Глава 14

Когда они прибыли в Париж, Кармела взяла на себя роль наставницы, советчицы и гида. Во всех серьезных вопросах она заменяла Роз близкую подругу.

Еще до отъезда из Лондона она настояла на том, чтобы Роз сходила в какой-нибудь шикарный салон причесок в западном районе города, а также обновила свой гардероб. В Лондоне они покупали одежду в магазине готового платья, поэтому некоторые вещи пришлось срочно подгонять и перешивать по фигуре. На это ушло два дня. После посещения парикмахерской и косметического салона Роз преобразилась. Кармела добросовестно опекала ее и сопровождала во всех походах. Затем они купили перчатки, туфли и дорожные сумки. За это время Гай побывал у себя и приказал слугам собрать его вещи для поездки. В один из дней их пребывания в Лондоне они все вместе ужинали у Гая. За столом прислуживал молчаливый слуга. Позже, когда подали кофе, они перешли в гостиную, обставленную современно и изящно, со строгим мужским вкусом.

Роз заметила на стене картину Пикассо, а у окна, на подставке, искусную бронзовую фигурку. Девушке с трудом верилось, что однажды она войдет сюда, как хозяйка.

В этот день они с Гаем встретились только за ужином. Каждый раз, когда он обращал свой взор на Роз, его лицо озарялось нежной улыбкой. Глядя на него, Кармела решила, что все это из-за красивой прически, которую Роз сделала себе утром. И все же, вдова засомневалась в правильности своей тактики. Ей пришлось некоторое время понаблюдать за Гаем, прежде чем она убедилась, что в его нежном взгляде есть доля мягкой снисходительности, какой обычно награждают маленького забавного ребенка. Еще раз посмотрев на него, Кармела облегченно вздохнула и откинулась на спинку кресла.

Прелесть этого вечера не могла избавить Роз от мучавшего ее желания повидать мистера Манкрофта и наведаться в свою маленькую квартирку. Однако Кармела столь категорично запретила ей делать это, что Роз была вынуждена уступить.

— Мы не можем терять ни минуты драгоценного времени, — заявила она, когда они поселились в небольшой лондонской гостинице, где могли жить, не привлекая к себе внимания газетчиков. — У тебя, моя дорогая, нет даже паспорта, не говоря уже о массе других дел, которые мы должны закончить до нашего отъезда, — говорила она Роз. — Нам надо торопиться, если мы не хотим, чтобы любопытные друзья Гая пронюхали о его возвращении в город.

Роз чувствовала неловкость и небольшую грусть от того, что не сможет зайти в офис и объяснить причину своего длительного отсутствия.

— Не стоит забивать себе этим голову, — сказал ей Гай. — Мы обвенчаемся, а после медового месяца я сам пойду вместе с тобой к старине Манкрофту. Я представлю тебя как мою маленькую очаровательную жену. Уверен, он будет сражен.

Он протянул руку Роз и подвел ее к картине Пикассо.

— Когда мы вернемся, ты сможешь обустроить квартиру по своему усмотрению, — пообещал он. — Я заметил твое любопытство и некоторое замешательство, когда ты рассматривала эту комнату. Как только мы вернемся, а вернемся мы уже как добропорядочная семейная пара, мы здесь все переделаем. Ты согласна, Роз?

— Квартира мне очень понравилась. Но, боюсь, я не понимаю Пикассо.

— Ты еще многого не понимаешь, Роз. — Он наклонился к ее губам и поцеловал ее. — Но это поправимо.

Кармела молча наблюдала за ними. Затем накинула на плечи боа и поднялась.

— Роз, нам пора идти, — резко прозвучал ее холодный голос. — Нам надо еще уложить вещи, а завтра рано вставать.

Гай обернулся и молча посмотрел на Кармелу.

На следующий день в аэропорту, пока Гай ставил машину на стоянку, Роз охватил внутренний трепет. Отчасти это было вызвано тем, что ей впервые предстояло сесть в самолет, с другой стороны, стояла действительно промозглая погода. Ее легкое бежевое пальто на подкладке из тонкой шкуры леопарда, плохо защищало от холода ноябрьского утра.

— В Париже мы купим тебе настоящие меха, — сказала Кармела таким тоном, что могло создаться впечатление, будто именно ей, а не кому-то другому предстояло раскошелиться. — Не за горами Рождество. Попроси Гая сделать тебе хороший рождественский подарок.

Роз было страшно даже представить, сколько он уже потратил на нее. Они еще не обвенчались, а Гай уже спустил уйму денег, оплачивая все покупки Роз, навязанные безудержной фантазией Кармелы. Как сможет она возвратить ему все это, если они вдруг не поженятся?

Когда в аэропорту к ним присоединился Гай, на сердце у Роз сразу потеплело. От Гая не укрылось ее плохо скрытое волнение. Он решил, что Роз нервничает из-за предстоящего полета, и обнял ее.

— Не надо переживать, Роз, — нежно ободрил ее он. — Гораздо больше причин для волнений было той ночью, когда ты везла меня в Корнуэл. Помнишь?

Роз ответила ему благодарным взглядом.

— В самолете я буду рядом, — он сжал ее руку.

Когда они прилетели в Париж, Гай предложил всем направиться в отель «Крильон», но Кармела отклонила его предложение. Она сказала, что ему, конечно, стоит остановиться в отеле, ведь его дом не готов к их приезду, а она и Роз отправятся к ней на квартиру, где их уже ждет горничная. Этим вечером они все вместе поужинают, но сейчас он должен попрощаться с ними до восьми часов.

Кармела произнесла эти слова столь безапелляционным тоном, что Роз зарделась, а Гай тотчас запротестовал.

— Если вам не под силу вытерпеть до восьми, то встретимся в семь тридцать, — уступила Кармела. Ее глаза насмешливо поблескивали.

Гай усадил их в такси и проводил взглядом. Роз обернулась и с грустью наблюдала, как он останавливает другую машину. Вскоре она потеряла его из вида.

Кармела занимала два нижних этажа в некогда величественном особняке. Горничная встретила их, проводила в гостиную и принесла чай. За чаем Кармела поведала Роз о планах на ближайшие дни.

— В скором времени вы обвенчаетесь, а нам предстоит еще многое сделать. Я надеюсь на твою помощь… — Она изобразила улыбку. — Но, в любом случае, тебе надо отдохнуть. Иначе к свадьбе на тебе лица не будет от усталости. Гаю нужно объяснить, что вам не стоит все время до венчания проводить вместе. У него будет возможность показать тебе Париж после свадьбы. Думаю, сегодня надо пораньше лечь спать, чтобы к завтрашнему дню набраться сил. Утром я отведу тебя к господину Делаве. Мне хочется, чтобы ты выглядела хорошо. Гай не станет возражать, если ты оставишь нас и пойдешь отдыхать сразу после ужина. Я, конечно, тоже не буду иметь ничего против.

— Если так надо, я это сделаю, — кротко согласилась Роз.

Вечером приехал Гай. Кармела со всей категоричностью заявила, что его невеста должна в скором времени пойти отдыхать и что спорить тут не о чем. Возможно, завтра они и встретятся, чтобы пообедать, но пока этот вопрос еще не решен, и Гаю следует научиться терпению. Скоро у него будет достаточно времени, чтобы наслаждаться обществом Роз, и несколько дней, проведенных без нее, не слишком большое горе.

Гай нахмурился и неприязненно посмотрел на Кармелу. Когда служанка принесла кофе, та подала Роз знак уходить. Роз поспешно проглотила свой кофе, поднялась и попрощалась с ними.

Гай посмотрел на нее и принялся было возражать, но потом просто пожал плечами и пожелал ей спокойной ночи. Он не успел проводить Роз до двери, как раздался властный голос Кармелы.

— Гай, я приобрела парочку занятных миниатюр, хочу тебе их показать. Мне кажется, что на одной из них Мария-Антуанетта. Посмотри, как ты думаешь?

Гай нежно поцеловал Роз руку.

— Иди спать, Роз. Завтра увидимся.

Он закрыл дверь и вернулся к вдове. Кармела натянуто улыбнулась.

— Бедняга Гай! Подумать только, ты еще не утратил способность любить! Ты уверен, что поступаешь правильно?

Следующий день ознаменовал собой новый период в жизни Роз. С Гаем они почти не виделись. То были дни, проведенные в бесконечных поездках по городу. Кармела чаще всего сопровождала ее. В те редкие моменты, когда она оставалась дома, Роз звонила ей по телефону и советовалась.

В Лондоне она покупала себе одежду в магазинах готового платья. В Париже ей все шили на заказ. Так она обзавелась вечерними платьями, брючными костюмами, плащами, пальто и многими другими элегантными вещами. Все покупки оплачивал Гай. Присылаемые счета невероятно быстро росли. Но все ее протесты и попытки избежать той или иной покупки пресекались Кармелой. Зачем, в таком случае, нужны деньги? — говорила она. — Когда мужчина готовится к свадьбе, то его святая обязанность обеспечить невесту красивыми вещами.

На этот счет у Роз были совершенно иные взгляды. Ей казалось, что она пока не имеет права тратить его деньги.

Виделись они по-прежнему редко. Безудержная лавина походов по магазинам и салонам была настолько обременительной, что у Роз даже не было возможности выразить Гаю свое отношение к происходящему. Кармела продолжала сопровождать ее повсюду. Роз выполняла все указания своей наставницы. После безумных гонок по городу она отдыхала в своей комнате. От головной боли ее спасала ледяная грелка, положенная на лоб. В это время Гай и Кармела обычно пили чай в каком-нибудь парижском ресторанчике, обсуждали «планы», слушали приятную музыку и наблюдали за танцующими парами.

Постоянное присутствие Кармелы вместе с ними, похоже, не очень сильно раздражало Гая. Скорее, наоборот. Когда они встречались, он обычно грустно улыбался и никогда не перечил ей. В такие моменты на сердце у Роз становилось тяжело — а вдруг она ему все еще нравится?

Роз вспоминала поведение Гая с того момента, когда Кармела вновь вторглась в его жизнь. Все происходило на ее глазах в Трегони Чойс. Ничто не могло убедить ее, что Гай окончательно избавился от былых чувств к Кармеле. Отчаяние и боль принесла ему его любовь к Кармеле, но, похоже, он позабыл об этом.

В то же время он бывает ласков и даже нежен с Роз. Как все это объяснить? Роз не то чтобы не хотела, она просто боялась понять это.

Однажды Гай настоял на своем: он решил показать Роз дом в Париже, который много лет принадлежал его семье. Кармелу он не пригласил, но вдова вновь продемонстрировала, что вовсе не нуждается в приглашениях: она, как обычно, устроилась на переднем сидении рядом с Гаем, Роз сзади, и они втроем поехали на его серебристой машине. Первой вошла в дом Кармела. Старинный особняк, обставленный мебелью преимущественно викторианской эпохи, сохранился в хорошем состоянии. Кармела, обведя комнату плавным жестом, заметила, что ее можно убрать, и тогда освободится много места, а если немного поработать над интерьером, то у гостиной будет совершенно иной вид. Из нее можно сделать великолепную залу и устраивать в ней приемы и вечеринки.

— Гай, ты помнишь, как мы говорили об этом доме и строили планы? — с необычайной нежностью в голосе произнесла она. Наступило молчание, и Роз почувствовала, что Гай опять погружается в воспоминания.

— Мы хотели, чтобы раз в неделю к нам приходили друзья, веселые и остроумные, чтобы шли занимательные беседы… Среди приглашенных не было бы скучных или заурядных людей. — Она искоса бросила взгляд на Роз. — Мы хотели устраивать музыкальные вечера, обеды…

Кармела едва заметно придвинулась к Гаю и коснулась его руки.

— Гай, ты помнишь наши глупые мечты? — она посмотрела на него. — Мы были убеждены, что твоя бабушка поддержит любое наше начинание. Она была такой жизнерадостной и веселой! В одном письме к тебе она писала: «Ты должен жениться на той, с которой будешь очень счастлив. Любой другой твой брак обречен», — в какой-то момент ее голос вдруг задрожал и, казалось, вот-вот прервется.

Гая явно взволновали ее слова. Если бы Роз не смотрела в сторону остановившимся взглядом, от нее не укрылось бы охватившее его смятение.

— Извини, Гай! — Кармела взяла его за руку. Ее глаза словно звали его. — Я знаю, что Роз все слышит. Мне не следовало говорить это здесь и сейчас. Но если бы я могла вернуть прошлое, то сейчас все было бы иначе! Ты несчастлив по моей вине, и я заслуживаю наказания. Я бы приняла и вынесла любое наказание, лишь бы ты обрел счастье.

— Кармела, — он задыхался, пытаясь вырвать свою руку. — Не сейчас… Не здесь!

— Но я говорю правду! Да! — вскричала она, и слезы повисли на ее длинных ресницах. — Ты должен понять мои чувства. Я не та прежняя Кармела, которая когда-то бросила тебя. Поверь, это больше не повторится! — Кармела достала платок и вытерла слезы, которые уже ручьем бежали по ее щекам. — Роз, пожалуйста, не уходи! — взмолилась она, заметив, что девушка направилась к дверям. — Тебе следует это послушать. Все, что я говорю, — правда. Я знаю, что Гай собирается жениться, стать семейным человеком. Он хочет ребенка, чтобы оставить ему наследство. Я уверена — ты будешь ему хорошей женой. Я одобряю его выбор. Но прошлое — как незабываемый запах духов. Ты знаешь, о чем я говорю.

Роз была шокирована этой вспышкой признаний и в замешательстве не знала, что ответить.

— Я не знаю, я не уверена… — тихо произнесла она.

— Естественно, она не знает! — воскликнул взволнованно Гай. Он сильно побледнел. — Роз не имеет ничего общего с нашим прошлым. Я думаю, нам лучше уйти. Роз, мы придем сюда как-нибудь в другой раз.

Кармелу такой исход не устраивал.

— Гай, я буду чувствовать себя виноватой за то, что испортила сегодняшний день. Раз уж мы здесь, давайте осмотрим дом, — просительно добавила она. — Наверху — великолепные комнаты, которые можно удачно переделать. А очаровательная детская? Неужели мы ее не посмотрим?

— Лучше не сегодня. — Как ни странно, Роз почувствовала в себе силы не поддаться на ее уговоры и настоять на своем. Она даже испытала нечто, вроде гордости за себя. Но было еще и другое чувство. Ей стало немного больно за Гая. Он старательно избегал встречаться с ней взглядом. Вне всякого сомнения, слова Кармелы нарушили его душевное равновесие. — У нас еще будет время осмотреть детскую.

— Дорогой, — Кармела прижала к лицу платок и достала из сумочки духи. — Похоже, я расстроила все планы на сегодняшний день. Я совсем этого не хотела.

Гай направился к выходу, не проронив ни слова. Когда они подошли к машине, Кармела, как бы искупая свою вину, захотела занять заднее сидение, но Роз опередила ее. Она сухо сказала, что уже отвыкла ездить впереди.

Вечером, когда они ужинали в доме Кармелы, Роз была немногословна. Кармела в раздумье наблюдала за ней. Когда они пили чай в гостиной, зазвонил телефон, и горничная позвала Роз. Девушка сразу же вышла, хотя и была удивлена тем, что к телефону попросили ее.

— Должно быть, это звонит господин Делаве или мадам Бертольд по поводу белого жакета, — небрежно заметила Кармела, как только Роз оставила их одних.

После разговора по телефону Роз почувствовала некоторое облегчение. Завтра здесь будет человек, который может, по крайней мере, дать ей дельный совет. Хотя, скорее всего, он прилетает на свадьбу по приглашению Кармелы.

Роз почувствовала слабость, когда подошла к закрытой двери гостиной. Ее охватило странное убеждение, что завтра она расстанется с Гаем навсегда. События сегодняшнего дня как бы подтверждали это. Она лишь играет в свою мечту, гоняется за солнечным зайчиком, тщетно пытаясь поймать его. Пришло время спуститься на землю и найти свое настоящее место.

Вернуться к скромной работе в конторе мистера Манкрофта… Если он еще захочет взять ее! Кармела и Гай любят друг друга. Он любил ее шесть лет назад и, несмотря на постигшее его разочарование, продолжает любить. Кармела вышла за кого-то замуж, а Гай не может простить ей это. Поэтому они оба сейчас несчастны, и он готов жениться на ком угодно. Ему нужен наследник, а Роз может стать «прекрасной женой». Конечно, он нежно относится к ней. Роз в этом нисколько не сомневалась. Но разве достаточно для счастья иметь нежного мужа? А ребенок? Гаю он нужен, как наследник его громадного состояния. Неужели деловые интересы возобладают и здесь?

Роз в раздумье тихо вошла в гостиную и застыла на месте. Гай и Кармела стояли перед камином. Кармела обвивала руками его шею, а лицом уткнулась в плечо. Казалось, у нее нет сил поднять голову — так она была несчастна. Гай в раздумье склонился над ней.

Роз слышала, как в тишине тикают часы на столе. Тут они заметили ее и отпрянули друг от друга. Кармела выглядела смущенной.

— О! Извини, моя дорогая… — Она вновь владела собой. В ее голосе появились даже раздраженные нотки. — Если ты всегда будешь подкрадываться незаметно, то тебя ждет еще немало потрясений в этом доме… А кто тебе звонил?

— Доктор Картер, — машинально ответила она. — Завтра он будет здесь.

— Картер? — резко переспросил Гай. Кармела нежно прижала свой пальчик к его губам.

— Это я пригласила его. Я знаю, что его интересует Роз, вот он и приедет на венчание. Еще я подумала, что он может быть твоим шафером.

Гай что-то прорычал. Ярость и негодование бушевали в нем.

— Я сам найду себе шафера, — резко бросил он Кармеле. — В любом случае… — Тут он заметил, что Роз собирается уйти. — Роз! — Он бросился к ней, но она стремительно убежала к себе в комнату. Гай в отчаянии обернулся к Кармеле.

— Ты должна позвать ее, — сказал он. — Я поговорю с ней. Кармела, мне надо ей все объяснить.

Кармела с многозначительным видом отрицательно покачала головой.

— Сейчас это будет нелегко, лучше позже. Оставь ее, дорогой. Завтра все и объяснишь. Но я не думаю, что Роз достаточно подготовлена к такому разговору, — произнесла она, и в ее глазах зажглось мрачное удовлетворение.

Оглавление

Обращение к пользователям