***

Издательство Clever
Издательство Clever

Д.В. Иртегов

Железный корабль

— Дядюшка Астар, а помнишь ты рассказывал про железный корабль?

— Помню, как не помнить. А что, кто-то еще про это не слышал?

— Да вот ребята с островов вчера пришли, говорят что не слышали.

— Это которые на красном трехмачтовике?

— Да, «Мозаичный кот» называется.

— Красивая зверюга. Узлов двадцать пять дает при хорошем ветре, не меньше?

— В бейдевинд — тридцать. Сюда шли всю дорогу в галфинд, двадцать два узла. От островов за четыре дня добежали.

— Я же говорю — красивая зверюга. Ну ладно, слушайте. Было это, как сейчас помню, тридцать лет назад, когда только открыли Онндский Портал. Я тогда еще был в подмастерьях у Оскольма, правда уже в старших подмастерьях. Мастер мой был слегка… как сейчас говорят, без подшипника в голове, но корабли строил быстрые, Береговая Стража только у него фрегаты заказывала. А когда он сходил в первый раз за Портал, у него вообще мозги расплавились. Говорит, дрянь все эти ваши деревяшки, я лучше построю корабль, какой за Порталом видел — из железа и без парусов.

Дело со словами у него никогда не расходилось — само по себе это, конечно, достоинство, но если слова дурные… В общем, заложил он в банке свою яхту и одну из верфей, занял сколько-то немеряно денег, сходил еще раз за Портал, нанял там мастера. Как это по ихнему называется… Инженера, во как называется. По ихнему это означает тот, кто работает с инженом, с машиной то есть. Ну, неважно. Инженер этот по Тален ни гугу, Оскольм на Ярмарке за деньги научился по ихнему — вот они и беседовали.

Инженер тоже быстро за дело взялся. Привез с собой человек пять рабочих — если, говорит, ваших, работников учить со сваркой обращаться, то дороже встанет потом им инвалидность оплачивать. И машины привез: сварку эту самую, кран еще привез — весь из железа, даже тросы стальные, еще какие-то машинки мелкие, дырки сверлить, еще чего-то. И железные листы в немеренном количестве. Я ни разу в жизни до того столько железа зараз не видел.

А я с мастером как раз тогда поссорился: говорю ему — хорошо, построите вы свой железный корабль, кому вы его продадите за те деньги, в какие он вам обошелся? А он мне — ты, говорит, ничего не понимаешь, это пилотный экземпляр — во как сказал, до сих пор я это ругательство запомнил, — а потом мы их пустим в серию и они у нас дешевле деревянных пойдут. А я говорю — не получатся они дешевле, потому что если мы начнем много железа за Порталом закупать, то наши деньги там подешевеют, да и пошлины наверняка повысят… В общем, слово за слово, и велел мне мастер на глаза ему не попадаться. Я и не попадался, а поскольку мастер все время на той верфи сидел, где железный корабль строили, то я туда и не ходил.

Зато всех остальных подмастерий Оскольм туда сгонял, говорит смотрите вот и учитесь, как люди корабли строят. А чего там учиться? Конструкция у него не так уж сильно от нашей отличалась: такой же киль, такие же шпангоуты, такая же обшивка — только все из железа, ну и, конечно, не на деревянных шипах, а ихней этой сваркой скреплено. И даже руль похожий на наши. Конечно, строили они не корабль, а что-то такое, тонн на сорок, вроде большого катера. Если бы Оскольм пришел в банк брать ссуду сразу на корабль, его бы без разговоров к целителям отвезли. Или в какой-нибудь храм, одержание снимать.

Кстати, железо плохое у них было. Еще когда только корабль начали строить, мы еще с мастером не поругались, приходил мужик… не помню уже, как его звали, из гильдии кузнецов, на железо посмотреть. Взял обрезок, погнул его. Да, говорит, если бы я из такого стал делать ножи, меня бы из гильдии поперли. С позором. А Оскольм ему отвечает — я же не ножи из этого железа делать буду, а вот ты мне скажи лучше, если бы я тебе заказал вот такой лист сковать, ты бы взялся? А листы тонкие и ровные, и десять на десять футов размером.

Кузнец посмотрел — ну, говорит, за десяток монет я бы тебе такой лист сковал, только зачем он такой нужен? На крышу разве что… так черепица удобнее и дешевле намного выйдет. А Оскольм отвечает, вот то-то и оно, ты такой лист из хорошего железа за десять монет делать будешь, да еще дня три с ним небось провозишься, а у них там стоит машина, которая за день многие тыщи таких листов плющит, и стоит такой лист десять грошей вместе с доставкой и таможенной пошлиной. Хотя железо и правда дерьмовое. Кузнец в затылке почесал и ушел.

За неделю они корпус собрали. Я даже не выдержал, сходил посмотреть. Стоит на стапеле весь ржавый, швы между листами сизой окалиной покрыты — страх и ужас, в общем. И привез инженер самый главный инжин дизель называется. Здоровенная железная штуковина, вся в масле, причем не обычное масло, а какое-то густое и вонючее. Поглядел я на этот дизель и понял, почему мастер железными корпусами загорелся: ну нельзя поставить такое в деревянный корпус и чтобы оно на первой же волне сквозь днище не провалилось. Ну пусть даже поставишь его на помост из двухфутовых балок, не провалится оно на первой волне, так на третьей волне оно крепления разболтает и сорвется. Притом это дизель был для катера, а какой дизель для корабля нужен, мне и подумать страшно.

Я даже проникся, пошел у мастера прощения попросил: понял, говорю, чем железные корпуса хороши, хотя все равно не верю, что вы это кому-то продадите. А мастер говорит, мол такая штука в любую погоду даст пятнадцать узлов, и без парусов, и без магии — любой купец с руками такой корабль оторвет. Без парусов, говорю, даст, этому верю, а вот чтобы без магии такая штука заработала — убейте не поверю. А мастер мне — ты, говорит, ничего не понимаешь, это чудо технологии, жжет солярку и работает без всякой магии, сплошная химия и точная механика. Ты вот когда парус у лодки рассчитываешь, что, скажешь, магией занимаешься или все-таки математикой? А вот у них все на математике сделано и никакой магии в этом дизеле нет.

В общем, чуть мы опять с мастером не поругались. А рядом стоял Палана, друид, из Наблюдателей, тоже пришел на дизель посмотреть. Услышал он, как мы с мастером спорим про то, на магии дизель работает или на солярке и только посмеялся, но ничего не сказал.

Дизель двумя кранами поднимали, причем один кран был ихний, а один пришлось наш взять. Они под этот дизель в корпусе специальный фундамент на шпангоутах построили, из во таких (дядюшка Астар показал руками) железных балок — из дерева ни за что такое не сделаешь. Потом настелили палубу, покрасили все это железо. Краска у этих инженеров хорошая, тут ничего не скажешь, вонючая только, зато на железо ложится, как на бумагу.

Спустили его на воду без происшествий, назвали «Железной птицей». Походили на нем по нашему затону. Что мне в этой машине понравилось, так это как она задний ход дает. Ручкой дернул — назад поехали, в другую сторону дернул — вперед. И разворачиваться можно почти что на месте. Около причала маневрировать лучше не придумаешь.

А когда вышли на нем в залив на ходовые испытания, опять пришел Палана и сам председатель Морской Комиссии сэр Таллес. Так мы впятером и вышли: инженер, мастер, я, сэр Таллес и Палана. Вышли из затона. Ощущение от этого дизеля забавное, он тихонько так грохочет внутри и весь корабль слегка трясется, словно кот внутри мурлычет. Ну вышли и пошли, как и обещано было, пятнадцать узлов против ветра, да еще по волне. Что морщитесь, это сейчас то, что пятнадцать узлов дает, за корабль не считают, а в те времена не каждый фрегат не при всяком ветре двенадцать узлов выжимал, торговцы о таком ходе и не мечтали.

Так вот, идем мы по заливу. Мастер на мостике стоит, весь аж лучится, а Палана ворчит — дескать, воняет от вашего дизеля. Ворчал, ворчал, а потом возьми да и скажи это…. Забыл как он сказал, в общем заклинание отмены магии. На дизель. Дизель синим дымом чихнул, лязгнул и встал. И из-под кормы масляное пятно на воде.

Мастер за сердце схватился, на инженера по ихнему чего-то заорал. Инженер тоже чего-то покричал и полез в трюм дизель смотреть. А Палана похихикал и говорит — все, мол, приплыли. Мастер на него окрысился, ты говорит сухопутная душа, корабли ходят, а плавает дерьмо в луже. А сэр Таллес говорит — это корабли ходят, а твоя железяка сейчас именно плавает и именно как оно самое в луже. Он тоже в эту затею не верил с самого начала. А нас уже ветром с фарватера снесло и к мели потащило. А дизель не работает. Якорь кинули, а дно там песчаное, нас все равно тащит. Медленно, но тащит.

А сэр Таллес достал Морской Кодекс и читает, что корабль должен сохранять ход и управляемость, даже если потеряют силу все наложенные на него заклинания. Вот, говорит, заклинание отменили и покажите мне пожалуйста, мастер Оскольм, где у вашей калоши ход. Не можете показать, говорит, потому что хода никакого нет, не говоря уже об управляемости. В общем, вся математика и химия это замечательно, но без парусного вооружения я такой корабль в море не выпущу, потому что сами видите.

Инженер из трюма вылез, вся физиономия в масле, сам по уши тоже в этом масле, масло черное, хоть сейчас на карнавал негра изображать. И глаза по пятаку. Никогда, говорит, не видел чтобы столько всего сразу в одной машине ломалось. Точнее, сказал он по своему, а мастер перевел, потому что сэр Таллес попросил. И сказал еще, что такие поломки только на заводе чинятся, и проще этот дизель в металлолом пустить, а новый поставить, тем более что на него гарантия есть.

В общем, попереругались мы там все, в основном мастер на инженера кричал что какого Хаоса он не сказал сразу, что дизель на магии работает, а инженер отвечал, что вообще не знает, что такое магия и очень хотел бы знать, что это такое наш друид с его дизелем сделал. А мастеру все это пришлось переводить, потому что сэр Таллес попросил. А ветер дует и на мель нас так и волочет.

Наконец сэр Таллес по амулету вызвал берег, объяснил нашу ситуацию. Через минут десять прилетает шестиместный ковер-самолет, летчик говорит так мол и так, имею приказ начальника акватории вас с корабля снять, а посудину вашу затопить, поскольку она все равно уже далеко не на фарватере и мешать не будет, а возни с ней слишком много.

Палана за голову схватился, полез в трюм, вылез оттуда с чашкой солярки. Вот, говорит летчику, понюхай вот это. Тот понюхал. Гадость, говорит, ужасная. Правильно — говорит Палана, гадость. Если я эту чашку сейчас в залив вылью, рыбаки если узнают, кто это сделал, то порчу нашлют и будут совершенно правы, хотя и не по закону. А у этой посудины в трюме такой гадости полтонны, и если ее затопить, то вся гадость в конце концов вытечет. И собирать ее, веришь или нет, будет гораздо больше возни, чем сейчас нас спокойно отбуксировать в затон.

А летчик говорит — это уже не мои проблемы, мне начальник акватории приказал. А сэр Таллес его спрашивает: парень, ты меня вообще-то узнаешь или где? И если узнаешь, неужели ты думаешь, что я твоему начальнику акватории не смогу объяснить, что он не прав. Летчик говорит — ну, наверное сможете, я тогда за сбруями для дельфинов полетел.

Прилетел он обратно с портовым друидом, тот собрал дельфинов, оттащили нас в затон. Инженер Оскольму потом даже какую-то неустойку выплатил, в общем мастер со ссудой разобрался без большого убытка да и заказов у него не убавилось — заказчики и так знали, что у него голова без подшипника, зато корабли он строит быстрые. И все из хорошего дерева.

А железный корабль у нас еще долго в затоне стоял, мастер его все пытался кузнецам продать, а те кривились, что такое железо еще раз на десять переплавлять и чистить надо. А мастер говорит — зато дешево. Надстройку и палубу он таким манером распродал года за три, а потом краска облезла и ржавчина все остальное съела. Только остов дизеля остался. Он до сих пор на берегу валяется, вроде памятника получилось.

Больше никто на Ралионе дизельные корабли не строил, да и с железными корпусами не связывались. Из пластика строили, я сам несколько яхт сделал. Пластики вещь хорошая, только большие суда из них строить страшновато. А главная беда с ними: если ты пластиковый корпус обо что стукнешь, проще новый корабль построить, чем пробоину правильно заделать. А деревянные корпуса даже после некоторых посадок на рифы можно залатать. Только это уже другая история…

— Дядюшка Астар, а почему дизель сломался-то?

— Я сам тоже сначала удивился, хотя и думал, что без магии в этом дизеле не обошлось. Мы когда буксира ждали, я спросил у Паланы, что же случилось. А он мне сказал, дескать маги давно заметили, что сложные технологические машины содержат в себе магию — слабую и непохожую на нашу, но содержат. И если эту магию рассеять, то некоторые машины просто будут плохо работать или быстро изнашиваться, а некоторые и сразу работать перестанут.

А вот откуда эта магия берется, сами маги понять не могут. У них две версии есть. Одни считают, что магия берется просто из самой сложности машины, то есть любое сложное устройство уже создает магию. А другие считают, что дело все в людях, делающих машины.

Ведь любой человек — хоть немного, но маг, и любые разумные существа тоже хоть немного, но маги, и даже некоторые животные. Так вот, когда инженер делает и настраивает машину, он вкладывает в нее свою магию. Конечно, магии он специально не учится, но он хочет, чтобы машина заработала, а от этого его врожденная магия и проявляется. И как у нас на Ралионе есть сильные и слабые маги, так и в технологических мирах есть хорошие и плохие инженеры… или там механики, неважно. Так вот, хорошие инженеры — это те, у кого магия сильная, потому у них и получаются хорошие машины, или те, какие есть, хорошо работают. Но совсем без магии ни одна машина работать не сможет.

Так что иногда я жалею, что с дизелем так все получилось — инженер-то от чистого сердца хотел, чтобы дизель работал, и никого обмануть не пытался. А иногда, наоборот, не жалею, потому что хотя в чем-то и удобен этот дизель, но уж очень от него воняет. Особенно не жалею после того, как сам побывал за Порталом, в тех мирах, где все на этих дизелях ездят.

А кстати, насчет «Мозаичного кота». Его ведь мастер Талоа строил?

— Да, Талоа. А как вы догадались?

— А на паруса посмотришь и сразу понятно станет. Я вот что хочу спросить: это правда или нет, что Талоа паруса и обводы в компьютере моделирует?

— Правда. Наш капитан говорит, что своими глазами этот компьютер видел, когда они с хозяином только «Кота» собирались покупать. Капитану паруса больно странными показались, так Талоа повел их в заднюю комнату и на компьютере показал, как такой парус в бейдевинд работает, как в галфинд… А потом в море вышли перед покупкой и все как на компьютере получилось.

— Понятно. Чертежи-то мы уже давно в компьютере делаем, а вот чтобы моделировать… А что за программа у него, не знаешь? Я не ради чего такого спрашиваю, а просто интересно.

— Не знаю, говорят они сами написали. У них парнишка работает, ольт, за Порталом учился, вот они с самим Талоа и написали.

— Хмм… парнишка, говоришь? А сколько Талоа этому парнишке платит? Не знаешь? Жалко… Ну да ладно, заболтался я тут с вами.

Оглавление