Глава 13

Уйти подальше от этих двоих — было единственным желанием Роз, и она направилась на берег моря, к скале, где раньше часто находила уединение. Роз чувствовала, что ее пребывание в Трегони Чойс затянулось и стало ей в тягость, особенно с тех пор, как там появилась Кармела. Холодный, сильный ветер приятно освежал ее лицо.

Зачем она позволила втянуть себя в никому не нужную игру? Ведь совершенно очевидно, что чувства Гая к Кармеле живы и поныне. Он не позабыл ее и все так же подвластен ее чарам. Может, он надеется, что Роз не даст ему совершить какое-нибудь безрассудство и попасть в ловушку Кармелы? Сейчас, овдовев, она стала более коварной, опытной и опасной. Все ее действия точно рассчитаны. Даже разговоры о Париже были игрой, в этом Роз ни секунды не сомневалась.

Возможно, они и поедут в Париж, если Роз опять проявит слабость и уступит Уэйкфорду, но, конечно, не затем, чтобы обвенчаться.

Кармеле просто жаль тратить время на Роз. Девушка чувствовала, что вдова ее презирает. Презирает, потому что в этой игре она не более чем марионетка, находящаяся в зависимости от мужчины, которого постоянно терзают муки сомнения, вызванные присутствием другой женщины. Для Кармелы совсем не секрет, что столь поспешно объявленная помолвка — не более чем уловка Гая и что он не любит Роз. Кармела прекрасно знает, почему она сегодня опять ушла из дома на берег моря и почему никак не борется за свои права. Все просто — Гай не принадлежит ей. Это понимают все — Кармела, Роз и даже Брюс Картер, недаром он тем вечером жалел ее и пытался выразить свое сочувствие.

Роз брела по хрустящей прибрежной гальке. Ей казалось, что будет правильно, если она вернется в Трегони Чойс как можно позже. Сама мысль о возвращении ее раздражала. Ветер растрепал ей волосы и охладил горящие щеки. Зачем возвращаться, если она никому не нужна там? Может, ей стоит воспользоваться этой возможностью и исчезнуть навсегда из жизни Гая Уэйкфорда? Конечно, эта мысль достаточно безрассудна, поскольку все ее вещи, дорожная сумка и те небольшие деньги, что у нее были, остались в доме. С другой стороны, она обретет свободу и избавится от гнетущего чувства зависимости.

Останется она или уедет — большой разницы нет, так как Гай все равно оставался подвластным Кармеле. Возможно, он и будет вспоминать ее, ведь он говорил, что не может без нее, но, скорее всего, позабудет о ней.

Ветер с Атлантики заметно усилился. Роз поняла, что надо оставить открытый берег и поискать укрытия где-нибудь подальше от моря. Впереди громадной башней возвышался утес. Роз доводилось раньше бывать в этом месте, и она знала, что на утес можно подняться по узкой каменистой тропинке, а оттуда — добраться и до дороги.

Забраться так далеко в ненастный октябрьский день было непростительной глупостью. Но еще большей глупостью ей показалась теперь мысль о немедленном возвращении в Лондон. Роз с трудом взбиралась на утес. Наконец она ступила на ровную землю, поросшую травой. Последний солнечный луч угасающего дня скрылся за темной тучей. Роз побежала к белеющей в сумерках дороге. Ветер уже завывал. Его порывы сотрясали Роз, как былинку. Она споткнулась и упала, а внезапно начавшийся шквальный дождь мгновенно вымочил ее до нитки. В сгущающейся темноте невдалеке виднелась белесая стена коттеджа. Может быть, его обитатели предоставят ей кров в ненастную ночь. Лишь добравшись до изгороди, Роз обнаружила, что это дом Кармелы. Хозяйка его никогда не запирала, и любой путник мог в нем остановиться. Роз продвигалась вдоль изгороди. Не она ли всего лишь час назад говорила себе, что не ступит больше на порог этого дома? Теперь же серый гранитный коттедж, его окна, глубоко утопленные в стены, манили ее.

Внутри пахло парафином и пылью, но все же этот дом был единственным убежищем, в котором она могла переждать бурю. Электричества не было. Роз прошла в гостиную, нащупала на камине спички и зажгла дрова, затем сняла промокший плащ и стала сушить волосы. Снаружи по-прежнему завывал ветер, и шел дождь. Роз устроилась на ковре перед камином. Она представила себе, как в этот момент в библиотеке Трегони Чойс Кармела, в свойственной ей жеманной манере, убеждает Гая не беспокоиться по поводу Роз. А Гай? Согласится ли он с ее доводами? С этими невеселыми мыслями она заснула.

Сквозь сон Роз почувствовала, как кто-то склонился над ней и пытается ее разбудить. Она вскочила на колени, пытаясь стряхнуть остатки сна, и увидела Гая. Он совершенно вымок, пряди волос прилипли ко лбу.

— О, Роз! Роз, я чуть с ума не сошел, разыскивая тебя! — Он встряхнул ее за плечи, как бы наказывая за неблаговидный проступок. — За что ты меня так пугаешь?

— За что? — прошептала она. Происходящее казалось ей сном.

— Ты не вернулась с прогулки. Погода становилась все хуже и хуже, — говорил он сердито.

— Я не обращала внимания на погоду.

— О, Роз, маленькая, сумасшедшая Роз! В следующий раз, если это повторится, я тебя строго накажу. Если бы не свет в окне коттеджа, я бы тебя не нашел.

— Но все же вы нашли меня, — проговорила она. — Вы могли сорваться со скалы!

— И в моей смерти была бы виновата только ты. — Лицо его смягчилось, и он вздохнул с облегчением. — Скоро я на тебе женюсь.

Роз освободилась из его рук и подошла к кухонной двери.

— Здесь есть полотенца, — сказала Роз. Она наблюдала, как Гай вытирает волосы, а в душе ее бушевали страсти. В ненастную ночь, подвергая себя опасности, он повсюду искал ее!.. Роз сказала, что пойдет на кухню и приготовит горячий чай. Гай движением руки остановил ее и усадил в кресло.

— Мне надо поговорить с тобой, Роз. Только что я сказал, что собираюсь жениться на тебе.

— Позвольте, я приготовлю чай, — Роз попыталась встать.

— Позже, — отрезал Гай. — Ты приготовишь чай или кофе, все, что захочешь, но позже. Боюсь, нам придется провести всю ночь в этом доме. Но сейчас надо серьезно поговорить.

Он приподнял ей голову и посмотрел прямо в глаза.

— На следующей неделе мы едем в Париж. Там ты станешь моей женой.

— Вы так сильно боитесь Кармелы?

Он загадочно улыбнулся.

— Оставим разговоры о Кармеле. Я женюсь на тебе. Ты будешь всегда со мной. Сама судьба послала мне встречу с тобой тем вечером в конторе Манкрофта.

В ее глазах появилась тревога, а губы задрожали.

— Я сказала, что никогда не выйду за вас замуж.

— Милое, глупое дитя, — он нежно провел рукой по ее щеке. — Я уже решил это для себя раз и навсегда. В Париже мне нужно столько всего тебе показать! Это восхитительное место, Роз, пожалуй, самое восхитительное на земле. Мы поженимся в мэрии, церемония, может, будет не такой пышной, как в церкви, но вполне законной, и ты станешь моей. Ты станешь Роз Уэйкфорд, и я, наконец, обрету жену.

Она стала вырываться из его рук.

— Я не гожусь вам в жены. Вы знаете это. Отпустите меня! А Кармела? Кармела будет всегда между нами!

— Забудь о Кармеле… — Он наклонился к ее губам. — Дорогая, помни, что до рассвета мы не сможем выйти отсюда, а я совершенно не расположен слушать твои нескончаемые доводы.

Но прежде, чем он поцеловал ее, она все же успела напомнить:

— Вы были здесь вместе с Кармелой. Тогда тоже была ненастная ночь. Об этом Кармела говорила сегодня утром. — Роз снова попыталась высвободиться.

В свете камина его глаза рассерженно блеснули.

— Забудь о Кармеле! — строго повторил он. — Как глупо могут вести себя молодые женщины, вроде тебя!..

Их губы встретились.

Роз больше не сопротивлялась. Часы, стоявшие на столе, равномерно тикали. Гай обнимал и целовал Роз со все усиливающейся страстью.

— О, Роз! Такого в моей жизни еще не было. Не знаю, что сказать тебе, как убедить тебя, но я… я хоть чуть-чуть нравлюсь тебе?

Роз подняла на него глаза. Она не могла сказать, что он нравится ей. Она просто любила его, полюбила всем сердцем, как только увидела. Все это Гай прочитал в ее глазах.

— Роз, я сделаю тебя счастливой. Только скажи, что ты согласна, что между нами все решено, — его голос охрип от волнения.

— А вы… ты не будешь потом раскаиваться? — обеспокоенно спросила она.

Он снисходительно улыбнулся ей, словно малому ребенку, и отрицательно покачал головой.

— Нет, Роз, ты будешь моей.

Она положила голову ему на плечо и глубоко вздохнула. Ветер за окном утих. Волны прекратили свой рев и бешеный натиск на скалистый берег. Небо очистилось от туч, и засияла луна.

Дрова в камине прогорели, в гостиной стало холодно. Гай бережно укутал Роз плащом и перенес в свой автомобиль, оставленный на дороге у скалы. Когда они въехали в ворота Трегони Чойс, дом был погружен во мрак, словно все его обитатели крепко спали. Однако, стоило им постучать в дверь, как на пороге сразу же появилась миссис Бивс. Она сказала, что разожгла на кухне камин и ожидала их возращения.

Она помогла Роз подняться в ее комнату. Вернувшись, миссис Бивс нашла своего хозяина в библиотеке. Он ворошил угасшие угли в камине, пытаясь разжечь их.

— Вы не собираетесь спать? — спросила она.

— Я хочу побыть один, Бивси. Принеси мне чашку крепкого, горячего кофе. Мне о многом надо подумать.

Оглавление

Обращение к пользователям