Глава 91

— Я уже давно ожидала твоего прихода, — сказала Клэр и, взяв меня за руку, повела в лабораторию. На столе стояли какие-то химикаты, а рядом с ними два больших микроскопа. — Чарли уже сообщил мне о своих находках, — продолжала она. — Думаю, шампанского и брюк будет вполне достаточно, чтобы навсегда посадить его за решетку. Поздравляю, Линдси, ты добилась своего.

— Да, а если ты докажешь идентичность вот этого — сказала я, протягивая ей небольшой пакетик с волосками, — он окажется не только за решеткой, но и, возможно, в газовой камере.

— Правда? — удивилась Клэр, вертя перед глазами пакетик. — Очень любопытно, сейчас посмотрим. — Она открыла конверт с надписью «наиболее важные улики» и вынула оттуда волосок, который был обнаружен после второго убийства. Затем она положила два образца под микроскоп и прильнула к окуляру. — Как ты себя чувствуешь, дорогая?

— Что ты имеешь в виду? — не поняла я. — Мою болезнь?

— А что же еще я могу иметь в виду? — удивилась та, не отрываясь от микроскопа.

В суете последних дней, связанной с арестом Николаса Дженкса, я напрочь забыла о своих проблемах.

— Ничего хорошего. На прошлой неделе у меня была очередная встреча с врачом, и он сказал, что качество крови продолжает ухудшаться.

Клэр оторвалась от окуляра и посмотрела на меня.

— Очень плохо.

Я рассказала ей об интенсивном курсе лечения, о переливании крови и всяких медикаментах, которые мне приходится глотать во время сеанса, и даже упомянула о возможности пересадки костного мозга.

К моему удивлению, она радостно улыбнулась.

— Думаю, мы найдем способ активизировать твои кровяные тельца. Мы их так встряхнем, что мало не покажется.

Я сделала вид, что ничего не поняла, но густо покраснела.

— Ну так что? — спросила Клэр, ехидно ухмыляясь. — Почему ты скрываешь от меня такое важное событие? Ты же знаешь, что в нашем учреждении в принципе не может быть никаких тайн.

— Ничего я не скрываю, — пробормотала я.

— Весь департамент гудит о том, что между тобой и мистером Роли что-то происходит. И только твоя лучшая подруга все еще не в курсе дела. Линдси, как тебе не стыдно? Разве можно быть такой скрытной? Ты забыла, что нам нечего скрывать друг от друга?

Я вдохнула, еще больше покраснела и рассказала ей все от начала, то есть от первого поцелуя, до самого конца, опустив лишь самые интимные подробности.

Как только я дошла до того места, когда мы занимались любовью на ковре, Клэр схватила меня за руку и восхищенно замигала.

— Вот это класс! А что было дальше?

— Дальше? — рассмеялась я. — Дальше было то же самое, но только в другом месте и с гораздо большим удовольствием. — Закончив рассказ, я понуро опустила голову. — Знаешь, Клэр, я до сих пор не уверена, что поступила правильно. Я люблю его, сейчас в этом нет никаких сомнений. И он меня тоже. Но что делать с моим здоровьем? Как сказать ему об этом?

Мы уставились друг на друга, собираясь с мыслями. Собственно, никаких особых мыслей у нас не было. Мы уже все сказали друг другу.

— Ну ладно, — промолвила Клэр, возвращаясь к микроскопу, — давай посмотрим, что тут у нас. Волосики из бороды-бородочки-бороденки. — Она покрутила ручку, наводя резкость, а потом неожиданно хмыкнула.

— Ну что там? — не вытерпела я. — Что ты скажешь?

— Думаю, ты сама можешь догадаться, — ответила она.

Я отодвинула ее в сторону и прильнула к окуляру. Даже мне, неспециалисту, было совершенно ясно, что волосок извлеченный из половых органов Бекки Диджордж, был абсолютно идентичен тем, которые выудил из электробритвы Клаппер в доме Дженкса. Они были толстые, рыжие, жесткие, загнутые у основания, как хвост ядовитой змеи. Да, вряд ли можно подумать, что они принадлежат разным людям. И это было еще одним доказательством того, что все убийства совершил один и тот же человек — Николас Дженкс.

Оглавление