Грей, – ничего там нет.

Они шагнули прямо сквозь дверь.

Зазвенел колокольчик.

НЕ УХОДИТЕ. ОТВЕТЫ БУДУТ ДАНЫ.

Они вернулись, причем Айви подала знак, которого Грей не понял. Что-то вроде «будь осторожен». Но он уже и без знаков уразумел: с этой машиной лучше держать ухо востро.

– Грей обыкновен, так откуда же у него талант? – спросила Айви.

ОН НЕ ОБЫКНОВЕН.

– Что за вздор?! – воскликнул Грей. – Да до недавнего времени я слыхом не слыхивал о Ксанфе, а как услышал, так долго не верил!

ЭТО ПРАВДА, – подтвердил экран, – НО НЕ ВСЯ.

– Так выкладывай всю, – потребовала Айви.

ОНА МОЖЕТ ВАМ НЕ ПОНРАВИТЬСЯ.

Юноша и девушка переглянулись, не понимая, к чему эта железяка клонит.

– Почему не понравится? – спросила Айви после некоторого размышления.

ПРЕДЛАГАЮ СДЕЛКУ, – написал, вместо ответа, Конпутер, – ВСЕ, ИЗВЕСТНОЕ О ГРЕЕ ВАМ, ВЫ РАССКАЗЫВАЕТЕ МНЕ. ВСЕ, ИЗВЕСТНОЕ О НЕМ МНЕ, Я РАССКАЗЫВАЮ ВАМ.

– Но если тебе известно обо мне то, что неизвестно мне, то как может быть неизвестно то, что мне известно? – с подозрением спросил Грей.

ТАКОВА КОНФИГУРАЦИЯ СОБЫТИЙ, – не слишком вразумительно ответил Конпутер. – НЕОБХОДИМ ВЗАИМНЫЙ ОБМЕН ИНФОРМАЦИЕЙ. ПОСЛЕ ЭТОГО ПОТРЕБУЕТСЯ ДОСТИЖЕНИЕ ДОГОВОРЕННОСТИ, ХОТЯ УСЛОВИЯ МОГУТ ВАМ НЕ ПОНРАВИТЬСЯ.

Наступила пауза. Обдумав возможности, Грей решил, что если Конпутер предпримет какой-либо опасный для них шаг (скажем, наколдует чудовище), он попросту аннулирует магию машины. Знает Конпутер, в чем заключается талант Грея, или не знает, это все равно должно сработать.

Он поймал взгляд Айви. Она кивнула.

– Ладно, – сказал Грей, – мы расскажем тебе, что знаем сами, а ты нам – что известно тебе, без утайки. Но насчет дальнейшего мы на себя никаких обязательств не принимаем.

СОГЛАСЕН. НАЧНИТЕ С МЕСТОНАХОЖДЕНИЯ И СПОСОБА КОНТАКТА С МОЕЙ ПОСЫЛКОЙ.

Грей, как и обещал, рассказал без утайки все, начиная со своей жизни в Обыкновении, установки новой программы и встреч со странными девушками до знакомства с Айви и обнаружения у себя таланта. Не утаил он, и в чем этот талант состоит.

ПОРАЗИТЕЛЬНО, – восхитился Коцпутер. – У ТЕБЯ ДОЛЖЕН БЫЛ ПРОЯВИТЬСЯ ТАЛАНТ, НО НА ТАКОЙ МАСШТАБ Я НЕ РАССЧИТЫВАЛ. ВИДИМО, ИМЕЛО МЕСТО НЕУЧТЕННОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ ОБЫКНОВЕНСКОГО ФАКТОРА.

– Твоя очередь, Путер, – сурово напомнила Айви.

НЕ ВОЗРАЖАЕТЕ, ЕСЛИ ДЛЯ БОЛЬШЕЙ УБЕДИТЕЛЬНОСТИ Я ЗАМЕНЮ РАССКАЗ ПОКАЗОМ?

– Ты должен предоставить нам полную информацию, – сказал Грей, – а способ выбирай сам.

Экран мигнул и затуманился серыми тенями, за которыми угадывался мощный пещерный свод над темным озером.

Поверх изображения появилась надпись:

ВРЕМЯ БЕЗВОЛШЕБЬЯ.

– Что? – не понял Грей.

ПУСТЬ ПОКАЗАННОЕ МНОЙ ОБЪЯСНИТ ПРИНЦЕССА АЙВИ.

– Это было давно, – сказала Айви. – Задолго до меня и даже до папы… Вся магия в Ксанфе куда-то подевалась.

Словно в подтверждение, экран показал древопутан с бессильно обвисшими щупальцами и растерянных, не способных выдохнуть ни огня, ни пара, драконов – Это было ужасно, хотя продолжалось всего несколько часов. Ксанф умирал. Потом магия вернулась и больше уже не пропадала, хотя по-прежнему оказалось не все. Например, Горгона до того превратила в камень кучу народу.

В безволшебье все эти люди ожили, разбрелись кто куда и потом не окаменели. С другой стороны, волшебные существа и в этот период никуда не делись, только лишились некоторых свойств. Видимо, эта катастрофа затронула, в основном, временную магию. Но некоторые очень сильные чары, как, скажем, Заклятие Забвения, что было наложено на Провал, тоже не выдержали; это заклятие рассыпалось, разлетелось, а теперь от него и обрывков не сыщешь. Ну а потом аист принес папу: огры отметили это событие в своем календаре, но, как говорят, довольно грубо ошиблись. Они вообще грубые.

Тем временем показ ужасов безволшебья завершился, и на экране вновь появилось черно-белое, как на допотопном телевизоре, изображение давешнего озера. Из воды с трудом выбрались двое: видный мужчина средних лет и довольно хорошенькая молодая женщина. Вообще-то на берег вылезали разные существа, включая и кое-каких чудовищ, но в фокус попали именно эти люди. Похоже, не слишком-то ладившие между собой: жестами они обменивались вовсе не дружественными. Однако мужчина нашел путь к тоннелю, служившему руслом впадавшей в подземное озеро реки. Другого пути наружу, видимо, не было, и женщина последовала за ним.

Грей присмотрелся и увидел на экране субтитры. Он не заметил их сразу, поскольку они, чтобы не загораживать изображение, были даны более мелким шрифтом, чем предыдущие надписи.

ПОСЛУШАЙ, – убеждала перепачканная красотка, – МЫ С ТОБОЙ ДРУГ ДРУГА НЕ ЛЮБИМ, ДА И НЕ НАДО, НО ВЫБИРАТЬСЯ ВДВОЕМ СПОДРУЧНЕЙ, А ЭТО ДЛЯ НАС ГЛАВНОЕ. САМ ВЕДЬ ЗНАЕШЬ. ЕСЛИ ВОЗВРАЩЕНИЕ МАГИИ ЗАСТИГНЕТ НАС ЗДЕСЬ НАМ КОНЕЦ.

ХОРОШО, – с видимой неохотой согласился мужчина, – БУДЕМ СОТРУДНИЧАТЬ, ПОКА НЕ ВЫБЕРЕМСЯ ИЗ КСАНФА. А ТАМ КАЖДЫЙ ПОЙДЕТ СВОЕЙ ДОРОГОЙ.

ПРЕКРАСНО, – кивнула она.

Двинувшись вверх по реке, они вскоре наткнулись на чудовище, походившее на маленького перекрученного сфинкса.

СЕЙЧАС Я ИЗМЕНЮ ЕГО ФОРМУ, – женщина начала выделывать руками какие-то пассы, но внезапно хлопнула себя по лбу.

Я И ЗАБЫЛА, МАГИИ-ТО НЕТ. ИНАЧЕ НАМ БЫ НИПОЧЕМ НЕ ВЫБРАТЬСЯ ИЗ ОЗЕРА МОЗГОВИТОГО КОРАЛЛА.

НЕТ-ТО НЕТ, НО МЫ НЕ ЗНАЕМ, КОГДА ОНА ВОССТАНОВИТСЯ, – напомнил мужчина, – ЧТОБЫ КОРАЛЛ НЕ СЦАПАЛ НАС СНОВА, НАМ НУЖНО ПОТОРОПИТЬСЯ.

Грей поймал себя па том, что уже привык к субтитрам и воспринимал их так, словно слышал разговор. Все происходящее па экране обретало для него черты реальности, как бывало, когда он смотрел хорошие фильмы.

У МЕНЯ НОГИ ПОДКАШИВАЮТСЯ, – заныла через некоторое время женщина. – Я НЕ ПРИВЫКЛА КОВЫЛЯТЬ ПО КАМЕНЮКАМ.

МОЖЕТ, ПРИКАЖЕШЬ ТАЩИТЬ ТЕБЯ НА ЗАКОРКАХ? – раздраженно откликнулся мужчина, – Я И САМ УСТАЛ.

НЕ НАДО ТАЩИТЬ, ИДИ ЧУТОЧКУ ПОМЕДЛЕННЕ, – попросила женщина, – ЕСЛИ ШАГАТЬ БЕЗ ОТДЫХА В ТАКОМ ТЕМПЕ, МЫ ДО ГРАНИЦЫ КСАНФА НЕ ДОТЯНЕМ.

Мужчина призадумался, кивнул и замедлил шаг.

Экран замигал, потом посередине появилась крупная надпись:

ПРОШЛО ВРЕМЯ.

Когда изображение вернулось, было утро. Двое беглецов выглядели до крайности измотанными. Желая вздремнуть, они сорвали с ближайшего дерева несколько недозрелых, жестких подушек и улеглись. Однако ни одеял, ни покрывал нарвать оказалось не с чего, а утро, видимо, выдалось прохладное. Ради того, чтобы хоть как-то согреться, им пришлось обняться.

ПРОШЛО ВРЕМЯ.

Все те же двое, до невозможности перепачканные, но (судя по прыти) отдохнувшие, шли по тропе, срывая с кустов по обочинам непропеченные пироги и поедая их на ходу. И так, не сбавляя темпа, они вышли к краю бездонной пропасти.

ПРОВАЛ! МЫ О НЕМ ЗАБЫЛИ! – в ужасе вскричала женщина.

Представленная в этой сцене на крупном плане, она показалась Грею неуловимо знакомой, но заострять на этом внимание юноша не стал. Кого он мог знать в Ксанфе, да еще в те времена, когда сам на свет не родился.

ЕСТЕСТВЕННО, ЗАБЫЛИ, – сердито буркнул мужчина, – ЭТОТ ИДИОТ СЛЕПИЛ ТАКОЕ МОЩНОЕ ЗАКЛЯТЬЕ, ЧТО СРАЗУ ЕГО НЕ ВЗЯТЬ И БЕЗВОЛШЕБЬЕМ. ОНО РАССЕЕТСЯ НЕСКОРО, ЕСЛИ ВООБЩЕ РАССЕЕТСЯ.

Женщина угрюмо кивнула.

АГА, ТОТ САМЫЙ ИДИОТ, КОТОРЫЙ ПОЗНАКОМИЛ МИЛЛИ С ПОВЕЛИТЕЛЕМ ЗОМБИ. Я НЕПРЕМЕННО ОКРУТИЛА БЫ ЕГО, НЕ ПОДВЕРНИСЬ ОНА.

НУ КАК МОГ ВОЛШЕБНИК – ПУСТЬ ОН ИДИОТ, НО ВЕДЬ ВОЛШЕБНИК! – УВЛЕЧЬСЯ ТАКИМ НИЧТОЖЕСТВОМ?

– Речь идет о Милли-духе и Повелителе зомби, – воскликнула Айви. – Они и вправду жили в старое время, прежде чем явились в наше.

Мужчина улыбнулся.

ТАКОЙ УЖ У НЕЕ БЫЛ ТАЛАНТ. МОГЛА УВЛЕЧЬ КОГО УГОДНО.

ДА, – фыркнула женщина, – ТАЛАНТ ОЧАРОВЫВАТЬ МУЖЧИН. А ВОТ ОКАЖИСЬ ОНА ЗДЕСЬ БЕЗ СВОЕЙ МАГИИ, ТАК НЕБОСЬ БЫЛА БЫ НЕ ОЧАРОВАШКОЙ, А ТАКОЙ ЖЕ НЕВЗРАЧНОЙ ЗАМАРАШКОЙ, КАК Я.

НУ, ЕЕ Я БЕЗ МАГИИ НЕ ВИДЕЛ, – откликнулся мужчина. – А НАСЧЕТ ТЕБЯ СКАЖУ ТАК – ПРИ ВСЕМ МОЕМ ПЛОХОМ К ТЕБЕ ОТНОШЕНИИ И ПРИ ТОМ, ЧТО ЗАМАРАЛАСЬ ТЫ И ТОЧНО ИЗРЯДНО, НЕВЗРАЧНОЙ ТЕБЯ НЕ НАЗОВЕШЬ.

ПРИМЕРНО ТО ЖЕ ОТНОСИТСЯ И К ТЕБЕ. ВСЕ, ЗА ЧТО ТЫ БЕРЕШЬСЯ, ОБОРАЧИВАЕТСЯ К ХУДШЕМУ, НО САМ ВЫГЛЯДИШЬ СОВСЕМ ДАЖЕ НЕПЛОХО.

К ЧЕМУ НАДО, К ТОМУ И ОБОРАЧИВАЕТСЯ, проворчал он с некоторой досадой, – ТАКОЙ УЖ У МЕНЯ ТАЛАНТ, А ТАЛАНТ, САМА ЗНАЕШЬ, В ЗЕМЛЮ НЕ ЗАРОЕШЬ. ТЫ ТОЖЕ НЕ ПОДАРОК, ХОТЯ С ФИГУРОЙ У ТЕБЯ, КАЖЕТСЯ, ВСЕ В ПОРЯДКЕ.

ПРОСТО УДИВИТЕЛЬНО, ЧТО НАИПЕРВЕЙШИЙ ВО ВСЕМ КСАНФЕ ЗЛОДЕЙ С ВИДУ ТАКОЙ ПРЕДСТАВИТЕЛЬНЫЙ МУЖЧИНА, – бросила она.

А ТЕБЯ, ПОЖАЛУЙ, МОЖНО БЫЛО БЫ НАЗВАТЬ КРАСИВОЙ, – не остался в долгу он, – ХОТЯ, КОНЕЧНО, КТО ЗНАЕТ, ЧТО СКРЫТО ПОД ЭТИМИ ЛОХМОТЬЯМИ.

АХ ТЫ, ПУСТОМЕЛЯ! – Вне себя от ярости женщина сорвала одежду, оставшись обнаженной. – ЧТО ТЕПЕРЬ СКАЖЕШЬ?

А ТЕПЕРЬ, – произнес мужчина, рассматривая ее ну очень внимательно, – ДОЛЖЕН ПРИЗНАТЬСЯ: Я ПОДОЗРЕВАЛ, ЧТО ФИГУРА У ТЕБЯ НЕ НАСТОЯЩАЯ. ТВОЙ ТАЛАНТ ПОЗВОЛЯЕТ МЕНЯТЬ ФОРМУ, ВОТ МНЕ И ДУМАЛОСЬ, НЕ ПОСТАРАЛАСЬ ЛИ ТЫ ДЛЯ СЕБЯ. НО НЫНЧЕ МАГИИ НЕТ, ТАК ЧТО ТВОИ СПОСОБНОСТИ ВОЛШЕБНИЦЫ ТУТ НИ ПРИ ЧЕМ.

ДУМАЕШЬ, РАЗ САМ ВОЛШЕБНИК, ТАК МОЖЕШЬ НАД ДРУГИМИ ПОТЕШАТЬСЯ?! – вспылила она. – ЗНАЕШЬ ВЕДЬ, Я ДО ВОЛШЕБНИЦЫ НЕ ДОТЯГИВАЮ.

ЭТО КАК ПОСМОТРЕТЬ, – возразил собеседник, ПО МНЕ, ТАК ВПОЛНЕ ДОТЯГИВАЕШЬ.

Женщина, видно, сочтя это очередным издевательством, схватила его за грудки, но добилась лишь того, что обветшавшая одежонка порвалась и он остался таким же голым, как и она.

ДОБАВЛЮ, – сказал он, перехватив ее запястья и не давая вырваться, – ЧТО ПО ЧАСТИ ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТИ, ВО ВСЯКОМ СЛУЧАЕ БЕЗ МАГИИ, ТЫ НЕ УСТУПИШЬ НИКАКОЙ МИЛЛИ. ПРОШЛОЙ НОЧЬЮ, КОГДА МЫ СПАЛИ ВМЕСТЕ, Я ЕДВА УДЕРЖАЛСЯ.

С ЧЕГО БЫ ЭТО? – вскричала она, – ТЫ ВЕДЬ ВСЕ ПОРТИШЬ, ЗА ЧТО НИ ВОЗЬМЕШЬСЯ. НЕУЖТО ТЫ САМ СЕБЯ ИСПОРТИЛ ДО ТАКОЙ СТЕПЕНИ, ЧТО ИСПОРТИТЬ ЧЕСТНУЮ ЖЕНЩИНУ УЖЕ НЕ МОЖЕШЬ?!

ЭТО Я СВОЕЙ МАГИЕЙ ВСЕ ПОРЧУ, – ответил он, – А СЕЙЧАС МАГИИ НЕТУ, ДА ОНА ТУТ И НИ ПРИ ЧЕМ. А В ТЕБЕ БЕЗДНА ПРИРОДНОЙ ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТИ, ХОТЬ ВО ВСЕМ ПРОЧЕМ ТЫ И ВРЕДИНА.

САМ ТАКОЙ! ХОТЯ В ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТИ И ТЕБЕ НЕ ОТКАЖЕШЬ.

УВЕРЕН! – воскликнул он, кривя губы. – ВЗДУМАЙ Я ТЕБЯ ПОЦЕЛОВАТЬ, ТЫ НЕ СТАЛА БЫ СОПРОТИВЛЯТЬСЯ.

А НУ ПОПРОБУЙ, БОЛТУН НЕСЧАСТНЫЙ.

Они и попробовали. Их губы встретились. И он, и она попытались при этом изобразить усмешку, показать, насколько им все это безразлично, но у них это как-то не получилось. А вот поцелуй получился очень и очень долгим.

ТЫ УЖАСНОЕ СУЩЕСТВО, – сказал он ей, когда их губы наконец разлепились, – ЕСЛИ БЫ МОЯ ГОЛОВА НЕ КРУЖИЛАСЬ ОТ ТВОЕЙ БЛИЗОСТИ, Я БЫ И БЛИЗКО К ТЕБЕ НЕ ПОДОШЕЛ.

САМ ТАКОЙ! – выкрикнула она, – НАСЧЕТ ТЕБЯ МОГУ СКАЗАТЬ ТО ЖЕ САМОЕ.

ДА, МЫ С ТОБОЙ ТАКАЯ ПАРА, ЧТО ХУЖЕ НЕКУДА, – согласился он. – МОЖЕТ, ПОПРОБУЕМ ЕЩЕ;

УБЕДИМСЯ ЛИШНИЙ РАЗ, КАК ЭТО СКВЕРНО.

СКВЕРНО, НЕПРИЛИЧНО И ГАДКО, – с готовностью согласилась она, – ДАВАЙ, ЧТОБЫ ВПРЕДЬ БЫЛА НАМ НАУКА.

Следующий поцелуй оказался еще крепче и дольше. А когда закончился, они дышали так, словно без остановки поднялись бегом на Парнас.

ЗАНИМАТЬСЯ ТАКИМИ ДЕЛАМИ С КЕМ-НИБУДЬ ДРУГИМ – ЭТО БЫ ЕЩЕ КУДА НИ ШЛО, – сказал он, задыхаясь и обхватывая ее талию куда крепче, чем требовалось для поддержки.

ЧЕМ ТАКИЕ ДЕЛА, Я ЛУЧШЕ В ЗЕМЛЮ ЛЯГУ ИЛИ, ПО КРАЙНЕЙ МЕРЕ, НА ЗЕМЛЮ, – сказала она. И легла.

Он тут же улегся рядом.

ПОДУМАТЬ ТОЛЬКО, НА ЧТО МЫ ТРАТИМ ВРЕМЯ, ВМЕСТО ТОГО, ЧТОБЫ ПОСКОРЕЕ УНОСИТЬ НОГИ ИЗ КСАНФА, – странно, но судя по голосу, он задыхался и лежа.

ДА, ИЛИ ХОТЯ БЫ ОТДОХНУТЬ.

ОСОБЕННО ИМЕЯ В ВИДУ, ЧТО МЫ ДРУГ ДРУГА ТЕРПЕТЬ НЕ МОЖЕМ, – он почему-то оказался над пей.

МЕЧТАЕМ О ТОМ, ЧТОБЫ ДРУГ ДРУГА НЕ ВИДЕТЬ, – согласилась она, поглаживая его спину.

ТАК ВЕДЬ И БЕДУ НАКЛИКАТЬ НЕДОЛГО.

ПОЛНУЮ КАТАСТРОФУ.

Они снова стали целоваться, хотя, судя по неистовым содроганиям, питали к этому занятию глубочайшее отвращение.

– Эге! – воскликнул Гранди. – Как я вижу, дело приобретает интересный оборот.

– Попридержи язык – гневно крикнула ему Рапупцель.

– Послушай, ты, куколка с кудряшками…

Они расхохотались и обнялись.

Грей неожиданно понял, что взаимное подтрунивание голема и его жены, державшихся порой так, будто они па дух не выносили друг друга, чем-то напоминало поведение мужчины и женщины с экрана.

Потом произошло нечто странное: Грей заморгал, силясь понять, что же именно

изменилось, и лишь спустя несколько мгновений осознал – па экране появился цвет. Кто бы мог подумать, что у такой допотопной машины может быть цветной монитор?

– А я не знала, что Путер умеет показывать цвета, сказала Айви.

– А я – что он умеет показывать картинки, – сказал Гранди. – Раньше были одни надписи.

– Вы пропускаете самое интересное, – пробормотала Рапунцель.

– Э, что это они делают? – удивилась Айви.

– Не могу ответить, – вздохнула Рапунцель. – Это относится к Тайнам Взрослой Жизни.

Сцена резко изменилась теперь экран показывал гнездо, в котором, будто встрепенувшись от неожиданного призыва, просыпалась большая красноклювая птица.

– Аист! – ахнула Айви. – Он получил послание. Вот, выходит, как его вызывают.

– Вот и тебе приходит время терять невинность, – грустно промолвила Рапунцель.

На экране снова появились мужчина и женщина. Они огляделись по сторонам, словно отмечая некую перемену, а потом она воскликнула:

МАГИЯ ВЕРНУЛАСЬ!

И тут до Грея дошло, что означало появление цвета. Лишенный волшебства, унылый и тусклый мир Конпутер показывал в черно-белых тонах. Яркие краски знаменовали собой восстановление магии.

ДА, МЫ С ТОБОЙ СЛИШКОМ ДОЛГО ЗАНИМАЛИСЬ ЕРУНДОЙ, – сказал мужчина, хотя по его виду было непохоже, чтобы он хоть капельку сожалел о потерянном времени.

ПОЖАЛУЙ, ЧТО ТАК, – согласилась женщина, тоже не выглядевшая огорченной.

НИЧЕГО, МЫ ЕЩЕ УСПЕЕМ УБЕЖАТЬ, – заверил ее он, – БЕЗВОЛШЕБЬЕ НАВЕРНЯКА НАРУШИЛО СТРУКТУРУ МОЗГОВИТОГО КОРАЛЛА, И ЕМУ ПОТРЕБУЕТСЯ ВРЕМЯ НА ВОССТАНОВЛЕНИЕ СВОЕЙ МОЗГОВИТОСТИ. К ТОМУ ЖЕ КОРАЛЛ НЕ МОЖЕТ ЛОВИТЬ НАС САМ. ПОКА ПОШЛЕТ ПОГОНЮ, ПОКА ОНА НАС НАСТИГНЕТ… ЗА НЕСКОЛЬКО ЧАСОВ ТУТ НЕ УПРАВИТЬСЯ.

ТАК-ТО ОНО ТАК, – женщина заглянула в пропасть, – ДА ТОЛЬКО ЧЕРЕЗ ПРОВАЛ МЫ ПЕРЕБЕРЕМСЯ, В ЛУЧШЕМ СЛУЧАЕ, ЗА НЕСКОЛЬКО ДНЕЙ. ДА И ТО ЕСЛИ СУМЕЕМ КАКИМ-ТО ОБРАЗОМ НЕ ПОПАСТЬ НА ОБЕД ДРАКОНУ. ВЕДЬ НА НЕВИДИМЫЙ МОСТ НАМ ХОДУ НЕТ.

ВЕРНО, – он подумал, а потом сказал:

– МОЖЕТ, СТОИТ ПОПРОБОВАТЬ СБИТЬ ПОГОНЮ С ТОЛКУ? НАС БУДУТ ИСКАТЬ НА ПУТИ К СЕВЕРУ, А МЫ ДВИНЕМСЯ НА ЮГ.

НО ТОГДА МЫ НЕ ВЫБЕРЕМСЯ ИЗ КСАНФА. ОНИ НАЙДУТ НАС С ПОМОЩЬЮ МАГИИ, И НАМ КОНЕЦ.

ЭТО КАК СКАЗАТЬ. НАС ВЕДЬ, С НАШИМИ-ТО ТАЛАНТАМИ, ТАК ПРОСТО НЕ ВОЗЬМЕШЬ. Я ИСПОРЧУ ИМ ВСЮ ПОГОНЮ. МЫ ВЕДЬ НЕ СОБИРАЕМСЯ ОСТАВАТЬСЯ В КСАНФЕ НАВСЕГДА. ЗАПУТАЕМ ПРЕСЛЕДОВАТЕЛЕЙ, ВЫИГРАЕМ ВРЕМЯ, А ПОТОМ УНЕСЕМ НОГИ.

НО ВСЕ ЭТО ВРЕМЯ НАМ ПРИДЕТСЯ ОСТАВАТЬСЯ ВМЕСТЕ! – вскричала она, хотя непохоже, что эта перспектива ее так уж устрашала.

ПРИДЕТСЯ ПОТЕРПЕТЬ, – сказал он, тоже не особо горюя.

НО ГЛУПОСТЕЙ МЫ БОЛЬШЕ ДЕЛАТЬ НЕ БУДЕМ, – заявила она.

В ВСЯКОМ СЛУЧАЕ, СЛИШКОМ ЧАСТО, – с готовностью согласился он, зачем-то ее поцеловав.

ХОРОШО, ЧТО МЫ ПОНИМАЕМ ДРУГ ДРУГА, женщина то ли усмехнулась, то ли улыбнулась.

ДА, НЕТ НИЧЕГО ВАЖНЕЕ, ЧЕМ ОПРЕДЕЛИТЬСЯ В ОТНОШЕНИЯХ, – в его словах иронии было еще меньше.

СКАЖИ, КОГДА ТЫ ОБОЗВАЛ МЕНЯ ВОЛШЕБНИЦЕЙ, ТЫ И ВПРАВДУ ДУМАЛ, ЧТО МОЙ ТАЛАНТ ТАКОГО УРОВНЯ?

КОНЕЧНО. ПОТОМУ И ОБОЗВАЛ. НАДЕЮСЬ, ТЫ НЕ ПРИНЯЛА ЭТО ЗА КОМПЛИМЕНТ?

Она промолчала, но ее глаза почему-то заблестели от слез. Похоже, из всех его оскорблений это оказалось самым действенным. Возможно, именно оно заставило ее решиться подвигнуть этого грубияна па такое дело, как вызов аиста.

Конечно, она претерпела от этого и сама, но зато уж ему досталось, так досталось.

Они двинулись на юг, подальше от Провала, по пути всячески выказывая взаимное отвращение. Так, он, желая показать, какая она хилая и неуклюжая, непременно подавал руку, чтобы помочь ей перебраться через ручей или овраг, а она насмехалась над ним, угощая, как маленького ребенка, самыми вкусными пирогами, какие ухитрялась нарвать. Обращаясь друг к другу, они неизменно использовали саркастические словечки вроде «милая» или «дорогой», и дабы убедиться, что их неприязнь не ослабевает, время от времени целовались. Им удалось разыграть столь превосходное представление, что не видевший начала посторонний наблюдатель запросто мог бы подумать, будто эти двое представляют собой влюбленную парочку, вроде тех же Грея и Айви.

Через некоторое время они наткнулись на невидимого великана. Еще не оправившегося после безволшебья исполина мотало из стороны в сторону; он мог ступить куда угодно, и чтобы не подвернуться ему под ноги, мужчина и женщина укрылись в ближайшей пещере.

Той самой, в которой вся компания находилась сейчас.

ПРИВЕТСТВУЮ ГОСТЕЙ, – отпечаталось на экране.

Мужчина и женщина, забыв о взаимной неприязни, прильнули друг к другу.

« КТО ЭТО НАС ПРИВЕТСТВУЕТ? – первым, набравшись храбрости, спросил мужчина.

Я КОНПУТЕР, ВЛАДЫКА И ПРЕОБРАЗОВАТЕЛЬ ДАННОГО ПРОСТРАНСТВА. ОТНЫНЕ ВЫ ПРЕБЫВАЕТЕ В МОЕЙ ВЛАСТИ.

ТУТ ТЫ МАЛОСТЬ ПЕРЕБРАЛ, – усмехнулся мужчина, – ДОЛЖЕН ТЕБЯ ОГОРЧИТЬ. Я…

Женщина толкнула его локтем в бок. Уступая своему спутнику в храбрости, она явно превосходила его в осмотрительности.

Я… Э… МОЯ ЖЕНА, – сказал мужчина, видимо понявший толчок как требование скрывать не только их имена, но и истинный характер их отношений, – СОБИРАЕМСЯ ОТСЮДА УБРАТЬСЯ. А В КАКУЮ-ТО ТАМ «ТВОЮ ВЛАСТЬ» Я НЕ ВЕРЮ.

Они повернулись и вознамерились уйти, видимо сочтя нетвердо стоявшего на ногах великана меньшим злом, нежели это непонятное, но явно злонамеренное устройство.

ТОННЕЛЬ ПЕРЕКРЫТ ДВЕРЬЮ. ВЫЙТИ НЕВОЗМОЖНО, – отпечаталось на экране.

И в створе тоннеля действительно появилась дверь. Но она не только не была заперта, но и болталась на одной петле.

Машина пискнула. Экран замигал, потом по нему побежали буквы НЕПРЕДВИДЕННЫЙ СБОЙ. ВСЕ ПОШЛО НАПЕРЕКОСЯК. ПОЧЕМУ?

ПОГОДИ, – с усмешкой отозвался мужчина, – Я ТЕБЕ ЕЩЕ НЕ ТАКОЕ УСТРОЮ. ВСЕ, ЧТО ТОЛЬКО МОЖЕТ ПОЙТИ НАПЕРЕКОСЯК, ТАК И ПОЙДЕТ.

ИНФОРМАЦИЯ ПРИНЯТА, – отпечатал экран, – И ПРОАНАЛИЗИРОВАНА. РЕЗУЛЬТАТ АНАЛИЗА: ТЫ МЭРФИ, СБЕЖАВШИЙ ИЗ ХРАНИЛИЩА МОЗГОВИТОГО КОРАЛЛА ВОЛШЕБНИК УХУДШЕНИЯ.

– Волшебник Мэрфи! – воскликнула Айви. – То-то его талант показался мне знакомым.

Тем временем мужчина оглянулся, и его усмешка сделалась зловещей.

ТЫ, КОНПУТЕР, ИЛИ КАК ТЕБЯ ТАМ, САМ, БЕЗ МОЕГО ВМЕШАТЕЛЬСТВА, СУЩЕСТВЕННО УХУДШИЛ СВОЮ УЧАСТЬ. ТЕПЕРЬ, ЧТОБЫ ТЫ НАС НЕ ВЫДАЛ, МНЕ ПРИДЕТСЯ ТЕБЯ СЛОМАТЬ.

ПРЕДЛАГАЕМЫЙ ПОСТУПОК НЕРАЗУМЕН. ТЫ ЗЛОЙ ВОЛШЕБНИК, Я ЗЛАЯ МАШИНА. МЫ МОЖЕМ ОБЪЕДИНИТЬ НАШИ УСИЛИЯ РАДИ УМНОЖЕНИЯ ЗЛА.

ЭТО Ж НАДО – ЖЕЛЕЗЯКА, А РАССУЖДАЕТ О ЗЛЕ, – вмешалась до тех пор молчавшая женщина, – ЧТО ВООБЩЕ ТАКОЕ «МАШИНА»? НЕ СТОИТ ЛИ НА ВСЯКИЙ СЛУЧАЙ ПРИДАТЬ ЭТОЙ ШТУКОВИНЕ ТОПОЛОГИЧЕСКИ БЕЗОБИДНУЮ ФОРМУ?

Я УЗНАЛ И ТЕБЯ, – сообщил Конпутер, – ТЫ ВАДН, ПРЕКРАСНАЯ, НО ЗЛАЯ ВОЛШЕБНИЦА, ТОЖЕ УБЕЖАВШАЯ ОТ КОРАЛЛА.

– Так зовут мою маму, – неожиданно воскликнул Грей, – Вадн Мэрфи. Но ей сорок лет, и она.., это.., хм.., никакая не прекрасная волшебница.

Он осекся и, кажется начав что-то понимать, уставился на Айви.

– Конечно, нет… – сказала девушка. – После стольких лет без магии, в унылой Обыкновении, трудно остаться такой, как прежде.

Вадн на экране поджала губы.

ПРЕКРАСНАЯ ВОЛШЕБНИЦА? ДА ЭТА ШТУКОВИНА НАСМЕХАЕТСЯ НАДО МНОЙ НА ТОТ ЖЕ МАНЕР, ЧТО И ТЫ. В ТАКОМ СЛУЧАЕ ОНА, ВОЗМОЖНО, НЕ ТАК УЖ ГЛУПА. СТОИТ С НЕЙ ПОСОВЕТОВАТЬСЯ. ЭЙ, ЖЕЛЕЗЯКА, ЧЕГО ТЫ ХОЧЕШЬ?

Я ПОМОГУ ВАМ СПАСТИСЬ ОТ ПОГОНИ, А ВЫ МНЕ – ЗАХВАТИТЬ ВЛАСТЬ НАД ВСЕМ КСАНФОМ.

КАКАЯ ВЛАСТЬ, КОГДА НАМ САМИМ НАДО УНОСИТЬ НОГИ? – воскликнул Мэрфи. – ЧЕМ МЫ МОЖЕМ ТЕБЕ ПОМОЧЬ?

Конпутер задумался. Экран мягко пульсировал, в углу светилось слово «РАЗМЫШЛЕНИЕ».

Потом побежала надпись: «БУДУЧИ НЕОДУШЕВЛЕННЫМ, Я ОБЛАДАЮ ДОЛЖНЫМ ТЕРПЕНИЕМ. ГОТОВ ОТСРОЧИТЬ ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ МОЕГО ЗАМЫСЛА ДО БОЛЕЕ ПОДХОДЯЩЕГО ВРЕМЕНИ. ФОРМУЛИРУЮ ПРЕДЛОЖЕНИЕ: Я ПОМОГАЮ ВАМ ПОКИНУТЬ КСАНФ, ВЫ ОТДАЕТЕ МНЕ СВОЕГО СЫНА».

ЧТО? – в один голос воскликнули Вадн, Мэрфи и Грей.

ВЫ НАПРАВИЛИ АИСТУ ПОСЛАНИЕ С ЗАЯВКОЙ НА СЫНА. САМИМ ВАМ В КСАНФ, ВИДИМО, НЕ ВЕРНУТЬСЯ, НО ВАШ СЫН СМОЖЕТ. В ОБМЕН НА ВАШЕ СПАСЕНИЕ Я ХОЧУ РАССЧИТЫВАТЬ В БУДУЩЕМ НА ЕГО СЛУЖБУ.

Мэрфи и Вадн переглянулись.

НАМ ЧТО ЖЕ, ПРИДЕТСЯ НЕ РАЗЛУЧАТЬСЯ ДАЖЕ В ОБЫКНОВЕНИИ? – сказала она. – КАК ЖЕ МЫ ВЫДЕРЖИМ?

БУДЕТ НЕЛЕГКО, ОСОБЕННО МНЕ, – согласился он, – НО КАК ТЫ, КОНПУТЕР, ЗНАЯ НАШУ ЗЛОВРЕДНОСТЬ, МОЖЕШЬ ПОЛАГАТЬСЯ НА НАШЕ ОБЕЩАНИЕ?

ВАШ СЫН НЕ БУДЕТ ТАКИМ ЗЛОКОЗНЕННЫМ, КАК ВЫ. УЗНАВ О НАШЕМ СОГЛАШЕНИИ, ОН ВЫПОЛНИТ УСЛОВИЯ.

Мэрфи и Вадн подумали, посовещались, поспорили, но сделку, хоть и без охоты, заключили.

Сцены прошлого исчезли, экран затемнился, но Грей продолжал таращиться на него в полном ошеломлении. Тот факт, что его родители оказались сбежавшими из Ксанфа злодеями, многое объяснял, но в связи с этим возникали новые проблемы.

– Стало быть, тебя принес аист из Ксанфа, – прервала молчание Рапунцель. – Этим и объясняется твой талант, хотя потом твои родители перебрались в Обыкновению, и аисту пришлось доставлять тебя туда.

– В Обыкновении все происходит.., хм.., не совсем чтобы… – заговорил Грей. – Впрочем, коль скоро я был.., э… задуман.., здесь, то с талантом все ясно. Так же как и с его масштабом: ведь у меня, как и у Айви, родители волшебник и волшебница. Но если они покинули Ксанф в дни Безволшебья, еще до короля Дора, как же вышло, что я гораздо младше его?

– Тут как раз все просто, – ответил Гранди. – На границе существует временная завеса. Не в том смысле, что она повешена на время, а в том, что состоит из подвижного, изменчивого времени. Мы из Ксанфа можем перейти в любое обыкновенское время, а для обыкновенов все гораздо сложнее.

Должно быть, Конпутер устроил их переход в Обыкновению таким образом, что они попали в недавнее время.

УМОЗАКЛЮЧЕНИЕ ВЕРНОЕ, – подтвердила надпись на экране, – ВСЕ ОСУЩЕСТВЛЕНО В СООТВЕТСТВИИ С МОИМ ЗАМЫСЛОМ. МНЕ ТРЕБОВАЛОСЬ СИНХРОНИЗИРОВАТЬ ВОЗРАСТЫ ГРЕЯ И ПОДХОДЯЩЕЙ ПРИНЦЕССЫ, ЧТО И БЫЛО ДОСТИГНУТО. В ДОЛЖНОЕ ВРЕМЯ Я ОСУЩЕСТВИЛ НЕОБХОДИМОЕ ВМЕШАТЕЛЬСТВО.

– Ты хочешь сказать, что сам отправился в Обыкновению? – не поверила Айви.

НЕ ФИЗИЧЕСКИ ТУДА ОТПРАВИЛСЯ МОЙ МАГИЧЕСКИ-ИНФОРМАЦИОННЫЙ ДВОЙНИК. СИЛА ТАЛАНТА ГРЕЯ ТАКОВА, ЧТО МАГИЧЕСКОЕ ПОЛЕ СУЩЕСТВОВАЛО ВОКРУГ НЕГО ДАЖЕ В ОБЫКНОВЕНИИ, ЧТО ПОЗВОЛИЛО ИНИЦИИРОВАТЬ «ПОСЫЛКУ». Я НЕ ИМЕЛ СВЯЗИ С ТАМОШНЕЙ МАШИНОЙ, ТАК ЧТО «ПОСЫЛКА» ДЕЙСТВОВАЛА САМОСТОЯТЕЛЬНО ОДНАКО ЕЙ СЛЕДОВАЛО ПОЯВИТЬСЯ К ВОСЕМНАДЦАТИЛЕТИЮ ГРЕЯ. К ТОМУ ЖЕ СРОКУ Я НАПРАВИЛ ТУДА ПРИНЦЕССУ АЙВИ.

– Меня направил грошик, а не ты! – вспылила Айви.

ГРОШИК МОГ НАПРАВИТЬ ТЕБЯ ТОЛЬКО ТУДА, ГДЕ ТЫ НУЖНЕЕ ВСЕГО. Я УСТРОИЛ ТАК, ЧТО НУЖНЕЕ ВСЕГО ТЫ БЫЛА ТАМ, ГДЕ НАХОДИЛСЯ СЫН ВОЛШЕБНИКА МЭРФИ. ВАША ПОМОЛВКА БЫЛА ПРЕДУСМОТРЕНА ЗАРАНЕЕ.

– Может, скажешь, что я и замуж выйду по указке гадкой железяки? – возмущенно воскликнула принцесса.

В СВОЕМ ПОВЕДЕНИИ ЛЮДИ СЛЕДУЮТ ОГРАНИЧЕННОМУ НАБОРУ МОДЕЛЕЙ. ОДНУ ИЗ НИХ УСТАНОВИЛ Я. ТЕПЕРЬ СЫН МЭРФИ ЗДЕСЬ И ОБЯЗАН СЛУЖИТЬ МНЕ.

– Я тебе ничего не обещал и ничем не обязан, – возразил Грей.

ЗАТО ОБЕЩАЛИ ТВОИ РОДИТЕЛИ. ПРАВДА, ДЕРЖАТЬ СЛОВО ОНИ НЕ СОБИРАЛИСЬ И СКРЫВАЛИ ОТ ТЕБЯ ПРАВДУ, ЧТОБЫ ТЕБЕ НЕ ЗАХОТЕЛОСЬ В КСАНФ. НО Я НАПРАВИЛ В ОБЫКНОВЕНИЮ СНАЧАЛА «ПОСЫЛКУ», А ПОТОМ ПРИНЦЕССУ, ЧТОБЫ ДОСТАВИТЬ ТЕБЯ СЮДА. ТЫ ВЫПОЛНИШЬ ОБЕЩАНИЕ РОДИТЕЛЕЙ, ПОТОМУ ЧТО В ОТЛИЧИЕ ОТ НИХ У ТЕБЯ ЕСТЬ ЧЕСТЬ.

– У них тоже есть честь! – пылко возразил Грей. – Оказавшись в изгнании, они пытались спасти Ксанф от твоего владычества.

– Слушай, ты, склянка с буквочками, – вмешался Гриди. – Откуда мы вообще можем знать, что ты не врешь?

Подумаешь, показал картинку мало ли кто да когда вызывал аиста. А все прочее – только твои слова.

ПУСТЬ ГРЕЙ ОТПРАВИТСЯ ЗА ПОДТВЕРЖДЕНИЕМ В ОБЫКНОВЕНИЮ. ОН УЗНАЕТ ПРАВДУ, И ЛИБО ОСТАНЕТСЯ НАВЕКИ ТАМ, ЛИБО ВЕРНЕТСЯ КО МНЕ, ЧТОБЫ ВЫПОЛНИТЬ УСЛОВИЯ СДЕЛКИ.

У Грея возникло очень неприятное ощущение, что все это правда. Однако еще многое требовало уточнения.

– Положим, ты хотел затащить меня в Ксанф, но причем здесь Айви? Тебе ведь наплевать на нас с ней, так почему Же ты хочешь, чтобы мы поженились?

ТВОЙ БРАК С ПРИНЦЕССОЙ ЯВЛЯЕТСЯ ОПТИМАЛЬНОЙ КОНФИГУРАЦИЕЙ, ИБО ОБЛЕГЧАЕТ ТЕБЕ ПУТЬ К ТРОНУ. ЖЕНИВШИСЬ НА ПРИНЦЕССЕ, ТЫ, СО ВРЕМЕНЕМ, СТАНЕШЬ ИЛИ МУЖЕМ КОРОЛЯ, ИЛИ, ПОСКОЛЬКУ ЯВЛЯЕШЬСЯ ВОЛШЕБНИКОМ И ИМЕЕШЬ НА ЭТО ПРАВО, ДАЖЕ КОРОЛЕМ. ПРИ ЭТОМ ТЫ БУДЕШЬ СЛУЖИТЬ МНЕ, А ЗНАЧИТ, ВЛАСТВОВАТЬ НАД КСАНФОМ БУДУ Я. ТАКОВА СУТЬ МОЕГО ЗАМЫСЛА.

Грей переглянулся с Айви: в глазах у обоих застыл ужас.

Ситуация прояснилась, но не лучшим образом. Перед ними открывались сразу три возможности: отправиться вместе в Обыкновению, остаться в Ксанфе, разорвав помолвку, или, поженившись, стать исполнителями злой воли машины. Ни то, ни другое, ни третье их не устраивало.

– Как жаль, что здесь нет Доброго Волшебника! – воскликнула Айви. – Уж он-то непременно подсказал бы нам, что делать.

ХА-ХА-ХА, – злорадно высветил экран, – ЧТОБЫ ПОЛУЧИТЬ ЕГО СОВЕТ, НАДО ЗАДАТЬ ЕМУ ВОПРОС.

А ЧТОБЫ ЗАДАТЬ ЕМУ ВОПРОС, НАДО ЕГО НАЙТИ.

А НАЙТИ ЕГО ВЫ НЕ СМОЖЕТЕ. Я СПРОВАДИЛ ЕГО ТУДА – НЕ СКАЖУ, КУДА.

– Ах ты, пакостник! – вознегодовала Айви. – Так это из-за тебя он пропал! Значит, ты оставил весь Ксанф без Ответов на самые важные Вопросы ради осуществления своего гнусного замысла!

– Грей, – сказал Гранди. – А ты не находишь, что тебе следует ткнуть пальцем в эту кучу хлама и аннулировать ее вместе со своим обязательством? Нельзя служить тому, чего нет.

ГРЕЙ МЭРФИ ТАК НЕ ПОСТУПИТ, – буквы торопливо побежали по экрану, – ЭТО НЕЭТИЧНО, А ОН ПОРЯДОЧНЫЙ.

Грей заскрежетал зубами. Увы, в данном случае Конпутер точно не соврал.

– О милый! – со слезами на глазах воскликнула Айви. – Что же теперь будет?

ПОСЛЕ ПЕРЕЖИВАНИЙ И СОМНЕНИЙ ВЫ УБЕДИТЕСЬ В ПРАВОТЕ МОИХ СЛОВ И СМИРИТЕСЬ С НЕИЗБЕЖНОСТЬЮ. НА ПРОВЕРКУ ПОЛУЧЕННОЙ ИНФОРМАЦИИ ОТПУСКАЮ РОВНО ОДИН МЕСЯЦ.

ПО ЕГО ИСТЕЧЕНИИ Я СТАНУ ПРАВИТЬ КСАНФОМ.

ХА-ХА-ХА.

Грей сильно опасался, что и на сей раз металлический злыдень прав.

Оглавление

Обращение к пользователям