Глава одиннадцатая

1

Двое мужчин появились на тропинке, огибавшей озеро, и подошли к Фреду Брэдфорду, который сидел у своего домика и читал газету.

Он только что позавтракал, отослал жену с сыном на озеро и наслаждался коротким отдыхом и свободой, прежде чем присоединиться к ним.

Он смотрел на приближающихся мужчин, недоумевая, кто они такие.

Один из них был в форме пехотного майора, другой — в дешевом костюме из магазина готового платья; шляпу он низко надвинул на лоб.

Майор был небольшого роста, светловолосый, с типично армейскими усиками на худом загорелом лице. Взгляд его голубых глаз был прямым и твердым. Его спутник — высокий, грузный, с красным, довольно грубым и обветренным лицом, как догадался Брэдфорд, был полицейским в штатском.

— Мистер Брэдфорд? — спросил майор, останавливаясь.

— Он самый, — ответил Брэдфорд, вставая. — Чем могу служить?

— Фред Брэдфорд-младший? — уточнил майор.

Брэдфорд удивленно взглянул на него.

— Нет, что вы! Это мой сын, — он нервно сложил газету и бросил ее на стул. — Что вам от него нужно?

— Я — майор Делани из полевой службы безопасности, — сказал майор и, указав на своего спутника, добавил: — Это лейтенант Купер из городской полиции.

Брэдфорд почувствовал какое-то беспокойство.

— Рад познакомиться с вами, джентльмены, — сказал он. И после короткого молчания добавил: — Вам нужен мой сын?

— Где он? — спросил Купер.

— На озере, с матерью. А в чем, собственно, дело?

— Мы хотели бы побеседовать с ним, мистер Брэдфорд, — ответил Делани. — Не беспокойтесь, ничего не случилось.

В этот момент на тропинке у озера появился Фред Брэдфорд-младший. Он шел по направлению к домику, фальшиво насвистывая. Увидев двух незнакомцев, мальчик перестал свистеть и пошел медленнее, на лице его появилось выражение озабоченности.

— Вот он идет, — сказал Брэдфорд. Повернувшись к сыну, он окликнул его: — Эй, младшенький, иди сюда. Где мама?

— Валяет дурака на берегу, — ответил мальчик с ноткой презрения в голосе.

— Ты Фред Брэдфорд-младший? — спросил Делани.

— Да, я, — ответил мальчик, разглядывая обоих мужчин.

— Это ты писал? — снова спросил Делани, доставая из кармана блокнот и извлекая из него листок бумаги, по-видимому, вырванный из записной книжки.

Брэдфорд узнал крупные каракули сына.

— Да, я, — повторил Фред-младший.

Он присел на корточки, снял свою видавшую виды соломенную шляпу и начал складывать в нее траву.

Брэдфорд недоуменно спросил:

— Мой сын вам писал?

— Он написал в главное полицейское управление, — ответил Делани. — Он утверждает, что ему известно, где находится угнанная машина-сейф.

Брэдфорд в изумлении уставился на сына.

— Младшенький, что ты затеял? Ты ведь прекрасно знаешь, что не имеешь понятия, где броневик.

Мальчик ответил отцу презрительным взглядом и продолжал наполнять шляпу травой. Потом он нагнулся, погрузил голову в шляпу, натянул ее и поправил, чтобы она сидела прямо.

— Приходится надевать ее таким образом, — сказал он, ни к кому в частности не обращаясь, — иначе трава вываливается наружу. Голове от этого прохладнее. Мое собственное изобретение.

Делани и Купер обменялись взглядами, затем Делани мягко спросил:

— Где же броневик, сынок?

Мальчик сел и закинул нога на ногу.

— Я знаю, где он, — объявил от торжественно.

— Ну вот и хорошо, — сказал Делани, усилием воли подавляя нетерпение. — Где же он?

— А как насчет награды? — спросил мальчик, не сводя пристального взгляда с лица майора.

— Послушай, сынок!.. — сказал Брэдфорд. Он даже вспотел от неловкости. — Ты ведь знаешь, что тебе не известно, где машина-сейф. Ты наживешь большие неприятности из-за того, что задерживаешь этих джентльменов.

— Я прекрасно знаю, где эта машина, — хладнокровно ответил мальчик, — но не скажу, пока не получу награду.

— Хватит, сынок, — уже более резко прервал его Делани. — Если ты что-нибудь знаешь, давай выкладывай. Твой отец прав: ты можешь нажить большие неприятности, если зря тратишь наше время.

— Броневик спрятан в трейлере, — сказал мальчик.

— Послушай, — вмешался Брэдфорд, — мы ведь все это уже обсуждали. Ты не хуже меня знаешь…

— Одну минутку, мистер Брэдфорд, — остановил его Делани, — позвольте, я сам поговорю с мальчиком, — он повернулся к Фреду-младшему: — Почему ты думаешь, что броневик спрятан в трейлере, сынок?

— Я его видел, — ответил мальчик. — Они закрепили две стальные балки под днищем трейлера, чтобы броневик не провалился.

— Кто это «они»? О ком ты говоришь?

— Ну те, кто угнал бронемашину. Кто же еще?

Делани и Купер снова обменялись взглядами. Делани явно заинтересовался услышанным.

— Ты действительно видел бронемашину?

Мальчик кивнул, затем, нахмурившись, снял шляпу.

— Когда ее надеваешь, голове прохладно, — сказал он серьезно, — но потом трава вроде как нагревается, — он выбросил траву из шляпы. — Наверно, надо каждый раз накладывать свежую траву, если уж хочешь, чтобы она холодила.

Он снова принялся наполнять шляпу травой.

— Где же ты видел эту машину? — спросил Делани срывающимся от нетерпения голосом.

Мальчик продолжал горстями рвать траву и бросать ее в шляпу.

— Ты слышал, что я сказал? — рявкнул Делани.

— А что вы сказали? — Фред на минуту прервал свое занятие и посмотрел на майора.

— Я спросил тебя, где бронемашина.

Мальчик опять принялся наполнять шляпу травой.

— Отец говорит, что полиция не выплатит мне награду. Полицейские возьмут ее себе.

Брэдфорд поежился.

— Никогда я ничего такого не говорил, — сказал он сердито. — Как тебе не стыдно болтать глупости.

Мальчик поднял на него глаза, сложил губы трубочкой и со свистом выпустил воздух. Похоже было, будто кто-то разорвал кусок полотна.

— Вот те на! — сказал он, перестав свистеть. — Ты ведь мне как объяснял? Если я расскажу, что бронемашина спрятана в трейлере, полиция подумает, будто ты сам ее спрятал. Еще ты сказал, что все фараоны — жулики.

— Ладно, ладно! Неважно, что там говорил твой папаша, — пробурчал Купер. — Скажи, где ты видел машину-сейф?

Очень медленно и аккуратно мальчик нагнулся над шляпой, сунул в нее голову и натянул ее на уши.

— Я вам ничего не скажу, пока не получу награду, — ответил он, вставая на ноги и глядя прямо в лицо лейтенанту.

— Да? Ну что ж, посмотрим, — лицо Купера стало суровым. — Явитесь оба в полицейское управление, и, если окажется, что все это напрасная болтовня…

— Я все улажу, — негромко прервал его Делани. — Послушай, сынок. Всякий, кто сообщит нам сведения и поможет найти бронемашину, получит награду. Неважно, кто именно это будет. Если твои сведения помогут найти машину, награду получишь ты.

Мальчик несколько секунд изучающе смотрел на майора.

Майор кивнул.

— Честно!

— Вы не отдадите награду отцу? Она достанется мне?

— Тебе.

— Все пять тысяч?

— Точно.

Мальчик довольно долго размышлял. Трое мужчин смотрели на него.

— Без дураков? — спросил он наконец, глядя на майора. — Если я вам скажу, где бронемашина, вы дадите мне награду?

— Без дураков, сынок. Когда у нас в армии что-нибудь обещают, обещания всегда выполняются.

Мальчик снова задумался. Наконец он сказал:

— Ладно, я скажу вам. Их четверо — трое мужчин и девушка. Двое мужчин целый день находились в прицепе. Они выходили оттуда только на ночь. Я видел, как они выходили. Они сказали, что поедут на Рендир-лейк, но это они нарочно врали, а сами поехали к шоссе совсем в другую сторону. Трейлер у них белый, с голубым верхом, — он вынул из кармана сильно замусоленную записную книжку и вырвал из нее листок. — Вот номер машины.

— Но откуда ты знаешь, что машина-сейф в этом трейлере? — спросил Делани, складывая и тщательно пряча листок с номером машины в бумажник.

— Я видел ее, когда те двое влезали в прицеп утром, — сказал мальчик. — Нарочно встал пораньше, чтобы засечь их.

— Но откуда ты все-таки знаешь, что это именно та самая машина?

Мальчик бросил на майора терпеливый взгляд.

— Я прочитал ее описание в газете. Будьте спокойны: та самая и есть.

— Когда они уехали?

— Вчера, примерно в середине дня. Уехали при мне. Они не свернули на дорогу к Рендир-лейк, а взяли курс в горы.

— Мы потеряли много времени, — нахмурясь сказал Делани. — Почему ты не попросил отца позвонить нам по телефону?

— Я просил его, но он не захотел и мне не позволил. Вот почему мне пришлось написать вам. Отец сказал, что все фараоны — мошенники.

Делани и Купер, наверно, целую минуту жестко смотрели на Брэдфорда.

— Я просто шутил, — сказал Брэдфорд каким-то сдавленным и жалким голосом, заливаясь краской. — Я и в мыслях не имел…

— Можешь ты описать этих людей? — Делани опять повернулся к мальчику.

— Конечно, могу, — и мальчик точно перечислил приметы Китсона, Джинни, Джипо и Блека.

Купер записал все это в свой блокнот.

— Ты молодчина, сынок, — сказал Делани, — славно поработал. Я, конечно, представлю тебя к награде, если мы найдем бронемашину.

— Найдете, найдете, что тут думать, — отозвался мальчик. Он снял шляпу и вытряс оттуда траву. — Тут у меня какая-то недоработочка, слишком быстро становится жарко.

Купер сказал с усмешкой:

— Попробуй положить туда немного льда. Это тебя малость охладит.

Фред-младший испепелил его взглядом:

— Что за дурацкая идея? Лед растает.

Делани похлопал мальчика по плечу.

— Я тебя научу, как выйти из положения. Отрежь у шляпы верх, так тебя будет продувать, к тому же ты заведешь новую моду.

Мальчик немного подумал и кивнул.

— Очень разумно. Попробую. На этом можно, пожалуй, заработать неплохие денежки…

По дороге к машине Делани сказал:

— Уехали в горы! Это единственный участок, который мы не проверяли. Возможно, они действительно там.

— Нет, невозможно, — ответил Купер. — Если бы я думал, что туда можно добраться, я давно бы проверил весь этот район. Но туда никак не проедешь. Дорога совершенно размыта. Там есть участок, по которому ни при каких условиях не проведешь бронемашину.

— А вдруг им повезло, — ответил Делани. — Больше искать все равно негде. Я намерен прочесать этот горный район.

Купер залез в машину и завел двигатель.

— Вы что, всерьез собираетесь выплатить мальчишке награду?

Делани сел рядом. В глазах его появилось ироническое выражение.

— Что будет делать десятилетний парнишка с пятью тысячами? Отец у него просто отберет их, — он посмотрел на Купера и улыбнулся, с виду очень искренне. — Мы-то знаем, кто получит награду, верно? Объявлено, что награду получит тот, кто найдет машину-сейф. Думается, мы с вами найдем машину, а значит, награда полагается нам.

Купер с облегчением вздохнул.

— Меня напугал ваш разговор с мальчишкой.

Делани кивнул.

— Я умею обращаться с ребятишками, — сказал он. — Тут главное — полная искренность, иначе они вам не поверят. Лично я всегда славился своей искренностью.

И он рассмеялся.

2

Китсон вернулся на место стоянки чуть позже девяти. На плече он нес лопату Джипо. Рубашка прилипла к его потному телу.

Джинни сидела на большом камне под деревом. Она была очень бледна, в глазах ее стояли слезы.

Блек вывел машину-сейф из прицепа. Он прислонился к задней дверце, прижав ухо к замку. Вслушиваясь, правой рукой он медленно вращал диск.

Китсон положил лопату и подошел к Джинни. Он сел у ее ног, слегка дрожащими пальцами зажег спичку и закурил.

Она положила руку ему на плечо.

— Какая ужасная смерть! — сказал Китсон, накрывая ее руку своей. — И я ничем не мог ему помочь. Он умер, пока я дрался с этой поганой крысой, но и без того мне бы все равно не удалось довезти его до больницы вовремя.

— Не надо говорить об этом, Алекс.

— А как я его похоронил! Закопал как собаку. Он был хороший парень, Джинни. Надо было мне послушать его. Он не хотел браться за это дело, пытался убедить меня бросить эту затею. Лучше бы я его послушался.

— Да, наверно.

— Он говорил, что ничего хорошего из этого не выйдет. И оказался прав. Давай уйдем отсюда, Джинни. Вдвоем — ты и я. Как только стемнеет, уйдем отсюда.

— Да, — ответила Джинни. — Во всем виновата одна я. Никогда не прощу себе, что затеяла это дело. Когда ты ушел хоронить его, я сидела и думала. Теперь я поняла, как ошибалась, какой дрянью я, в сущности, была. Даже если мы сию минуту откроем сейф, я все равно не притронусь к этим деньгам. Я, наверно, просто была все это время не в своем уме.

— Значит, ты согласна уйти со мной? — спросил Китсон, не глядя на нее. — Мы можем попробовать… Как говорится, начать новую жизнь. Выходи за меня, Джинни.

— Если ты этого хочешь, — ответила она. — Но ты ведь не веришь всерьез, что нам удастся спастись. Рано или поздно они нас схватят.

Китсон погасил сигарету и отбросил ее.

— Нам может повезти. Стоит попробовать. Мы возьмем «бьюик» и двинемся к мексиканской границе. Они не знают наших примет. Если только мы доберемся до Мексики…

Блек крикнул:

— Эй, Китсон! Иди сюда! Чем ты занимаешься? Иди сюда и помоги мне.

Китсон и Дженни обменялись взглядами, Китсон встал и направился к бронемашине.

— Ты умеешь обращаться с автогеном? — спросил Блек. Лицо его сосредоточено и напряжено, глаза дико блуждали.

— Нет.

— Значит, сейчас самое время научиться. Мы должны прожечь насквозь этот проклятый ящик и добраться до денег. Давай помоги мне с баллонами.

— Я делать ничего не стану, — спокойно ответил Китсон.

Блек изумленно взглянул на него.

— То есть как? Нам ведь надо открыть сейф, верно?

— Мне не надо, — ответил Китсон. — Выхожу из игры. С самого начала не надо мне было лезть в это дело. Открывай сам. Сумеешь — все деньги твои. Я в этом больше не участвую.

Блек глубоко втянул в себя воздух.

— Слушай, ты, подонок. Мне одному с этим не справиться. Закрой свою плевательницу и помоги мне наладить баллоны.

— Как только стемнеет, — сказал Китсон, — мы с Джинни уезжаем. Ты можешь поступать как знаешь, но мы уезжаем.

— Значит, вот оно что! — рявкнул Блек. — Вы с ней… Ну что тут скажешь? Все-таки ты обломал ее, хоть и лопух, и теперь на радостях выходишь из игры и плюешь на миллион долларов. Ты просто спятил. Однако далеко придется вам топать.

— Мы возьмем «бьюик».

— Это вы так думаете. «Бьюик» нужен мне, и я еще не готов к отъезду, — он ударил кулаком по борту бронемашины. — Я открою этот сейф, даже если после этого отдам концы. Тебе, продажная шкура, и твоей красотке не удастся помешать мне. Хотите рвануть отсюда, черт с вами, катитесь, но уйдете вы на своих двоих. Машину я вам не дам.

Уголком глаза Блек заметил, что Джинни резко встала с места и направляется к ним. Он понял, что их двое против него одного. К тому же у Джинни есть револьвер.

Китсон сказал:

— Мы уезжаем сегодня вечером и берем машину. Если хочешь, можешь доехать с нами до шоссе, но потом нам с тобой не по пути. Решай за себя сам.

Блек заколебался, взглянул в сторону Джинни, которая теперь стояла неподвижно; правую руку она держала прижатой к боку, руки не было видно.

Если он сделает неверный ход, они убьют его, подумал Блек. Пожав плечами, он примирительно сказал Китсону:

— Ладно, если уж вы так решили… До темноты мы можем работать над сейфом. Остается еще около двенадцати часов. Вдруг нам повезет! Ты ведь не собираешься все это время сидеть в сторонке и бить баклуши! Помоги мне только наладить баллоны.

Сбитый с толку этой внезапной уступкой, Китсон заколебался.

— Ладно, — согласился он, — но из этого ничего не получится. Тебе не прожечь дырку в этом броневике, даже если ты будешь биться над ним двадцать лет.

— Посмотрим. — Блек взглянул на Джинни. Она все еще наблюдала за ним, но, видно, чуточку расслабилась. — Ты слишком много болтаешь, женишок. Иди сюда и помоги мне.

Когда Китсон проходил мимо Блека, тот вытащил пистолет и уперся дулом в ребро Китсона.

— Брось оружие! — заорал он Джинни. — Брось, или я пробуравлю дырку в твоем дружке!

Джинни выпустила пистолет, который держала в руке. Он упал на траву.

Блек попятился назад, держа на прицеле их обоих.

— Отойди от пистолета! — крикнул Блек.

Джинни подошла к Китсону.

Блек обошел их, подобрал револьвер Джинни и швырнул его в озеро.

— Теперь слушайте меня. Мы должны вскрыть этот сейф. Теперь-то я справлюсь с вами обоими — надеюсь, на этот счет вы не заблуждаетесь. Мы не сделаем отсюда ни шагу, пока не откроем броневик и не достанем денежки. Если вам они не нужны, мне пригодятся, и я намерен их взять, — он помахал револьвером перед носом у Китсона. — Полезай в прицеп и достань баллоны.

Пожав плечами, Китсон пошел к прицепу. Блек следовал за ним по пятам.

— Мне одному с ними не сладить, — сказал Китсон. — Мы ставили их вдвоем с Джипо. Я-то знаю, сколько они весят. Поддержи-ка лучше другой конец.

Блек усмехнулся. Он сунул пистолет в кобуру.

— Только не вздумай выкинуть какой-нибудь трюк, деревенщина, — сказал он, — с тобой-то я справлюсь в один момент.

Китсон протянул руку вверх и вытащил баллон из гнезда. Блек высвободил свой конец и взвалил его на плечо. Они, медленно пятясь, вылезли из прицепа.

Как только Китсон оказался на земле, он сразу выпустил из рук свой конец баллона. От неожиданного толчка при ударе баллона о землю Блек потерял равновесие.

Китсон прыгнул вперед. Правой рукой он сбоку ударил Блека по шее и сбил его с ног.

Чертыхаясь, Блек пытался выхватить пистолет, но Китсон упал на него всем своим мускулистым телом. Несколько секунд они дрались, точно дикие звери, потом Блеку удалось упереться коленом Китсону в грудь и сбросить его с себя. Он успел вытащить пистолет, но Китсон ухватил его за кисть руки, державшей оружие. Левой рукой Китсон нанес Блеку сильный удар в лицо.

Блек застонал и уронил пистолет. Китсон тут же вскочил на ноги и до того, как Блек успел прийти в себя от удара, взял его на прицел. Блек полусидел на земле, из ссадины под глазом стекала кровь, зубы были оскалены.

— Я тебя хорошенько прищучу за это! — крикнул он злобно.

— Прошли твои денечки, никого ты больше не прищучишь, — ответил Китсон, с трудом переводя дыхание.

В тишину неожиданно ворвался рев мотора. Воздушная струя пригнула к земле траву: над их головами пронесся маленький военный самолет, он круто взмыл и полетел через долину.

Блек, пошатываясь, встал на ноги и тревожно глядел вслед самолету.

— Они нас засекли, — задыхаясь проговорил он. — Они не могли нас не видеть. Они доберутся сюда и настигнут нас.

Все трое стояли неподвижно, глядя, как самолет, сделав круг, снова направляется в их сторону.

— Немедленно в укрытие! — завопил Блек и как безумный бросился в сторону леса.

Джинни и Китсон тоже побежали к лесу, но самолет их уже настиг.

Машина пронеслась над ними с ревом на высоте не более ста футов, сильная струя воздуха снова ударила по земле. Двое мужчин в открытой кабине перевесились через борт и смотрели на них. Затем аэроплан сделал вираж и улетел.

Джинни и Китсон со страхом взглянули друг на друга.

Блек рявкнул:

— Прячьтесь, кретины! Что вы там торчите!

Не обращая на него внимания, Китсон сказал:

— Они нас видели. Теперь они доберутся сюда, Джинни.

— Да, я же говорила, что они нас выследят и настигнут.

Китсон быстро подошел к дороге, пересек ее и, присев на корточки, посмотрел через заросшую травой обочину вниз на ветви серпантина. Зигзаги дороги теперь ясно просматривались до самой долины. Примерно в десяти милях внизу он заметил три машины, быстро двигавшиеся к ним и поднимавшие облака пыли на крутых поворотах. Страх сжал его сердце. Он побежал назад к Джинни.

— Они уже едут!

Из лесу, изрыгая ругательства, вышел Блек.

— Ты что, их видел?

— Да. Они будут здесь через десять минут.

— У нас еще есть шанс спастись, — сказал Блек нетвердым голосом. — Выводи «бьюик». Если мы сумеем перевалить через вершину горы, мы можем спастись.

— Примерно через милю дорога кончается, — сказал Кит-сон. — Мы можем попробовать дальше подняться в гору пешком…

Блек побежал к прицепу и вернулся с автоматом в руках.

— Меня они живым не возьмут, — крикнул он, сверкая глазами. — Я в камеру смертников не пойду.

Китсон открыл дверцу «бьюика», и Джинни скользнула на сиденье рядом с ним. Он почувствовал, что она вся дрожит, и похлопал ее по колену.

— Успокойся. Еще не все потеряно.

Блек сел рядом с Джинни, Китсон отпустил тормоз и по траве вывел «бьюик» на дорогу…

Все трое оглянулись на машину-сейф, стоявшую под деревом.

Китсон повел «бьюик» вверх по дороге: он подпрыгивал и лязгал на ухабах и камнях.

Блек высунулся из окна, чтобы в последний раз взглянуть на броневик.

Китсон вел машину быстро, ее заносило на поворотах, лицо его было сосредоточено, глаза прикованы к дороге.

Они подъехали к первому витку, и Китсон замедлил ход, чтобы сделать поворот, но не рассчитал. Ему пришлось остановиться и под градом проклятий Блека дать задний ход.

Когда они снова двинулись, самолет стал кружиться над ними, как встревоженная сторожевая собака вокруг стада.

— Если бы только я мог выстрелить в этого гада! — крикнул Блек, не сводя глаз с самолета.

Вдали послышался вой полицейской сирены.

Джинни вздрогнула и невольно сжала кулаки.

Китсону теперь было очень трудно удерживать машину на дороге, изрытой ямами и заваленной камнями, которые смыло со склона во время недавней сильной бури.

Слева от них поднимался, точно отвесная гранитная стена, склон горы. Справа находился такой же отвесный спуск в долину.

— Нам дальше не проехать, — сказал Китсон, сбавляя ход, — примерно здесь дорога кончается.

Он сделал еще один крутой поворот, почти под прямым углом, и резко затормозил.

Дорогу перегораживал завал из камней и вырванных с корнем кустарников. Через эту преграду провести «бьюик» было невозможно.

Держа автомат в руке, Блек вылез из машины. Не обращая никакого внимания на остальных, он побежал вперед и стал перебираться через завал. Китсон, не двигаясь с места, посмотрел вверх.

Высоко над их головами была видна покрытая снегом вершина горы. Секунду поколебавшись, он взял Джинни за руку выше локтя и показал ей вверх.

— Мы с тобой пойдем вот туда, Джинни, — сказал он. — Есть надежда, что мы сумеем там спрятаться. Если мы пойдем за Блеком, нас обязательно поймают.

Джинни невольно отпрянула, взглянув на отвесный склон горы.

— Мне туда не забраться. Иди один, Алекс.

Он толкал ее перед собой.

— Нет, мы пойдем вместе, — сказал он и начал карабкаться по склону. Первые сто ярдов оказались совсем не трудными, и Джинни следовала за ним. Время от времени Китсон останавливался, протягивал руку и подтаскивал Джинни к себе.

Теперь вой сирены слышался значительно ближе.

Подъем стал труднее, и они продвигались медленнее. Они чувствовали себя абсолютно беззащитными на голом склоне горы, но пятью-десятью футами выше находилась груда камней, за которой можно было спрятаться, и Китсон убеждал Джинни карабкаться быстрее.

Джинни поскользнулась, но Китсон успел ее подхватить. Не дав ей остановиться, он потащил ее вверх.

Они добрались до камней как раз в тот момент, когда машины остановились на дороге прямо под ними.

Они лежали рядом, хватая воздух ртом, стараясь рассмотреть то, что происходило внизу.

Нависший кусок скалы мешал им видеть нижнюю часть дороги. Посмотрев вправо, Китсон заметил Блека, мчавшегося вверх. Свободной рукой тот рассекал воздух, время от времени оглядываясь назад.

Китсон потерял Блека из виду, когда тот скрылся за поворотом.

Китсон посмотрел наверх, обдумывая, что делать дальше.

Высоко над его головой находился широкий, поросший кустарником уступ, который тоже не просматривался со стороны дороги. Китсон подумал: если туда добраться, там можно прятаться, пока полиции не надоест искать.

Он тронул руку Джинни.

— Ну как, можешь идти дальше?

Она кивнула.

— Да, могу.

Он улыбнулся ей. Лица их оказались совсем близко, она придвинулась и прижалась губами к его губам.

— Мне очень горько, Алекс. Во всем виновата я.

— Я мог не браться за это, — ответил он, — сам виноват.

Снизу доносились возбужденные мужские голоса.

— Они нашли «бьюик», — прошептал Китсон. — Пошли, надо двигаться.

Снова начали подъем.

Для Джинни все это походило на кошмарный сон: без Китсона она не прошла бы и нескольких ярдов — он перетаскивал ее там, где пройти было особенно трудно.

Когда они почти добрались до уступа, Джинни вдруг остановилась. Нога ее стояла на корневище куста, руками она цеплялась за выступающий камень, всем телом прижимаясь к отвесной стене, глаза ее были закрыты.

— Иди один, Алекс, — прошептала она, задыхаясь, — я не могу лезть дальше. Брось меня здесь, все равно взобраться туда я не в силах.

Китсон посмотрел наверх. До уступа оставалось всего несколько футов. Потом он взглянул на Джинни, цеплявшуюся за камень прямо у него под ногами. За ней он увидел отвесный склон, спускавшийся в долину, и у него внезапно закружилась голова. Он закрыл глаза, цепляясь за куст и чувствуя, как по лицу струится пот.

Взглянув наверх, Джинни увидела его прямо над собой, и ей показалось, что он сейчас упадет.

— Алекс!

— Все в порядке, — ответил он, тяжело дыша, — у меня просто голова закружилась. Не смотри вниз, Джинни. Постарайся удержаться на месте и не шевелись.

Они прилепились к склону, как две мухи к стене, потом очень осторожно Китсон снова стал карабкаться вверх. Он нашел лучшую опору для ног, нагнулся и протянул руку Джинни.

— Дай мне руку, — сказал он. — Не бойся, давай руку. Я тебя удержу.

— Нет, Алекс, тебе не втащить меня, я все равно упаду…

— Давай руку!

— Алекс, мне страшно, сейчас я отпущу руку, я не могу больше держаться…

Он успел схватить ее за руку как раз в тот момент, когда она отпустила камень, за который держалась. Ветер унес ее сдавленный крик. Она болталась на одной руке, юбка ее раздувалась от ветра, ноги двигались так, будто она бежала.

Китсон держал ее на весу.

— Джинни, ты должна мне помочь, — проговорил он, задыхаясь. — Я сейчас тебя раскачаю. Постарайся найти какую-нибудь опору и встань, тогда я тебя подниму.

Он качнул ее в сторону склона, услышал, как ноги ее царапают камни, стремясь найти какую-нибудь опору. Потом почувствовал, что она зацепилась за что-то и перестала висеть всей тяжестью на его руке.

Продолжая держать ее, он посмотрел вниз.

— Молодец, — сказал он. — Теперь дай мне минутку передохнуть.

Они будто застыли в таком положении. Медленно проползла длинная минута, потом он сказал: «Теперь пора». И полез вверх.

Он втащил ее через край выступа, и она, как мешок, упала рядом с ним.

Тут они услышали выстрел. Он прозвучал очень громко, его повторило эхо.

Джинни сжалась и вцепилась рукой в запястье Китсона.

Выстрел послышался снизу справа.

Очень осторожно Китсон перегнулся вперед и посмотрел вниз. Вся дорога внизу ему была хорошо видна. Он видел «бьюик» и неподалеку от него — три полицейские машины.

По дороге к преграде из камней осторожно двигались трое полицейских и десять солдат.

Еще на пятьдесят футов дальше, сразу за поворотом, лежал Блек. Он прятался за двумя небольшими валунами, просунув дуло автомата в щель между ними.

А еще в пятидесяти футах выше по дороге, вне поля зрения Блека, стоял «джип» и рядом с ним трое солдат.

Китсон подумал, что «джип», очевидно, подъехал с другого склона горы, перевалив через вершину, и что Блек оказался в западне.

Он почувствовал почти физическое облегчение оттого, что они не пошли за Блеком, а поднялись сюда, в гору.

На верхнем вираже дороги лежал лицом вниз солдат с простреленной головой. Из раны текла кровь.

Солдаты, поднимавшиеся вверх, остановились перед поворотом, чтобы Блек их не видел. Они находились от него всего в двадцати футах.

Коренастый, очень подтянутый блондин в форме майора осторожно заглянул за поворот дороги и, увидев мертвого солдата, поспешно крикнул:

— Мы знаем, что ты там! Выходи и сдавайся! У тебя нет надежды спастись. Выходи!

Китсон видел, как Блек еще больше вжался в землю.

Джинни подползла к Китсону и тоже посмотрела вниз.

Хотя они находились в двухстах футах от солдат, преследователи, казалось им, были совсем рядом.

— Ты выходишь? — крикнул майор. — Или подождешь, пока мы придем и возьмем тебя?

— Давайте берите меня, ублюдки! — заорал в ответ Блек. В голосе его звучали страх и злоба.

Майор сказал что-то одному из полицейских, тот кивнул. Затем майор подошел к солдату, и они о чем-то коротко переговорили. Солдат передал свою винтовку другому, вынул из кармана вещевого мешка какой-то небольшой предмет и осторожно двинулся вперед.

Китсон с бьющимся сердцем ждал.

Солдат дошел до поворота и остановился.

— У тебя остался последний шанс, — крикнул майор. — Выходи и сдавайся!

Блек ответил непристойной бранью.

Майор крикнул:

— Ладно! Пусть получит свое!

Солдат бросил предмет, который держал, высоко в воздух.

Джинни, уткнувшись в плечо Китсона, спрятала лицо.

Китсон хотел крикнуть, предупредить Блека, но сжал зубы: если он издаст хоть звук, они с Джинни тут же будут обнаружены.

Граната упала точно перед двумя валунами, за которыми прятался Блек.

Китсон закрыл глаза.

Треск взорвавшейся гранаты был неправдоподобно громким. Потом Китсон услышал перестук падающих камней и свист осколков. Он инстинктивно отодвинулся от края, стараясь не смотреть вниз, и обнял Джинни.

Она прижалась к нему, вся дрожа. Некоторое время они лежали неподвижно. Внезапно мужской голос крикнул:

— Он здесь только один. Где остальные двое? Где девушка?

— Они нас не найдут, — сказал Китсон, пропуская сквозь пальцы медно-рыжие пряди волос Джинни. — Им и в голову не придет искать нас здесь.

Затем они услышали шум самолета. Они знали, что сверху видны как на ладони.

Они посмотрели друг на друга. Джинни хотелось стать совсем маленькой и незаметной, вжаться в землю рядом с Китсоном, совсем близко к нему. Чувствуя, как ледяная рука сжимает ему сердце, Китсон глядел на приближающийся самолет.

Машина со свистом выскользнула из-за вершины и теперь летала над ними. Китсону было видно, что пилот разглядывает их.

Пилот покачал крыльями, будто хотел дать Китсону знак, что видел его, затем сделал вираж, и Китсон ясно представил, как он радостно кричит в микрофон, оповещая тех, кто внизу, о своей находке.

— Джинни, слушай, — сказал Китсон, поднимая к себе ее лицо и глядя в полные ужаса глаза девушки. — Блек был прав. Камера смертников не для меня. Но ты — слушай внимательно: ты — это совсем другое дело. В худшем случае ты получишь лет десять. Ты ведь еще ребенок. Присяжные тебе посочувствуют. Десять лет — это пустяки. Ты сможешь начать жизнь заново, когда выйдешь оттуда. Оставайся здесь, пусть они тебя заберут.

— А ты? — спросила Джинни, вцепившись в его руку.

Китсон заставил себя улыбнуться.

— Я собираюсь нырнуть вниз. Это мой единственный выход, и к тому же быстрый. В камеру смертников я не пойду.

Джинни перевела дыхание.

— Мы прыгнем вместе, Алекс. Я не боюсь, мне страшнее пробыть взаперти десять лет. Этого я не перенесу. Прыгнем вместе.

Внезапно послышался громкий голос из радиорупора:

— Эй вы, двое, наверху! Спускайтесь вниз! Мы знаем, что вы там. Мы не хотим начинать перестрелку.

— Оставайся здесь, Джинни…

— Нет, я решила.

Китсон нагнулся, прижал ее к себе и поцеловал.

— Помнишь, что говорил Фрэнк? Весь мир — в кармане! Что ж, может быть, такое и бывает, только не в том мире, где мы живем, наверно, в каком-то другом.

Он взял ее руку, они поднялись и посмотрели вниз на дорогу, где солдаты и полицейские рассыпались цепью, готовые прижаться к земле, если начнется стрельба. Все винтовки были нацелены вверх, на две маленькие фигурки на выступе горы.

— Ладно, — крикнул Китсон, и людям внизу голос его показался слабым. — Мы к вам идем.

Он посмотрел на Джинни.

— Ты готова?

Она крепче сжала его руку.

— Постарайся не отпускать меня, Алекс, — сказала Джинни. — Да, я готова.

Люди на дороге увидели, как двое шагнули с выступа скалы в пустоту и камнем рухнули вниз.

Оглавление
Обращение к пользователям