***

Дионис и разбойники

Перевод В.В. Вересаева

ДИОНИС И РАЗБОЙНИКИ {1}

О Дионисе я вспомню, рожденном Семелою славной,

Как появился вблизи берегов он пустынного моря

На выступающем мысе, подобный весьма молодому

Юноше. Вкруг головы волновались прекрасные кудри

Иссиня-черные. Плащ облекал многомощные плечи

Пурпурный. Быстро разбойники вдруг появились морские

На крепкопалубном судне в дали винно-черного моря,

Мужи тирренские {а}. Злая вела их судьба. Увидали,

Перемигнулись и, на берег выскочив, быстро схватили

10 И посадили его на корабль, веселяся душою.

Верно, ты сын, — говорили, — царей, питомцев Кронида.

Тяжкие узы они на него наложить собралися,

Но не смогли его узы сдержать, далеко отлетели

Вязи из прутьев от рук и от ног. Восседал и спокойно

15 Черными он улыбался глазами. Все это заметил

Кормчий и тотчас, окликнув товарищей, слово промолвил:

«Что за могучего бога, несчастные, вы захватили

И заключаете в узы? Не держит корабль его прочный.

Это — иль Зевс-Громовержец, иль Феб-Аполлон

сребролукий,

20 Иль Посейдон. Не на смертнорожденных людей он

походит,

Но на бессмертных богов, в олимпийских чертогах

живущих.

Ну же, давайте, отчалим от черной земли поскорее,

Тотчас! И рук на него возлагать не дерзайте, чтоб в гневе

Он не воздвигнул свирепых ветров и великого вихря!»

25 Так он сказал. Но сурово его оборвал предводитель:

«Видишь, — ветер попутный! Натянем же парус,

несчастный!

Живо за снасти берись! А об нем позаботятся наши.

Твердо надеюсь: в Египет ли с нами прибудет он,

в Кипр ли,

К гиперборейцам {б}, еще ли куда, — назовет, наконец, он

30 Нам и друзей, и родных, и богатства свои перечислит,

Ибо само божество нам в руки его посылает».

Так он сказал и поднял корабельную мачту и парус.

Ветер парус срединный надул, натянулись канаты.

И совершаться пред ними чудесные начали вещи.

35 Сладкое прежде всего по судну быстроходному всюду

Вдруг зажурчало вино благовонное, и амвросийный

Запах вокруг поднялся. Моряки в изумленье глядели.

Вмиг протянулись, за самый высокий цепляясь парус,

Лозы туда и сюда, и в обилии гроздья повисли;

40 Черный вкруг мачты карабкался плющ, покрываясь

цветами,

Вкусные всюду плоды красовались, приятные глазу,

А на уключинах всех появились венки. Увидавши,

Кормчему тотчас они приказали корабль поскорее

К суше направить. Внезапно во льва превратился их

пленник.

45 Страшный безмерно, он громко рычал; средь судна же,

являя

Знаменья, создал медведицу он с волосистым затылком,

Яростно встала она на дыбы. И стоял на высокой

Палубе лев дикоглазый. К корме моряки побежали:

Мудрого кормчего все они в ужасе там обступили.

50 Лев, к предводителю прыгнув, его растерзал. Остальные,

Как увидали, — жестокой судьбы избегая, поспешно

Всею гурьбой с корабля поскакали в священное море

И превратились в дельфинов. А к кормчему жалость

явил он,

И удержал, и счастливейшим сделал его, и промолвил:

55 «Сердцу ты мил моему, о божественный кормчий,

не бойся!

Я Дионис многошумный. На свет родила меня матерь,

Кадмова {в} дочерь Семелы, в любви сочетавшись

с Кронидом».

Славься, дитя светлоокой Семелы! Тому, кто захочет

Сладкую песню наладить, забыть о тебе невозможно.

а Этруски.

б Обитатели крайнего севера.

в Кадм — мифический основатель Фив.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Этот небольшой гимн, несомненно, создан позднее гимна Гермесу; некоторые относят его даже к александрийскому времени. Сюжет разработан Овидием в «Метаморфозах» и отражен в изобразительном искусстве («Памятник Лисикрату»).

Оглавление
Обращение к пользователям