Глава 8. ВЫЛАЗКА

Прошел год. У Мары хватало причин для беспокойства: и постоянные трудности в торговле, и настораживающее бездействие Тасайо. В тревожном ожидании наступил и закончился сезон дождей. Телят нового приплода отделили от матерей, и маленькие бычки уже резвились на ближнем пастбище. Когда они достаточно подрастали, пастухи выбирали, кого из них кастрировать, а кого оставить на племя. Были засеяны поля и собран урожай; подозрительное спокойствие пока ничем не нарушалось. Дни пролетали, не принося Маре разрешения ее сомнений. Были рассмотрены тысячи предположений о том, с какой стороны следует ожидать нападения и какую форму оно может принять; обсуждены и отвергнуты тысячи способов ответных действий, но ни одна из угроз Минванаби не претворилась в жизнь. Обдумывались всевозможные ходы в Игре Совета, однако Свет Небес так и не отменил свой указ против Высшего Совета и не проявлял ни малейшей склонности к уступкам.

В ранний утренний час, когда еще не наступила жара, Мара сидела у себя в кабинете, одетая в просторную короткую накидку, и изучала дощечки и пергаменты, оставленные ей Джайкеном. После досадной осечки в Кентосани дела Акомы все же шли своим чередом. Стада постепенно восполняли урон, причиненный походом в Дустари; торговля шелком наконец оживилась. Возведение Мары в ранг предводителя клана не повлекло за собой никаких неприятных последствий. Хотя Накойя при каждом удобном случае ворчала, что ее хозяйка совсем ничего не предпринимает для устройства своего будущего брака, Мара не поддавалась. Тасайо укрепил свое могущество, став властителем Минванаби, а при этом условии вряд ли кто-либо окажется столь неосмотрителен, чтобы пойти на союз с Марой, пока не будут сведены счеты Акомы с Минванаби.

Мара вздохнула и отбросила упавшую прядь волос. Не обладая еще достаточной силой, чтобы первой начать переговоры, она совершенствовалась в тактике выжидания.

Легкий стук прервал течение ее мыслей.

Мара подала знак слуге, который топтался за дверью; он приблизился и с поклоном доложил:

— Госпожа, в приемной тебя ожидает курьер из гильдии.

— Пусть войдет, — разрешила Мара.

Дорожная пыль покрывала курьера, одетого в выцветшую тунику; эмблемы, нашитые на рукавах, свидетельствовали о принадлежности к отделению гильдии в Пеше. Ни с одной семьей в этом городе Мара не вела никаких дел; новость могла оказаться интересной.

— Можешь сесть, — позволила Мара, когда гонец завершил приветственный поклон.

Он не принес документов; следовательно, Маре предстояло выслушать устное сообщение. Гарантией сохранения тайны в таких случаях служила принесенная им клятва молчания. Жестом Мара приказала слуге принести сок йомаха на тот случай, если у вестника с дороги пересохло в горле.

Когда освежающий напиток был доставлен, он поклонился и с удовольствием отпил большой глоток.

— Властитель Ксалтепо из дома Хангу шлет приветствие дому Акомы. — Курьер замолчал, чтобы сделать еще один глоток; эта пауза, выдержанная не без умысла, давала властительнице возможность вспомнить, что ей известно о доме властителя Ксалтепо, его клане и политических связях.

Любезность курьера оказалась как нельзя более кстати: Маре действительно потребовалось время. У Акомы никогда не было ничего общего с властителями Хангу из клана Нимбони — клана настолько захудалого, что он постоянно примыкал к другим, более крупным кланам. С кем из них они состояли в союзе сейчас, Мара не помнила. Вероятно, это знает Арака-си. Он также мог бы сказать точно, возобновил ли Ксалтепо свое участие в партии Желтого Цветка после распада Военного Альянса. Минванаби не были связаны с этой партией, но в прежние времена у них от случая к случаю возникали общие интересы… до восшествия Альмеко на пост Имперского Стратега. При его преемнике Аксантукаре многие прежние союзы распались. Партия Желтого Цветка каким-то образом держалась на поверхности; вполне вероятно, что они ищут способов переметнуться под покровительство клана Каназаваи и явление гонца в Акому — один из их первых шагов в этом направлении.

Мара вздохнула при мысли о непредсказуемости политических судеб. Без сети агентов Аракаси она бы запуталась в этом лабиринте, полагаясь лишь на догадки, и не смогла бы уверенно руководить своим кланом.

Посланец допил напиток и почтительно дожидался, пока ему разрешат продолжать. По знаку Мары он заговорил вновь:

— Властитель Хангу обращается к тебе с официальным предложением о заключении союза с его домом. Если ты сочтешь, что Акома заинтересована в таком союзе, то властитель Ксалтепо просит тебя о встрече для обсуждения подробностей.

Раб унес опустевшую чашу из-под сока. Маре хватило нескольких секунд, чтобы облечь в слова свое решение:

— Я польщена предложением властителя Хангу. Ответ пришлю с одним из моих собственных курьеров.

Это была уклончивая любезность, в которой не было ничего необычного, так как властитель, живущий вблизи Сулан-Ку, мог быть незнаком с гильдией другого города. Из соображений безопасности Мара собиралась воспользоваться услугами уже проверенной гильдии. Но если бы она отослала курьера, не выразив благодарности, это было бы воспринято как знак недоверия или даже как умышленное оскорбление. Властительница отправила своего посыльного за Сариком. Теперь, вполне освоившись в роли второго советника, он не оплошает: проводит курьера в дальние покои и позаботится о нем, занимая банальностями, пока не спадет жара и его можно будет отпустить, соблюдая приличия.

Интерес Мары к финансовым отчетам временно потускнел. На протяжении всего утра она обдумывала неожиданное предложение Хангу, теряясь в догадках, что могло ему понадобиться от Акомы. Не исключено, что властитель Ксалтепо искренне желал союза: Мара значительно поднялась в общественной иерархии, заняв пост предводителя своего клана, и надо было приготовиться к тому, что предложение Ксалтепо станет лишь первым из многих.

Однако нельзя было упускать из виду и другое объяснение. Все могло оказаться куда более опасным, если он служил марионеткой для кого-то другого

— для заведомого врага, который использовал его, чтобы замаскировать еще один заговор против Акомы. Она дождалась ухода курьера, и только потом послала Аракаси наводить справки.

После ужина Мара созвала совет во внутреннем саду, примыкающем к ее апартаментам. Единственный вход в сад надежно охранялся.

Расположившись на подушках под деревом рядом с фонтаном, Мара с сожалением подумала о том, как много внимания ей приходится уделять мерам безопасности. С минутной завистью она снова вспомнила поместье Тасайо: о защите его прекрасного дворца как будто позаботилась сама природа. Высокие крутые холмы, глубокое ущелье-западня и озеро с узкой горловиной превращали усадьбу в неприступную крепость. В отличие от других аристократов, владения которых находились в низинной местности, Минванаби не нуждался в постоянной охране всех границ обширного поместья. Ему достаточно было поставить дозорных в смотровых вышках на вершинах холмов и наладить патрульную службу в ключевых пунктах на внешних границах имения. Акоме требовалось пять полностью укомплектованных рот, не менее чем по сотне воинов в каждой, чтобы обеспечить надежную оборону главного поместья. Даже сейчас, после десяти лет упорных трудов, эта цель еще не была достигнута, несмотря на богатство, старательно накопленное за эти годы, тогда как Минванаби с лихвой хватало двух сотен солдат для охраны поместья, размерами превосходившего Акому в два раза. Меньшие затраты на содержание домашнего гарнизона давали Тасайо средства для политической игры, которых так недоставало Маре, несмотря на ее стремительно расширяющуюся финансовую империю.

Мара оглядела круг своих советников, более многочисленный, чем прежде. В нем прибавились молодые лица; по сравнению с ними у ветеранов следы прожитых лет казались особенно заметными. Накойя с каждым месяцем становилась все более морщинистой и сгорбленной. Кейок — при всем желании соблюдать хотя бы видимость формы — не мог сидеть прямо. Сейчас его здоровая нога была перекинута поверх культи, а костыль старательно убран с глаз долой. Мара до сих пор так и не смогла полностью привыкнуть к тому, что видит его в повседневной одежде, а не в доспехах.

На официальные заседания совета слуги не допускались, но Кевин в качестве раба-телохранителя пристраивался рядом с Марой или позади нее, украдкой играя ее распущенными волосами. Присутствовали здесь и Джайкен с испачканными мелом руками, и молодой Сарик, нетерпеливый и зоркий, и обманчиво беспечный Люджан. Мастер тайного знания еще не вернулся из доков Сулан-Ку, куда он отправился для встречи со связным из Пеша. Поскольку слово Аракаси могло оказаться решающим, Мара начала совет до его прибытия, чтобы не терять времени и выслушать других своих советников.

Первой высказалась Накойя:

— Госпожа Мара, ты ничего не знаешь об этих выскочках Хангу. Они не из старых семей и никогда не разделяли твоих политических интересов. Я боюсь, как бы они не оказались перчаткой на руке врага.

За последнее время первая советница стала гораздо более опасливой, чем прежде, и обычно ее суждение так или иначе сводилось к необходимости соблюдать осторожность. Властительница Акомы не знала, чему приписать эту метаморфозу: то ли возвышению самой Мары до должности предводителя клана, то ли нарастающему с годами страху старой женщины перед Тасайо. Стремясь как можно точнее оценить соотношение риска и выгоды, Мара все чаще полагалась на мнение Сарика.

Хотя солдату, превратившемуся в советника, едва перевалило за тридцать, он был сметлив, хитер и притом часто язвителен в своих оценках; могло показаться, что его открытый, веселый нрав противоречит укоренившемуся в глубинах души колкому цинизму. Тем не менее его высказывания неизменно отличались здравомыслием и проницательностью.

— Накойя рассуждает логично, — начал Сарик, смело глядя на Мару. — Но я хотел бы добавить, что мы слишком мало знаем о властителе Хангу. Если у него честные намерения, мы нанесли бы ему незаслуженное оскорбление, отказавшись его выслушать. Даже если бы мы могли позволить себе отнестись с пренебрежением к этому незначительному дому, мы же не хотим, чтобы про нас пошла такая слава, будто к Акоме и подступиться нельзя с предложениями о переговорах. Никто не мешает нам вежливо отказаться от союза с Хангу, после того как мы выслушаем его доводы, — и никто не будет в обиде. — Сарик слегка вздернул голову и, как обычно, закончил речь вопросом:

— Но вправе ли мы отказать ему, не узнав, какие у него могут быть намерения?

— Звучит убедительно, — признала Мара. — Кейок? Военный советник поднял руку, чтобы поправить шлем, и, не найдя его, закончил тем, что пригладил поредевшие волосы.

— Я должен досконально изучить любые предложения, которые ты получишь при подготовке к этому совещанию. Властитель может нанять убийц или устроить засаду. Где именно он захочет встретиться с тобой и на каких условиях — будет говорить о многом.

Мара приметила, что в необходимости переговоров бывший военачальник не сомневался.

Пошарив у себя в памяти, Люджан сумел сообщить сведения, которые раздобыл еще в бытность свою серым воином:

— Считается, что семья Хангу не принадлежит к могущественным домам Пеша. Родственник жены одного из моих младших офицеров служил у Ксалтепо командиром патруля. О властителе Хангу говорили как о человеке, который редко посвящает кого-либо в свои намерения, разве что в случаях обоюдной выгоды. Начало роду Хангу действительно положено недавно, однако выдвижение этой семьи стало возможным благодаря их успешным торговым сделкам на юге.

Картину дополнил Джайкен:

— Источник благосостояния семьи Хангу — чокала. Было время, они еле-еле концы с концами сводили, и гильдии на них безжалостно наживались. Отцу нынешнего властителя Ксалтепо надоело терпеть этот грабеж. Став главой семьи, он завел у себя собственную мельницу, чтобы молоть бобы, и прибыль от чокала снова вложил в это предприятие. Его сын продолжал расширять дело, и теперь владельцы поместья Хангу занимают если не господствующее, то во всяком случае весьма прочное положение на южных рынках. Они гордятся процветающим производством и перерабатывают урожаи других земледельцев. Возможно, правитель Ксалтепо хочет договориться, чтобы наш вассал из Тускалоры доставлял бобы в его сушильни.

— В Пеш? — Мара выпрямилась, прервав ухаживания Кевина. — В такую даль? При перевозке на баржах бобы могут заплесневеть или отсыреть, а для организации сухопутного каравана требуются большие расходы. Ради чего властитель Джиду станет так осложнять себе жизнь?

— Ради прибыли, — предположил Джайкен со своим неподражаемым лаконизмом.

— Почва и климат в той оконечности полуострова не слишком благоприятны для чокала. Однако Хангу умудряется даже из низкосортных тамошних бобов извлекать высокий годовой доход. Те, кто кормится продажей чокала, стараются перемолоть собранные ими бобы поблизости от дома, чтобы избавиться от шелухи и таким образом уменьшить вес груза при перевозке. Но бобы лучше сохраняются в неочищенном виде, и мельницы Хангу позволяют хозяевам получать высокие доходы от переработки чокала в любое время года, даже в такие месяцы, которые сейчас считаются мертвым сезоном. И они активно вытесняют возможного конкурента с местного рынка. Такой подход к делу со временем может обеспечить их товарам доступ в центральную часть Империи.

— Тогда почему бы им не обратиться прямо к властителю Джиду? — спросила Мара.

Джайкен виновато развел руками:

— Госпожа, ты предоставила властителю Тускалоры права на управление его собственными финансами, но в городах, среди купцов и посредников, тебя считают его сюзереном. Они не могут представить себе, чтобы какой-нибудь правитель оказался таким щедрым, как ты. Поэтому на рынках говорят, что всем заправляешь ты.

— Джиду мог бы запротестовать, — возразила Мара.

Тут уж подала голос Накойя:

— Госпожа, он не осмелится. При его-то мужской спеси легко ли такому забияке лишний раз вспоминать, что его одолела женщина? Если он начнет возмущаться, то станет мишенью новых уличных сплетен. Как раз этого правитель Джиду предпочел бы избежать.

Обсуждение продолжалось долго; Кевин слушал с живым интересом. Его молчание было не только данью этикету. Оно свидетельствовало о том, сколь глубоко он был захвачен тонкостями цуранской политики. В последнее время, если ему случалось высказать свое мнение, в его словах звучало уже не простодушное недоумение профана, а желание понять ранее чуждый для него строй мыслей собеседников.

Мара обдумывала услышанное и в то же время старалась отогнать назойливые и неуместные мысли о том, как сильно она будет скучать по своему варвару, когда не сможет больше уклоняться от выполнения своего долга и выберет себе подходящего мужа. Но сейчас при всех своих тревогах и опасениях она наслаждалась каждой минутой, которую могла провести в окружении людей, оберегающих ее, — как наслаждалась привычным ласковым теплом этой летней ночи.

Неяркий свет фонаря не затмевал огня воодушевления, горевшего в глазах Сарика, но милосердно сглаживал следы невзгод на лицах Кейока и Накойи и скрывал усталость в позе Джайкена.

Не было дня, чтобы хадонра не посетил самое отдаленное поле в поместье. После Дустари он каждое утро наведывался в город, отправляясь в путь еще затемно и возвращаясь задолго до полудня. Он предпринимал это утомительное путешествие для того, чтобы получить от своих приказчиков самые свежие новости о скачках цен и о других изменениях в рыночной обстановке. Благодаря его усердию лишь немногие выгодные сделки ускользнули от Акомы. Однако Маре хотелось бы, чтобы трудные времена наконец остались позади и чтобы успех торговых операций не доставался ценой такого изматывающего напряжения всех сил Джайкена.

Джайкен многому научил госпожу. И он, и остальные ее советники избавили Акому от крупных напастей, в которые по неопытности могла бы угодить Мара в первые дни своего правления. Мысленно она поблагодарила Лашиму за то, что мирскими наставниками бывшей послушницы оказались добрые и мудрые люди. Она даже подумать боялась, что из-за превратностей кровной вражды с Минванаби или из-за клановых неурядиц может потерять кого-то из присутствующих здесь.

Наконец разговор подошел к концу. Задумчиво нахмурив брови, Мара подвела итоги:

— Похоже, мне придется послать депешу к властителю Ксалтепо, назначив встречу в таком месте, которое мы сочтем наиболее безопасным. Джайкен, ты сможешь договориться о том, чтобы арендовать зал собраний какой-нибудь гильдии в Сулан-Ку?

Прежде чем управляющий успел открыть рот для ответа, послышался холодный голос:

— Госпожа, при всем моем почтении к тебе должен заметить, что общественное место — не самый лучший выбор.

Аракаси, на этот раз облаченный в просторную жреческую хламиду с капюшоном, проскользнул в сад незаметно, словно тень. Губы Кейока сжались в жесткую линию. Досадуя на самого себя за то, что прозевал момент, когда часовые у входа окликнули новоприбывшего и пропустили его в дом, старый солдат не желал признать, что его слух утрачивает былую остроту.

Аракаси поклонился, дождался разрешения Мары продолжать и приступил к докладу:

— Я должен сразу предупредить, что Минванаби извещен об этом предложении властителя Ксалтепо. Мои агенты утверждают, что Тасайо намерен во что бы то ни стало выяснить, где именно состоится встреча между госпожой и Хангу. Если арендовать зал гильдий — боюсь, там могут оказаться шпионы. И если сегодня у неприятельских партий нет лазеек для подслушивания, то можете быть уверены, что такие возможности появятся к тому дню, на который будет назначена встреча. Тасайо не жалеет усилий, когда хочет чего-то добиться.

Мастер тайного знания осекся, как будто собственные слова резали ему слух.

— Мой агент был весьма взволнован, хотя обычно это ему не свойственно. Тасайо готов на многое, лишь бы побольше разузнать об этой встрече.

Пальцы Мары вцепились в манжеты рукавов.

— Отсюда я делаю вывод, что интересы Хангу идут вразрез с интересами наших врагов.

— Это довод в пользу того, что Хангу действительно стремится к союзу, — согласился Аракаси, хотя что-то явно продолжало его беспокоить. — Но слишком много вопросов остается без ответа. Стремление Хангу размахнуться пошире в деле переработки бобов на первый взгляд представляется убедительной причиной, однако это всего лишь предположение. Ходят также неопределенные слухи, что клан Хонсони начал переговоры с Нимбони. — Вид мастера выдавал волнение. — Здесь налицо ряд обстоятельств, которые слишком очевидны. Поневоле заподозришь, что дело тут нечисто.

— Тебя это тревожит?

— Да, госпожа. Что-то в его… — Он покачал головой. — Может быть, меня насторожило именно то, что я без труда получил слишком много сведений. — Он пожал плечами. — За домом Хангу мы не устанавливали постоянного наблюдения, и не будет ничего удивительного, если окажется, что какие-то их дела ускользнули от моего внимания. Я настаиваю на крайней осторожности. Выбери для встречи хорошо охраняемое место — здесь, в твоих владениях, или где-то поблизости, где мы будем иметь преимущество.

Мара обдумала этот совет.

— Твои слова мудры, как всегда. Осторожность необходима во всем. Мы не должны упустить ни одной благоприятной возможности, которая сулит нам преимущество, пусть даже самое незначительное. Я встречусь с властителем Ксалтепо не в зале гильдии, а в том горном ущелье, где когда-то укрывалась шайка Люджана. Это место не принадлежит Акоме, но нам хорошо известно, как использовать его особенности с выгодой для себя… если возникнут какие-либо затруднения.

После спешного похода в город Аракаси выглядел уставшим и был покрыт пылью. Мара отправила его подкрепиться; остальные советники разошлись, переговариваясь между собой. За пределами сада каждый из них будет хранить молчание обо всем, что касается властителя Ксалтепо.

Остался сидеть только Кевин. Его руки скользнули на талию Мары, и он прижался щекой к ее волосам.

— Как ты посмотришь на то, чтобы устроить что-то вроде малого совета… для нас двоих?

Мара повернула лицо, ожидая поцелуя. Когда его губы прижались к ее губам, Мара приготовилась на всю ночь позабыть о своих тревогах.

— Госпожа, — ворвался резкий, как удар хлыста, голос Накойи, появление которой за дверью в этот момент никого не могло обрадовать. — Прекрати дурачиться и прислушайся к предостережению.

Мара высвободилась из объятий Кевина. Ее глаза сверкали, волосы слегка спутались; она не скрывала нетерпения:

— Говори, матушка, но не злоупотребляй моей снисходительностью.

В последнее время первая советница норовила воспользоваться каждым удобным случаем, чтобы лишний раз указать хозяйке, сколь нежелательно здесь присутствие Кевина. Хотя Мара понимала, что старая няня проявляет такую настойчивость из самых лучших побуждений, но понимала она и другое: с человеком, которого она любила, ей оставалось провести совсем немного времени, и она не хотела лишать себя ни одной из этих последних минут.

Однако на этот раз первая советница не стала ей выговаривать за неподходящий выбор партнера для постели, а лишь скрестила на груди морщинистые руки с выражением твердой решимости.

— Ты чересчур уж полагаешься на этих шпионов Аракаси.

Глаза Мары потемнели.

— Они никогда меня не подводили.

— Они никогда не имели дела напрямую с Тасайо. — Накойя погрозила сухоньким пальцем. — Вспомни караваны с шелком! Десио выявил одного из агентов Аракаси, и это нам дорого обошлось. Тасайо не будет таким бестолковым. Он не станет уповать на то, что в его доме не осталось соглядатаев. Однако, в отличие от Десио, Тасайо не поддастся мгновенной вспышке ярости, когда обнаружит, что служба безопасности сплоховала. Предателя он и пальцем не тронет и даже будет оберегать этого человека, выжидая момента, чтобы его использовать.

С нескрываемым раздражением Мара спросила:

— Так что же, ты предлагаешь нам арендовать общественный зал гильдии? Доверить свою охрану людям, не принадлежащим ни к одному клану?

Накойя придержала рукава халата, которые взметнул налетевший ветер.

— Ничего подобного. Я только прошу тебя остерегаться. Аракаси великий знаток своего дела. Он лучший из всех мастеров тайного знания, которых я знавала за годы службы этому дому. И все же его бывший хозяин из Тускаи потерпел поражение, несмотря на всех его шпионов. Помни это. Осведомители могут быть полезны, но нельзя считать, что они непогрешимы. Любой инструмент может сломаться или превратиться в оружие.

Мара застыла, остро чувствуя, как подбирается к сердцу пронизывающий холод.

— Почтенная матушка, твои предостережения выслушаны. Я благодарна за совет.

Накойя понимала, что дальнейшие назидания ни к чему хорошему не приведут. С видом крайнего неодобрения она поклонилась, а затем повернулась и, прихрамывая, вышла из сада.

— Знаешь, эта старая ворчунья права, — ласково прошептал Кевин.

Мара резко повернулась к нему:

— И ты туда же! Неужели непременно нужно отравлять каждый вечер предупреждениями и опасениями?

Она встряхнула темными волосами, не зная, как отделаться от глубокой душевной муки, не имеющей названия. Как видно, Кевин почувствовал ее терзания, хотя и не мог знать их причину. Он никак не ответил на вырвавшийся у нее гневный окрик, а просто сгреб ее в охапку и привлек к своей груди.

Поцелуями он снял с ее души гнет безмерного напряжения, и здесь, на подушках, в мерцающем свете раскачиваемого ветром фонаря, заставил властительницу Акомы забыть о врагах, которые покушались на ее жизнь и готовились полностью уничтожить ее семью.

***

Прошло три недели. Иссушающий зной согнал с пастбищ последнюю зелень, которая еще оставалась после сезона дождей.

Выйдя из дома в предрассветную мглу, Мара направилась к ожидающим ее носилкам; их окружала охрана — тридцать отборных воинов. Сегодня ими командовал Кенджи — ему было необходимо набираться походного опыта. Отправляясь на переговоры с властителем Хангу, Мара намеревалась оказаться в горах до наступления полуденной жары и по предложению Аракаси взяла малочисленный эскорт — ради скорости передвижения и из соображений секретности. Военный советник настоял на том, чтобы присутствовать при ее отбытии: Накойе было уже не по силам подниматься в столь ранний час.

Однако, когда Мара появилась во дворе, советника перед домом не было. Кевин следовал за ней на шаг позади, как положено, но он не был бы самим собой, если бы утруждал себя заботой о приличиях.

— Старый чудак, должно быть, проспал, — весело сказал варвар. — Надо бы мне воспользоваться случаем и вернуться за ним — поквитаться за то время, когда он будил меня пинками… даже сандалий походных при этом не жалел.

— Слышу, слышу, — прозвучал голос, хорошо натренированный во время строевых учений.

Кейок появился из рядов телохранителей Мары. Он остановился, чтобы дать четкие указания Кенджи и сделать выговор кому-то за небрежную позу; затем с явной неохотой отошел от солдат и, бросив уничтожающий взгляд на Кевина, с важностью остановился перед носилками Мары.

— Госпожа… — Он поклонился, тщательно удерживая равновесие, после чего снова оперся на костыль и, понизив голос, чтобы солдаты не могли его услышать, поделился напоследок с хозяйкой своим беспокойством:

— Дочь моего сердца, меня тревожит эта вылазка. То, что властитель Ксалтепо прислал с курьером устное сообщение, а не письменное, с фамильной печатью, выглядит подозрительно.

Мара нахмурилась.

— Это небольшая семья без обширных связей. Если бы я отказалась от союза, а тот пергамент с их личной печатью попал в руки Тасайо — как ты думаешь, что сталось бы с ними? Господа Минванаби стерли с лица земли не одну семью по причинам куда менее важным. — Мара прикусила губу. — Нет. Думаю, Арака-си прав, и Тасайо в конечном счете понимает: многое из того, что мы делали, основано на финансовой выгоде. Поэтому сейчас он должен воспрепятствовать дальнейшему росту могущества Акомы.

Кейок поднял руку, как будто собирался почесать подбородок, а затем передумал. Вместо этого он взял Мару за руку и осторожно усадил в носилки.

— Да пребудет с тобой милость богов, госпожа. Кейок отступил, и Мара махнула рукой носильщикам, чтобы они подняли носилки. Затем Кенджи дал команду выступать, и маленький отряд двинулся в путь. Не успел Кевин тронуться с места, чтобы занять свое место рядом с носилками, как Кейок поймал его за локоть и удержал все еще сильной и твердой рукой.

— Береги ее, — сказал он с такой настойчивостью в голосе, какой Кевин никогда прежде у него не слышал. — Не допусти, чтобы с ней случилось что-нибудь дурное, иначе я пну тебя чем-нибудь потяжелее, чем мои походные сандалии.

Кевин беззаботно ухмыльнулся:

— Кейок, дружище, если с Марой случится беда, то тебе придется удовольствоваться пинками по моему трупу, потому что к этому времени я уже буду мертв.

Военный советник кивнул, соглашаясь, что Кевин сказал правду. Он отпустил раба и быстро отвернулся; тем временем эскорт и носильщики уже растворились в дымке тумана. Кевин поспешил вдогонку, то и дело оглядываясь через плечо. Мидкемиец уже не был здесь таким чужаком, каким был когда-то, и сейчас он мог бы поклясться, что у старого, опытного солдата тяжкий груз лежал на душе.

К тому времени как восходящее солнце разогнало туман в долинах, Мара и ее почетный эскорт углубились в лес, покрывавший подножия Кайамакских гор. Прежде чем началось дневное движение караванов и заспешили в обоих направлениях ранние гонцы, процессия Акомы свернула с главной дороги на узкую тропу, которая забиралась все дальше в чащу. Дневной свет с трудом проникал сквозь здешние дебри; задержавшийся туман и шум капель, падающих с мокрых деревьев, усиливали гнетущее впечатление, которое и без того производил на путников этот лес. К тому же, несмотря на ранний час, под деревьями было душно и жарко.

Командир отряда Кенджи остановил свою маленькую колонну для короткого привала и позволил смениться носильщикам Мары. Эскорт был слишком мал, чтобы включить в него еще и мальчика-водоноса, и рабам приходилось носить кувшины от придорожного источника. Им помогал Кевин, которому больно было смотреть, как они выбиваются из сил. Мара не была тяжелым грузом для переноски, но сегодня она очень спешила, и носильщики, с которых пот стекал ручьями, дышали с трудом.

С кувшином в руке Кевин встал на колени у края тихого болотистого озерца. Заглядевшись на необычный оранжевый мох, которым поросли берега озерца, и на рыбьи стайки, мелькающие в тростниковых зарослях на мелководье, он лишь краем уха уловил обрывок разговора между Кенджи и Марой.

Оказалось, что разведчик, которому было поручено продвигаться на некотором расстоянии позади отряда и наблюдать за тропой — на тот случай, если кто-либо идет за ними следом, — запоздал с донесением.

— Придется задержаться и подождать его, — принял решение офицер. — Если он не появится в течение ближайших минут, я предлагаю послать другого воина разузнать, в чем дело, а всем остальным пока укрыться за теми деревьями.

Ухмыльнувшись про себя, Кевин нагнулся, чтобы наполнить кувшин. Разведчик, о котором шла речь, — сметливый и изобретательный весельчак по имени Джурату — любил поразвлечься. Минувшей ночью он допоздна играл в карты с приятелями. Если казарменные байки о количестве вина, которое он влил себе в глотку, хотя бы наполовину справедливы, то, вероятно, окажется, что он просто идет гораздо медленнее, чем ожидалось, поскольку с похмелья еле ноги передвигает.

Один из солдат так и сказал Кенджи, а затем добавил, что сюда время от времени наведываются серые воины и Джурату, возможно, задержался, чтобы понаблюдать за их действиями. Другой сухо предположил, что Джурату, может статься, торгуется с этими отщепенцами за бурдюк вина. Кевин тихонько засмеялся: если бы не присутствие самой властительницы, подобная выходка несомненно была в духе Джурату. Подумав о серых воинах и нескольких своих сотоварищах-мидкемийцах, которые сбежали и теперь укрывались в этих лесах, Кевин, поднявшись, вгляделся в заросли деревьев.

Туман рассеивался. Лучи солнечного света пронизывали шатер ветвей. Если бы Кевин хоть отчасти не был готов к тому, чтобы увидеть признаки человеческого присутствия, он прозевал бы тот момент, когда там, в листве, быстро мелькнуло и сразу пропало чье-то лицо. Тонкий крючковатый нос явно не принадлежал Джурату, да и шлем был совсем не такой.

Руки Кевина напряглись и дрогнули; вода пролилась из наклонившегося кувшина. Нельзя было ни крикнуть, ни даже побежать: ведь тогда затаившийся наблюдатель понял бы, что его заметили. Превозмогая дрожь в коленях, Кевин повернулся спиной к источнику. Подражая шаркающей походке ко всему безразличного раба, он отправился назад, к каравану Мары.

Каждый шаг требовал напряжения всех душевных сил. У Кевина зудела кожа между лопатками, словно в любой момент он ожидал страшного удара стрелы.

Дюжина шагов, которые отделяли его от Кенджи и носилок Мары, казалось, отняли вечность. Кевин заставлял себя двигаться как ни в чем не бывало, в то время как мысли лихорадочно метались у него в голове. А тут еще, как назло, занавески в носилках с треском раздвинулись, и Мара уже собралась высунуться наружу, чтобы обратиться к Кенджи.

Страх, будто молния, ударил по нервам Кевина. Вцепившись намертво в кувшин с водой, он мысленно внушал женщине: «Отклонись назад! Спрячься в полумраке носилок!»

Но Мара не спряталась. Она распахнула занавески еще шире и, подняв взгляд на Кенджи, уже открыла рот, чтобы заговорить.

Чутьем угадав, как близка опасность, Кевин больше не стал медлить. Он неловко споткнулся о камень и выплеснул содержимое кувшина на властительницу и ее офицера. Более того, он оказался настолько неуклюж, что растянулся во весь рост, ввалившись плечами и грудью внутрь паланкина.

От неожиданности и возмущения у его госпожи вырвался крик, который прозвучал глухо под тяжестью литого торса Кевина, когда он опрокинул ее на спину, глубоко вдавив в подушки и загородив собою, как живым щитом. Заодно он умудрился также перевернуть паланкин набок, превратив носилки в бруствер.

Его рывок отнюдь не был преждевременным. Едва Кевин выпутался из шелковых занавесок, на отряд посыпались вражеские стрелы.

Просвистев в воздухе, они вонзались в землю и ударялись о доспехи с зловеще-однообразным звуком, напоминающим об ударах карающих дланей. Кенджи упал первым, успев выкрикнуть последний приказ. Стрелы непрерывно барабанили по доскам пола перевернутого паланкина: теперь пол стоял перед Марой как стена или как баррикада.

— Это засада, — прохрипел Кевин ей в ухо, тогда как она отбивалась кулаками, стараясь вырваться из его объятий. — Не шевелись.

Стрела насквозь пропорола подушку и пропахала канавку в земле. Увидев это, Мара присмирела. Потрясенная внезапностью нападения, она прислушивалась к крикам оставшихся в живых воинов, которые, исполняя приказ умирающего офицера, бросились сверху на носилки, чтобы прикрыть Мару своими телами.

Положение было отчаянным. Стрелы сыпались градом. От досок в основании паланкина летели щепки. Кевин попробовал выглянуть наружу и тут же почувствовал, будто кто-то острыми граблями прошелся наискосок по его плечу. Он разразился коротким проклятием, быстро нырнул назад и рывком содрал с себя рубаху раба.

Двое воинов, которые находились ближе всех к Маре, умирали. Стрелы настигли их, когда они бросились на защиту хозяйки. Но теперь холодный свист стрел сменился лязгом мечей: те, кто напал на них, выскочили из леса и завязали бой с немногочисленными воинами Акомы, которые еще оставались на ногах.

— Быстро, — бросил Кевин рабам-носильщикам, оцепеневшим от страха, и протянул им свою рубаху. — Заверните в это госпожу. Яркая одежда делает ее слишком заметной мишенью.

Один из носильщиков ответил ему нерешительным взглядом.

— Делай, как я говорю! — прикрикнул Кевин. — Ее честь обратится в прах, если она умрет.

Еще одна группа воинов, скрывавшихся в лесу, бросилась в атаку. Те немногие из людей Мары, которые уцелели, окружили носилки редким кольцом. Их было слишком мало — жалкая преграда на пути лавины врагов. От дальнейших уговоров Кевину пришлось отказаться: чужак с мечом, отделившись от толпы сражающихся, собирался напасть на него сзади. Кевин подхватил с земли клинок, который, по-видимому, выпал из рук кого-то из погибших воинов Акомы, обернул собственное запястье сорванной занавеской и, круто развернувшись, приготовился убивать, пока сам не будет убит.

***

Дома, во владениях Акомы, Айяки, сердито насупившись, исподлобья смотрел на Накойю. Лицо у него горело сердитым румянцем и кулаки были крепко сжаты: Накойя с двумя рабами и нянькой — все вместе — готовились к вспышке гнева, какой обычно не приходится ожидать от девятилетнего мальчика.

— Не стану я это надевать! — крикнул Айяки. — Оно оранжевое, а этот цвет носят Минванаби.

Накойя посмотрела на одежду, которая вызвала у наследника Акомы столь резкий протест: шелковый кафтанчик застегивался на черепаховые пуговицы, которые можно было — при наличии воображения — назвать оранжевыми. Действительной причиной этого спора было то, что Айяки предпочитал вовсе не носить никакой одежды в разгар лета, в жаркие и душные дневные часы. Взрослые пытались убедить его, что наследнику столь знатного рода не пристало носиться по коридорам нагишом, как дети рабов; но все эти увещевания он просто пропускал мимо ушей.

Однако за спиной Накойи был многолетний опыт обращения со своевольными детьми Акомы. Она схватила Айяки за напрягшиеся плечи и хорошенько встряхнула его:

— Молодой воин, ты будешь носить ту одежду, которую тебе дают, и вести себя как положено властителю, которым ты станешь, когда вырастешь. Если будешь и дальше упрямиться — проведешь утро за чисткой грязной посуды вместе с поварятами.

У Айяки расширились глаза.

— Ты не посмеешь! Я не слуга и не раб!

— Тогда не веди себя как они и оденься как подобает благородному господину.

Схватив Айяки за запястье, Накойя решительно потащила его через спальню к слуге, который ждал с кафтаном наготове. Несмотря на недуг, из-за которого ее пальцы опухли и с трудом сгибались, у нее все еще была железная хватка.

Айяки перестал упираться и просунул стиснутый кулачок в подставленный рукав. Затем он остановился, нахмурившись и растирая запястье, на коже которого остался багровый след от пальцев советницы.

— Теперь другую руку, — сердито бросила Накойя. — И больше никаких глупых штучек!

Айяки неожиданно воспрянул духом и с усмешкой повторил:

— Больше никаких глупых штучек.

Затем без возражений он предоставил слуге возможность надеть рукав на вторую руку, и вскоре ненавистный кафтан водворился на его плечах. Тогда Айяки с победоносной улыбкой поднял руку к верхней черепаховой пуговице и в мгновение ока оторвал ее.

— Кафтан мне подходит, — вызывающе заявил он. — Но носить оранжевое я не буду!

— Дьяволенок! — так и ахнула Накойя. От негодования она шлепнула его по щеке, что заставило мальчишку разразиться возмущенным воплем.

Он заорал так громко, что слуги вздрогнули. Стражники в коридоре невольно отвлеклись и не услышали, как мягко приземлился на пол некто в черном, метнувшийся через окно в комнату.

Внезапно слуга, стоявший ближе всех, покачнулся и упал с ножом в спине, не успев даже вскрикнуть, а в следующий момент второй слуга свалился с перерезанным горлом.

Накойя почувствовала глухой удар падения тела на деревянный пол. Постоянное ожидание опасности, с которым она жила долгие годы, не подвело ее и на этот раз. Она наклонилась, схватила наследника Акомы, который все еще продолжал реветь, и изо всех сил толкнула его в угол. Он покатился и застрял Между спальной циновкой и подушками, разбросанными в обычном утреннем беспорядке.

Главная советница позвала стражу, но ее слабый старческий голос никто не услышал. Айяки в это время вопил, ослепленный яростью, и безуспешно пытался выпутаться из постельного белья. Только Накойя видела грозящую ему опасность: жизнь покидала слуг, истекающих кровью на полу детской.

При виде фигуры в черном одеянии братства убийц из уст Накойи вырвался невнятный возглас. Злодей извлек из-за пояса другой нож и пальцами левой руки сделал петлю на шнурке. Его лицо было скрыто колпаком из тонкой черной ткани, на руках натянуты перчатки. Сквозь прорези колпака было видно только, как горят фанатическим огнем глаза, устремленные на намеченную жертву — на мальчика, который был наследником Мары. Одна Накойя преграждала наемнику путь. Нож уже был занесен для броска, чтобы сразить ее.

— Нет!..

В тот самый момент, когда нож вылетел из его руки, Накойя, пригнувшись, бросилась вперед и вцепилась в левую руку убийцы. Как иначе могла бы она помешать ему пустить в дело роковой шнур, приготовленный для горла Айяки? Кинжал просвистел над головой первой советницы и вонзился в оштукатуренную стену.

Убийца выругался и сделал шаг в сторону. Но Накойя успела ухватиться за удавку. Она рвала ногтями тонкие кожаные перчатки наемника и царапала его пальцы в безумной попытке отнять шнур.

— Не бывать тому… — задыхалась она. Дозваться до охраны так и не удалось: слабый голос ей не повиновался.

Убийца не стал тратить время на борьбу. Его глаза презрительно сощурились, и, выхватив правой рукой из-за пояса еще один нож, он всадил клинок между ребрами старой женщины.

Лицо Накойи исказилось от боли, но она все еще цеплялась за шнур.

— Умри, старуха! — Убийца злобно повернул нож.

Тело Накойи свело судорогой. У нее вырвался стон смертной муки, но она еще крепче сжала шнур.

— Он не умрет… позорной смертью… — выдавила она через силу.

Крики Айяки прекратились. Он увидел нож в стене у себя над головой, а затем — кровь, растекающуюся по половицам. Один из упавших слуг еще корчился в агонии. Так и не выпустив из руки оранжевую черепаховую пуговицу, парализованный ужасом Айяки перестал реветь. Ему сразу пришло в голову, что убийца — это сам Тасайо. Как только он проникся этим убеждением, в нем пробудилась отцовская отвага.

— К бою! — заорал он. — К бою!..

В его воображении возникли видения воинов — и он, решительно выкарабкавшись из подушек, кинулся лупить незваного гостя и для начала ударил того по бедру.

Посланец Камои не удостоил вниманием этот наскок, вознамерившись сперва добить Накойю. Он еще глубже протолкнул нож в рану.

Кровь старой няни успела насквозь пропитать черную перчатку, пока убийца выдергивал удавку из судорожно сжатых старческих рук. Но она еще боролась и, собравшись в комок, упала на Айяки, прижав его к полу.

— Будь проклят вовеки, — едва слышно прохрипела она. Ее покидали последние силы. Айяки задергался, пытаясь высвободиться. Убийца схватил мальчика и потащил его к себе.

Сквозь пелену, застилающую глаза, старая женщина увидела наконец стражников на пороге. Ворвавшись в детскую с обнаженными мечами, они устремились через комнату к убийце, выкрикивая боевые кличи. В ярких солнечных лучах их оружие сверкало нестерпимым блеском.

Убийца заторопился, желая побыстрее прикончить Айяки, который изворачивался и отбивался с яростными воплями. Накойя пыталась приподнять голову из лужи растекающейся крови. Видеть она не могла — только слышала, как стучали по полу босые ноги сопротивляющегося Айяки. У нее темнело в глазах, но она успела с удовлетворением осознать: скомканный шнур все еще оставался у нее в руках. Единственное, что ей удалось, — она вынудила убийцу пустить в дело нож… Мальчику, который умер достойной смертью от клинка, уже нечего бояться.

— Айяки… — прошептала она, а затем, с бесконечной жалостью, — Мара…

И ее поглотил мрак.

***

Сделав выпад, Кевин проткнул мечом атакующего чужака и вырвал клинок из тела врага, который с пронзительным воплем упал ему под ноги. Он перепрыгнул через раненого и схватился со следующим. Несколькими минутами раньше он подобрал вражеский щит — и это спасло ему жизнь, хотя и не избавило еще от одной раны в левое плечо и от удара наискосок по ребрам.

Мучительная боль затрудняла движения. Кровь струилась по обнаженному телу и насквозь пропитала набедренную повязку. Вражеский солдат обменялся с ним тремя ударами меча и тогда только понял, что имеет дело с рабом. Разразившись ругательством, он уклонился от продолжения боя и повернулся спиной к Кевину, который без лишних церемоний нанес ему удар сзади.

— Подыхай во имя цуранской чести! — в бешенстве воскликнул варвар. — Боги, молю вас, пусть коротышки остаются тупицами подольше!

Если они и впредь будут гнушаться скрестить с ним клинки, то у Мары появится шанс уцелеть.

Но их было слишком много. Враги, дотоле спрятанные за деревьями, накатывали волна за волной. Когда Кевин стремительно развернулся, чтобы отбросить еще одного из них, он понял: про отряд Акомы уже нельзя было сказать, что он просто «окружен». Положение стало много хуже. Круг защитников был разорван. Неприятель пробился внутрь и начал кромсать тела, которые лежали поверх носилок, прикрывавших Мару.

Мидкемиец взвыл, подобно демону смерти. Насмерть поразив вражеского солдата, он оставил клинок в обмякшем теле и подхватил с земли другой, а заодно могучим ударом ноги еще раз перевернул носилки. Деревянный каркас угрожающе накренился, что заставило нападавших отпрянуть и на какое-то время ослабить натиск. Затем носилки тяжело упали, подмяв под себя и Мару, и ее заслон из тел умирающих охранников.

Кевин перемахнул через препятствие с рыком:

— Назад, шелудивые псы!

Добавив несколько цуранских непотребных выражений, он перешел в наступление. Вид его залитого кровью почти обнаженного тела и неистовый рев поверг в смятение первые ряды неприятеля. Когда он приземлился после прыжка, его угораздило насту-ить на стрелу. Острая боль от вонзившихся в пятку четырех лезвий наконечника исторгла у него новый залп ругательств на вабонском наречии, а под конец, опять перейдя на язык цурани, Кевин пожелал:

— Пусть Туракаму сожрет ваши сердца на завтрак!..

Тогда все их мечи обратились против него.

Отразить такое множество ударов он не мог, как не мог и задуматься над тем, не пострадала ли Мара от его бесцеремонного использования носилок.

Он понимал одно: здесь ему уготована смерть, а он не желал с этим смириться.

Меч задел его голень. Он пошатнулся, упал, перекатился вбок — и клинки, просвистевшие в воздухе у него над головой, взрыли землю совсем рядом. Снова перекатившись по земле, Кевин резко поднял щит, когда в пределах досягаемости оказался замешкавшийся воин. Тот скорчился от жестокого удара щита в пах — удара, считавшегося запретным.

Наконец Кевин втиснулся под перевернутые носилки. Он нашарил пальцами упавший щит, извернулся и выставил перед собой это последнее прикрытие. Сверху посыпались удары, и каждый из них обжигал болью руки Кевина, удерживающие щит.

— Боги, когда же этому придет конец?.. — Он снова разразился потоком проклятий, но сейчас его кощунственные возгласы подозрительно напоминали рыдание.

А мечи непрерывно молотили по щиту. Они дробили и слоистую кожу, и деревянную основу; в руках Кевина оставались лишь обломки. Откуда-то издалека, возможно из леса, до него донеслись крики и шум еще одной схватки.

— Проклятие! — прохрипел он, а потом у него вырвался горький смех:

— Мало им того, что мы разбиты… им еще хочется изрубить нас в куски!

***

Сверкнул клинок, и слетевшая с плеч черноволосая голова покатилась, подскакивая, среди постельного белья. Еще три меча успели врезаться в обезглавленное тело, прежде чем оно рухнуло на скомканные простыни и задергалось в последних конвульсиях между подушками.

Забрызганный кровью убийцы, вопящий от боли и пережитого ужаса Айяки выполз из-под трупа. Из глубокой раны на шее мальчика текла кровь. Почти ничего не сознавая, он кинулся к стене, словно там мог найти спасение.

— Сходи за Кейоком! — крикнул воин, с меча которого капала кровь, другому, склонившемуся над телом Накойи. — Вдруг убийца был не один?

За перегородкой послышался стук сандалий бегущих людей. Через внутренний сад спешили вооруженные воины. Еще находясь за стенами детской, через раздвинутые перегородки они увидели растекшуюся лужу крови и трупы. Почти сразу прибыл второй сотник, который распорядился обыскать каждый куст усадьбы. Шестерым солдатам, выделенным для охраны наследника Акомы, он приказал замкнуть кольцо вокруг мальчика.

Через минуту появился Джайкен. Вся его выдержка мигом улетучилась при виде последствий разыгравшейся здесь резни. Сунув в руки ошеломленного раба, следовавшего за ним, груз своих табличек, он с несвойственной ему поспешностью пробился через комнату, заполненную вооруженными людьми. По другую сторону груды липких от крови подушек, расшибая кулаки, наследник Акомы исступленно колотил по стене и пронзительно кричал: «Минванаби! Минванаби! Минванаби!»

Собравшиеся вокруг солдаты, казалось, были бы рады ему помочь, но не решались до него дотронуться.

— Айяки, иди сюда. Все уже кончилось, — решительно сказал Джайкен.

Мальчик, скорее всего, не слышал обращенных к нему слов. И хотя сейчас, по-видимому, любое прикосновение пугало его и причиняло боль, управляющий не стал колебаться. Он оттащил раненого ребенка подальше от места трагедии и, схватив его в охапку, прижал к своим одеждам, которые пахли мелом, а не кровью.

Без промедления Джайкен начал распоряжаться.

— Его надо забрать отсюда, — сказал он ближайшему солдату. — Приведи лекаря. Мальчик ранен. — Взглянув на неподвижные тела Накойи, двух слуг и няньки, он добавил:

— И пусть кто-нибудь выяснит, осталась ли у него в живых хоть одна нянька.

***

Удары по щиту опять усилились. Кевин отдернул одну руку от края щита — и весьма своевременно. Промедли он хоть одно мгновение — как лишился бы пальца. Он смутно ощутил некое шевеление в груде тел сбоку от него: один из смертельно раненных воинов, вплотную прижатый к нему, сунул рукоять кинжала в ладонь варвара.

— Защищай госпожу, — прохрипел умирающий. — Она жива.

Кевин отбросил губительную мысль, что в таком положении она недолго сможет оставаться живой. Обнаженный и истекающий кровью, почти обезумевший в пылу битвы, он принял кинжал, выставил его за край щита и всадил в ногу ближайшего врага. Нож сразу же был потерян, так как незадачливый противник подпрыгнул с яростным воплем.

— Танцуй веселей, — пожелал ему варвар, одурманенный потерей крови и упоением битвы. В какой-то момент он заметил, что удары по щиту прекратились.

Чуть позже чьи-то руки в зеленых латных рукавицах приподняли край щита и решительно откинули в сторону его расщепленный остов. Кевин посмотрел вверх, щурясь от солнца. Голова кружилась; перед глазами все плыло и раскачивалось; он с трудом разглядел офицерский плюмаж и лицо военачальника Акомы.

На этот раз их встреча обошлась без обычных шуточек.

— Благодарение богам за то, что ты здесь, — произнес Кевин. — Мы порядком влипли.

Люджан пристально разглядывал окровавленные руки Кевина и глубокую рану на его предплечье.

— А при чем тут веселые танцы? — озадаченно повторил он последний боевой возглас Кевина.

— Потом, — пробормотал Кевин. — Потом все объясню.

Кевин неловко повернулся и выругался на двух языках от боли в боку. Его тошнило, и солнце казалось слишком ярким.

— Где госпожа? — требовательно спросил Люджан, начальственной строгостью маскируя собственную тревогу.

Кевин ошеломленно моргнул, уставившись на перевернутые носилки. Мертвые солдаты Акомы лежали сплошной кучей, словно раздавленные жуки.

— Боги всемогущие! Неужели она внизу?

Люджан отдал новый приказ, который прозвучал в ушах Кевина бессмысленным гулом. Но сразу же вслед за этим к нему протянулось множество рук, которые извлекли его избитое тело из-под обломков.

— Нет, — слабо возражал Кевин. — Я хочу знать, что с Марой… — Каждое слово требовало усилий, от каждого вздоха грудь, казалось, наполнялась огнем.

Невзирая на протесты, его вытащили и уложили на землю. Он впал в беспамятство незадолго до того, как послышались удивленные возгласы воинов, которые поднимали носилки. Разбирая сплетенные тела мертвых и раненых, они обнаружили съежившуюся, перепачканную кровью Мару. Она была без сознания, но не ранена, если не считать багрового кровоподтека на голове.

Властительницу Акомы положили на мягкий сухой мох около источника; ее голова покоилась на коленях Люджана. Их окружала сотня воинов. Когда лоскутом, смоченным в холодной воде, стали промывать шишку на лбу Мары, она очнулась.

— Кейок?.. — прошептала она, еще не успев разлепить веки.

— Нет, — тихо ответил военачальник, — Люджан, госпожа. Но именно Кейок послал меня сюда. Он подумал, что ты можешь попасть в беду.

Мара пошевелилась и сказала с легким укором:

— Он — не твой командир, а мой военный советник.

Люджан осторожно убрал волосы с лица госпожи и улыбнулся ей самой дерзкой своей улыбкой.

— Трудно избавиться от старых привычек. Когда мой старый командир говорит мне — прыгай, я прыгаю.

Мара с трудом пошевелилась. Ей казалось, что она вся избита и на ней живого места не осталось.

— Я должна была прислушаться к его словам. — Ее взгляд омрачился. — А Кевин… — встрепенулась она. — Где он?

Люджан кивком показал в сторону походного лекаря, который склонился еще над кем-то, лежащим на мху.

— Он остался жив. В одной набедренной повязке, без оружия и с полным набором геройски полученных ран. Да, вот это воин, каких мало.

— Ран? — Мара порывалась подняться, и Люджану понадобилось приложить на удивление много сил, чтобы ее удержать.

— Госпожа, успокойся. Он выживет, хотя изрядное количество шрамов ему обеспечено. Возможно, он будет прихрамывать и потребуется длительное время, чтобы левая рука смогла служить ему так же исправно, как раньше. Мышцы сильно повреждены.

— Доблестный Кевин. — Голос Мары дрогнул. — Он спас меня. А моя глупость едва не стоила ему жизни.

Военачальник снова коснулся ее почти ласковым движением.

— Жаль, что он раб, — с сочувствием сказал Люджан. — Такая отвага достойна только самых высоких почестей.

Внезапно у Мары перехватило дыхание; она уткнулась лицом в плечо Люджана, и ее заколотила дрожь. Может быть, она плакала, беззвучно и безутешно, но офицер, который посвятил служению ей всю жизнь, никогда не подал бы вида, что заметил это, и никогда бы не позволил, чтобы это заметили другие. Да и окружающие их солдаты быстро нашли чем заняться.

Властительница Акомы горевала о Кевине, чей дерзкий дух покорил ее и чьи поступки заставили ее окончательно понять непреложную истину: он не был и никогда не будет рабом.

Она с радостью освободила бы его, но в пределах Империи Цурануани это было невозможно. Чтобы воздать ему по заслугам, чтобы признать его человеческие достоинства, ей придется лишиться его навсегда. Исполнить то, что она задумала, — в этом заключалось самое трудное из всех испытаний, которым она подвергалась за всю свою жизнь.

***

Перегруппировка после засады в лесу заняла большую часть дня. Следовало уложить на самодельные носилки тела убитых воинов, чтобы доставить их домой для последующих почетных похорон. Трупы мертвых врагов были оставлены на съедение джаггунам и прочим пожирателям мертвечины. К месту назначенной, но так и не состоявшейся встречи Люджан послал разведчиков, которые вернулись и доложили, что людей Хангу нигде не видно.

Для Мары это известие оказалось серьезным ударом. Получалось, что предложение о переговорах с властителем Ксалтепо было не чем иным, как фальшивым трюком, подстроенным, скорее всего, хитроумным Минванаби. Дело оборачивалось совсем скверно, и теперь Мару тревожило нечто более опасное, чем раны Кевина.

— Тасайо не из тех, кто ограничивается одним ударом, — втолковывала она Люджану, в то время как темнота сумерек сгущалась вокруг освещенного огнем костра места стоянки воинов. — Я знаю, что нашим раненым придется несладко во время перехода, но к ночи мы обязаны вернуться домой.

Ее опасения были весьма основательными, и военачальник не стал возражать. Он отошел и, собрав солдат, умело распорядился подготовкой к выходу в обратный путь. Трое уцелевших солдат из первоначального эскорта Мары, измученные сражением и забинтованные, были поставлены на почетные места в голове походной колонны. Следом несли Кевина и двух раненых, нуждающихся в носилках, а за ними — тех, кто погиб с честью. Мара настояла на том, чтобы самой ей предоставили возможность идти пешком. Ее носильщики остались невредимыми, но им доверили доставку раненых — ведь их умение нести груз ровно, без толчков и тряски, здесь было неоценимо.

Властительница Акомы шла рядом с носилками, на которых неподвижно лежал ее раб-телохранитель. Кевину дали снадобья, притупляющие боль и дарующие милосердный глубокий сон. Она держала его за неперевязанную руку, разрываясь между мучительной скорбью и яростью.

Она не вняла предупреждениям, что Тасайо может разоблачить агентов Аракаси. Она слишком занеслась, упиваясь своим возросшим могуществом; ее тешила мысль, что теперь, когда она стала предводителем клана, не следует усматривать ничего особенного в заискиваниях правителей более низких рангов. Накойя не раз предостерегала ее. А Кейок весьма многозначительно избегал пререканий, но давал понять, что от Тасайо следует ждать ловушки… и вот теперь она столь глупо в такую ловушку угодила.

Погибли двадцать семь верных воинов из ее личной охраны. Еще двенадцать потерял Люджан, пробиваясь ей на выручку, а Кевин, возможно, навсегда останется хромым.

Цена оказалась непомерно высокой. Мара не чувствовала камней у себя под ногами и не замечала руки Люджана, который время от времени поддерживал ее под локоть, когда на пути попадались овражки или рытвины. Она едва обращала внимание на то, как уходили и возвращались патрули разведчиков, которые осматривали придорожную чащу в поисках неприятеля. Она не могла избавиться от жгучего чувства стыда за свое позорное тщеславие; снова и снова Мара пыталась себе представить, что же она сможет сказать Аракаси.

Луна зашла. Под деревьями стало совсем темно; такой же мрак наполнял душу властительницы, пока она вышагивала по дороге, без конца упрекая себя во всех грехах. Наконец они приблизились к границам Акомы, где их ожидал еще один патруль — вооруженный до зубов и с горящими факелами.

Мара была настолько измотана, что не сразу сообразила: в присутствии здесь дополнительного отряда кроется нечто необычное. В разговоре, который вели между собой командир патруля и Люджан, Мара уловила имя Айяки — и похолодела от страха.

Охваченная тревогой, она оторвалась от носилок Кевина и поспешила к военачальнику.

— Что с моим сыном?

Люджан крепко схватил ее за плечи.

— Он жив, госпожа.

Удовольствоваться столь кратким заверением Мара не могла. Даже в неверном, дрожащем на ветру свете факела лицо командира патруля во время его доклада Люджану выдавало напряжение. С ужасом осознавая, что бедствия Акомы не ограничивались разгромом в лесу, Мара требовательно спросила:

— Кто-то напал на мой дом?

Низко поклонившись, командир патруля дал ответ:

— Госпожа, был подослан убийца. — Молодой офицер, которого Кейок приучил быть кратким, излагал события в форме военного донесения. — Айяки получил незначительную рану, но больше никак не пострадал. Мертвы двое слуг и одна няня. Накойя, первая советница, погибла, защищая ребенка. Территорию усадьбы обыскали, но никаких признаков других врагов не обнаружили. Убийца, по-видимому, прокрался в дом один. Кейок усилил все пограничные патрули и послал нас, чтобы помочь твоему эскорту.

Однако Мара не слышала никаких подробностей, после того как узнала, что Айяки ранен, а Накойя, вынянчившая и выпестовавшая ее, заменившая ей мать, — умерла. У нее подгибались ноги, а потрясенный разум отказывался воспринимать услышанное.

Накойя мертва. Айяки ранен. Как отчаянно Мара нуждалась сейчас в Кевине! Если бы она могла прильнуть к нему, почувствовать силу горячих рук, обрести опору в его любви… Может быть, это помогло бы ей собраться с духом; но он лежал, забинтованный, на носилках и спал беспробудным сном от целебного снадобья.

Мара сделала неуверенный шаг вперед. Ночь дышала горестной безысходностью. Незримые опасности, казалось, притаились в темноте, и даже дорога через молитвенные врата Акомы внушала страх перед безымянной угрозой.

— Я должна пойти домой, — безучастно произнесла Мара.

— Госпожа, мы доставим тебя туда со всей поспешностью.

Люджан отдал несколько коротких приказов своему отряду, и патруль присоединился к эскорту, уже окружившему властительницу, а также раненых и погибших. Затем, не дожидаясь возвращения посланного за носилками гонца, воины двинулись к господскому дому.

Мара спешила, все еще не стряхнув с души пелены тупого оцепенения. Накойя мертва. Это не укладывалось в голове. Может быть, слезы принесли бы властительнице утешение, но ее хватало лишь на то, чтобы глядеть себе под ноги, выбирая место, куда ступить при следующем шаге. Она сознавала, что командир патруля описывает Люджану подробности налета убийцы, но в памяти у нее звучал только голос Накойи, снова и снова укоряющей ее за глупость, тщеславие и самонадеянность.

Айяки ранен.

Сердце разрывалось от горя и возмущения при мысли, что даже малые дети становятся жертвами Большой Игры. Она позволила себе кощунственную мысль: Кевин был прав, когда утверждал, что гибель людей ради чьих-то политических выгод не приводит ни к чему, кроме жестоких и бессмысленных потерь. Чувство оскорбленной фамильной чести боролось с болью. Насколько же близок был Тасайо к своей заветной цели — покончить с родословной дома Акома в течение одного дня! И если ему это не удалось — то лишь благодаря мудрости Кейока, отваге Накойи и нежеланию раба считаться с общепринятыми понятиями о пристойности!

Ее бросило в дрожь. Она вспоминала, как сыпались градом и свистели у нее над головой стрелы; она вспоминала, как Кевин закрыл ее своим телом, бесцеремонно навалившись на нее, потому что на вежливые предостережения уже не оставалось времени.

Властительница торопилась все больше и не возражала, когда Люджан, не замедляя шаг, подхватил ее на руки и прямо на ходу усадил в паланкин запасных носилок, которые были наконец доставлены из дома по его приказу.

Подоспевшие рабы-носильщики, не измученные дорогой, были способны нести паланкин гораздо быстрее. Мара подала Люджану знак, чтобы он выделил для нее эскорт и разрешил другим солдатам, сопровождающим раненых и погибших, идти дальше медленнее. Уже не владея собой от беспокойства, она крикнула рабам, чтобы последнюю четверть мили до освещенного парадного входа в господский дом они проделали бегом.

Там ее встретил угрюмый Кейок, облаченный в доспехи. Он надел свой старый шлем со срезанным плюмажем, а его меч висел на ремне сбоку. Он подготовился к самому худшему: к сообщению, что его госпожа убита в лесу.

Мара выскочила из носилок, прежде чем Люджан успел ей помочь. Она бросилась в объятия старого воина и прижалась щекой к жесткой кирасе, стараясь сдержать слезы.

Крепко опираясь на костыль, Кейок свободной рукой гладил ее волосы.

— Мараанни, — проговорил он своим низким голосом, употребив ласковое имя, с каким отец мог бы обратиться к любимой дочери, — Накойя умерла, проявив величайшую доблесть. Ее проводят в чертоги Туракаму со всеми почестями, как славного воина, послужившего для возвеличения рода Акома.

Мара подавила рыдание.

— Мой сын… — выдохнула она. — Как он? Военный советник и Люджан обменялись быстрыми взглядами поверх ее склоненной головы. Не нуждаясь в словах, военачальник мягко взял Мару за локоть и отвел на шаг от Кейока.

— Мы сейчас же пойдем к Айяки, — сказал старый советник. Он подчеркнуто не задавал вопросов по поводу ее истерзанного вида и бросающихся в глаза пятен крови на одежде. — Твой сын спит под присмотром Джайкена. Его рану внимательно осмотрели и сделали все, что требовалось, но он потерял много крови. Айяки поправится довольно скоро, но ты должна знать: он плакал неудержимо, и с этим мы никак не могли справиться. Он испытал ужасное потрясение.

Мара застыла на месте.

— Кевин… — произнесла она в сильном волнении. — Я хочу, чтобы его перенесли в мои покои и там занимались его лечением.

— Госпожа, — решительно сказал Люджан, — я уже взял на себя смелость распорядиться насчет этого.

Одной рукой обняв ее за плечи, он направил Мару в коридор, который вел к ее апартаментам. Кто-то — вероятно, Джайкен — предусмотрительно приказал зажечь все лампы до единой, чтобы хозяйке не пришлось передвигаться по дому в полутьме.

Глаза военачальника и военного советника снова встретились. Кейок знал, что отряд Мары попал в засаду, и ему не терпелось услышать подробности. Люджан кивнул ему, без слов давая понять, что расскажет о случившемся, когда рядом не будет Мары. На ее долю сегодня и без того выпало много горя, и не стоит заставлять ее пережить все это снова.

Они подошли к ее личным покоям. Перегородки были широко раздвинуты, и возле них стояла на страже дюжина вооруженных воинов. Внутри, почти затерявшись среди множества подушек, лежал наследник Акомы с белой повязкой вокруг шеи. Рядом с ним кто-то сидел, но кто именно — Мара не стала приглядываться. Она вырвалась из рук Люджана и упала на колени рядом с сыном. Нежно, стараясь не потревожить рану, она обняла его… и заплакала, потеряв всякое самообладание.

Ее офицеры отвернулись с выражением полнейшей безучастности на лицах: им не подобало быть свидетелями постыдной слабости, которой поддалась властительница. Тот, кто бодрствовал на подушках, тактично встал, собираясь удалиться.

Взглянув на него сквозь слезы, Мара узнала Джайкена.

— Останься, — сказала она дрожащим голосом. — Вы все останьтесь. Я не хочу быть здесь одна.

Еще очень долго горели лампы, пока она сидела, на руках качая сына.

***

Глубокой ночью, после того как Кевина уложили на циновку рядом с Айяки, Мара приказала потушить светильники. Она отпустила Кейока, Джайкена и Люджана для давно заслуженного отдыха и под защитой воинов, несущих посменный караул на всех подступах к дому, оставшиеся до утра часы провела в молчаливом бдении возле своих любимых. Оглядываясь мысленно назад, Мара с горечью сознавала, что собственный эгоизм едва не привел ее к гибели. Ее дерзкие притязания на пост предводителя — пусть даже увенчавшиеся успехом — теперь казались верхом недомыслия.

Мара не раздевалась для отдыха, хотя лекарь, несколько раз заходивший проведать двух своих подопечных, упрашивал ее принять сонное снадобье. Вина тяжким грузом лежала на сердце, и слишком многие мысли теснились в голове. На рассвете Мара собралась с духом, решительно поднялась с подушек и покинула комнату. Словно бездомный щенок, одна, провожаемая лишь взглядами часовых, она шла по затемненным коридорам к детской — туда, где на почетных похоронных носилках лежало тело женщины, которая вырастила и выпестовала ее.

Окровавленные одежды Накойи заменили на облачение из дорогих шелков с каймой зеленого цвета Акомы. Старые морщинистые руки мирно покоились по бокам. Мягкие кожаные перчатки скрывали страшные рубцы, оставленные шнуром убийцы. Нож, который убил ее, лежал на груди: этот символ должен был послужить для Туракаму свидетельством, что она умерла смертью воина. Никогда прежде, даже во сне, ее лицо в обрамлении серебристо-белых волос не казалось таким безмятежным. Заботы и ломота в костях, равно как и шпильки, которые никогда не держались как следует, теперь уже не могли причинить ей беспокойство. Годы ее верной службы остались позади.

Мара почувствовала, как слезы снова обожгли глаза.

— Мать моего сердца, — прошептала она, опустившись на подушки рядом с умершей. Она подняла холодную сухонькую руку и несколько мгновений безмолвствовала, а потом, совладав с собой, заговорила тихо, но твердо:

— Накойя, знай, твое имя будут почитать наравне с предками Акомы, и твой прах развеют внутри священной рощи вокруг натами. Знай, что кровь, которую ты сегодня пролила, была кровью Акомы и что ты принадлежишь семье и роду…

Здесь Мара остановилась: у нее перехватило дыхание. Она подняла голову и вгляделась куда-то в даль. Тусклый свет пробивался через стенные перегородки, но утренний туман еще скрывал окрестности.

— Мать моего сердца, — продолжила она с предательской дрожью в голосе. — Я не послушала тебя. Я была эгоистична, самонадеянна и легкомысленна. Из-за моего безрассудства боги забрали твою жизнь. Но поверь: я еще могу научиться. Твоя мудрость осталась жить у меня в сердце, и утром, когда твой прах будет препоручен богам, я клятвой скреплю обещание, которое даю тебе: я отошлю варвара Кевина, напишу договор о помолвке, отправлю его властителю Шиндзаваи и начну с ним переговоры о заключении брака с Хокану. Все это я непременно сделаю, прежде чем закончится сезон, моя мудрая наставница. И до конца моих дней я буду горевать и раскаиваться, что не захотела прислушаться к тебе, когда ты была рядом.

Мара осторожно положила безжизненную руку на носилки.

— Я еще не сказала главного, что должна была сказать, Накойя: я тебя очень любила, мать моего сердца, — с силой закончила она. — И благодарю тебя за жизнь моего сына.

Оглавление