Глава 10

Умереть Уилкс не боялся. Он просто бежал туда, где, по его мнению, сейчас находилось самое безопасное место на этой крошечной планетке. Но если добраться не удастся — что ж. Капрал и так жил в долг со времени первой встречи с чужими уже много лет. А сколько же? Двенадцать? Или пятнадцать обычных земных лет? Билли было тогда десять, надо будет спросить, сколько ей сейчас. Он мог умереть со своим отрядом еще тогда, но не умер. И провел много времени, напиваясь и накачиваясь наркотой, чтобы постараться забыть те годы. Судьба почему-то не хотела его смерти, но тот, кто должен управлять миром, не говоря уже о командовании Колониального Десанта, вновь швырнули прошлое ему в лицо. Где-то на своем длинном жизненном пути перед Уилксом встала новая цель: убрать с лица земли всех чужих, до последнего трутня, до последнего яйца. И возможная смерть сейчас волновала его лишь потому, что не давала окончить свою миссию. Вот что гораздо хуже всякой смерти. Впрочем, некогда в его жизни присутствовал и обычный человеческий страх, но эти времена давно миновали.

Несколько лет назад, во время одного из своих двухнедельных наркотных запоев, Уилкс был подобран гражданскими, причем совершенно голым. Даже его имплантированные личные номера оказались вытравлены грабителями, чтобы убить, вычеркнуть его из этого мира. Чтобы никто и никогда не смог идентифицировать тело. Не зная, что он военный, его оттащили в медцентр и там вкатили стандартный курс жизненной поддержки, который включал в себя и общение с психиатрами. Госпиталь был учебным, и потому там болталось множество молодых врачей, горящих желанием поработать с таким пациентом. Можно подумать, что шрам, навсегда оставшийся на его лице, свидетельствовал об испорченной душе…

Впрочем, в госпитале достаточно быстро установили и что Уилкс профессиональный десантник, и в чем заключаются его проблемы. Но до тех пор, пока не явился представитель военной медицины и не забрал его, местные врачи изнуряли своего подопытного таким количеством психологических исследований, что вполне можно было заключить — возможности такой им не представлялось давным-давно.

И вот на одном из подобных сеансов с привлекательной молодой женщиной, которую при других обстоятельствах капрал не преминул бы затащить в постель, Уилкс впервые услышал о синдроме доктора Холидея.

Холидей, как понял Уилкс, был в прежние земные времена каким-то врачом, то ли зубным, то ли еще каким-то, и заболел неизлечимой в те времена болезнью.

«И поэтому он собрал вещи, переехал в более сухой климат, который при его болезни предоставлял больному кое-какой комфорт на остаток дней, и стал профессиональным картежником, вне закона. Он участвовал во множестве перестрелок и всегда умудрялся побеждать своих Противников, несмотря на то что и стрелять-то практически не умел. Вот наглядный пример: однажды мистер Холидей стрелял в человека прямо в публичном месте — в каком-то питейном заведении, используя для этого некое оружие под названием шестистрелка. Он стоял от своего противника метрах в семи, разрядил весь пистолет и промазал. Если учитывать, что эта шестистрелка без промаха била в умелых руках метров на пятьдесят, то это явно говорит о полном неумении мистера Холидея толком держать оружие в руках. Позднее он перешел на обрез, который, насколько я осведомлена, весьма опасен при стрельбе по крупным мишеням», — рассказывала женщина.

Уилкса заинтересовал рассказ этой засушенной дамочки, и он подумал, что, может быть, все-таки стоит попробовать ее трахнуть, если другого способа заткнуть ей рот нет.

Но не успел он шевельнуться, как дама продолжила, явно упиваясь звуками своего голоса:

«В соответствии с нашими медико-историческими исследованиями выяснилось, что первоначальной причиной, по которой Холидей выигрывал свои дуэли, является его равнодушие. То есть он просто не беспокоился об исходе».

Последняя фраза заставила Уилкса нахмуриться. «Мистер Холидей все равно должен был скоро умереть или во всяком случае так полагал. На самом же деле он прожил еще долгие годы. Диагноз оказался ошибочным. Но потому, что он думал, что дни его сочтены и смерть придет не сегодня-завтра, то верил, что терять ему нечего. И с кем бы он ни сталкивался в поединке — а они называли это не то пробой сил, не то проверкой на вшивость, не то еще каким-то тестостероническо-эвфемистическим бредом, — у него совершенно отсутствовал страх смерти. Он был, по его собственному мнению, уже мертв. К тому же он регулярно вливал в себя огромное количество алкоголя и тем самым, так сказать, проводил анестезию. Когда же его уверенность в скорой смерти и чисто физиологическое состояние во время дуэлей накладывались друг на друга, они ставили его на некую психологическую грань. А большинство его противников умирать не хотели, и, таким образом, страх заставлял их колебаться, а то и вовсе действовать опрометчиво. В схватке с противником, которому все равно, умрет он или нет, и единственной целью которого является убить врага, такое поведение может оказаться фатальным. В других же дуэлях, не с мистером Холидеем, они вели себя весьма хладнокровно».

Уилкс покачал головой. Речь научной дамы весьма заинтересовала его.

«Это все, конечно, замечательно. Но не хотели бы вы, прежде чем меня заберут отсюда, раздеться и немного потрахаться с героем войны?»

Молодая женщина улыбнулась, совсем не смутившись от столь грубого предложения:

«Думаю, что нет, капрал Уилкс. Такое поведение вряд ли будет профессиональным…»

И вот сейчас в сумасшедшем беге по коридору от охотившихся на него чужих, капрал Уилкс усмехнулся этим воспоминаниям, и, благодаря шраму, лицо его при этом стало еще страшнее. «Я знаю, что ты чувствовал, доктор. Когда живешь в долг и не дашь за то, что проживешь еще день, и моржового хрена, все на свете становится простым и ясным».

* * *

На бегу Билли увидела человека, сидящего на корточках за какой-то переборкой. Заметив, что обнаружен, человек вскинул карабин, целясь прямо в них.

— Уилкс! — крикнула Билли и приготовилась выстрелить.

— Не надо, десантник, — вмешался вдруг Поувел. Однако солдат поднялся во весь рост, по-прежнему не сводя с врага своего оружия:

— Генерал вернулся! Все вы теперь дохлятина!

Билли и Уилкс выстрелили одновременно. Десантник, падая, нелепо дернулся, грудь его залило кровью. Ее брызги испачкали всю соседнюю стену.

Билли стошнило. Убивать людей со временем не стало легче. Но она продолжала бежать, движимая инстинктом самосохранения.

* * *

Кто-то вырубил электричество и все прочие системы жизнеобеспечения, но Спирс был к этому готов. Его солдаты предусмотрительно оставались в полных боевых костюмах.

— Включить светоуловители, ребята, — крикнул он и поставил фильтры своего шлема на полную мощность. Коридор вспыхнул призрачно-зеленым светом. Еще один щелчок — и свет, казавшийся мутным и почти невидимым для обычных глаз, залил все стены вокруг с такой яркостью, которая практически не уступала яркости горевших перед тем ламп. — Будьте осторожны!

Какая-то фигура возникла метрах в двадцати впереди. Спирс увидел человека, размахивающего руками и кричащего:

— Генерал! Генерал Спирс! Это вы? Не стреляйте! Я на вашей стороне!

Спирс видел, что кричавший без оружия и даже не в форме, а в одежде базовой обслуги.

— Огонь! — скомандовал генерал Спирс.

Два десантника разом вскинули карабины. Выстрелы были почти не слышны, зато хорошо видны: человек рухнул, словно в одно мгновение лишился ног. Спирс знал, что на базе его поддержат многие, но терять время на выяснение преданности в такие минуты опасно. Один враг с гранатой в руках может причинить слишком много неприятностей. Лучше первым делом очистить пространство, а уж потом заняться сортировкой людей.

Неожиданно отключилась гравитация. Она исчезла без всякого предупреждения. Бегущих десантников подкинуло высоко в воздух, прижало к потолку и стенам или кувырком покатило по полу, беспомощных, как котят. Вдруг переключиться с обыкновенного бега на прыжки в десять метров шириной — на это ни одного человека не натренируешь.

— Включайте ботинки! — закричал Спирс.

Под полом были проложены магнитные ленты, специально для подобных непредвиденных случаев, и военная обувь со специальным устройством все же позволяла передвигаться, пусть и на значительно меньшей скорости.

Когда суматоха улеглась, выяснилось, что у десантников один человек получил достаточно серьезное ранение. Медик взвода заявил, что у несчастного сломана шея и он нуждается в длительном лечении.

— Может он двигаться?

— Нет, сэр. Он парализован.

— Тогда оставьте его. Кто-нибудь подберет его позже.

Какая-нибудь тварь, надеялся Спирс. Отныне этот парень абсолютно бесполезен как солдат и годен лишь в качестве фуража для его новых войск. Можно разрешить им полакомиться.

— Сэр!!! Умоляю! Не оставляйте меня здесь этим гадинам! — отчаянно закричал раненый.

— Ничего, они отлично обращаются с теми, кто тихо лежит и ждет. Это война, сынок. Ты сплоховал, и ты за это платишь. Вперед, ребята!

И взвод начал медленно продвигаться вперед, цепляясь ботинками за пол. Крики раненого затихли только тогда, когда Спирс установил свой портативный передатчик на связь с третьим пультом.

* * *

Поувел слушал селектор, который тащил с собой, и на бегу тряс головой. Он, Билли и Уилкс втроем мчались по коридору, ведущему прямо в ангары межпланетных судов. Там еще действовало жизненное обеспечение, несмотря на то что большая часть станции была уже отключена. По селектору шли панические рапорты, голоса смешивались в беспрестанный испуганный крик:

— Поддержка отключена в D-2!..

— Оно забрало Маури, просто схватило его!..

— Герметичность дверей нарушена. Герметичность дверей нарушена!..

— …Мы под огнем, кто-то начал стрелять!…

— Чудовища, чудовища! Пошли прочь!..

Звуки взрывов, выстрелов, звон металла о металл и прочий шум сражения и смерти оглушали майора…

На мгновение Уилксу показалось, что он стал во много раз тяжелей, словно кто-то невидимый навалил ему на спину непомерный груз. Затем ощущение исчезло.

— Уилкс?

— Кто-то играет с гравитацией. Наверное, Бюллер пытается остановить Спирса или убрать с нашей дороги чужих.

Поувел находился уже на грани паники, Уилкс отлично это видел. Потное лицо майора было мертвенно-бледным. Он сжимал в руках селектор так, словно тот был спасательным кругом.

— База занята, — прошептал он. — Мы в полной заднице. Мне следовало бы подумать получше, прежде чем ввязаться в борьбу со Спирсом. Он убийца. Он маньяк. Все мы мертвецы.

— Послушайте, — обратился к нему, как к неразумному ребенку или испуганному новобранцу, Уилкс. — Послушайте, мы еще сможем уйти. Мы возьмем один из космических кораблей…

Поувел покачал головой:

— Мы не сможем. Программа запуска отнимает слишком много времени. Они схватят нас. Они схватят нас.

— Мы поднимемся на старой программе. Полетим туда, откуда в последний раз прибыл корабль!

— Это не поможет. Все они с Земли. Все.

— Мы изменим программу уже в полете! Ну, Поувел, быстрей же!

Майор на секунду остановился и посмотрел прямо Уилксу в лицо:

— Хорошо. Но командуете теперь вы, ладно?

«Бедный молокосос. Надо было ему заниматься в жизни чем-нибудь другим. Ему бы пить пятичасовой чай в каком-нибудь университете да разговаривать с профессорами о современном искусстве или древней истории… Дело в том, что без таких убийц, как Спирс и, увы, как я, подобных мест может больше не остаться нигде. Нигде и никогда».

Впереди из темноты выступили двое чужих и злобно зашипели.

Уилкс почувствовал, что по губам его зазмеилась усмешка. «Да, мать твою, — подумал он. — Вы что, меня не знаете? Вы, случайно, не спутали меня с доктором Холидеем, тупые ублюдки?»

Он подскочил к Билли, тоже заметившей чужих. Так, стоя плечом к плечу, они одновременно подняли карабины.

Коридор наполнился грохотом выстрелов.

— Пошли, Поувел, не отставай.

И тройка помчалась ко входу в ангар.

Оглавление