Глава 16

В центральных прериях наступил октябрь, по-индейски — месяц Падающих Листьев, с его серыми короткими днями, промозглыми ночами и частыми пыльными бурями, прилетающими из ниоткуда, уносящимися в никуда и оставляющими на почве по ходу своего следования всяческие изменения.

Произошли перемены и в пограничном противостоянии между краснокожими и белыми. Красное Облако и Тупой Нож заставили-таки военных убраться из трех ненавистных фортов на Боузменском тракте. Обширная долина реки Паудер, изобиловавшая растительностью и богатая дичью, осталась за многочисленными племенами сиу, северными шайенами и арапахо. В этой части прерий отныне хозяйничали только краснокожие аборигены. Белые могли похвастать лишь тем, что в схватке на Бичер Айленд нашел свой конец великий возмутитель спокойствия, храбрый и неукротимый Римский Нос из южных шайенов. Вместе с воинами Убийцы Пауни он не смог прорвать заслон окопавшихся следопытов майора Форсайта и геройски погиб.

Естественно, большие чины в военном ведомстве были недовольны тем, как завершилась кампания в этом неудачном 1868 году. Что-то там наверху решалось, и много офицеров пограничных фортов знало, что еще рано ставить коней в стойла.

Майор Кларк относился к числу именно таких офицеров, зрелых, компетентных, жаждущих действия. И когда в один из пасмурных дней середины октября на его имя пришла важная депеша, он приободрился. Прочитав же ее содержание, он мог поздравить себя с концом вынужденного бездействия.

Командующий западными войсками генерал Филипп Шеридан приказывал ему, майору Джорджу Кларку, отобрав пятьдесят опытных кавалеристов эскадрона «Б» пятого полка, в течение ближайших дней прибыть в форт Рили в подкрепление подполковнику Кастеру, которому предстояло возглавить поход против враждебных южных шайенов.

Майор положил депешу на стол, поднялся с кресла и зашагал, по своему обыкновению, по канцелярии. Он улыбнулся, вспомнив давнего приятеля Кастера. Не более месяца назад он послал ему письмо, в котором описал неудачи в войне с индейцами и просил Кастера, зная о его хороших отношениях с Шериданом, замолвить за него словечко, если Маленький Фил задумает организовать поход против краснокожих. И вот оно, доказательство их прочной дружбы.

«Похоже, Кастер убедил Шеридана дать мне возможность реабилитироваться», — решил Кларк.

Он еще раз выругал себя за то, что поторопился известить командующего о поимке сына Убийцы Пауни. В своем донесении он самонадеянно пообещал завлечь вождя оглала в ловушку и уничтожить. Но планы рухнули. Убийца Пауни благополучно избежал смерти, а его сын живым и невредимым вернулся в кочевья оглала. Старый вождь не был таким глупцом и авантюристом, чтобы пойти в лобовую атаку на хорошо защищенный форт. Соединившись с боевыми шайенами Римского Носа на Арикари Крик, он не строил никаких воинственных планов. Просто ждал вестей. И они пришли к нему. Направившись на запад, он оставил в окрестностях форта Кинли дюжину смелых и осмотрительных воинов. Те недолго ждали своего часа. Выехавшего в соседний городок капитана Черча они без труда взяли в заложники и скрылись.

Майору ничего не оставалось, как обменять Радужную Тень на попавшего в плен офицера.

Кларк тряхнул головой, отгоняя неприятные воспоминания, закурил и дал команду дежурному солдату:

— Позвать сюда капитана Черча и лейтенанта Трауда! — Немного погодя, крикнул вдогонку: — И рядового Дэйлмора!

Появившиеся вместе офицеры сели на стулья. Дэйлмор пришел следом и, отсалютовав, остался стоять у дверей.

Кларк окинул его долгим незлобивым взглядом. Сейчас он мог признаться себе, что больше не испытывает к бывшему первому сержанту неприязни. Прошло время, что было, то было. Конечно, Дэйлмор навлек на себя его гнев и получил по заслугам, но, черт побери, на этого доброго здоровяка, умного, опытного солдата нельзя было долго таить обиду!

Кларк знал, что многие солдаты в форте по-прежнему называют Дэйлмора сержантом, ищут у него совета и поддержки. Даже Трауд и Черч, он замечал, не утратили к нему уважения.

— Не стой там столбом, Дэйлмор, садись, — сказал он, указывая на стул.

Дэйлмор сел и так же, как и офицеры, стал ждать, что скажет командир.

Затушив сигарету и взяв со стула депешу, Кларк вытянул ее перед собой.

— Эта бумага получена мной только что. Она от генерала Шеридана. Он приказывает мне во главе пятидесяти опытных солдат немедленно прибыть в форт Рили к подполковнику Кастеру, которому поручено нанести удар по враждебным южным шайенам. Следовательно, мы должны поторопиться. Вам, господа офицеры, я поручаю тщательно проверить оружие выступающих со мной людей. Дэйлмор, а тебе доверяю отобрать этих пятьдесят достойных солдат. На все сборы осталось полдня. Завтра утром я выступаю. Капитан Черч, во время моего отсутствия вы будете исполнять обязанности командира форта… Вопросы?..

— У меня только один, сэр, — сказал Черч. — Высылать в прерии, как и раньше, усиленные патрули?

— Думаю, не стоит. Убийца Пауки со своим кланом далеко отсюда. К тому же он готов подписать мирный договор вместе с Красным Облаком и Крапчатым Хвостом… Лейтенант Трауд?

— У меня нет вопросов, сэр, — улыбнулся Трауд.

— Желаю вам успехов.

— Дэйлмор?

Бывший сержант вытянулся во весь рост:

— Нет вопросов, сэр.

Майор поудобнее сел в своем кресле и благодушно заметил.

— Приятно, когда видишь исполнительных, понятливых людей. — Он забарабанил пальцами по столу. — А все-таки, Дэйлмор, я ждал от тебя вопроса.

— Какого, сэр?

— Ты не спросил о себе. Тебе что, все равно, оставаться здесь или ехать со мной?

— О, сэр, — лицо Дэйлмора залила краска. — Я думал, вам решать.

— Ты будешь со мной… Так, выберешь солдат, выкрои время до вечера съездить в город за Тобакко Брэйди. На юге нам потребуются хорошие следопыты. И вот что, Дэйлмор, чтобы через десять минут на твоих рукавах желтели сержантские нашивки.

Дэйлмор открыл рот, но с языка не сорвалось ни одного слова. Офицеры с улыбкой зааплодировали.

— Через десять минут, Дэвид, — повторил полусерьезным тоном майор.

— Благодарю вас, сэр! — наконец выпалил Дэйлмор.

Выполнив командирское задание по отбору лучших кавалеристов эскадрона, Дэйлмор выехал к вечеру из ворот форта и направил вороного по дороге в город. Ехал он не спеша, ему было над чем поразмыслить.

«Кларк простил мне мое непослушание, — думал он. — Если говорить откровенно, он, конечно, поступил справедливо, разжаловав меня и посадив под арест. Это — служба, ты солдат и обязан выполнять приказания командира. Иначе что это будет за армия, если каждый сержант или рядовой станет оспаривать приказы? В конце концов что было жестокого или из ряда вон выходящего в приказе Кларка поколотить индейца, чтобы тот дал необходимую информацию? Ведь такое случалось сплошь и рядом. К тому же подобные методы белых не шли ни в какое сравнение с тем, что творили со взятыми в плен Длинными Ножами сами краснокожие.

И все же, и все же… Даже сейчас я не могу сказать, почему у меня опустились руки. Пожалел пленника?.. Проникся уважением к его благородству и бесстрашию?.. Стал считать индейцев людьми?.. Черт, ну и мысли у солдата, призванного защищать границу от краснокожих!»

Дэйлмор услышал протяжный гудок паровоза, подходившего к Кинли. Он вспомнил, как в начале года ходили слухи о клятве Римского Носа. Боевой вождь южных шайенов поклялся остановить движение железного коня или умереть. Он умер, а поезда по-прежнему снуют по железному пути. Это поступь цивилизации. Ей не смогут поставить заслон ни великие вожди, ни самые храбрые воины. Дэйлмор подумал о Ванбли Сапе. Где он теперь? Вернулся в родные кочевья или еще гостит у южных шайенов? Имея в виду намечавшуюся кампанию Кастера, не хотелось, чтобы он оставался на юге.

«Гм-м, Кастер, — размышлял сержант. — Где Кастер, там сейчас и Кенни Фрейзер. Гора с горой не сходятся… Проклятье! Похоже, скоро увижу его надменную рожу».

Въехав в Кинли, Дэйлмор начал с того, что прочесал несколько злачных притонов. Он знал: если в карманах старого Тобакко гуляет ветер, то искать его надо именно в дешевых салунах. А при наличии денег у него одно место обитания — салун «Подкова».

О Дэйлморе перестали судачить. Он уже бывал в Кинли, и только глухие не слышали историю его спасения в Черных Холмах. На него смотрели, отвечали, если могли, на вопросы и продолжали предаваться пьянству. Более внимательные замечали на его рукавах вновь появившиеся нашивки.

После четвертого или пятого кабачка ему стало ясно, что Брэйди в «Подкове», и он прямиком направился туда.

Он подъехал к салуну одновременно с экипажем, запряженным парой лошадей. Спрыгнув с вороного, он привязал его к коновязи и посмотрел на вышедших из экипажа пассажиров. Двое мужчин, по виду преуспевающих владельцев ранчо, учтиво помогли сойти на землю молодой женщине. Когда она подняла глаза, Дэйлмор узнал ее. Его сердце нырнуло куда-то вниз, а затем затрепетало где-то наверху, у самого горла. Это была Леонора, стройная, свежая, прекрасная, не замечавшая, что в считанных ярдах от нее стоит тот, ради которого она приехала в Кинли.

— Леонора! — каким-то звонким, не своим голосом вскрикнул сержант.

Лицо девушки повернулось в его сторону, и через секунду они уже были в объятиях друг друга. Он целовал ее губы, шею, руки страстно, забыв обо всем на свете.

— Милая Леонора, ты здесь… Я безумно рад… Наконец — то я увидел тебя не во сне. Мне так долго пришлось ждать этой встречи… Скажи что-нибудь… Нет! Скажи, что любишь меня. Я хочу услышать от тебя эти слова наяву.

— О, Дэвид… Да, да, я люблю тебя, мой единственный. Я приехала сюда, потому что люблю тебя.

Какое-то время они вели себя, как все влюбленные на свете при долгожданной встрече. Когда возбуждение первых мгновений встречи улеглось, Дэйлмор, чуть отстранив от себя девушку, спросил:

— Как здоровье матери? Она выздоровела? И почему ты не предупредила о своем приезде?

— Я хотела сделать тебе сюрприз, — улыбнулась Леонора.

— Как только мама поправилась, я сразу собралась в дорогу — Она плотнее прижалась к сержанту. — Дэвид, я так рада тебя видеть — В ее взоре мелькнула надежда — У тебя увольнение?

Брови Дэйлмора сошлись воедино Мысль о южной кампании вмиг испортила настроение.

— У меня тоже для тебя сюрприз, — грустно сказал он — Неприятный сюрприз. Завтра утром я отправляюсь в поход

Он рассказал ей о многом: о разжаловании, о присвоении звания сержанта и о том, зачем приехал в город Не стал говорить только о возможной встрече с Фрейзером

— Дэвид, я боюсь за тебя, — с жаром промолвила Леонора — Однажды ты уже отправлялся в поход, и я едва не потеряла тебя. Мне страшно, любимый

— Леонора, успокойся Все будет хорошо

Она стояла перед ним с расстроенным лицом Ее красивые губы дрожали от обиды

— Обещай мне беречь себя, Дэвид

— Обещаю, милая — Он нежно поцеловал ее в лоб — Будет жестоко и несправедливо, если со мной приключится еще одна беда Ну давай-ка твои вещи

Дэйлмор отнес чемоданы Леоноры в гостиницу и, нежно попрощавшись с ней, спустился в салун Брэйди, как он и предполагал, находился там Переговорив с ним и получив от него согласие еще раз послужить эскадрону «Б» в качестве следопыта, Дэйлмор отбыл в форт.

Оглавление