Глава 8

Прошло два дня, а ответа все не было.

Поначалу Роз твердо верила, что стоит отправить телеграмму, и ответ не заставит себя ждать. Но время шло, а они все еще томились в ожидании. Постепенно Роз охватили сомнения. Даже если Кэрол-Энн уехала из Англии, пытаясь скрыться от общественного внимания, и, вероятно, остановилась в какой-нибудь небольшой и не такой роскошной гостинице, в каких она обычно привыкла останавливаться, то все равно ее домашние переправили бы ей телеграмму.

Быть может, она испытала слишком большое потрясение и не может простить Уэйкфорду, что он оказался жертвой такой необычной аварии и не смог прийти на свадебную церемонию. Быть может, у нее были причины догадываться, что он оставил ее… Роз вдруг поймала себя на мысли, что она изучает Уэйкфорда. Для этого у нее было достаточно времени: они вместе проводили часы в ожидании известий, вместе сидели за обеденным столом или в библиотеке, бродили по запустелому саду в лучах осеннего солнца или спускались по дорожке на морской берег. Роз пыталась понять, что связывало этих двух людей, которые едва не обвенчались. Она рисовала в своем воображении Гая Уэйфорда искренне любящим женихом, хотя он, возможно, им и не был, живо увлеченным подготовкой к венчанию или поисками свадебного кольца для Кэрол-Энн. Так или иначе, он все же должен был проявлять интерес к своему будущему, а точнее — к дальнейшей жизни с необычайно красивой молодой леди.

Она очаровательна! Об этом свидетельствовали ее фотографии. Она даже затмевала красотой ту женщину, чей снимок украшал столик в комнате жениха-беглеца. У Кэрол-Энн были такие же золотистые волосы, как и у Роз, только прическа другая, более модная. Ее большие глаза привлекали невинным детским выражением. Они могли быть голубого или серого цвета и излучали доверчивость. Вне всякого сомнения, все пришедшие на венчание должны были испытывать симпатию и сочувствие к мисс Вэйзи.

Вот если бы на ее месте оказалась таинственная незнакомка, чью фотографию Роз обнаружила в этом доме и чей вызывающий взгляд не понравился ей, то тогда, вполне возможно, она не вызвала бы такого единодушного сочувствия. По крайней мере, некоторые женщины втайне порадовались бы ее неудаче.

Роз безуспешно пыталась разрешить эту загадку. Ее воображение рисовало ей, как Гай бросает у алтаря не Кэрол-Энн, а именно эту женщину. Недоброе выражение ее глаз напоминало гибельный взгляд Медузы Горгоны.

— Роз, зачем ты пытаешься вникнуть во все это? — Уэйкфорд усмехнулся, увидев, что ее тяготят мучительные раздумья. — Тебе никогда не понять поведения отвергнутой женщины, как не понять и меня. И не стоит утруждаться.

— Но вы же не отвергли мисс Вэйзи! — воскликнула Роз. — Вы прекрасно знаете, что виной всему авария.

— Так ли? — улыбка исчезла с его губ, и на лице появилось задумчивое выражение. — Не думаю. Последнее время мне кажется, что я знаю слишком мало. Все эти дни я нахожусь в каком-то странном состоянии.

— Потому что вы все время живете в ожидании того, что все уладится само собой. — Роз взяла со стола книгу и прочитала название, не вникая в его смысл.

— Мисс Кэрол-Энн никогда не простит мне нанесенного ей оскорбления. А ты, Роз, смогла бы простить меня? — внезапно спросил он, устремив на нее пристальный взгляд.

— Да, — ответила Роз, почти не раздумывая. — Я бы смогла, если бы знала правду!

— Но правда совсем не радостная, — продолжил Уэйкфорд. — Ни Кэрол, ни я не хотели этой свадьбы.

Его слова совсем сбили с толку Роз. Ее глаза были полны столь неподдельного недоумения, что он подошел к ней и, мягко улыбаясь, положил руку ей на плечо.

— Это так, Роз. Ты все еще живешь в мире сказок, в которых герой и его принцесса всегда делают то, что положено делать. А правда в том, что мы были не настолько влюблены друг в друга, чтобы желать этой свадьбы. Этого хотели ее родители. У нее очень умные родители, и уж они постарались хорошенько обработать Кэрол, нацелившись обвенчать ее с мешком денег. Бедная Кэрол могла бы повстречать другого человека и влюбиться в него, но она предпочла брак со мной, ведь он гарантировал ей спокойную, обеспеченную жизнь.

— А вы? — Ее глаза холодно смотрели на него. — Не думаю, что вы принимали в расчет мнение ваших родственников. Что же вас вынудило дать согласие на брак с этой девушкой, которая, если судить по вашим же словам, ничего собой не представляет.

Уэйкфорд искренне рассмеялся.

— Пора уж повзрослеть, Роз! Ты мечтаешь о браке по любви… — Затем, внезапно став серьезным, он добавил: — Я надеюсь, что у тебя так и будет.

Она отшатнулась от него.

— После общения с вами я и думать не могу о замужестве.

Уэйкфорд задумчиво посмотрел на нее и, после некоторого молчания, сказал:

— Я хочу, чтобы ты поняла одну вещь. В жизни каждого мужчины наступает момент, когда он должен жениться. — Он подошел к окну и повернулся лицом к стеклу. — Думаю, если это необходимо, то почти всякий мужчина может свыкнуться и любить женщину, тем более красивую. В моей жизни было не одно увлечение, но лишь однажды я потерял голову от любви. Этот случай научил меня осмотрительности.

— Поэтому вы отвергли девушку, хотя она не заслуживала столь уничижительного отношения к ней! Если бы на ее месте оказалась женщина, чью фотографию вы продолжаете хранить в своей комнате, то, вероятно, вашему поступку нашлось бы более возвышенное и справедливое объяснение, не так ли? Ведь это она бросила вас! — выпалила Роз.

Уэйкфорд стоял к ней спиной и смотрел в окно, поэтому она не заметила, как побледнело его лицо.

— Ты имеешь в виду фотографию Кармелы? — спросил он тихо.

— Кармела? — откликнулась Роз. — Она испанка?

— Наполовину.

— Она бросила вас? Вы ужасно переживали?

— Да.

Роз в отчаянии всплеснула руками.

— Никогда мне не понять мужскую логику! Вы не раз влюблялись и разочаровывались. Вы были безнадежно влюблены, и вот собираетесь венчаться без любви. Не знаю, почему я сочувствую вам, почему мне вас иногда жалко… Не знаю!

— Потому что ты милая и добрая девушка, Роз. — Он обернулся. — Оставим эту тему. Я постараюсь сделать все от меня зависящее, чтобы возместить ущерб, нанесенный Кэрол-Энн. Я оплачу все расходы, связанные с церемонией венчания, и добавлю кругленькую сумму за оскорбленную гордость невесты и все такое прочее. Конечно, если ее отец позволит мне сделать это, а он, я не сомневаюсь, позволит… Затем она сможет выйти замуж за человека, с которым будет счастлива, и я, в конце концов, превращусь в ее благодетеля. Может быть, теперь, Роз, тебе будет легче понять, почему ты не отказала мне в помощи сразу же и почему иногда сочувствуешь мне?

Роз отрицательно покачала головой.

— Нет. Если бы оскорбили мою гордость, то никакие деньги мне были бы не нужны. Тем более ваши!

Он насмешливо взглянул на нее. Но тут раздался стук в дверь, и вошла миссис Бивс.

— Пришел доктор Картер, — объявила она. — Вы готовы его принять?

— Да, пожалуйста, пусть пройдет.

Вошел доктор. Его глаза смотрели проницательно и настороженно. Он улыбнулся краешком губ Уэйкфорду и Роз.

Контраст между его бдительным взором и легкой улыбкой поразил Роз. Но больше ее волновало, заметит ли доктор румянец — следствие гневного возмущения, бушевавшего в ее душе.

Доктор наградил ее еще одним пристальным взглядом и приступил к осмотру пациента. Затем он объявил о полном выздоровлении Уэйкфорда. Взяв предложенный ему херес, он удобно устроился в кресле.

— Полагаю, вы думаете о том, когда сможете приступить к работе? — спросил он.

— К работе? — переспросил Уэйкфорд. Мгновение спустя, он вспомнил о том, что говорил Картеру о желании написать книгу и, совладав с голосом, совершенно спокойно произнес: — Да, да, конечно. — Он посмотрел на Роз и его глаза блеснули. Казалось, его позабавил вопрос доктора. — Нас просто снедает желание взяться за работу, правда, Роз?

Роз что-то невнятно ответила. Она почувствовала, как краснеет еще больше под проницательным взглядом стальных глаз Картера.

— Вы не находите это место слишком уединенным, мисс Арден? — обратился он к ней, — Вы же работаете в Лондоне, поэтому многое здесь будет для вас внове.

— Я уже говорил вам, что позаимствовал мисс Арден у давнего друга, который ведет некоторые мои дела, — вмешался в разговор Уэйкфорд.

— Должно быть, ваш друг очень отзывчивый человек, раз великодушно уступил свою секретаршу для столь важной работы. Я и сам частенько подумываю взяться за книгу, да вот только все времени не хватает, и… и я не могу рассчитывать на помощь секретарши, — улыбнулся он.

— Дайте объявление в газеты, — посоветовал Уэйкфорд и протянул доктору платиновый портсигар. — Боюсь, что я не настолько щедр, как мой друг, и не могу предложить вам воспользоваться помощью Роз, — холодно добавил он.

— В старых домах есть особая прелесть, — продолжил Картер. — Жаль, что вы не успели привести все в полный порядок, тогда бы ваш дом стал просто великолепен. Вы нечасто здесь бываете?

— Очень редко, лишь когда мне хочется скрыться от всех, — ответил Уэйкфорд.

— Например, чтобы писать книгу?

— Именно так, — согласился Уэйкфорд.

— Любопытно, — после некоторого молчания сказал Картер. — Но мне кажется, что я где-то встречал вашу фамилию раньше. Пару лет я провел заграницей, но Уэйкфорд… эта фамилия мне определенно знакома. Как вы думаете, может, из газет?

Уэйкфорд выдержал холодный взгляд доктора.

— Вполне возможно. И даже скорее всего вы видели мое имя в газетах. Я не пришел на свое венчание, а газетчики обожают такие истории.

Брюс Картер поднялся из кресла.

— Поразительный случай амнезии, — спокойно проговорил он, — Как я понимаю, травму головы вы получили до того, как должны были пойти на венчание?

— Это единственное, что может меня оправдать, — натянуто сказал Уэйкфорд.

Доктор кивнул.

— В действительности вы ведь не собираетесь писать никакую книгу? Тогда помните, что доброе имя мисс Арден нуждается в защите. Вы знаете, что в ближайшие дни местный люд начнет судачить о вас, а если пронюхают газетчики… Сами можете догадаться, как они распишут эту историю. Вы согласны со мной?

— Да, — Уэйкфорд снова побледнел.

— Вы богатый человек. А общественность любит богатых. Днем раньше или чуть позже вы будете прощены. Правда ли, что присутствие мисс Арден в этом доме вызвано тем, что вы нуждаетесь в помощи секретарши? — Он испытывающе посмотрел на Роз. — Это действительно ваша работа?

— Да, — кивнула Роз. В столь неловком положении ей еще не доводилось бывать. — Я действительно работаю в конторе друга мистера Уэйкфорда… его поверенного.

— А он знает, где вы сейчас находитесь? Роз сначала отрицательно качнула головой, а затем быстро кивнула.

— Я сообщила, что я в Корнуэле. Я написала и объяснила ему, что несколько дней меня не будет на работе.

— Получается, что вы увезли мисс Арден без разрешения? — Картер неодобрительно посмотрел на своего недавнего пациента. — Меня это не касается. Но когда общественность начнет докапываться до сути дела и перемывать вам кости, Уэйкфорд, то оправдаться будет нелегко. Вы можете меня послать к черту, но, мне кажется, должны как можно скорее отправить мисс Арден обратно в Лондон.

— Но я не могу оставить мистера Уэйкфорда! — вскричала Роз. — Я не могу оставить его одного.

— Мисс Арден, прошу извинить меня, если я сказал что-либо не так. Если я вам буду нужен, то мой дом стоит самым первым по эту сторону поселка. — Доктор поклонился и вышел в холл.

Роз подошла к Уэйкфорду и в отчаянии сжала его руку.

— Я не оставлю вас, — пообещала она. — Я не могу представить себе вас одного в этом доме без… — она замялась, — … одного в обществе Бивсов. Они милые люди, и я уверена, что они любят вас, но вы даже не сможете поговорить с ними. Не сможете обратиться к ним, как могли бы обратиться…

— К тебе, — закончил он вместо нее и нежно поцеловал ее руку. — О, Роз! — произнес он растроганно. — О, Роз!

Оглавление

Обращение к пользователям