ГЛАВА ВТОРАЯ

— Я сейчас буду, — Лили повесила трубку и чертыхнулась. Она не в настроении заниматься этим делом, как бы ни был богат, знатен и знаменит клиент. Она вообще не в настроении.

Недостаток сна и впрямь начал на ней сказываться.

Лили подошла к парадной двери, перед который обнаружилась группа человек из пяти фотографов с большими камерами. Репортеры выглядели усталыми и недовольными, курили и жевали пончики.

Сделав над собой усилие, она вышла наружу.

— Что вы тут делаете?

— Нам поступил звонок, что тут находится Бритни Оливер с принцем Конрадом, — ответил один из них, давя ногой окурок. — Это правда?

— Понятия не имею, о ком вы говорите, — сказала Лили. — Но зато я знаю, что вы мешаете нашим постояльцам.

— Слушайте, леди, — вмешался другой, — мы просто выполняем свою работу, так же, как и вы. Бритни Оливер никого уже не интересует, возможно, тут не обошлось без ее агента, но принц Конрад сейчас у всех на языке, и уже известно, что он должен прибыть к нам в связи с каким-то мероприятием ООН. Забудем о Бритни Оливер. Как насчет принца?

— Я ничего о нем не слышала, — откликнулась Лили так искренне, что чуть не обманула саму себя.

Фотограф прищурился, некоторое время внимательно изучал ее, потом спросил:

— Никогда не слышали о любвеобильном принце Белории?

Она пожала плечами.

— Сожалею.

— Его отец умер несколько недель назад, и принц Конрад приезжает, чтобы присутствовать на благотворительном балу, а после получить некую премию от ООН вместо отца. Об Организации Объединенных Наций вы хоть имеете представление?

Лили вымученно улыбнулась.

— Смутное.

— Так что парень — большая шишка в тех кругах. И прошел слух, что он точно остановится здесь, потому что его отец всегда здесь останавливался, когда гостиница еще считалась шикарной.

— Значит, слух неверен. — Она отказалась заглотнуть приманку и вступить в спор о теперешнем статусе гостиницы. — Но прошу, не стесняйтесь — делайте любые снимки гостиницы. — Девушка попыталась улыбнуться, но улыбка скорей напоминала гримасу. — Она ведь очень красива, правда?

Фотограф подумал, потом обратился к своим компаньонам:

— Похоже, она не врет.

— Не знаю, — сказал другой. — Если он здесь, так ее работа говорить нам, что его нет.

Лили вздохнула.

— Слушайте — как я сказала, вы можете делать что угодно за пределами частной собственности. Если вы опубликуете фотографии гостиницы, то тем лучше. Но вы не должны стоять у самых дверей, потому что вы беспокоите наших гостей. Пожалуйста, не вынуждайте меня обращаться в полицию.

— Да бросьте, — заявила единственная женщина изо всей компании. — Я не собираюсь стоять тут всю ночь, чтобы сделать снимок Бритни Оливер, без разницы, у кого она была.

Кое-кто из журналистов начал собирать свое оборудование.

— Спасибо, — сказала им Лили.

— Можно подумать, у меня денег девать некуда, — ворчал один из репортеров, — а фотография его лицемерного высочества небось стоит побольше, чем снимок вашей берлоги.

Другие согласно зашумели. Лили знала, что продолжение спора может вызвать подозрения, потому лишь покачала головой и сказала:

— Тогда просто покиньте пределы частного владения, иначе я заявлю в полицию о вторжении.

Возвращаясь в здание, она начала планировать вторую часть операции. Уже по дороге в комнаты принца Конрада она решила, что лучший способ кого-то спрятать — особенно в данном случае — действовать открыто.

— Предлагаю вам надеть шляпу и пальто, а потом один из наших служащих на своей частной машине отвезет вас домой, — сказала она Бритни.

— Разве фотографы меня не ждут? — спросила Бритни, явно предпочитая положительный ответ отрицательному.

— Ждут, — уступила Лили. — Вот почему если вы выйдете не скрываясь, они даже не взглянут на вас. Они рассчитывают, что вас будут вывозить в машине с бельем для прачечной или еще на какую-нибудь подобную чепуху.

Конрад улыбнулся впервые с момента появления Лили в комнате.

— Вы правы. Идея хороша.

Его улыбка обезоружила Лили, но девушка убедила себя, что сработал эффект неожиданности, а его возмутительно привлекательная внешность тут ни при чем.

— Я думаю, план сработает.

Бритни смотрела то на одного, то на другую.

— Что, если один из них меня узнает?

— Тогда они сделают ваш снимок и будут строить предположения относительно вашей связи с человеком, который то ли здесь, то ли нет.

Казалось, Бритни удовлетворена. В то же время принц Конрад выказал признаки раздражения — насупился, напрягся, но промолчал.

— Позвонить Майку, чтобы подавал машину? — спросила Лили, желая поскорей закончить с инцидентом.

— Давайте! — Бритни хлопнула в ладоши. — Повеселимся.

Повеселимся, устало подумала Лили. «Веселье» прервало ее драгоценный сон.

— Хорошо, встречаемся в коридоре, — сказала она Бритни. — Будет лучше, если вы останетесь в номере, ваше высочество, чтобы вас не заметили.

— Я не привык прятаться.

Да, он привык прятать своих подружек.

— Вы должны остаться, Конрад, — сказала Бритни. — Если вы выйдете и скажете им, что мы просто друзья и все такое, это только подольет масла в огонь. — На лице ее отразилась надежда.

С любопытством взглянув на нее, он пожал плечами:

— Как хотите. Спасибо за посещение. Был рад нашей встрече и ценю вашу помощь.

Лили стало дурно от подобной характеристики романтического свидания. Более того, ей совсем не хотелось присутствовать при их прощании, но выбора не оставалось.

— Я тоже рада, — Бритни обняла его за шею и поцеловала в щеку, прижалась всем телом. Лили хотелось провалиться сквозь землю.

Конрад отпрянул первым.

— Пожалуйста, вернитесь и сообщите мне, когда мисс Оливер благополучно уедет, — сказал он Лили.

Той оставалось лишь подавить вздох. Куда полезнее было бы потратить время на сон, но желание гостей — всегда на первом месте.

— Очень хорошо. Уверена, все пройдет нормально.

Она проводила Бритни по коридору к лифту.

— У нас хранятся несколько пальто, давно забытые и не востребованные. Вы можете воспользоваться одним из них в качестве прикрытия.

— Не стану надевать чужое вонючее пальто, — надменно ответила Бритни. Внезапно ее приветливость испарилась. — Ни за что! У меня есть свое.

— Да, несомненно, — согласилась Лили, глядя на длинное, отделанное норкой одеяние, на которое указывала ей актриса. — Мне просто казалось, что в чем-нибудь другом вы были бы менее заметны.

— Что я могу поделать, если меня заметят, — ответила Бритни. Выражение ее лица не оставляло сомнений — она рассчитывает на то, что ее узнают и сфотографируют. — У нас с принцем Конрадом еще планируются некоторые совместные… дела… так что нам придется привыкать к вниманию.

Уж Бритни позаботится о должном внимании, надо думать.

— Ваш водитель прямо перед крыльцом, — сказала Лили, проглотив несколько едких замечаний относительно намерений Бритни. И добавила, пытаясь по возможности ускорить расставание: —Боюсь, я уже вижу репортеров.

— Правда? — Бритни обратила сияющее лицо в ночь, а Лили воспользовалась предлогом распрощаться и вернуться в гостиницу.

Остается еще часов пять на сон… К сожалению, надо еще зайти к принцу — обрадовать сообщением, что его гостья спокойно села в машину.

Тащась в его номер, Лили на каждом шагу напоминала себе, что вся история может быть очень полезной для Герарда и гостиницы в целом. Фотограф был прав, когда-то это было шикарное место, очень популярное у королевских особ и прочих влиятельных лиц, но с 2001 года бизнес пошел на спад и пока не собирается оживляться.

Они и рекламу давали, предлагали скидки для проведения романтических уикендов и тому подобное, но ничем не сумели вызвать большого интереса. Бритни Оливер такое, естественно, не под силу, но, может, лихому принцу Конраду удастся сотворить чудо.

Лили делала все возможное, чтобы оградить его личную жизнь — она всегда старалась выполнять свою работу как можно лучше, — но это не мешало ей надеяться, что фотографы сделают парочку интересных снимков, которые привлекут внимание к их гостинице.

Герард, несомненно, думал так же, но никто из них никогда не сказал бы ничего подобного вслух.

Когда Лили добралась до номера Конрада и принц открыл дверь на ее стук, выглядел он неоправданно усталым. Словно, это ему пришлось бегать с поручениями капризных постояльцев.

— Уехала она? — без вступления спросил он.

— Да, несколько минут назад. Не думаю, что там были фотографы.

— Хорошо. — Их глаза встретились. — Вы проявили чудеса смекалки.

— Я только делаю свою работу.

— В чем именно заключается ваша работа?

Вопрос ее удивил.

— Я менеджер.

— Да, вы говорили. Но я не знаком с порядками в таких небольших гостиницах. Означает ли это, как в крупных заведениях, что вы делаете все, что в ваших силах, для удобства и комфорта ваших постояльцев?

— Несомненно, — осторожно ответила она.

Внутренний голос подсказывал ей, что он ведет к чему-то, что может ей не понравиться.

— Мне кажется, мисс… — он вопросительно замолк.

— Тилден. Лили.

— Тилденлили? — не понял он.

— Нет. — Его английский был безупречен, но она сама признавала, что говорит слишком быстро. — Лили Тилден.

— Мисс Тилден, — его голос, вибрирующий на низких нотах, с легким акцентом, зачаровывал. — Боюсь, у вас проблемы, мисс Тилден.

Она с трудом сглотнула. Стыдно признаться, даже себе самой, что этот человек заставляет ее нервничать. Лили никогда не нервничала.

— Да? Почему же?

— Жена моего отца может быть — как бы сказать? — требовательной. Пока она здесь, боюсь, покоя вам не видать. Я хочу заранее извиниться.

Лили не знала, как реагировать.

— Спасибо за предупреждение. Я и сама догадалась. Но я справлюсь.

— Конечно. — Он пожал плечами, словно говоря «я вас предупредил». — Удачи, мисс Тилден.

— Похоже, вы предполагаете, что удача мне не помешает, — улыбнулась она.

Принц улыбнулся в ответ ошеломляющей улыбкой кинозвезды.

— Там, где замешана жена моего отца, удача нам всем не помешает.

Лили направилась было к выходу, задержалась и обернулась.

— Не сочтите за дерзость…

Он поднял бровь, приняв такой насмешливый вид, что девушка едва не потеряла мысль.

— Я вас слушаю.

Немного обескураженно она продолжила: — Принцесса Друсил заверяла, что вы меня ждете. Но оказалось, что она… не права.

Он кивнул все так же насмешливо. Лили ринулась в петлю.

— Мой вопрос вот в чем: если в будущем она даст персоналу какие-нибудь инструкции, касающиеся вас, должны ли мы… — она замолкла, подбирая формулировку помягче вместо «не принимать ее всерьез» или «плюнуть на нее».

— Если мне что-то понадобится, я попрошу сам, — помог ей Конрад, наконец снимая Лили с крючка. — В противном случае… — он покачал головой. — Не стоит даже говорить.

С ее плеч словно гора упала.

— Хорошо. Я дам знать персоналу.

Он торжественно кивнул.

— Я ценю вашу заботу. Если всякий раз, когда принцессе Друсил захочется упомянуть мое имя, под моей дверью будет кто-нибудь появляться, у меня не будет ни минуты покоя.

Оглавление

Обращение к пользователям