Припять

«…сообщает, что в связи с аварией на Чернобыльской атомной электростанции в городе Припяти складывается неблагоприятная радиационная обстановка. Партийными и советскими органами, воинскими частями принимаются необходимые меры», — вещал металлический голос уличного репродуктора.

Дайс огляделся и нашел на столбе с разбитым фонарем рупор громкоговорителя. Фонарь — вдребезги, а этот целехонький и транслирует. Да как, аж уши закладывает.

«…обеспечения полной безопасности людей, и в первую очередь детей, возникает необходимость провести временную эвакуацию жителей города в населенные пункты Киевской области».

Трансляция прервалась шумами и скрежетом. Прокашлявшись, динамик продолжил орать на всю округу.

«…дому сегодня, двадцать седьмого апреля, начиная с четырнадцати ноль-ноль часов, будут поданы автобусы в сопровождении работников милиции и представителей горисполкома. Рекомендуется с собой взять документы, крайне необходимые вещи, а также, на первый случай, продукты питания».

— Что за хрень? — спросил Дайс.

— Зона, — пожал плечами Бакс. — Скучно ей, вот и развлекается. То газеты прошлого века где ни попадя разбросает. То центральное вещание наладит. Сейчас вот историю свою рассказывает. А в Мертвом городе как-то раз Бетховена исполняла.

— Помню, помню я ту ночку. Время три часа, только сменился и прилег. И вдруг по ушам — та-да-да-дам, та-да-да-дам. — Капрал басом взял первых два аккорда. — Ты прикинь, психическая атака. Я с кровати подскочил, винтовку хвать и на улицу. Мужики в одних подштанниках вылетают: где противник, куда стрелять. Вычислили динамик, дуршлаг из него сделали, а он не унимается — та-да-да-дам. И так по кругу.

«…Руководителями предприятий и учреждений определен круг работников, которые остаются на месте для обеспечения нормального функционирования предприятий города. Все жилые дома на период эвакуации будут охраняться работниками милиции. Товарищи, временно оставляя свое жилье, не забудьте, пожалуйста, закрыть окна, выключить электрические и газовые приборы, перекрыть водопроводные краны. Просим соблюдать спокойствие, организованность и порядок при проведении временной эвакуации».

Запись закончилась. Не успели выйти со двора, и аномальный радиоузел запустил пластинку с начала.

— Повторяется, — заметил Ангел. — Я не про содержание, про приемчики говорю.

— Старую собаку новым шуткам не научишь, — пожал плечами Капрал.

Город Припять строили ударными темпами в начале семидесятых. Удобный получился город, просторный. Предусмотрели все: скверы, кинотеатры, магазины, дома с мозаичными панно на стенах и широкие проспекты. Для людей строили квартиры с хорошей планировкой, правда, в строгом соответствии с тогдашними нормами — по девять метров жилой площади на человека. Город должен был стать яркой открыткой. Таких в бывшем Союзе всего-то десяток и было. Учли все, кроме аварии на ЧАЭС. В результате за один день спешным порядком эвакуировали почти пятьдесят тысяч человек. Покинутый город со всеми его уже никому не нужными удобствами и комфортом постепенно зарастал чернобыльником. Еще до второй аварии в Припяти стали находить мутировавшие мхи. Устроители вошедших в моду Чернобыль-туров рекомендовали туристам обходить по широкой дуге ярко-зеленые пятна и черные плеши на открытых пространствах. Тогда же стали появляться и первые мутанты, безобидные уродцы. Только в воду, пожалуй, соваться не следовало. Местная рыбка стала очень прожорливой и агрессивной. На размер добычи особого внимания не обращала и действовала по принципу «не съем, так понадкусываю».

Вторая авария на ЧАЭС изменила город до неузнаваемости. У большей части домов стены поплыли. Исчезли последние следы мозаичных панно. Теперь на улицах высились грязно-бурые чудовищные строения с пустыми глазницами окон. Аномалии неспешно прогуливались по широким проспектам и скверам в буквальном смысле слова. Даже те, что в других областях Зоны вели исключительно оседлый образ жизни, в Припяти запросто становились кочевниками. Улицы заполнили существа пострашнее двухголовых ужей из старых добрых времен Первой катастрофы. Положим, монстров здесь было поменьше, чем в Рыжем лесу или в окрестностях Янтаря, зато зомби хватало с избытком.

Строго говоря, относительно доступным остался только один сектор города, где-то восьмая его часть. Над остальной Припятью висел вечный тяжелый туман. Те, кто пытался проникнуть за его границы, возвращались ни с чем — слишком плотное кольцо аномалий. Или не возвращались совсем. Возможно, если Зона решит разродиться еще одним мощнейшим выбросом, и те края откроются, как было в свое время с Лиманском.

В данный момент Припять стала последним оплотом «Монолита». Потеряв былую мощь, вытесненная с других позиций, группировка превратила город в неприступный рубеж обороны на подступах у ЧАЭС.

Наемники вышли на проспект. Мартин остановил отряд прямо на середине проезжей части, неторопливо достал сигарету и закурил.

— Чего стоим? — поинтересовался Роджер.

— Ждем, — ответил Мартин и распорядился. — Посматривайте по сторонам, мужики. Помните: мы в гостях. Без нужды не стрелять. Особенно по патрулям «Монолита».

Хорошо так сказал, как будто они в тире, а патрульные мишенями подрабатывают.

Стремная позиция, если честно, со всех сторон открыта. Опять же встречать дорогих гостей прибыла делегация зомби и совсем не с цветами. Ну, после сафари в подземельях эти так, семечки. Отстрелили по-быстрому пару голов, и ажиотаж спал.

Ждать пришлось недолго.

Дайс первым заметил патруль «Монолита» — тяжеловооруженные сталкеры в серо-белых комбинезонах. Дал знать Мартину. Тот тихо сказал:

— Мужики, всякое может случиться. Оружие опустите стволами вниз, но не расслабляйтесь. Бакс, давай выпускай ворон.

Наемник открыл клетку. Ничего. Ни одна птица не проявила желания покидать обжитое и безопасное гнездо. Привыкли за дорогу.

— Вот ведь дуры! — выругал сообразительных птиц Бакс и интенсивно встряхнул клетку. — Пошли, пошли, кому сказал.

То ли воронам не понравилась штормовая качка, то ли — нелестный отзыв об их умственных способностях. Птицы начали выпрыгивать из клетки на асфальт, однако взлетать не торопились. Ангел наподдал самой откормленной особи ногой под зад, ловко так свечкой верх запустил. Та с возмущенным карканьем захлопала крыльями и пошла по кругу. Наемники шуганули и остальных, через пару секунд в небе над проспектом начался отчаянный гвалт.

Сталкеры остановились поодаль, наблюдая за клоунадой людей и птиц.

Мартин вышел вперед и крикнул:

— Мы пришли с миром!

На ум ему пришла фраза: «А других голубей у меня для вас нет». И он широко улыбнулся.

Рослый, крепкий сталкер выступил навстречу наемнику и распорядился:

— Оружие разрядить и поставить на предохранитель. Вам нечего опасаться, в Припяти вы под защитой «Монолита». Следуйте за мной.

«Следуйте за мной» в исполнении серых сталкеров выглядело так. Монолитовцы взяли наемников в кольцо и двинулись по улице мерным шагом, хочешь не хочешь, а проследуешь.

Странный они народ, неразговорчивый и деревянный какой-то. По дороге к школе и между собой только по делу общались, и то коротко. Наемников же и вовсе игнорировали, будто и нет их здесь. Дайсу особенно был любопытен старший патруля. Серьезный такой мужик. Команды его с полуслова выполняют. К оружию привычный, сразу видно. И вот такой человек цепляет на себя поверх защитного костюма и снаряжения драную тряпку — может, когда-то она и была плащом, но теперь превратилась в сплошные лохмотья. Что за символ такой сакральный? Видно, правду о них говорят — сектанты.

А дядьки-то суровые, шутки шутить не умеют. Сунулся было к патрулю кабанчик на зуб попробовать. Приняли его в пять стволов и в пару секунд угомонили. С аномалиями ребятки поступали своеобразно. Обходили их на минимально возможном расстоянии, словно бы демонстрируя: мы здесь хозяева, а вас терпим. Тут, кстати, приключилась забавная конфузия. Парочка чешских ворон увязалась вслед за «благодетелями». Кто его знает, что им в голову взбрело. Сначала на расстоянии держались. Потом осмелели и летели вровень с отрядом. Да только не долго. Опыта-то нет, в Зоне первый раз на собственных крыльях. Одна разлетелась и попала в «карусель». Была ворона, и нет ее, только ошметки и перья во все стороны. Вторая же метнулась прочь и, то ли со страху, то ли по нужде, освободила кишечник прямиком на бандану командира патруля. Тот виду не подал, но стал посматривать на наемников, не улыбается ли кто. Мужики крепились.

«Нехорошо получилось. Птичку жалко», — подумал Дайс. Его начала понемногу раздражать театральная брутальность сталкеров.

Показалась школа. Название мирное, а по факту — настоящий укрепрайон: траншеи, спирали Бруно, огневые точки с пулеметами. Нехилое снабжение у «Монолита».

На школьном крыльце в расслабленных позах сидели, покуривая, два человека. Дайс присмотрелся, вроде видел их уже. И точно.

— Гляди-ка, брате, Котяра на солнышке греется, — сказал Ангел.

«Второй, значит, Джузи, — решил Дайс и озадачился. — Почему не Джузеппе? Странно взрослого дядьку уменьшительным от полного имени величать».

— Халявщики, — буркнул Капрал.

— Да ладно тебе, у каждого свой наряд. — Ангел поднял руку в сербском приветствии — три пальца вверх. — Здорово, мужики!

Те вскочили как по команде и замахали в ответ.

Встреча на Эльбе, на Припяти, то есть.

— Ваши люди останутся здесь, — распорядился старший патруля. — Порекомендуйте им не выходить за пределы охраняемой территории.

Вежливый, «порекомендуйте».

«Вот нас и интернировали», — подумал Дайс.

Мартин пожал плечами и промолчал. Слова монолитовца наемники и так слышали, истолковали их правильно, а дублировать чужие приказы он не нанимался. А вот какой будет его собственный приказ, еще посмотрим.

— Следуйте за мной.

Ну вот и Мартину распоряжение выдали.

Сталкер повел наемника через улицу в КБО «Юбилейный». Довольно странно видеть в Зоне хорошо сохранившееся здание с минимумом естественных и рукотворных разрушений.

На подступах к КБО охрана была плотнее, пулеметов побольше, а проход в заграждениях перекрывал БТР, старенький, но вполне рабочий. Ну ясно, кто тут заседает.

Поднялись на второй этаж. Не сказать, чтоб идеальный порядок, но стекла в основном целые, обгорелых стен, обвалившихся потолков, трещащих под ногами полов и ломаной мебели нет. Даже прибрано, не везде, конечно. Насколько Мартин знал, раньше, до катастрофы, на втором этаже здания располагалась административная часть, кабинет директора, бухгалтерия и подсобки. А теперь тут небось приемная министерства иностранных дел группировки. Наемник подметил, что монолитовец ведет его в секцию этажа, примыкающую к глухой стене. Грамотно, в фойе и кабинетах окна простреливаются, а там можно не опасаться снайперов.

Зашли в подсобку. Там за письменным столом расположились двое. Между ними лежала шахматная доска. Надо понимать, стратеги-интеллектуалы даже на отдыхе оттачивают мастерство. Вот только Мартину мозги пудрить не надо, всякого повидал.

Вон тот, аскетичного вида мужчина с резкими чертами лица, в строгом старомодном костюме, должно быть, Наставник. Поза у него хозяйская. Следовательно, деятель в сталкерском комбинезоне — кстати, ему мат в два хода — представитель «Пельцер-Гальбах».

— Наемник по вашему приказанию доставлен, — деревянным голосом доложил сталкер.

— Ступай, Влад. — Наставник отослал сталкера и обратился к Мартину: — Ты прибыл вовремя. «Монолит» ценит в людях точность и обязательность.

Лидер группировки, или по крайней мере один из ее высших иерархов, выбрал ту же манеру общения, что его подчиненный. Тем не менее наемник подметил: если для сталкера она была естественной, то для Наставника напускной, официальной.

— Должен заметить, господин Наставник, «Пельцер-Гальбах» разделяет ваши ценности, — подал голос представитель фирмы.

Весьма опрометчивое заявление. В данный момент ценности «Монолита» разделяют с автоматом в руках где-нибудь на Радаре в траншее под огнем бойцов «Свободы». И ей-ей, Наставник с удовольствием избавился бы от немца, отправив его на фронт, но обстоятельства вынуждали его терпеть компанию менеджера среднего звена.

— Благодарю вас, господин Краузе, — сухо сказал монолитовец. — Приступим к делу.

— Я должен убедиться, что концерн получит за свои деньги именно действующий образец, — проявил неожиданное служебное рвение Краузе.

Щека Наставника чуть заметно дернулась.

— Разумеется. Вас проводят и покажут оружие. Затем вы сделаете перевод.

— Я полагал, вы захотите лично присутствовать при совершении сделки, — несколько смутился немец.

— Сделку я заключил с господином Штайнхорном. И не вижу смысла присутствовать при совершении рутинных действий. Платежи принимает бухгалтер. Оружие выдает оружейник.

Вот это срезал, так срезал! В порошок растер менеджера среднего звена. Поделом тебе, дружочек, работаешь курьером, знай свое место.

На пороге комнаты вновь появился Влад. Мартин не слышал, чтоб Наставник его звал. Подслушивание под дверьми исключено, предварительная договоренность, дескать, зайдешь через пять минут, дала бы временной лаг. Разговор мог затянуться или закончиться раньше. Выходит, правду говорят, что иерархи «Монолита» могут общаться с адептами группировки ментально.

«Веселенькое местечко, — подумал наемник. — Кругом одни мутанты».

— Влад, проводи гостя.

«Гостя?»

— Наемник, останься. Я хочу знать детали обеспечения вывоза товара.

Господина Краузе вывели за дверь.

— Присаживайтесь, Мартин, — сказал Наставник совершенно нормальным будничным тоном — куда только подевались скрипучие деревянные нотки — и указал на стул напротив себя.

Наемник не стал отнекиваться, сел и дипломатично спросил:

— Чем обязан?

— Мне ничем. Пока ничем, — улыбнулся монолитовец странной, словно бы вымученной улыбкой. — Себе многим.

Ну это понятно, «сэлф мейдид ман», и все такое. Поближе к теме.

— Видите ли, молодой человек, «Монолит» ценит не только точность и обязательность. Вопреки тому, что о нас болтают, мы ценим профессиональные знания и талант. У вас есть и первое, и второе. Вы спланировали и провели великолепную операцию. Признаться, я давно не видел такого глубокого и интуитивного понимания Зоны. Примите мои поздравления.

Помолчал и предложил:

— Не хотите по завершении контракта вернуться в Зону и поработать на нас? Грядут большие перемены и славные свершения. Наши интересы не ограничиваются Зоной. Я уверен, со временем вы сможете занять высокий пост в иерархии «Монолита».

— Я работаю за деньги, — напомнил Мартин.

— Мы обеспечим вам достойное вознаграждение.

«Знаешь, дружок, у меня несколько иные представления о достойном вознаграждении и как его надо тратить, — подумал наемник. — Не улыбается остаток жизни по Припяти маршировать, как твой Влад, и терпеть ворон, срущих на голову».

— К сожалению, в данный момент я уже связан обязательством и привык держать слово. Вынужден отказаться от вашего предложения.

— Я не тороплю вас, — сказал Наставник. — Завершите контракт с «Пельцер-Гальбах», подумайте и возвращайтесь.

Немного помолчал и добавил:

— В Припять вошли люди Волкодава. Их видели на базе наемников Лешего в госпитале.

Мартин намек понял.

— Благодарю. Сожалею, и все-таки — нет.

— Что ж, считайте, этого разговора не было. — Наставник поднялся. — У руководства «Пельцер-Гальбах» странные причуды. Штайнхорн настоял на самостоятельной организации доставки товара. Я дал ему обещание не вмешиваться и тоже привык держать слово. Прощайте, Мартин.

Господин Краузе ждал наемника на первом этаже у выхода. В руках он держал алюминиевый кофр. Крепенько так держал, штука драгоценная. Мартин прикинул размер ящика, гаусс-пушка не превышала габаритами классическую снайперскую винтовку.

— Господин Краузе, у нас серьезная проблема.

— Что случилось? Что сказал вам этот напыщенный индюк?

— Пойдемте. — Мартин увлек его на улицу. — По дороге расскажу.

Наемники оккупировали в школе физический класс. Тут и водопровод, хотя в Припяти лучше обойтись собственными запасами, и вытяжной шкаф имеется, костерок разложить можно. И, что весьма важно, рядом запасной, на случай пожара, выход предусмотрен.

Обсуждали приключения обоих групп.

— В следующий раз хрен я пойду в Зону сталкером, — объявил Кот.

Кстати, квалификация в этом вопросе у него была покруче, чем у Ангела. Потому Мартин и наладил его в автономное плаванье.

— Прикиньте, мужики. Ни тебе рациона нормального — одни сухпаи, — продолжил он. — Ни ночевки дельной. Я реально отсырел. Да еще этот боров чуть в ручье не утоп.

— Ты про Джузи? — невинным тоном спросил Капрал.

— Джузи непотопляем по умолчанию, — отмахнулся тот.

Наемники заржали.

— Слышь, мужик, ты чё про меня сказал? — с запозданием подозрительно спросил виновник торжества.

— Ну, ты же у нас морпех, плаваешь, как тюлень.

— А… — успокоился тот.

— Короче, бескормица и скука смертная, а у вас и харчи, и веселье, — закончил Кот.

— Там, где батька Ангел, с едой проблем не бывает, — согласился Капрал и вздохнул. — Только веселье у нас криво пошло. Троих потеряли.

Серб порылся в рюкзаке и выудил бутылку двенадцатилетнего «Джемисона».

— Помянем, мужики. Пусть им спокойно лежится.

Разлили. Встали, помолчали. Выпили. И снова потек неторопливый разговор.

Мартин принес дурную весть.

— Волкодав в Припяти.

— Шустрый, сука. Рыжим лесом прошел, — процедил Капрал. — Наверняка долговцы цинканули. Где он сейчас?

— В госпитале на базе Лешего.

— Леший против «Псов» не пойдет, маловато у него людей, — прикинул Бакс. — Против нас тоже не выступит. Мужик нормальный, с понятиями.

— Проблема-то в чем? — встрял Джузи. — Мы на территории «Монолита», «псу» зубов не хватит нас отсюда выцепить.

— Наставник объявил нейтралитет, — сообщил Мартин. — Монолитовцы снимают посты у школы.

— А пулеметы нам оставят? — не унимался бравый морпех.

— Оставят — не оставят, какая разница, — буркнул Капрал. — Ты в Припяти до третьего взрыва сидеть собираешься?

Резонный вопрос.

— Знаю, в Зоне той же дорогой не возвращаются, — сказал Кот. — И все же, может, рискнем, командир. Если от «псов» не оторвемся, нам крышка.

Мартин отрицательно покачал головой.

— Даже если пройдем туннель, на Янове нас встретит «Долг».

Он специально дал людям высказаться. Его собственный план по степени безумия, пожалуй, даже превосходил вариант возврата на «Юпитер».

Мартин порылся в ящиках учительского стола, нашел мел и набросал на доске схему Припяти.

— Смотрите. Вот мы. На западном фланге река. С тыла ЧАЭС. «Псы» наверняка перекроют нам выход в южные и восточные кварталы. Пусть. Туда мы и так не пойдем. Нам надо попасть вот на эту площадь.

Он пометил на схеме точку у восточной стены здания кинотеатра «Прометей».

— Ты достал нам контрамарки на ночной сеанс? — спросил Бакс.

— Кое-что получше. — Мартин улыбнулся. — Билеты на выход из Зоны. Мы эвакуируемся на вертолете.

— Ну ты даешь, командир, — покачал головой Ангел. — Мог бы и раньше намекнуть, что за нами транспорт вышлют.

И спросил по-немецки у господина Краузе, когда вертушка будет.

— О какой вертушке вы говорите? — не понял тот.

— Ну, вертолет от вашей фирмы, — пояснил серб. — Когда он прилетит?

— Впервые слышу. «Пельцер-Гальбах» не планировала полеты в Зону, — сказал Краузе и пустился в объяснения: — Получить разрешение невозможно даже с нашими связями.

— Ни хрена не понял, — почесал в затылке Капрал.

— На площади у кинотеатра потерпел аварию вертолет армии Украины.

Наемники уставились на Мартина как на тяжелобольного.

— У машины вышла из строя электроника и сломано шасси. Жесткая посадка, — невозмутимо продолжил он. — На МИ-24 я еще не летал, но думаю, вполне справлюсь.

— Ну и как ты его поднимешь, с мертвой электроникой? — спросил Кот. — Пердячим паром?

— Двигателем и винтами. Зона сломала, Зона и починила.

Дайс ушам своим не верил. Все обсуждение казалось ему сплошным бредом.

— Это кто ж тебя надоумил? — не выдержал он.

— Рэд Шухов, — улыбнулся Мартин и спросил: — «Телепорт» в Лиманске помнишь?

— Все, мужики. Кончай базар, собираемся, — закрыл дискуссию Ангел. — Ко се врабаца боjи, нека не сеjе просо.[33]

Мартин разделил бойцов на три группы. Он сам, Дайс и господин Краузе пробираются к вертолету, обследуют и запускают машину. В это время дозор из трех бойцов имитирует разведку и начало прорыва отряда на восток. Остальные наемники удерживают окрестности школы, поддерживают огнем отход передовой группы и вместе с ними организованно отступают к кинотеатру.

Командование отвлекающим маневром он поручил Коту, отрядив под его начало Джузи и Питона.

Котяра перед выходом построил своих людей в спортзале и провел краткий инструктаж.

— Вопросы есть? — спросил он в конце.

— Никак нет, сэр! — гаркнул Джузи и осклабился. — Не тяни резину.

Бывший морпех — мужчина неслабых габаритов — подошел к делу как учили: повязал на голову бандану, вымазал лицо гримом, когда только успел, и перепоясался пулеметными лентами — у него был немецкий MG-4.

— Джузи, он итальянец? — тихо спросил Дайс у Капрала.

— Он полено, — ответил тот и улыбнулся. — Буратино бронебойный.

Дайс выстроил в уме цепочку — папа Карло выстрогал куклу из полена, которое ему подарил столяр Джузеппе — Джузи.

Меж тем Капрал подошел к мужикам и в шутку скомандовал:

— Отделение. Равняйсь, смирно!

Те вытянулись.

— Как твое имя, сынок? — спросил он у Джузи.

— Джон Рэмбо, сэр! — проревел тот хрипатым басом.

— Зачем ты здесь?

— Я здесь, чтобы убивать!

— Держи, Терминатор. Пригодится. — Капрал передал ему пару гранат. — Удачи, мужики.

Кот увел своих.

— Пошли и мы, — распорядился Мартин.

Наемники разделились. Люди Ангела вышли из спортзала на улицу и заняли покинутые монолитовцами позиции. Мартин прошел школьными коридорами и вывел господина Краузе и Дайса наружу с противоположной стороны задания. Они укрылись за бруствером пулеметного гнезда у северного прохода в заграждениях.

От школы до кинотеатра должно быть четыре сотни метров по открытой местности. Восемь сотен шагов по Припяти, и каждый из них может стать последним. Мартин внимательно изучал предстоящий маршрут в бинокль.

— Это чистое безумие. Вы сумасшедший, — проняло немца. — Вертолет неисправен! Даже если получится запустить двигатель, эта чертова штука развалится прямо в воздухе. У меня предчувствие. Говорю вам, она развалится!

«Не развалится. Движок откажет, как только мы из Зоны вылетим», — посвящать господина Краузе в подробности Мартин не собирался, а потому просто сказал:

— Отдайте мне кофр и можете оставаться. У меня предчувствие, Наставник обрадуется встрече с вами.

Немец заткнулся и покрепче вцепился в чемодан с винтовкой Гаусса.

Мартин решил добраться до кинотеатра несколькими перебежками. Поначалу его внимание привлекла пара точечных многоэтажек на правом фланге. Разглядел висящую между домами здоровенную «лозу» и решил не рисковать. В побегах мутировавшей лианы частенько прячутся «кометы», а на земле в изобилии скапливаются кислотные аномалии. Придется идти зигзагом.

Он передал бинокль Дайсу.

— Справа, сто метров — трансформаторная будка. Останавливаемся и осматриваемая. Следующая остановка — одноэтажное здание прямо от нас. Видишь вывеску «Продукты»? — спросил Мартин.

Дайс кивнул.

— Дальше через сквер до угла кинотеатра, это самый длинный участок. Последняя точка — вертолет на северо-восточной оконечности площади. Отсюда не видно, статуя закрывает.

Дайс посмотрел в указанном направлении. Занятная композиция. Нехилого сложения мужик в набедренной повязке, в падении на одно колено — между прочим, на груду камней — ловит вытянутыми руками развевающуюся тряпку.

— Я пойду первым. Краузе, вы за мной. Дайс, прикрываешь тыл. Краузе, идете по моим следам, буквально. Струсите и побежите, пеняйте на себя. Учтите, у меня приказ от вашего шефа: вывезти товар любой ценой. Лично вы корпоративной ценностью не являетесь. Ясно?

Менеджер среднего звена обреченно кивнул.

— Дайс, братишка, это тот самый вариант, когда сначала стреляешь, не думаешь и снова стреляешь во все, что движется. Вывернешь себе шею, крутя башкой на триста шестьдесят, оплачу твое лечение из своего кармана. Прохлопаешь, нам не светят похороны даже за социальный счет. Я на тебя рассчитываю, мужик.

Мартин посмотрел на часы и закончил:

— Пока ждем, глушитель к стволу приверни. Дробовик используешь, если уж совсем припрет.

* * *

«Я здесь, чтобы убивать». Джузи ответил истинную правду. Парень не испытывал маниакального удовольствия от лишения жизни себе подобных, он просто делал свою работу. И делал ее хорошо.

Пулемет в лапищах наемника сидел как влитой. При желании он мог прицельно стрелять из него, как из охотничьего ружья.

«Огонь», — тихо скомандовал Кот.

К «Псам» у наемника был особый счет.

«Я здесь, чтобы убивать».

Джузи буквально выкосил кусты, в которых засел вражеский секрет, теперь уже бывший, и попер вперед буром, расчищая себе дорогу злыми очередями. В атаке пулям кланяться — только время терять.

Кот и Питон поддержали его с флангов огнем из подствольников.

И началась пляска смерти.

* * *

— За мной! — скомандовал Мартин и скорым шагом вышел за проволочное ограждение.

Где-то там, позади, лупили из подствольников. Хлопки взрывов сплетались с лаем «МГ». Пулемет вышивал равномерно и густо. Доносилась и ответная стрельба. На слух Дайс определил винтовки «М-16» и «ФН ФАЛ».

Вскоре и ему нашлась работа. Справа, чуть позади, треснул одиночный выстрел из «АК». Наемник резко обернулся и увидел ковыляющую человеческую фигуру в военном комбинезоне. Зомби. Дайс тут же засадил порцию свинца в голову бродячему мертвецу, переведя его в разряд лежачих покойников.

Краузе, озираясь по сторонам, замешкался, и Дайс слегка подтолкнул его в спину.

— Давай, давай. Не тормози. Тебе что шеф сказал: след в след.

Немец ускорил шаг.

* * *

Капрал прислушался к звукам боя.

— Кажись, наши на проспект вышли. Слышишь, как Джузи шмаляет? Точняк вдоль улицы хлещет.

— Неспокойно мне что-то, — сказал серб. — Вот ты бы как сейчас на месте Волкодава поступил?

— Ну, если по науке, то отсечь передовой дозор от основных сил… — начал тот.

— Это по науке, — перебил его Ангел. — У нас всего девять рыл, и «псу» про то известно. Теперь прикинь. Кот встал и держит проспект. Значит, он уже не передовой дозор, а фланговый. Дальше объяснять?

Капрал, ни слова не говоря, подхватил «Миними» и побежал к блиндированной мешками с песком огневой точке на углу позиции — оттуда хорошо простреливались подступы к школе со стороны госпиталя.

— Роджер, двигай за мной, — скомандовал Ангел. — Бакс, остаешься здесь. Прикрой фронтальный сектор.

* * *

— Джузи, стрелок в окне на два часа! Третий этаж! — крикнул Кот, ведя беглый огонь по перебегающим проспект силуэтам. — Заткни его.

Наемник развернулся и дал очередь по окнам.

— Питон, гранату!

Снайпер в городском бою на одном месте не сидит. У него загодя точки пристреляны. Отработал и отходит в глубь квартиры. Гранатой его выковыривать надо.

— Питон, твою дивизию!

Джузи выпустил еще одну очередь и скосил глаза. Потом и обернулся.

Питон сидел на поджатой под себя левой ноге, косо навалившись боком на стену, правая нога наемника отъехала вперед и в сторону. Потому, наверно, и не упал. Голова безвольно свесилась на грудь. По комбинезону расплылось кровавое пятно.

Отвоевался парень.

— Кот, нас двое! — крикнул Джузи.

* * *

Матерый припять-секач с хрустом выломился из переродившихся в заросли кустов барбариса возле «Продуктов» и ринулся на наемников. Мартин и Дайс приняли зверюгу в два стола. Упорный попался, еле угомонили.

Во время стычки с монстром Краузе проявил сообразительность и шустро залег.

— Подъем, коммерция. Команды «привал» не было, — беззлобно прикрикнул на него Дайс. — Потом памперс сменишь.

Немец, чертыхаясь, поднялся.

— Тихо. — Парень прислушался. — Мартин, «Миними» работают.

— Слышу.

У школы нарастала перестрелка. Патронов и гранат там не жалели.

«Черт, рановато. Рановато».

— Идем прямо к постаменту, — решил Мартин. — Выскочит кабан, бей из подствольника и ходу.

Правильно, теперь главное — скорость.

У школы несколько раз подряд бухнули взрывы РПГ.

* * *

— Брате, ты живой?

— Есть немного, — прохрипел Капрал, отпихнул придавивший его мешок с песком и выбрался в траншею из развалин пулеметного гнезда. — У нас чего, менопауза?

— Отогнали их маленько, — ответил серб, перезаряжая подствольник. — Роджер сбоку зашел, гранатометчиков положил.

Капрал огляделся:

— Роджер, мужик, ты где? С меня причитается.

— На том свете сочтетесь, — буркнул Ангел и прикрикнул на друга. — Шевелись! Не стой столбом, а то раньше времени встретитесь. Сейчас снова начнется.

Капрал встряхнул «Миними» и передернул затвор.

— Эй, парни, вы там как? — подал голос Бакс.

— Одним куском, — отозвался Ангел. — У тебя что?

— Кажись, Кот к нам отходит. Встречаем.

Перестрелка у детского сада откатывалась к школе.

* * *

Джузи и Кот отступали перебежками к школе, прикрывая друг друга. У автоматчика закончились выстрелы к подствольнику. Зато у «псов» их было в достатке.

Джузи посекло осколками плечо. Он не заметил ранения, боль приходит позднее. Даже накати она немедленно, он продолжил бы делать свою работу. Другой не знал, да и не хотел.

Близкий взрыв сзади швырнул наемника на землю. Спину будто кипятком обварило. Он попытался встать и не смог, не чувствовал ног, словно бы их и не было от рождения. Помогая себе руками, перевалился на бок, достал капралов подарок, выдернул зубами чеку, размахнулся и швырнул гранату в сторону «псов».

«Я здесь, чтобы убивать».

— Кот, ты один! — дотянулся до пулемета, подтащил его к себе и откинул сошки. — Уходи, я прикрою.

* * *

Дайсу показалось, прежде чем они добрались до постамента, миновала целая вечность. Глянул на часы и удивился, с момента старта от школы прошло всего восемь минут.

Вертолет находился там, где и обещал Мартин. Ми-24 стоял с перекосом назад и на сторону сломанного при ударе о плиты площади шасси. По счастью, крен не должен был помешать вращению несущих винтов.

— Вперед! И смотреть в оба!

Мартин осторожно обошел машину кругом. Остановился у открытого бортового люка и прислушался. Заглянул в грузовой отсек.

— Дайс, держи площадь, — велел он, ступил на подножку и исчез в чреве машины.

Прошла минута, другая.

— Отойдите подальше. Запускаю, — крикнул Мартин изнутри.

Дайс ухватил Краузе за рукав и потащил его за собой, отбежал от вертолета и обернулся. Командир смотрел на них из пилотской кабины. Наемник сжал кулак и показал ему оттопыренный большой палец.

— Давай!

Двигатель чихнул и выплюнул клуб сажи из выхлопной трубы. Завелся и стал набирать обороты с мощным нарастающим свистом.

Мартин посмотрел на Дайса, сжал кулак и показал ему оттопыренный средний палец.

* * *

Бакс остался лежать в развороченном взрывами пулеметном гнезде у южного прохода в заграждениях. Вражеский снайпер застрелил Кота на школьной крыше.

Вертолет шел на бреющем полете над рекой Припять, унося четверку уцелевших наемников прочь из проклятого города.

 

[33]Сербская поговорка, смысловой аналог «волков бояться — в лес не ходить».

Оглавление