ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Следующую ночь и большую часть дня Лили провела, прокручивая в голове подробности разговора с принцем Конрадом. Ее сильно тронуло его отношение к отцу и желание поддержать его начинания.

Она действительно дала ему сначала неверную оценку, застав с Бритни Оливер. Так легко было предположить, что передней очередной молодчике деньгами, властью и положением, укладывающий в постель доступную симпатичную девчонку, не затрудняя себя вопросами, кто она и что она. Лили трудно было вынести персональное суждение о Бритни Оливер, но, учитывая ее хитрости с фотографами, выдающуюся личность в ней не заподозришь.

Оказывается, Конрад не хочет, чтобы эта полногрудая блондинка крутилась рядом с ним, поскольку не желает стать в глазах общества связующим звеном между фондом отца и грязными сплетнями.

Лили выросла без родителей и остро ощущала ценность знания о своем происхождении, корнях. Иногда она сравнивала себя с половинкой карты, на которой видно направление пути, но начальной точки нет. Кто были ее родители? На кого они похожи? Были ли они счастливы? Здоровы? Ненавидел ли се отец фасоль, как она сама, любила ли мама шоколад? Наследовала ли Роза свои, способности к кулинарии от родителей или, может, от дедушки с бабушкой? Где их другая сестра?

Как трудно жить, ничего не зная!

А тут перед, ней человек, добрую часть своей жизни потративший в погоне за удовольствиями, но копни чуть глубже — и видно, как он ценит свои корни.

Лили это нравилось.

Может, ей следует пересмотреть свою реакцию на его предложение и несколько раз выступить в качестве его дамы? А вдруг это действительно способно привлечь нужное внимание к проблемам юношеского артрита, а не к карьере Бритни Оливер или — упаси боже! — запросам жадной до мужчин Кики Вон Елсбон?

Ее сестра, Роза, советовала ей соглашаться.

— Будет здорово! — настаивала Роза. — Часто тебе выпадает шанс настолько приблизиться к настоящему принцу? Шикарно получится!

— Шик по твоей части, — поддразнила Лили. Муж Розы, Варрен Хакер, был одним из богатейших людей Нью-Йорка. У Лили при желании было множество возможностей посетить шикарные вечеринки с Розой и Варреном.

— Тем не менее я не могу устроить свидание с принцем, — смеялась Роза.

Это правда. Свидание с настоящим принцем. Интересная история, которую можно будет когда-нибудь рассказать внукам. Хотя бы внукам Розы, которая действительно замужем.

На следующее утро Лили рассказала Герарду о предложении принца Конрада и спросила, насколько удобно ей будет помочь ему таким способом.

— Милая Лили, — сказал Герард, — я буду счастлив, если ты сможешь помочь его высочеству каким угодно способом. — И добавил серьезнее: — Ты ведь понимаешь, что я никогда не попрошу тебя это сделать, поскольку это явно не входит в круг твоих обязанностей, но я определенно одобрю твое участие, если оно нужно принцу. Карен и Энди смогут взять дополнительные часы, когда тебя не будет на месте.

— И потенциально это должно помочь гостинице, — подчеркнула Лили.

— Я не стал бы просить тебя делать что-нибудь такое, что поставило бы тебя в неловкое положение, ради меня.

Она улыбнулась ему.

— Я знаю, Герард, ты не стал бы. Но это действительно может помочь тебе, да и всем нам.

Все утро она была слишком занята, чтобы что-то обдумывать. Вначале появились новые постояльцы, которых следовало устроить. Потом ребенок одного из гостей оставил драгоценного мишку в метро около Кони-Айленда. К счастью, Лили жила неподалеку. Благодаря знакомому работнику метро и сострадательному пассажиру мишка был найден и отправлен в «Мончклэ», где прошел специальную чистку и вернулся к владельцу.

Как будто этого недостаточно, Кики Вон Елсбон целое утро дергала Лили то по одной надуманной причине, то по другой, всякий раз пытаясь навести разговор на принца Конрада и на то, где он может обедать или ужинать.

Лили собиралась взять пятнадцатиминутный перерыв на ланч, когда молодая, но решительная женщина вкатила в холл инвалидную коляску с сидящим в ней мальчиком.

— Здравствуйте, — сказала Лили, подходя к ним. — Добро пожаловать в «Мончклэ», чем могу служить?

— Мы здесь, чтобы повидаться с королем, — возбужденно заявил мальчик.

Лили взглянула на него и улыбнулась. Ему было порядка шести-семи лет. Золотые волосы и чистые голубые глаза придавали ему сходство с ангелом.

— С королем?

— Он имеет в виду принца Белории, — пояснила молодая женщина, вспыхнув. — Принц хотел встретиться с Джеффом. Моим сыном, Джеффом Паркером.

Лили ничего не слышала о посетителях, но благодаря вчерашнему разговору с Конрадом сложила два и два, сделав вывод, что Джефф должен быть в инвалидной коляске из-за юношеского артрита.

— Вы связались с фондом принца Фредерика? — спросила она осторожно.

— Да. То есть они связались с нами. Учитель Джеффа рекомендовал помочь ему, и они действительно занялись им. Он был занят в исследовательской программе, а на прошлой неделе стал участником олимпийского дня в своей школе… — Женщина испуганно замахала руками. — Да что это я? Я Дина Паркер. А вы работаете в фонде?

— Лили Тилден. — Лили пожала ей руку. — Нет, я менеджер в этой гостинице, но случайно знакома с работой фонда и деятельностью принца Конрада здесь.

— Он чудо, — сказала женщина без намека на экстаз, с которым обычно глядели женщины на Конрада. — Ему действительно не все равно. Изначально Джефф должен был встретиться здесь с принцем Фредериком, но вы знаете…

Лили кивнула.

— Очень печально. — Зазвонил сотовый телефон у нее на поясе. — Вы извините меня? — Звонила Карен, принц Конрад спрашивал о своих гостях. — Скажи ему, что я проведу их лично. — Нажав кнопку отбоя, она обратилась к женщине: — Его высочество сейчас вас примет.

— Он правда король? — нетерпеливо спросил Джефф.

— Почти, — ответила Лили.

Дина благодарно улыбнулась доброте незнакомки к ее мальчику.

— Он носит серебряные латы?

Лили рассмеялась.

— Мне ничего такого не известно. Когда ты его встретишь, он будет выглядеть как обычный человек. — Да, обычный человек, высеченный по образу античных статуй. — Но, может, латы хранятся у него во дворце? Во всяком случае, королевский щит у него наверняка есть.

— Здорово! А меч?

— Не знаю. Тебе самому придется спросить.

Дина Паркер побледнела.

— О, не думаю, что нам следует беспокоить его такими вещами.

— Его высочество правда очень приятный человек, — тихо сказала ей Лили. — Уверена, он не станет возражать против вопросов такого сорта. — Самонадеянно с ее стороны делать такие заявления, но она действительно была уверена. Из того, что ей говорил Конрад, следовало, что он занимается фондом именно потому, что неравнодушен и хочет помочь людям. Если принц пригласил этого ребенка на личную встречу, то как раз потому, что действительно желает, встретиться с этим ребенком. И только идиот может предполагать, что ребенку не захочется узнать, каково быть принцем.

Лили помогла Дине завезти кресло в лифт и нажала кнопку этажа Конрада. Когда двери открылись, передними стоял Конрад собственной персоной.

— А я собирался спуститься к вам, — улыбнулся он матери, потом взглянул на малыша. — А ты, должно быть, Джефф.

Джефф кивнул.

Конрад протянул ему руку.

— Какая честь познакомиться с тобой, Джефф. Я много слышал о тебе. Ты настоящий герой. А я — Конрад.

— Ты принц?

— Да, но ты можешь звать меня Конрад.

— Лили сказала, что у тебя во дворце есть щит.

Конрад шевельнул бровями, взглянул на Лили весело и удивленно.

— Да?

— Я…

— Она совершенно права, — подтвердил Конрад. — Ом громадный и висит над камином в Главной зале.

— А меч есть? — спросил Джефф. — Как тот, что король Артур вытащил из камня?

— И меч есть. А к нему легенда, такая же интересная, как и про короля Артура. Говорят, кузнец выковал его в лучах солнца семьсот лет назад.

Если Лили и беспокоилась относительно точности своих импровизаций, то теперь можно было расслабиться.

Джефф разинул рот.

— Солнца?

Конрад пожал плечами.

— Так говорят. — Взглянул на Лили и, увидев выражение ее лица, повторил: — Так говорят. Это легенда Белории. — Его взгляд задержался на ней, потом он обратил внимание на Дину. — Прошу прощения, вы, верно, Дина Паркер?

— Да, правильно.

— Конрад, — представился он снова. — Должен сказать, что и вы героиня. Я читал о том, как вы занимаетесь с сыном. Вам пришлось несладко.

— Но благодаря принцу Фредерику, Джеффу сейчас гораздо лучше, чем год назад.

Конрад был так явно обрадован, что Лили ощутила нечто вроде гордости за него. Она объяснила это тем, что приятно видеть, как кто-то так сильно радуется за совершенно незнакомых ему людей.

У дверей номера Конрада Лили сказала:

— Здесь я вас оставлю. Пожалуйста, звоните, если что-нибудь понадобится.

— Разве вы не пойдете с нами, Лили? — спросил Джефф.

Ей часто приходилось отклонять приглашения, но никогда — от сообразительного маленького мальчика. Она обернулась к Конраду за помощью.

— Да, разве вы не пойдете с нами, Лили? — повторил тот. — Для вас тоже найдется мороженое.

— Мороженое! — Оно заинтересовало Джеффа значительно больше, чем все короли, принцы и мечи мира.

Дина рассмеялась, а потом тихо попросила Лили:

— Пожалуйста, побудьте с нами, если можете. Я слегка нервничаю.

Вопрос решился.

— Ладно, но если мой босс позвонит, мне придется идти. — И Лили подмигнула обрадованной Дине.

Она зашли в номер, и Лили едва смогла поверить глазам. Везде были воздушные шары. Человек в полосатом костюме стоял рядом с тележкой для мороженого. Какого мороженого тут только не было — ореховое, в обсыпке, шоколадное, с карамелью, взбитыми сливками!..

— Я слышал, ты любишь мороженое, — пояснил Конрад Джеффу.

— Угу, — Джефф расширившимися глазами пожирал изобилие сладостей.

С этой точки и потекла беседа Конрада и Джеффа. Конрад отлично поладил с ребенком — спрашивал, кем работает его отец, нравится ли Джеффу в школе, какие у него любимые предметы…

В какой-то момент Конрад предложил показать Джеффу вид из окна на Центральный парк. Ониизвинились, оставив Лили и Дину одних.

— Он удивительный, — сказала Дина, глядя, как Конрад катит ее мальчика всоседнюю комнату. — Так естественно ведет себя с детьми. Такое не часто случается.

— Вы правы, — Лили тоже проводила их взглядом.

— Жаль, мой муж не смог прийти, — Дина вздохнула. — Ему надо было на работу. Начальник его не отпускал, а он постеснялся сказать, что идет на встречу с принцем. Ох уж эти мужчины!

Лили засмеялась.

— Понимаю. Большинство желающих поглазеть на принца — женского пола.

— Наверняка. Этим утром я в утренней газете прочла, что у него связь с Бритни Оливер, вроде ее так зовут, из телевизионного шоу о правонарушениях.

— Пустые сплетни. Я вообще не замечала, чтобы принц с кем-то встречался. Он совершенно погружен в работу фонда.

— Разве не удивительно? Мужчины вроде него обычно гораздо больше интересуются любовными похождениями. Привлекательные мужчины, яхочу сказать. — И Дина поспешила добавить: — Впрочем, я понятия не имею, чем обычно занимаются королевские особы.

Я тоже, подумала Лили. Принцу Конраду удалось поколебать многие из ее устоявшихся взглядов.

Вернулись они так — принц снова толкал перед собой коляску, но Джефф теперь неуверенно шагал с ним рядом.

— Вы только посмотрите! — хлопнула в ладоши Дина, полная материнской гордости. — Я думала, ты слишком устал, чтобы ходить после сегодняшней терапии.

— Не-а. Конрад сказал, что хочет посмотреть, как я хожу, так я ему показал.

Конрад беспокойно улыбнулся.

— Я имел в виду… надеюсь, все в порядке?

Дина успокаивающе кивнула.

— Его доктор говорит, что если он чувствует в себе силы что-то сделать, то можно делать. Чем больше мускулы работают, тем лучше.

Джефф продемонстрировал им пару упражнений, заслужив всеобщие аплодисменты. Даже мороженщик утер слезу, когда мальчику пришлось снова сесть в коляску, чтобы мать отвезла его домой.

— Спасибо вам за чудесный день, — сказала она Конраду. Повернулась к Лили: — И вам тоже, Лили. Вы очень поддержали меня.

Лили проглотила комок в горле.

— Мне очень приятно, — все же сумела произнести она. — Давайте я провожу вас вниз.

— Не беспокойтесь. Оставайтесь, съешьте ваше мороженое… — Дина вдруг осеклась. — То есть, если есть правило, запрещающее посторонним ходить по коридорам без сопровождающих…

Лили поспешила успокоить женщину, вообразившую, что находится под жестким контролем.

— Нет, конечно. Если вы не возражаете, я с радостью останусь тут и, прежде чем вернуться к работе, попробую банановое мороженое.

Дина расплылась в широкой улыбке.

— Попробуйте.

Они распрощались, Конрад вышел проводить мать и сына до лифта и, благополучно усадив их, вернулся в гостиную к Лили.

— Как мило с вашей стороны.

— Моей? Я ничего не делала.

— Я заметил — вы не едите мороженое.

— Да, вы меня поймали. Мне просто было неприятно, если бы у гостьи создалось впечатление, будто ей не доверяют.

— Я понял. Не знаю, почему она так решила, но я рад, что вы быстро сумели ее разубедить. — Принц улыбнулся ей той улыбкой, которая размягчала многие женские сердца. — Вы умеете ладить с людьми.

Ее щеки начали пылать, она украдкой глянула на мороженщика. Тот деловито убирал что-то, не обращая на них внимания.

— Спасибо, — сказала она Конраду. — Вы тоже не без способностей. С Джеффом вы были великолепны.

— Это особенный ребенок.

Лили встала, чтобы уйти.

— Несомненно.

— И сотни других в такой же ситуации, — заметил Конрад мимоходом, направляясь к бару. — Вот почему я здесь. Пожертвования в фонд позволили оплатить Джеффу две операции и всю терапию.

Лили поняла, к чему идет разговор.

— Это прекрасно.

Конрад насторожился.

— Не почудилась ли мне в вашем голосе уступка?

— Не понимаю, о чем вы.

Он налил стакан воды и подал ей.

— Понимаете. Не пересмотрели ли вы свое отношение к роли Золушки для некоего не совсем уж негодного принца?

Ей оставалось лишь рассмеяться.

— Я думала об этом.

Он поднял брови, его глаза сверкнули.

— И?

— Речь ведь шла лишь о паре выходов, верно?

— Верно.

— Раза два сфотографироваться и благотворительный бал в субботу?

— Точно.

— Никаких баек в газетах и скандальных сцен?

— Боже, надеюсь, что нет! Честью клянусь, в мои намерения это не входит.

— Тогда ладно. Вы заполучили себе временную подставную подружку. До полуночи субботы.

— Только до полуночи?

Она пожала плечами. Не стоит забывать золушкины принципы.

— Ага. — Конрад кивнул. — Понял. Полночь. Потом я превращаюсь в тыкву. Или в мышь. Или еще во что-то. Не могу вспомнить наверняка. — Он почесал в затылке в притворном отчаянии. — В этом случае принцесса или подложная подружка засыпает на сто лет?

— Лишь если ей повезет, — вздохнула Лили. — Потому что этой подложной подружке не грех бы отоспаться. Сто лет в самый раз.

— Я вам скажу, что я сделаю, — сказал Конрад пылко. — Организую… — мгновение он соображал, — круиз на Карибы или что-нибудь такое для вас. Поездку на Гавайи? Что вам больше нравится? В благодарность за помощь.

— Это необязательно.

— Пожалуйста. Мне очень хочется что-нибудь для вас сделать.

Лили покачала головой.

— Не пройдет. Вложите эти деньги в фонд. Мне достаточно такой платы.

Конрад глядел на нее с восхищением.

— Вы необыкновенная женщина, Лили Тилден. Совершенно необыкновенная.

Оглавление

Обращение к пользователям