Глава 12

На следующий день доктор Картер был приглашен на ужин. Кармела сама позвонила ему по телефону. Он ответил, что для него большая радость быть на ужине в Трегони Чойс.

— Я думаю, ты у него в долгу, — объясняла она Гаю. — Надо отплатить гостеприимством за то, что Брюс с готовностью помог тебе и не выдал тебя. Он сразу же понял, кто перед ним, и мог бы позвонить несчастной невесте или ее отцу. Было бы еще хуже, если бы он рассказал про Роз.

— Обычно врач никому не отказывает в помощи и хранит тайну, — холодно заметил Гай. — Иначе он рискует потерять пациента. Какие у него могли быть сомнения? У меня же травма головы!

— Мой бедненький, — проворковала Кармела, осторожно и нежно трогая пластырь над его правым глазом. — Все еще болит?

Вечером приехал Картер. В хорошо сшитом вечернем костюме, он выглядел очень элегантно. Он с восхищением посмотрел на Кармелу, облаченную в великолепное вечернее платье из серебристой парчи. Однако, некоторое время спустя, его взгляд оказался прикованным к Роз. Она захватила все его внимание.

Естественно, Картер не был готов услышать новость о том, что Гай Уэйкфорд и эта хрупкая девушка, поразившая его своими карими глазами, помолвлены.

— Кстати, мы сейчас отпразднуем одно событие, — слащавым и фальшивым голосом произнесла Кармела после того, как бокалы были наполнены шампанским. — Гай и мисс Арден собираются пожениться! Я назначена ответственной за приготовления к венчанию, которое скоро состоится.

Брюс Картер замер в изумлении.

— Венчание пройдет в Париже, — добавила вдова. — Это моя идея. Не правда ли, великолепная мысль?

— Почему в Париже? — спросил Картер, постепенно обретая дар речи.

— А почему бы и нет? Париж — этап в жизни многих молодых женщин. Роз там никогда не была. Она у нас йоркширская роза… — Кармела насмешливо посмотрела на нее. — Также после всех событий, разговоров и сплетен, в которых фигурирует Гай, лучше места не найти.

— Да, я понимаю, — резко произнес Картер и одним глотком допил содержимое своего бокала. Он снова посмотрел на Роз, на этот раз с каким-то странным для нее то ли недоумением, то ли разочарованием.

Ужин прошел довольно приятно. После они прошли в библиотеку, куда им подали кофе. Кармела сидела во главе стола и разливала по чашкам горячий напиток. Роль хозяйки она исполняла непринужденно и естественно. Роз это больно укололо. Также в ее душе росло сочувствие к Гаю. Казалось, он неимоверно страдает от той боли, которую ему причинила Кармела шесть лет назад. Всякий раз, когда он встречался с ней глазами, его охватывали воспоминания, и взгляд оживал. Роз была уверена, что в его памяти живы те мгновения, когда они с Кармелой сливались в страстном поцелуе, когда он обнимал ее точеные плечи, которые сейчас, словно нечаянно обнаженные, вызывали в нем бурю чувств.

В Роз росло убеждение, что прошедшие шесть лет нисколько не притупили остроту его чувств. Наоборот, присутствие очаровательной вдовы обострило их еще больше. И хотя он пытался убедить Роз, что его былая любовь больше не волнует его, она чувствовала его смятение, вызванное попытками вновь свободной Кармелы завладеть его сердцем.

Гай и Кармела обсуждали предстоящий ремонт своих домов, когда Картер тихо позвал Роз и пригласил ее пройти в дальний угол библиотеки, к окну.

— Взгляните, какая великолепная луна! — воскликнул он, раздвинув шторы. Они смотрели на поверхность моря, залитого призрачным лунным светом, и некоторое время молча наслаждались сказочным видом.

— Роз, если вы не возражаете, я хотел бы кое-что выяснить. Вы действительно никак не связаны с тем, что Уэйкфорд не явился на венчание с мисс… мисс Вэйзи, так, вроде бы, ее зовут?

— В то время я даже не знала Гая.

— Не знали его? Тогда каким образом?..

Роз рассказала ему всю правду о своей первой встрече с Гаем, о том, как впервые узнала о нем из газет, о дальнейшем знакомстве, и том, как в ночи они долго добирались до затерянного Трегони Чойс, о своем сочувствии и сострадании к Гаю.

— Роз, ведь за столь короткое время невозможно узнать человека настолько хорошо, чтобы связать себя с ним обязательством? Это же большой риск! Что вы знаете о нем? Только то, что он собирался на венчание, но попал в аварию, и его планы изменились!

Роз возмутилась:

— Вы не можете винить его за это! Со всяким такое могло случиться!

— Могло ли? — Легкое сомнение в голосе Картера кольнуло Роз.

Она обернулась и посмотрела на Гая и Кармелу, которые были заняты беседой.

— Вы знаете, что у Гая миллионное состояние?

Роз буквально задохнулась от возмущения.

— Какое отношение это имеет ко мне… к моему согласию выйти за него замуж?

— Конечно, никакого, — мягко заверил он. — Но для других молодых особ он может представлять собой ценное приобретение, не так ли? Есть женщины, которые всеми помыслами устремлены к нему, — он скользнул взглядом по изящной фигурке в другом конце комнаты.

Сердце Роз тревожно забилось.

— Тогда почему она отвергла его?

Картер пожал плечами.

— Женские капризы трудно объяснить. Но вот она вернулась и по-прежнему выглядит очаровательно…

— Гай не слабовольный человек. Он ее не приглашал сюда, — защищала Гая Роз.

— Но Кармела здесь, и вам будет трудно не считаться с ее присутствием, тем более, что у нее есть на вас определенные планы. Похоже, ей не терпится заняться свадебными приготовлениями. Вы действительно спешите обвенчаться?

— Я? — Роз не сразу нашлась, что ответить. — Я не думала об этом. Точнее, мы это еще не обсуждали. Миссис Кавендиш хочет, чтобы мы поехали в Париж.

— Допускаю, что это часть ее замысла, — заметил Картер и увидел, что к ним направляется Гай.

— Похоже, вы успели о многом переговорить. — Его синие глаза тревожно блестели. — В этом углу комнаты очень холодно, — добавил он, властно опуская руку на плечо Роз. — Вернемся к камину, дорогая. Меня удивляет, что вы, доктор, не чувствуете, какой здесь сквозняк.

— Из окна открывается изумительный вид на море, — спокойно ответил Картер.

— И на луну, — раздался насмешливый женский голос из глубины комнаты. — Многие ни с того, ни с сего вдруг начинают интересоваться луной.

Следующие несколько дней миссис Кавендиш говорила только о Париже и своем загородном доме. Роз помогала ей наводить там порядок, а миссис Бивс выстирала занавески и покрывала. Гай уклонялся под различными предлогами от посещения ее коттеджа. Однажды, когда она пили вместе чай, Роз сказала, что дом Кармелы довольно привлекательный и ему стоит сходить и посмотреть на него.

— Он уже видел его, — проговорила Кармела и устремила на Гая пристальный взгляд. — Он там бывал. Иногда мы устраивали пикники. Помнишь, Гай?

Гай кивнул.

— Однажды в ненастную ночь, когда разыгрался шторм, нам пришлось провести в этом уютном гнездышке целую ночь. Мы разожгли камин, я принесла в гостиную пуфы для себя, а ты расположился в кресле. Когда ветер утих, мы вернулись в Трегони Чойс, и миссис Бивс приготовила нам великолепный завтрак.

Роз захотелось оставить их вдвоем, но Гай заметил ее движение.

— Роз, вернись. Я не возражаю, чтобы ты помогала Кармеле обустраивать ее дом, но мне не нравится, что ты часто бросаешь меня.

Роз взяла за привычку оставлять их вдвоем при каждом удобном случае. Гай встал, чтобы вернуть ее.

— Оставь ее, Гай! — позвала его Кармела. — Даже самым влюбленным молодым особам нравится иногда хоть немного побыть одним и почувствовать свободу.

— Я не хочу, чтобы Роз оставляла нас одних, даже когда речь заходит о наших с тобой прошлых отношениях.

Кармела изящно потянулась на кушетке.

— А что она знает о нашем прошлом? Знает ли она, как одержимы и нетерпеливы мы были в нашей любви? Что ты пытался покончить с собой, когда мы расстались?

— Она знает достаточно, — сквозь зубы процедил он. — А после твоих бесконечных намеков она может вообразить себе Бог знает что. Ты приехала сюда совсем некстати. Я не хотел бы видеть тебя здесь никогда. Я хочу, чтобы ты уехала и оставила в покое Роз.

— Но, дорогой, — проворковала она, — я здесь, чтобы помочь тебе и твоей Роз, чтобы ускорить вашу свадьбу. Роз очень привлекательная девушка, и Брюс Картер уведет ее у тебя при малейшей возможности. Я наблюдала за ними, когда они стояли у окна тем вечером.

— Я тоже наблюдал за ними, — отрезал Гай. В ее взгляде появилось что-то необычное.

— Я пытаюсь понять, любишь ты ее или нет? — она изобразила недоумение на своем лице.

— Я женюсь на ней.

— Конечно, дорогой, но любовь и женитьба — разные вещи. Ты не бросишь ее у алтаря? — В ее темных глазах появилось коварство. — Ведь ты не оставишь ее, если даже попадешь еще в одну аварию?

— Ничто не помешает мне осуществить мое намерение, — заверил он Кармелу.

Оглавление

Обращение к пользователям