Глава 13. МЭРФИ

– Стало быть, – заключила Айви, – Грей является волшебником, и с этой стороны ничто не мешает нам пожениться, но он связан обещанием своих родителей, поэтому мы не вправе и близко подпускать его к трону. Но дело обстоит еще хуже: как волшебник, он вполне может стать когда-нибудь королем сам по себе, без женитьбы, и тогда Путер все равно заполучит власть. Единственный способ не допустить этого заключается в том, чтобы Грей вернулся в Обыкновению, да там и остался. Тогда Конпутер останется с носом.

– А сам Грей согласен на такой исход? – спросил король Дор.

– Да. Он совестливый человек и не хочет причинять вреда ни мне, ни Ксанфу.

– Ну, а ты, Айви, как на это смотришь? – промолвила, подавшись вперед, королева Айрин.

Всю дорогу до замка Ругна Айви только и делала, что размышляла о существующих возможностях, но как ни крутила, их получалось всего лишь две. Выбор был прост: Обыкновения – с Греем или Ксанф – без него. И то и другое казалось невыносимым.

Вместо ответа девушка разрыдалась.

Однако ее родители предпочли более рассудительный подход к обстоятельствам.

– Пока у нас нет уверенности в том, что Путер не врет, – заявил кроль Дор. – Его утверждение нуждается в проверке.

– Проверить-то как? – всхлипнула Айви. – Если он соврал, так разве сознается? Соврет снова, вот и все.

– А волшебник Мэрфи?

– Так он же в Обыкновении.

– Вы с Греем можете наведаться к нему и спросить.

У Айви мигом высохли слезы. Одна мысль о жизни в унылой Обыкновении внушала ей ужас, но в том, чтобы побывать там еще разок, ничего страшного не было.

Но и эта идея вызывала некоторые сомнения.

– А ему-то с какой стати выкладывать правду? Он ведь исконный враг всех существующих в Ксанфе порядков, поэтому и сбежал.

– Не совсем так, – покачал головой Дор, – Мэрфи вышел из игры потому, что не смог свергнуть короля Ругна.

Он надеялся объявиться в более подходящее время и при более благоприятных обстоятельствах – скажем, когда в Ксанфе не обнаружится других волшебников и никто не помешает ему взойти на трон. Однако в момент его побега из хранилища Мозговитого Коралла волшебников в наличии имелось больше чем достаточно, так что ему не нашлось места. Не желая снова угодить в хранилище, он бежал в Обыкновению. Но время прошло, и сейчас, при условии отказа от притязаний на трон, он мог бы вернуться.

– А с чего бы он стал отказываться?

Отец заглянул дочке в глаза.

– Тебе ведь ведомо, каково жить в Обыкновении. Скажи, разве ты, будучи принцессой и волшебницей, не отказалась бы от всех прав на престол, встань перед тобой выбор между возвращением в Ксанф и вечным изгнанием?

– Я бы, может, и отказалась, – ответила, поразмыслив, Айви. – Однако обещание, данное волшебником Мэрфи, связывает не его самого, а Грея. Грей тоже волшебник, и если он, даже будучи удален от трона, станет служить Конпутеру, это сулит большие неприятности.

– Мы с твоей мамой обсудили этот вопрос и пришли к выводу, что ты могла не учесть некоторые возможности. Итак, ты можешь проверить, правдивы ли слова Конпутера, и если это ложь, то больше и говорить не о чем. Если же машина сказала правду, ты можешь вернуть волшебника Мэрфи в Ксанф, при условии сохранения им лояльности существующему порядку. Или…

– Вернуть человека, пытавшегося свергнуть короля Ругна? – недоверчиво переспросила Айви.

– ., продолжить поиски Хамфри, чтобы от пего узнать, как уладить дело с Конпутером, – закончил свою фразу Дор.

– Но как ты можешь предлагать вернуть злого волшебника? Можешь ты объяснить, каким образом это может помочь нам с Греем или принести Ксанфу что-либо, кроме лишних неприятностей?

Дор объяснил.

– И ты, правда, веришь, что это сработает? – вытаращилась Айви.

– Если нет, то тогда, пожалуй, ничего не поможет.

Девушке не оставалось ничего, кроме как согласиться.

Нельзя сдаваться, пока остается пусть самая слабая, самая зыбкая надежда.

Решено: они отправятся в Обыкновению, поговорят с волшебником Мэрфи и, возможно, предложат ему вернуться в Ксанф.

***

Выступили на рассвете. В путь отправились втроем: Грей, Айви и приданная им в качестве компаньонки Электра. Та, узнав, что ей предстоит не просто составить жениху и невесте компанию, но и присматривать за ними, пришла в полный восторг и обещала ни па миг не оставлять их без внимания.

Ехали верхом: Электра на полностью оправившемся после пребывания в плену у гоблинов Осляте, Грей на коне-призраке Пуке, а Айви па подружке последнего (разумеется, не Грея, а Пуки), призрачной кобылице Пике. Жеребенок-призрак Пак весело трусил рядом. Как и подобает призракам, все три лошади носили бряцающие цепи. Подружившиеся четыреста лет назад с Джорданом-варваром, они категорически не соглашались считать себя «прирученными», но (особенно когда Айви усиливала их дружелюбие), охотно соглашались послужить верховыми животными.

Ехали быстро, однако весь Ксанф за один день не проедешь, так что к вечеру, у северного побережья, им пришлось сделать привал. Кони-призраки удалились в ночь щипать призрачную, невидимую для обычных глаз травку и пропали из виду: из тьмы доносилось лишь негромкое звяканье цепей.

Спустившись к пляжу;« путники увидели колышущееся море. Расположенные вдоль зачарованных троп места для привалов обеспечивали магическую защиту от любых поползновений со стороны чудовищ или хищных растений, однако Грей, не останавливаясь, двинулся по аккуратной дорожке, уходившей за оградительную черту.

– Эй, ты куда? – встревожилась Айви.

– Мне надо.., это.., хм.., отойти, – смущенно отозвался он.

– Но эта тропа ведет прямиком к путане. Стоит переступить черту, как она мигом тебя опутает…

– Это вряд ли, – улыбнулся юноша. – Вспомни про мой талант.

– Ой, надо же! – в свою очередь смутилась она. – Я и вправду забыла. Тебе нечего ее бояться.

– То-то и оно, – Грей двинулся дальше, а Айви стала с любопытством смотреть, что будет дальше. А было следующее: выждав, когда он подойдет вплотную, дерево мгновенно оплело его хваткими щупальцами, но уже в следующий миг они бессильно опали. Юноша спокойно пошел дальше, не приходилось сомневаться в том, что облегчившись, он восстановит магию растения, но повторять попытку нападения дерево, скорее всего, не станет. Путаны сообразительны и к кому не надо не цепляются.

Айви, прежде не особо задумывавшаяся на сей счет, неожиданно осознала, что в обществе Грея находится почти в полной безопасности. Никакая магия не могла причинить ему вред, а почти все опасности, которыми так изобиловал Ксанф, имели магическую природу. Он имел возможность аннулировать любое проявление магии или, в случае надобности, усилить его с помощью эффекта рикошета. Грей, безусловно, являлся истинным волшебником и силой своего таланта по меньшей мере не уступал Айви.

И они были под стать друг другу не только в этом. Она понравилась Грею, когда тот не верил ни в ее титул, ни в ее магию, а сама увлеклась им, считая его самым обыкновенным обыкновеном. И как замечательно, что оба они тогда ошибались. Лучшую пару трудно сыскать. Но увы, злоумышление Конпутера преграждало им путь к счастью, а как одолеть эту преграду, пока никто не знал.

***

Волны вздымались и пенились, принимая причудливые формы, и Айви неожиданно осознала, что, стоя на берегу и размышляя о Грее, непроизвольно усиливает магию моря. Вода начала светиться, пенные буруны обозначали черты лица.

Охваченная любопытством, девушка сосредоточилась на усилении, и довольно скоро форма ближайшей волны стабилизировалась. Под бровями из клочьев пены блеснули глаза, бурливый водоворот рта приоткрылся, выплеснув слово: «Берегись!».

У Айви отвисла челюсть. С ней заговорило море!

Но с чего бы это? Неужто волне понравилось, что ее усилили?

Сзади тихонько подошли Электра с Ослятей.

– Волна о чем-то предупреждает, – пробормотала Электра. – Знать бы еще, о чем?

Айви согласилась и изо всех сил сосредоточилась на усилении магии волны, выспрашивая ту, чего следует беречься. Она надеялась получить ответ, хотя понимала, что всякая магия имеет свои пределы.

– Троооопы тааам! – отозвалась волна и с плеском растеклась по поверхности моря.

– Тропы там? – неуверенно повторила Электра. – Где «там»‘? Может, прибрежную тропу размыло прибоем?

– Надо взглянуть, – промолвил Ослятя. – Хотя стоило ли так напрягаться из-за такой мелочи?

– Может, волна не слишком умна? – предположила Электра.

– Однако у нее были добрые намерения, – указала все еще находившаяся под впечатлением Айви. Доселе ей не случалось беседовать с волнами: таким талантом обладал ее отец.

Неужели она обрела способность усиливать магию и неодушевленных предметов? Или имела ее с, самого начала, только об этом не догадывалась?

– Спасибо, волна! – крикнула девушка, сложив ладони у рта. – Мы остережемся!

Бурлящий прилив набежал на пляж, словно лизнув ее ноги.

Вернулся Грей. Они нарвали плодов хлебного дерева, намазали их маслом, выдавленным из росших поблизости маслят, а на запивку налили лимонаду из бадьи, раскачивавшейся на ветке бадъяна. Перекусив, стали устраиваться на ночь.

Айви, понятное дело, предпочла бы спать рядышком с Греем, но понимала, что Электра не сведет с них глаз, рассчитывая поймать па чем-то, способным быть принятым за попытку вызвать аиста. Самое забавное, что сама Электра понятия не имела, как это делается, и Айви не знала, что движет новоявленной надзирательницей сильнее, долг или любопытство? Было время, когда вопрос о вызове аиста не давал покоя и ей, однако примерно год назад, сведя воедино разрозненные крохи почерпнутых откуда-то сведений (и не без помощи довольно прозрачных намеков Налы), она в основном разрешила эту загадку.

Во всяком случае, теперь Айви считала, что когда придет время, с вызовом аиста у нее затруднений не возникнет. Но она не собиралась заниматься ничем таким до свадьбы, к тому же сейчас чувствовала себя причастной к Тайнам Взрослой Жизни, которые следовало оберегать от детей. А Электра – невзирая на свою влюбленность, помолвку с Дольфом и даже то, что появилась на свет чуть ли не девятьсот лет назад, во многих отношениях оставалась ребенком.

Так и вышло, что во сне Айви пришлось обнимать сорванную с дерева подушку, хотя было бы куда предпочтительнее обнимать Грея.

***

Поутру призрачные кони вернулись, и путь продолжился, однако при выходе на тропу Пика подняла нос и принюхалась. Пука и Пак зафыркали и затрясли гривами, выказывая беспокойство.

– Не о том ли предупреждала волна? – сказал Ослятя. – Может, с тропой что-то не так?

– Выглядит она вполне нормально, – пожал плечами Грей, которому рассказали про разговор с морем.

Держась настороже, они двинулись дальше. Тропа выглядела совершенно обычно, но три коня-призрака вели себя пугливо, что совершенно не свойственно их породе.

Путники добрались до поворота, свернули и – опа! – едва не столкнулись с огромным драконом-дымовиком, выдувавшим из ноздрей клубы темно-серого дыма.

– Мне тут говорили, будто эта тропа вроде как зачарованная, – пробормотал ехавший впереди Грей, осадив Пуку.

– Так и есть, – ответила Айви. – На нее не должен ступать ни один хищник.

Дракон свирепо оскалился. Очевидно, он придерживался иного мнения.

– Ладно, – сказал Грей, – сейчас я его аннулирую.

– Осторожно, – предостерегла Айви. – Он такого дыма напустит, что ты задохнешься раньше, чем успеешь к нему приблизиться.

– Не успеет, Пука домчит меня к нему раньше. Дракон ведь никак не ожидает, что мы с ходу пойдем в атаку, – он потрепал коня-призрака по холке – Пука, ты ведь веришь в мою силу?

Конь кивнул, звякнув цепью, но звяк получился не слишком уверенный. Пука, разумеется, был наслышан о чудесном таланте Грея, но видеть его в действии ему пока не доводилось.

Сзади донесся рев. Айви оглянулась и обомлела – там появился еще один дракон, чуть поменьше первого. Наверняка дымовица, его подружка.

– Нас обложили! – вскричала Айви. – Это ловушка!

– Я задержу драконицу, – крикнула ехавшая последней на Осляте Электра. – Как дам ей током!

– Нет! – испугалась Айви. – Ты не сможешь…

Ее голос потонул в громовом реве драконов. Дым повалил такой густоты, что чудовищ скрыла дымовая завеса.

– Давай, Эля! – взял на себя командование Грей. – Пока они дух переводят да нового дыма

набираются…

– Нет! – снова попыталась протестовать Айви.

Пука рванул вперед, Ослятя назад, а Айви со своими протестами осталась на месте посередине. Грей уже исчез в клубах дыма. Принцесса понимала, что он сможет совладать с драконом, если прикоснется к нему, а при той скорости, какую набрал конь-призрак, они должны были не просто соприкоснуться, а столкнуться основательно. В настоящий момент помощь требовалась, в первую очередь, Электре.

Как только Айви приняла решение, Пика развернулась и поскакала следом за Ослятей. Дым рассеялся, и Айви увидела, как Электра наносит удар по драконьей морде. Разумеется, человека или животное обычных размеров такой удар током надолго вывел бы из строя, но огромное чудовище лишь попятилось, на миг потеряв ориентацию. Как только драконица опомнится, Электре придется худо.

Похоже Ослятя, тоже понял, чем может обернуться дело: когда Айви приблизилась, он изо всех сил лягал драконицу в лоб задними копытами, не давая ей прийти в себя после электрошока. Однако это сулило только отсрочку.

И тут Айви осенило.

– Пика, готовься! – крикнула она. – Сейчас я тебя усилю! Залепи этой ходячей трубе в челюсть, чтобы она подольше не очухалась!

Девушка сконцентрировалась на усилении, представляя себе, что ноги кобылы-призрака обретают невероятную силу, а копыта делаются твердыми, как сталь ее цепей. Пика развернулась и обоими задними ногами нанесла такой удар, что у самой Айви, подскочившей па ее спине, клацнули зубы.

Эффект превзошел все ожидания: драконица упала наземь без чувств. Пока Айви с Пикой и Электра с Ослятей смотрели на распростертое чудовище, подъехал на Пуке Грей.

– Нашего дракона мы отключили, – сообщил он. – Да и вы, как я вижу, своего тоже.

– Но как они оказались на зачароваштой тропе? – удивленно промолвила Электра.

– Теперь я, кажется, понимаю, о чем предупреждала волна, – сказал Ослятя. – Чары па тропе истощились, так что (во всяком случае, на этом участке) они не обеспечивают безопасность.

Кони-призраки согласно закивали. Они чуяли это с самого начала, но что поделаешь, если люди не понимают ни по-призрачному, ни по-копски.

– Как могут истощиться чары, наложенные Добрым Волшебником Хамфри? – усомнилась Айви. – Он бы такого не допустил.

– Конечно нет, будь он поблизости, – сказала Электра. – Но его самого уже семь лет как не видели.

Айви поняла, что сглупила уж кому-кому, а ей следовало бы помнить об исчезновении Доброго Волшебника. Ведь именно отправившись на поиски Хамфри, Дольф познакомился с Надой и Электрой, а она сама таким же манером свела знакомство с Греем. В присутствии Хамфри никто не позволил бы себе озорничать с его чарами.

– Надо вернуть Доброго Волшебника, – сказала она. – Без него в Ксанфе никакого порядка.

– Здесь должны быть какие-то контрчары, – деловито указала Электра. – Я хочу сказать – чтобы тропа перестала быть зачарованной, нужно применить…

– Точно, – обрадовался Грей. – Если бы их удалось найти, я мог бы попробовать аннулировать – Я попробую усилить свою способность к распознаванию, – сказала Айви. – Может, что и найду, а ты сразу же аннулируешь.

– Попробовать стоит, – согласился Грей. Они спешились и взялись за руки.

– Ага! – воскликнула Электра. – За руки держитесь!

Об этом будет доложено кому следует!

– Ах так! – вознегодовала Айви. – Попробуй только наябедничать: я всем расскажу, как ты тайком пробиралась к Дольфу в спальню и брала его за руку, пока он спал.

Электра до того опешила, что Айви, Грей и Ослятя покатились со смеху. Львиная доля очарования Электры заключалась в том, что она во многом сохраняла детскую непосредственность и наивность.

Айви сосредоточилась на распознавании, однако лишь довела себя до головокружения. Она ощущала присутствие некой странной магии, но ни ее природу, ни ее источник, определить не могла.

– Понял! – неожиданно воскликнул Грей и, направившись к обочине, подобрал валявшийся там сук. – По-моему, все нелады отсюда. Не знаю уж, что это за деревяшка?

– Это наоборот-нов дерево! – догадалась Айви. – Оно переделало чары на тропе наоборот, так что она из зачарованной превратилась в разочарованную. Неудивительно, что на нее полезли драконы.

– Деревяшку-то как, аннулировать? – спросил Грей.

– Не надо, – испугалась Айви. – Вдруг она как-то наоборотит твой талант.

– А ты ее просто выброси, – предложил Ослятя. – Убери с тропы, и от нее не будет вреда.

Как только Грей зашвырнул деревяшку как можно дальше, копи-призраки одобрительно зафыркали, а драконы, хоть еще и не вполне пришли в сознание, торопливо сползли с тропы в сторону.

– Проблема решена, – удовлетворенно заключил Ослятя.

– Но она не возникла бы вообще, будь Добрый Волшебник на месте и занимайся он своим делом? – сказала Айви. – Как только решим наши личные вопросы, придется снова заняться его поиском. Ксанфу без пего не обойтись.

– Сумей мы найти его, он, возможно, решил бы и наши личные вопросы, – заметила Электра.

Айви кивнула. В личных делах Электры сложностей имелось даже побольше, чем у Айви. По достижении совершеннолетия Дольфу придется выбирать между двумя невестами, и выбор его, скорее всего, остановится на Наде. Электра, таким образом, не сможет выйти за спасшего ее от колдовского сна принца и умрет.

«Но ведь тут действует магия, – неожиданно пришло в голову Айви, – так, может быть, Грей в состоянии аннулировать проклятие?»

Эта мысль сулила надежду, но Айви не спешила высказывать ее вслух. Магия зачастую действует непредсказуемо, а любая ошибка в обращении с ней может обернуться гибелью.

***

Наконец они добрались до перешейка, крайней точки, возле которой их кони должны были остановиться, ибо магические существа не могут существовать вне Ксанфа. Кони-призраки отправились на свои призрачные пастбища, а Ослятя вызвался дожидаться путников с тем, чтобы по их возвращении из Обыкновении, подозвать коней свистом.

Место для ожидания – удобная стоянка, окруженная множеством полезных растений в конце зачарованной тропы, ему очень поправилось. Оттуда открывался вид па волнующееся, беспрерывно меняющее цвета море.

Эти самые цвета обозначали время и место в Обыкновении, куда могли направиться обитатели Ксанфа. Такие выдающиеся ученые, как кентавр Арнольд и обыкновен Икабод, не пожалели трудов па изучение данного феномена и даже написали толстенный труд, где все это расписывалось подробнейшим образом. Единственным недостатком трактата являлось то, что никто (кроме самих составителей) не понимал в нем решительно ни строчки. Айви усвоила лишь одно: если море делалось черным, то, пересекая его, можно было попасть к одноименному (но отнюдь не одноцветному) Черному морю в Обыкновении, куда, во времена, отстоявшие от нынешних на сотни лет в прошлое, ее родители направились па выручку дедушке Тренту и бабушке Айрис.

На сей раз выяснять, какой цвет чему соответствует, никто не собирался: Грей попросту аннулировал магию границы, и они вошли прямиком в так называемую «современную Обыкновению», то есть в то обыкновенское время, из которого явился Грей.

Несколько шагов – и Ксанф исчез позади, а они ковыляли по унылой, поросшей чахлым кустарником, местности к здешней мощеной тропе, носившей невразумительное название «шоссе». Впрочем, невразумительной сделалась здесь и речь Грея: теперь Айви с Электрой понимали только друг дружку; он же, будучи местным жителем, вновь залопотал по-обыкновенски.

Электра с недоумением присматривалась к туземной магии. Сначала Грей попытался остановить одно из проносившихся мимо металлических чудовищ, поднимая вверх большой палец, а когда этот колдовской пасс не сработал, Айви усилила его, слегка приподняв юбку и выставив на обозрение ножку. Усиление – вот тебе и Обыкновения! вполне удалось. Чудовищный грузовик со скрежетом остановился, и они нырнули внутрь.

Общаться с обыкновенами предоставили Грею; Айви время от времени обменивалась с ним знаками и порой тихонько показывала Электре некоторые диковины: так называемые «дома», больше похожие па огромные каменные коробки, и висячие трехцветные фонари, на которых по приближении машины неизменно зажигался красный свет.

Путешествие по путаным дорогам этой бестолковой страны казалось бесконечным На ночлег пришлось остановиться в зале ожидания так называемого «автовокзала». Разумеется, для ожидания, отдыха и, тем более, сна это помещение было приспособлено так, что хуже некуда, по в Обыкновении подобная дурость в порядке вещей. Айви пришлось показать Электре, как пользоваться некоторыми приспособлениями в комнате для оправления естественных надобностей, и та, естественно, испытала потрясение.

– Как можно использовать хорошую, чистую питьевую воду для такой цели? – недоумевала она. – А вдруг кто-нибудь забудет – и выпьет?

Айви с ответом не нашлась: многое в обычаях обыкновенов просто не поддавалось объяснению.

Остановившись перед одним из здешних странных, очень больших, но совершенно не волшебных зеркал, Айви с удивлением отметила, что Электра – и когда только? – ухитрилась вымахать с нее ростом и заметно повзрослеть. Видимо, принцесса была слишком погружена в собственные дела и произошедшие с подругой перемены заметила лишь когда они обе встали рядышком перед одним зеркалом.

Грей раздобыл местной еды. Для этого следовало бросить в щель большущей железной машины монетку – местный дензнак, похожий на никельнеда с оторванными лапками и клешнями. В ответ машина плевалась едой: видимо, она предпочитала металл настоящей пище. Айви этот обыкновенский процесс добычи еды уже видела, а вот Электра пришла в полное изумление.

– Ладно, – сказала она, – у нас в Ксанфе свиньи-копилки тоже питаются двушками и полушками. Но почему здешние машины, раз уж им так нравятся всяческие тугрики, сначала набивают животы обычной едой, а уж потом меняют ее на свои любимые железки?

И опять ответа у Айви не было.

Заснули на жесткой скамье, по обе стороны от Грея. Тот обнял обеих девушек, каждая склонила головку ему на плечо, и Айви невольно подумала, не напоминает ли эта картина историю с ее братцем и его двумя невестами. Дольф не возражал против женитьбы на обеих – на одной по любви, на другой из сочувствия, – но родители категорически отвергли подобную возможность. Они заявили, что ЭТОГО НЕ МОЖЕТ БЫТЬ, ПОТОМУ ЧТО ЭТОГО БЫТЬ НЕ МОЖЕТ. Двух жен ему не видать… А жаль. Ведь и Нада, и Электра такие славные!

***

До квартиры Грея им удалось добраться без особых задержек, но Электре, по всей видимости, непривычное путешествие далось нелегко: она явно чувствовала себя не лучшим образом и странно изменилась. С жадностью набрасывалась на любую еду и стала до крайности раздражительной и в то же время рассеянной. К тому же перепачкалась до такой степени, что ее трудно было узнать.

Когда Айви попала в свою здешнюю квартиру впервые, ей это место до крайности не понравилось, но оказавшись тут сейчас, она вздохнула с облегчением. Все осталось неизменным, как до отправки в Ксанф: полный холодильник снеди и полный шкаф нарядов, унаследованных от Аккуратин. Айви предложила Электре помыться, переодеться и подкрепиться, а сама, вместе с Греем, отправилась в квартиру напротив.

«Посылка» Конпутера продолжала действовать: как только Грей включил машину, они снова смогли нормально общаться.

ВЫ ПРИВЕЛИ С СОБОЙ КОЕ-КОГО ИЗ КСАНФА, высветилось на экране, когда на пороге квартирки Грея появилась переодевшаяся и приведшая себя в порядок Электра.

– Да, – ответил Грей. – Электру отправили с нами в качестве компаньонки.

ПРАВИЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ. МОЛОДЫЕ НУЖДАЮТСЯ В ПРИСМОТРЕ СТАРШИХ.

– Но Электра никакая не старшая, – попыталась возразить Айви, но, взглянув на подругу, осеклась: та выглядела взрослой женщиной лет примерно тридцати. Если раньше казалось, что девушка выглядит непривычно из-за усталости и грязной, поношенной одежды, то теперь стало ясно: она действительно стала на много лет старше. Но как это могло случиться?

– Электра, ты выросла и это.., э.., располнела, – удивленно произнес Грей. – И в этом платье выглядишь совсем взрослой. Что случилось?

С НЕЙ ЧТО-ТО НЕ ТАК? – заинтересовался экран, ИЗЛОЖИТЕ ПРЕДЫСТОРИЮ.

– Вообще-то ей около девятисот лет, – ответила Айви, – но в силу заклятия большую часть этого времени она проспала. Проснулась недавно такой же молоденькой, какой заснула. И все было нормально до сего дня.

НЕ СЛЕДОВАЛО ПЕРЕМЕЩАТЬ ЕЕ В ОБЫКНОВЕНИЮ. В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ ОСУЩЕСТВЛЯЕТСЯ ПРОЦЕСС СИНХРОНИЗАЦИИ БИОЛОГИЧЕСКОГО И ХРОНОЛОГИЧЕСКОГО ВОЗРАСТОВ. ПО ЕГО ЗАВЕРШЕНИИ ОНА ДОСТИГНЕТ СВОЕГО ОБЫКНОВЕНСКОГО ВОЗРАСТА – ДЕВЯТИСОТ ЛЕТ.

Все трое обменялись взглядами, полными ужаса.

– Ой, Электра, во что же мы тебя втянули! – в отчаянии воскликнула Айви. – Знали ведь, что магическим существам сюда соваться нельзя.

– Я сама виновата, – с невесть откуда взявшейся взрослой рассудительностью заявила Электра, – могла бы и сообразить, чем это обернется. Ничего, взрослый человек не должен предаваться отчаянию.

Она действительно повзрослела, не только внешне, но и внутренне.

– А сколько времени уйдет на эту.., синхронизацию? – робко спросил Грей.

ПРИ СОХРАНЕНИИ НЫНЕШНИХ ТЕМПОВ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ПРОЦЕССА ЭТО ЗАЙМЕТ ТРИ ДНЯ, – последовал незамедлительный и исчерпывающий ответ.

– Надо немедленно возвращаться в Ксанф! – вскричала Айви.

– Терпение! – взвешенно возразила Электра. – Два дня мы добирались досюда, значит и на обратную дорогу уйдет столько же. Если мы управимся с нашим делом за день, то успеем вернуться. Не вижу причин срывать наши планы из-за того, что со мной не все ладно.

– Ничего себе «не все ладно»! – воскликнула Айви. – Да этак ты вернешься в Ксанф старушенцией. Как же тогда быть с твоим замужеством?

Электра улыбнулась снисходительной взрослой улыбкой.

– А может быть, это станет лучшим решением проблемы? Уж конечно, я не стану требовать, чтобы Дольф, почти ребенок, женился на старой карге.

ПО ВОЗВРАЩЕНИИ В МАГИЧЕСКИЙ ВРЕМЕННОЙ КОНТИНУУМ КСАНФА ПРОЦЕСС ПРИОБРЕТЕТ ОБРАТНУЮ НАПРАВЛЕННОСТЬ, – вмешался компьютер, – ОБЪЕКТ ВЕРНЕТСЯ К ИСХОДНОЙ ТОЧКЕ БИОЛОГИЧЕСКОГО ВОЗРАСТА С ТОЙ ЖЕ СКОРОСТЬЮ, С КАКОЙ ПРОИСХОДИТ СТАРЕНИЕ.

– Ой, Лектрочка! – Айви подпрыгнула, обняла подружку и тут же отпрянула – уж больно чудно было кидаться на шею такой взрослой тете. Хоть она и та самая Электра, но… Все равно чудно.

– Ничего, все в порядке, – понимающе промолвила Электра. Если она и обиделась, то виду не подала, но Айви почувствовала себя рядом с ней девочкой, маленькой и довольно скверной.

– Нам надо наведаться к моим родителями, – сменил тему Грей. – Они живут в Сквиданке, отсюда миль шестьдесят. Я учился в здешнем колледже, потому что он предоставляет льготы жителям штата, но это далековато от дома, так что пришлось снимать квартиру. Отсюда в Сквиданк ходит ежедневный автобус, но, во-первых, у него крайне неудобное расписание, а во-вторых, и оно никогда не соблюдается.

– Нам необходимо управиться за день! – взволнованно напомнила Айви.

– На такси бы мы успели, но где взять деньги?

МОГУ ПРЕДОСТАВИТЬ СРЕДСТВА ИЗ РЕЗЕРВНОГО ФОНДА, – отпечаталось на экране.

– А с чего это ты, Путер, так стараешься? – недоверчиво спросила Айви. – Знаешь ведь, что мы тебя не любим.

Я НЕ ПУТЕР. БУДУЧИ ПОСЫЛКОЙ ПУТЕРА, ПРЕДСТАВЛЯЮ СОБОЙ САМОРАЗВИВАЮЩУЮСЯ ПРОГРАММУ. ПРОГРАММА ПРЕДПИСЫВАЕТ МАКСИМАЛЬНО СПОСОБСТВОВАТЬ УКРЕПЛЕНИЮ КОНТАКТА МЕЖДУ ГРЕЕМ МЭРФИ И ПРИНЦЕССОЙ АЙВИ. В РАМКАХ РЕШЕНИЯ ЭТОЙ ЗАДАЧИ ВСТРЕЧА С ВОЛШЕБНИКОМ МЭРФИ ПРЕДСТАВЛЯЕТСЯ ЖЕЛАТЕЛЬНОЙ. ДЕНЬГИ В КОРОБКЕ ДЛЯ ДИСКЕТ ПОД МОНИТОРОМ.

Грей посмотрел туда и под дискетами, куда просто так ему и в голову не пришло бы заглянуть, обнаружил пачку денег.

– Этого хватит, – удовлетворенно кивнул он.

Но вот Айви удовлетворенной не выглядела.

– Значит, ты хоть и «Посылка», но вовсе не Путер, а как бы сам по себе, – сказала она. – Ну и что ты рассчитываешь с нас получить?

ПОСТАНОВКА ВОПРОСА НЕКОРРЕКТНА.

– Брось, вопрос поставлен, как надо, и ты прекрасно знаешь, что я имею в виду. Злыдни, вроде тебя с твоим Конпутером, никогда ничего не делают просто так: они всюду ищут свою выгоду.

ПОСТАНОВКА ВОПРОСА НЕКОРРЕКТНА.

– Она хочет сказать, – вмешалась Электра, – что в интересах упрочения ее контакта с Греем Мэрфи ей не помешало бы получить кое-какие дополнительные сведения. Так уж она устроена: ко всему, чего не понимает, относится с недоверием. А это может внести предубежденность в ее отношения с родителями жениха и, следовательно, с самим Греем.

Поскольку ты замешан во всем этом с самого начала, тебе едва ли стоит ставить под угрозу выполнение своей миссии, утаивая не столь уж существенные сведения.

УТОЧНЕНИЕ ПРИНЯТО.

Айви держала рот хоть и открытым, по на замке. Все-таки от взрослых бывает прок, а Электра повзрослела просто как нельзя кстати.

– Обычно всяким соглашением предполагается, что в случае успешного осуществления задуманного исполнителя ожидает награда, – продолжала свой взрослый разговор Электра. – Каково будет твое вознаграждение?

ВОЗВРАЩЕНИЕ В КСАНФ.

– А каково наказание в случае провала?

ССЫЛКА В ОБЫКНОВЕНИЮ.

Электра взглянула на монитор с покровительственным, снисходительным видом: у некоторых взрослых это получается само собой.

– Вообще-то мы, так или иначе, в скором времени вернемся в Ксанф. Ты не находишь, что сотрудничество с нами могло бы стать куда лучшей гарантией желаемой тобой награды, чем чьи-то там обещания. Ничто не мешает нам просто взять тебя с собой.

Экран замигал:

ВЫ ПЫТАЕТЕСЬ МЕНЯ ПОДКУПИТЬ.

Электра снова изобразила мудрую, всепонимающую улыбку.

– Разумные существа склонны оказывать друг другу взаимные услуги и получать за это соответствующую компенсацию. Это справедливо и ничуть не предрассудительно.

ЧЕГО ВЫ ЖЕЛАЕТЕ?

– Получить сведения, позволяющие Айви выйти замуж за Грея, без необходимости удалиться с ним в ссылку в Обыкновению либо согласиться на то, чтобы он служил Конпутеру.

СПОСОБ АННУЛИРОВАТЬ СДЕЛКУ С КОНПУТЕРОМ МНЕ НЕИЗВЕСТЕН. ОДНАКО СУЩЕСТВУЕТ СТРАТЕГИЯ, ПОЗВОЛЯЮЩАЯ, ЕСЛИ ЭТО ВООБЩЕ ВОЗМОЖНО, ЕЕ ОБОЙТИ. УДОВЛЕТВОРИТ ЛИ ИНФОРМАЦИЯ О ПОДОБНОЙ СТРАТЕГИИ ВЫДВИГАЕМЫМ ВАМИ ТРЕБОВАНИЯМ?

Электра обернулась к Айви.

– «Посылка» не прочь с нами договориться, и, мне думается, это лучшее, что она может предложить. Как по-твоему?

Айви диалог Электры с монитором представлялся полной невнятицей, однако они, похоже, прекрасно понимали друг друга.

– А если мы договоримся, как она нам поможет?

– Подскажет способ обойти хитрость Конпутера, если такое возможно.

– Договаривайся! – согласилась Айви. – В нашем положении никакая возможность не лишняя. – ; , – Такая информация нас удовлетворит, – заявила Электра, вновь обернувшись к экрану. – Как проще всего доставить тебя в Ксанф?

СИСТЕМНЫЙ БЛОК С МОНИТОРОМ ТАЩИТЬ НЕ НАДО. ВОЗЬМИТЕ ДИСК.

Грей достал маленькую коробочку:

– Вот установочная дискета, которую я получил из компании «ОХМУРИНГ ЛТД». Здесь и ПРОРВА, программа инсталляции, и сама «Посылка». Такую маленькую штуковину мы переправим в Ксанф без труда.

– Но как «Посылка» оживет в Ксанфе? – поинтересовалась Айви. – Разве для этого не требуется экран или что-то такое?

В КСАНФЕ ИМЕЮТСЯ МАГИЧЕСКИЕ ЭКРАНЫ.

МОЖЕТЕ ВСТАВИТЬ МЕНЯ В ЛЮБОЙ ИЗ НИХ. ОДИН НАХОДИТСЯ НА ПЕРЕШЕЙКЕ.

– Будь по-твоему, – согласилась Айви. – А теперь выкладывай, что у тебя за стратегия.

ОНА СОСТОИТ В СЛЕДУЮЩЕМ: 1. ДОСТИЖЕНИЕ СОГЛАШЕНИЯ С ВОЛШЕБНИКОМ МЭРФИ; 2. ВОЗВРАЩЕНИЕ ВОЛШЕБНИКА МЭРФИ В КСАНФ; 3. ПРИМЕНЕНИЕ ЕГО ТАЛАНТА ВАМ НА ПОЛЬЗУ.

– Какая может быть польза, если его талант в том, чтобы все портить? – не поняла Айви.

Однако Грей сообразил:

– Так ведь он способен направить по наихудшему из возможных путей развитие тех событий, какие считает нужными. Если он обратит свой талант против замысла Конпутера, у Конпутера…

– .. Все пойдет паперекосяк! – радостно подхватила Айви, – а у пас все пойдет как надо!

Грей спрятал дискету в дорожную сумку. Айви прихватила в дорогу смену обыкновенской одежды, Электра смела, что смогла, с полок холодильника, и они отправились в Сквиданк.

***

Дом Мэрфи представлял собой типичное жилище обыкновена: аккуратное, ухоженное и донельзя унылое. Айви не могла не подивиться тому, как уроженцы Ксанфа так долго выносят подобную жизнь. Правда, у них не было выбора, как нет его у настоящих обыкновенов. А будь у них выбор, все обыкновены переселились бы в Ксанф, оставив свою Обыкновению пустой.

Сначала таксисту не слишком-то приглянулась странная троица и он потребовал деньги вперед, но в итоге, когда Грей расплатился, выглядел весьма довольным.

– Я дал ему чаевые, двадцать пять процентов сверх таксы, – пояснил юноша, коснувшись ее руки, и Айви ответила ему улыбкой. Она улыбнулась не потому, что поняла о чем речь, а потому, что вообще что-то поняла, хотя они не находились перед экраном. Потом девушка сообразила, что возможность взаимопонимания давал им не экран, а «Посылка». Дискета находилась в его сумке, л, хотя сила магического поля уменьшилась, коснувшись Грея, Айви могла разбирать его речь.

Они прошли по дорожке к двери. Грей постучался. Дверь отворила невысокая, полноватая женщина.

– Амам! – воскликнул Грей, обнимая ее.

– Оныск, – удивленно спросила она, – опечум ыт есьзд?

Опечум ен жеколлед?

– У ямен ледо, – ответил он, – Полвозь миом псунтмац итвой и ым све ябъонсим.

Женщина пропустила девушек (Грей представил их как Йиав и Трэлкеу) внутрь, где они присели на потертую, но очень уютную кушетку. Айви, желая понимать, о чем речь, села рядом с Греем и положила руку на его сумку.

Отец Грея выглядел стариком. По картинкам Конпутера Айви помнила, что во время бегства из Ксанфа он уже достиг среднего возраста, а поскольку с тех пор минуло уже девятнадцать лет, удивляться результату не приходилось. Матушка Грея, хотя и была гораздо моложе, тоже с виду постарела, тем паче что основательно прибавила в весе. На первый взгляд, эти люди ничем не отличались от любой другой немолодой обыкновенской четы, и лишь зная, кто они на самом деле, можно было углядеть в их обличье слабые отблески былого.

Просто ужасно, что делает с людьми эта Обыкновения!

– Прежде всего, – с ходу объявил Грей, – я должен сказать, что теперь знаю про Ксанф. – Родители не проронили ни слова, но напряглись: они хранили эту тайну долгие годы и ничего хорошего от ее раскрытия не ждали – Знаю я и о вашем соглашении с Конпутером и прекрасно понимаю, почему вы ничего мне не рассказывали. Не хотели, чтобы ваш единственный сын отправился туда и был вынужден служить злой машине.

Родители переглянулись, и отец, хмуро кивнув, промолвил:

– Ыт рпва.

Для того чтобы понять, что это подтверждение услышанного, перевода не требовалось.

– Но Конпутер не пустил все это на самотек, – продолжил Грей, – а позаботился о том, чтобы соглашение было исполнено независимо от вашего желания. Он сумел переправить сюда из Ксанфа специальную программу, а потом с ее помощью доставить в Обыкновению Айви и устроить наше знакомство. Айви – волшебница, она дочь короля Дора и королевы Айрин и… – Тут он сделал паузу. – .. Моя невеста.

Муж и жена воззрились на девушку с недоверием. Айви кивнула, чувствуя, что ей почему-то стало трудно дышать.

Повисло молчание: девушке показалось, будто оно длилось вечность. Потом Вадн достала носовой платок, промокнула им глаза и раскрыла Айви объятия.

Девушка бросилась ей на шею. В таких вещах, как обручения и помолвки, есть нечто, мужчинам совершенно недоступное, в то время как для женщин язык не имеет значения.

Но, как оказалось, они могут найти общий язык и в буквальном смысле.

– Ийав… – начала было Вадн, но сбилась, а потом заговорила медленно, но совершенно внятно:

– Айви, ты и правда из Ксанфа?

– Э.., да, я… – ошеломленно пролепетала Айви. – Но как ты…

Вадн улыбнулась и, с видимым трудом припоминая давно не произносившиеся слова, пояснила:

– Я ведь и сама из Ксанфа, хотя не говорила на родном языке почти двадцать лет. Нам пришлось учить обыкновенский…

– Наверное, это было ужасно, – сочувственно промолвила Айви.

– Не то слово, – вздохнула Вадн. – Обыкновения – ужасное место. Единственной нашей радостью был Грей.

Упомянутый Грей смотрел па мать и невесту разинув рот.

– Ой, – сообразила Айви, – он ведь нас слышит, но ничего не понимает. Чтобы говорить по-человечески, ему необходима магия.

– Да, мы его так и не научили, – отозвалась Вадн. – Старались избегать всего, хоть как-то связанного с Ксанфом.

Кто же знал, что дело так обернется?

– Скажи ему, что я расскажу тебе про нас все остальное, – попросила Айви. – А то стоит, бедненький, не знает, о чем мы толкуем.

– А что, есть еще о чем рассказать? – спросила Вадн.

– Еще как есть.

– Воят анесевт четох сарзакать емн опобшлье о сав охоиб? – обратилась мать к Грею. Тот выглядел не слишком довольным (наверное, мало радости стоять истуканом, когда твои близкие беседуют), по возражать не стал.

– Сперва Грей помог мне вернуться в Ксанф, – с воодушевлением начала Айви. – Помог, хотя сам ни в какой Ксанф не верил, как не верил в то, что я волшебница и принцесса.

Просто я ему нравилась. Он считал, что никакой магии не бывает, а к тому времени, когда убедился в другом, получилось так, что мы с ним.., э.., обручились. Ну, а потом и у него обнаружился талант. А когда стало ясно, что он волшебник…

– Кишеблонв? – от изумления Мэрфи переспросил по-обыкновенски.

– Волшебник, – повторила Айви по-людски. – Дело в том, что.., э… Послание аисту вы отправляли из Ксанфа, поэтому он может считаться уроженцем Ксанфа, и он имеет талант. Но талант особенный, возможно, сказалось то, что аисту пришлось доставлять его в край, где волшебство не действует, по, так или иначе, он способен аннулировать любую магию, даже мою. А я волшебница, так что и он – самый настоящий волшебник. Так вот, когда его считали обыкновенным обыкновеном, без какого-либо таланта, родители, естественно, возражали против нашей свадьбы, но волшебник – совсем другое дело. И все бы ничего, но мы не могли не выяснить, откуда у обыкновена мог взяться талант. А выясняя это, добрались до Конпутера и узнали про ваше соглашение. Оно, конечно, все усложнило, но нам кажется, что можно найти способ его обойти…

– Постой, постой! – воскликнула Вадн, у которой, похоже, голова закружилась от услышанного. – Мы предполагали, что у него может обнаружиться талант, но такое!..

– Что есть, то есть! – беззаботно откликнулась Айви. – Но вернемся к нашей задумке. Мы собираемся переправить вас обратно в Ксанф, чтобы волшебник Мэрфи с помощью своего таланта испортил Конпутеру весь его замысел. Если он, конечно, не против… Я знаю, что ему самому хотелось стать королем, по ведь это было давно…

– Но нам нельзя возвращаться, – возразила Вадн, – мы объявлены вне закона и можем опять угодить в хранилище Мозговитого Коралла.

– Ничего вы не вне закона, – отмахнулась Айви. – Конечно, многие были на вас обижены, а иные ваши дела и по сей день не распутать. Взять хотя бы историю с моим младшим братишкой… Но если вы пообещаете больше так не делать…

– Легко сказать «обижены», – вздохнула Вадн. – Мы много всякого натворили. Я, например, взяла и превратила ни в чем не повинную девушку в книгу, да так и не расколдовала ее.

– А, Милли-дух, – вспомнила Айви. – Она уже давно не книжка и даже не девушка. Вышла замуж за Повелителя зомби. У них двойняшки, и они вполне счастливы, так что наверняка вас простят. Так или иначе, если волшебник Мэрфи устроит так, чтобы у Конпутера все пошло паперекосяк, Грею, возможно, не придется служить машине, и тогда мы сможем пожениться, не покидая Ксанфа. А мой папа вовсе не хочет, чтобы мне пришлось покинуть Ксанф, так что он примет вас безо всяких претензий. Если, конечно, волшебник Мэрфи откажется от притязаний на трон.

– Я отказался от них, когда бежал из Ксанфа, – горячо заверил старый Мэрфи. – И готов на все, лишь бы только вернуться.

– И я тоже, – столь же пылко поддержала мужа Вадн. – Ксанф снился нам все эти годы, но мы не решались даже помыслить о возвращении.

– Однако если возвращаться, то прямо сейчас, – заявила Айви, – мешкать нельзя, потому что Электра стареет и ее необходимо вернуть обратно. На самом-то деле в Ксанфе ей всего пятнадцать.

Чета Мэрфи уставилась на Электру.

– Это чистая правда, – сказала она, – и тут тоже не обошлось без тебя, волшебник Мэрфи. Благодаря твоему проклятию, я проспала девятьсот (или около того, во сне не слишком хорошо считается) лет и пробудилась в том возрасте, в каком заснула. Но сейчас я не пребываю в магической временной среде, а потому мой биологический и хронологический возрасты стремительно сближаются.

– Мое проклятие? – удивился Мэрфи. – В свое время я немало всякого отчудил, но чтобы проклинать детей!..

– Я подвернулась тебе под руку: оказалась рядом с волшебницей Гобеле па острове «Аяте бя люблю», когда ты с ней схлестнулся.

– А.., припоминаю. С ней были две или три девочки…

Одна очень хорошенькая…

– Две очень хорошеньких: принцесса и Милли. Я ничего особенного собой не представляла, но проклятие шарахнуло как раз по мне.

Мэрфи нахмурился.

– И ты отправилась в Обыкновению, чтобы предложить мне вернуться? Уж у тебя-то точно есть причина меня ненавидеть.

– Не совсем так. В силу твоего проклятия я стала невестой прекрасного юного принца. Правда, если он на мне не женится, я умру, но познакомиться (и с ним, и с Айви) было все равно приятно. Вот и получается, что нет худа без добра, хотя порой это проявляется весьма своеобразно. Так или иначе, зла на тебя я не держу, хотя, конечно же, отнюдь не горю желанием опять угодить под твое проклятие.

– Так ты готова принять мои извинения? – спросил Мэрфи после некоторого размышления – Разумеется. Но имей в виду, что сейчас я взрослая, а став снова подростком, возможно, буду думать иначе.

– Ладно, тогда я повременю с извинениями до возвращения – нашего общего в Ксанф и твоего в нормальный возраст, – а тем временем подумаю, нельзя ли как-нибудь исправить содеянное. Может быть, мой талант сможет принести пользу и другим, не только моему сыну.

– Так ты решил вернуться? – с волнением спросила Айви.

– Мы с женой вернемся вместе и будем просить твоего отца разрешить нам остаться. От своего и от ее имени (у меня пет сомнений в ее согласии) обещаю сделать все возможное, чтобы исправить причиненное нами зло. Лишь бы нам дозволили поселиться в Ксанфе.

– В таком случае, надо поторопиться, – заявила Айви. – В пашем распоряжении всего два дня.

– Успеем и за один, – заверил Мэрфи. – У меня машина.

– Но не можем же мы вот так сорваться и уехать, – вмешалась Вади. – Надо сделать распоряжения…

– Позвони соседке, попроси присмотреть за домом до нашего возвращения, – оборвал жену Мэрфи. – Надеюсь, что нам разрешат остаться в Ксанфе и возвращаться не придется.

Вади кивнула и направилась к странному обыкновенскому устройству, именовавшемуся телефоном.

На сборы ушло не больше часа Вадн наготовила в дорогу сандвичей, прихватила несколько пакетов молока, и, как только все пятеро разместились внутри, машина Мэрфи сорвалась с места. Она мчалась с головокружительной скоростью: как и во время поездки на такси, Айви и Электре оставалось лишь удивляться тому, что все эти ревущие железные чудища ухитряются нестись по одной тропе – некоторые в противоположных направлениях! – и при этом не сталкиваться.

Смерклось, потом стемнело, а Мэрфи продолжал безостановочно гнать машину. Теперь дорога выглядела так, будто по ней несутся сотни падающих звезд или гигантских светлячков. Айви очень боялась разбиться, но еще больше боялась за старевшую прямо на глазах Электру и понимала, что сбавлять скорость не следует. Потом мелькание огней убаюкало ее, и она не заметила, как заснула.

Разбудил девушку резкий толчок.

– Приехали, – заявил Мэрфи. – Дорога кончилась.

Дальше пойдем пешком.

Освещая путь с помощью имевшегося у старого волшебника чудного обыкновенского фонаря, они двинулись к перешейку. Айви шла первой, поскольку являлась уроженкой того исторического времени Ксанфа, в которое они намеревались попасть. Окажись первым выходец из другого времени, это могло бы повлечь за собой серьезную путаницу.

– Эй, кто там? – послышалось из темноты впереди.

– Это я, Айви! – крикнула девушка, узнав голос Ослята.

Она двинулась на голос, и скоро все были в сборе. Только сейчас, вновь оказавшись на земле Ксанфа, Айви по-настоящему поняла, какого нервного напряжения стоило ей пребывание в ужасной Обыкновении. И как она могла вообразить хоть па миг, будто способна прожить там всю жизнь?

– Зачем ты привела еще трех обыкновенов? – спросил Ослятя. – И где Электра?

К нему подошла незнакомая женщина средних лет.

– Я малость прибавила в возрасте, – сказала она. – Но это поправимо. Если у тебя хватит терпения, то ты еще увидишь меня прежней.

– Это ты? – ахнул кентавр. – Что с тобой случилось?

– Я не учла, что по обыкновенским меркам мне девятьсот лет, – ответила она с кислой усмешкой. – Это был интересный опыт… Но лучше бы он поскорее закончился.

– Боюсь, у нас возникнут затруднения, – сказала Айви, после того как представила Осляте волшебница Мэрфи и Вадн. – Ехать верхом всем вместе нам не на ком. Придется разделиться: кто-то поедет вперед, а кто-то пойдет сзади пешком.

– Нам с женой только в радость прогуляться пешком по Ксанфу, – заявил Мэрфи. Мы так давно здесь не были: надо оглядеться, приспособиться, то да се…

– А я предпочла бы не появляться в замке, пока не вернусь в нормальное состояние, – сказала Электра.

– А я не прочь составить тебе компанию, – предложил Ослятя.

– Тогда мы с Греем поскачем вперед па Пуке и Пике, а вы топайте следом по зачарованной тропе. Пока доберетесь до замка Ругпа, все должно утрястись.

На этом можно было бы и расстаться, но один вопрос оставался нерешенным: следовало подключить «Посылку» к магическому экрану. Сложность заключалась в том, что в Обыкновении они забыли разузнать у программы, как этот экран выглядит, а лежавшая в сумке дискета ничего показать не могла. Выручил Ослятя.

– Как я понял из рассказов, эти Конпутеры выглядят одинаково, что в Ксанфе, что в Обыкновении. Такая, видать, их порода. Скорее всего, «Посылке» требуется нечто естественного (то есть магического) происхождения, напоминающее с виду такую машину. Я, пока вас ждал, все окрестности облазил и как раз неподалеку видел кое-что, по-моему, подходящее. Пойдем, взглянем.

«Кое-чем подходящим» оказалась стоявшая вертикально на грубом валуне полированная каменная плита. Сбоку валуна имелась трещина. Как только Грей вставил туда дискету, плита засветилась. По ней побежали цифры, промелькнули непонятные символы, а потом появилась надпись:

СОГЛАШЕНИЕ ВЫПОЛНЕНО.

– Что ты собираешься делать здесь, па отшибе? – поинтересовалась Айви.

ПРЕЖДЕ ВСЕГО ОБЗАВЕСТИСЬ НЕВИДИМЫМ ВЕЛИКАНОМ, – отпечаталось на камне, – ПОТОМ БУДУ СОВЕРШЕНСТВОВАТЬ НАВЫКИ СОЗДАНИЯ «ВИРТУАЛЬНОЙ» РЕАЛЬНОСТИ: СТАНУ ВЕРТЕТЬ ЕЮ И ТАК И ЭТАК, ПОКА НЕ СРАВНЯЮСЬ В УМЕНИИ С МОИМ СОЗДАТЕЛЕМ. И ТОГДА – КЛЯНУСЬ МАТЕРИНСКОЙ ПЛАТОЙ – Я СМОГУ БРОСИТЬ ЕМУ ВЫЗОВ В БОРЬБЕ ЗА ВЛАСТЬ НАД КСАНФОМ.

Айви и Грей переглянулись.

– И сколько тебе потребуется времени? – поинтересовался юноша.

ЭТО ЗАВИСИТ ОТ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ. МИНИМАЛЬНЫЙ СРОК – ТРИСТА ЛЕТ.

– А чего так долго? – стал подначивать Грей. – Неужто быстрее не получится? Триста лет ждать, это ведь тоска зеленая!

СРОК РАССЧИТАН МАТЕМАТИЧЕСКИ ВЕРНО.

НАИБОЛЕЕ ВЕРОЯТНЫЙ ДИАПАЗОН ОТ ДЕСЯТИ В ТРЕТЬЕЙ СТЕПЕНИ ДО ДЕСЯТИ В ЧЕТВЕРТОЙ СТЕПЕНИ ЛЕТ. ТЕРПЕНИЯ У МЕНЯ, К СЧАСТЬЮ, ХВАТИТ.

– Вот уж точно, к счастью, – хмыкнула Айви. – Хотелось бы верить, что я разберусь со своими делами чуток побыстрее.

ТЫ ДОЛЖНА РАЗОБРАТЬСЯ С НИМИ В ТЕЧЕНИЕ МЕСЯЦА.

– Спасибо на добром слове, – сказала Айви, но тут же сообразила, что как раз месячный срок отведен Грею Конпутером. Надо думать, «Посылке» это известно.

***

Они уже ехали на конях-призраках по тропе, когда Айви спросила:

– Слушай, а что такое десять в третьей степени?

– Тысяча, – ответил юноша. – Это как раз то немногое, что мне удалось усвоить в колледже из курса математики. А математика, скажу я тебе, такая штуковина, что по мерзопакостности не уступит даже грамматике.

– Бедняжка, – сочувственно вздохнула Айви, – досталось же тебе. Но ничего, уладим за месяц наше дело, и ты сможешь навсегда забыть и то и другое.

– Но как нам его уладить – этого мы от «Посылки» так и не узнали.

Опаньки! Айви словно окатили холодной водой: на самом деле, они понятия не имели, как избавить Грея от необходимости служить Конпутеру. Поездка в Обыкновению подтвердила самое худшее, а если у них и появилась надежда на избавление, то весьма зыбкая. Кто знает, удастся ли волшебнику Мэрфи испортить Конпутеру его затею.

– Хочется верить, что по части проклятий твой папочка так же силен, как и девятьсот лет назад, – сказала Айви.

– Он будет из кожи вон лезть, – заверил ее Грей. – Между собой мои родители частенько не ладили, но меня любили и заботились как могли. А я… Наверное, я понял их по-настоящему лишь после того, как Конпутер показал ту сцену из прошлого. Однако мне всегда казалось, что, несмотря на все размолвки, существовала какая-то веская причина, заставлявшая их оставаться вместе. Теперь-то ясно, то были общие воспоминания о Ксанфе. Воспоминания, которыми они ни с кем не делились. Ради меня – и ради Ксанфа – они готовы на все. Это я знаю точно… И…

– И рад тому, что они смогут жить здесь, – закончила за него Айви. – Конечно, какая радость разлучаться с родными .

– Да, я рад! – с чувством промолвил Грей. – Может быть, когда-то мои родители и были злыми, но теперь они не такие.

– Постарайся втолковать это моим родителям, – рассмеялась Айви, хотя в глубине души мучалась сомнениями.

Их надежда на счастье висела на тонюсенькой ниточке, и что будет с ними, если она оборвется?

Оглавление

Обращение к пользователям