Глава 8

Едва решетка поднялась из темноты выскочил ирзан. Об этих огромных хищьниках ходят легенды. И надо сказать стоило мне увидеть эту двухметровую тварь как я сразу поверил во все те ужасные байки что ходят по миру. Больше всего ирзан напоминает большую зубастую ящерицу стоящую задних лапах, очень подвижной шеей. Длинная шея заканчивалась сравнительно небольшой головой, но учитывая то что голова ирзана состоит исключительно из пасти то для того чтобы отправить меня в лучший мир достаточно одного укуса. То, что я принял за глаза оказалось двумя светящимися наростами на уродливой башке ящера. Если верить бестиологам Зеоры то именно с помощью этих наростов зверь и ориентируется в пространстве. Вот только в отличие от глаз которых у большинства тварей всего два, таких наростов на теле ирзана больше десятка. Так что с мечтой ослепить чудовище пришлось расстаться почти мгновенно. Увидев меня, ящер грозно взревел и неожиданно шустро бросился в мою сторону. Похоже единственное о чем умолчали бестиологи так это о том с какой удивительной скоростью и грацией двигается эта туша. Пожалуй, на этом мое участие в состязаниях и закончилось бы прояви Фархад милосердие. Вбитые на тренировках рефлексы в разуме собственно не нуждались, а потому первые мгновенья боя прошли без его участия. Меньше мгновения и те крохи энергии что оставались в моем теле ушли в землю. Прыжок в сторону чтобы избежать чудовищных челюстей твари. Отчаянная попытка удержаться на ногах в то время как земля у твари под ногами испустила густой, черный, невероятно едкий дым. Не думаю что подобная мелочь помешала бы ирзану меня сожрать, но я на это и не рассчитывал. Пока оскорбленный неудачей ящер злобно ревел. Я сплел простенькое заклинание. Ничего сложного, любой неофит ордена сумеет повторить это построение разве что на это ему потребуется куда больше времени. Эффект у заклятья столь же прост как и его создание. Любой предмет на который оно направленно разом высвобождает энергию красного ветра. Хитрость заключается в том что каждая вещь содержит разное количество энергии. Обычно ее слишком мало для видимого эффекта. Исключение составляют заранее подготовленные предметы или изначально горючие вещества вроде пороха которым по слухам пользуются имперцы. Созданное мною облако дыма по горючести ничуть не уступало пороху, и по тому эффект от заклинания получился весьма впечатляющим. Прогремел взрыв, ударной волной меня сбило с ног и протащило по песку. Впрочем, ирзану пришлось куда хуже. В отличие от меня взрыв прогремел прямо над ним, подобно огромному кулаку он едва не вбил ящера в землю. Удивительно но ирзан выжил, более того всего через пару секунд замешательства он сделал первую попытку подняться. Пока тяжеловесный монстр поднимался на ноги я успел таки создать устойчивый канал связи с красным ветром. Первый такт, и пьянящее ощущение всемогущество едва не заставило меня остановиться. Разьяренный монстр больше не казался достойной внимания угрозой. Скорей уж его ободранная взрывом морда вызывала некую смесь брезгливой жалости. Впрочем не терять головы — это первое чему меня научил Фархад если конечно не считать инициацию пламенем. Поэтому даже эйфория от единения с огненной стихией не нарушила моих планов. В первый же такт я закончил кольцо огня. Именно эта средней сложности форма и является основным оружием огненного мага. Она а вовсе не столь любимый в народе огненный шар. На то чтобы воплотить форму нужно не так уж и много времени чтобы наполнить ее энергией красного ветра и того меньше. И вот уже с бешенной скоростью вращающееся огненное кольцо охватило мое тела. Несколько мгновений ящер рассматривал окруживший меня пламень, и надо сказать что отсутствие глаз ему ничуть в этом не мешало. Любой зверь боится пламени но ирзан является неприятным исключением из этого правила в его крошечном мозгу нет страха, там вообще ничего нет кроме первобытной ярости и желания жрать. Любое промедление со стороны зверюги увеличивало мои шансы на успех так что пока ирзан созерцал опоясавшие меня огненные кольцва я успел закончить второе кольцо. И вот уже две непрерывно вращающихся полосы пламени скрыли меня из виду. Впрочем, ирзана эта мелочь не остановила. Широко раскрыв огромную пасть ящер рванулся в атаку. Дальнейшее слилось в один бесконечный миг. Я высвободил энергию, скопленную в кольца, одновременно скрутив эти два потока в один. Копье раскаленной добела энергии ударило ящера в грудь. Удар был столь силен что огромную тушу ящера отшвырнуло на другой конец арены. Рептилия с грохотом врезалась в стену, несмотря на свою ажурность и весьма скромную толщину стена выдержала. Хотя я в этом и не сомневался, глупо думать что устроители арены не позаботились о безопасности зрителей. Невероятно но уцелел и ирзан, выглядел он конечно печально — чешуя на боках и морде пострадала еще от взрыва. В нескольких местах чешую сорвало начисто теперь там виднелось сочащаяся кровью мясо. В груди ящера зияла дыра с оплавленными краями. Копье огня вошло в тушу монстра как минимум на пол метра прежде чем пропитало ее энергией красного ветра. Ну что ж, пожалуй у меня есть повод для гордости. Едва ли кто-нибудь из неофитов обучавшихся в ордене чуть больше месяца сумел бы столь чисто расправиться с подобным чудовищем. Эйфория от взаимодействия с красным ветром постепенно сошла на нет так что покалеченный ящер не вызывал у меня жалости. И все же ирзан ухитрился таки преподнести мне сюрприз — несмотря кошмарные раны он вновь попытался подняться. Более того ему это удалось! Нет, конечно, от былой проворности не осталось и следа. Ящер едва переставлял ноги, но даже с учетом этого он оставался смертельно опасным противником. Ведь для того чтобы победа обернулась для меня поражением ему достаточно всего один раз задеть меня лапой не говоря уж о усеянном шипами хвосте или зубастой пасти. В реальном бою такой удар оборвал бы мою жизнь, на арене же скорее всего сработает защитный барьер наложенный на меня чародеем Суфетха. Если конечно сработает… ‘и все же я параноик!’ — подумал я с грустью, Прежде чем привести в действие заранее заготовленное заклятье. По сути оно было того же рода что и подорвавшее облако. Вот только теперь я направил его не на горючее облако а на несущуюся на меня тушу ирзана, благо после копья огня энергии красного ветра в ней было хоть отбавляй. Результат был предсказуем — двухметровую тушу ящера разорвала но части. На очень мелкие части, каждый кусочек не больше ногтя. Арену омыло кровавым дождем, и не только ее. Только в такой ситуации и можно оценить всю прелесть глубокого капюшона. Во всяком случае отмываться мне не придется. Напряжение боя медленно покидало мое тело, мыслям вновь возвращалась плавность и относительная неспешность. Платой за скорость во время боя будет головная боль. Но к ней я уже давно привык, хотя бы по тому что сколько себя помню она всегда меня сопровождала. Только сейчас я смог расслабиться настолько, чтоб услышать рев толпы, что все время наблюдала за битвой. Когда ошметки ирзана перестали падать я стер с лица кровь, и отряхнул одежду. Откинув перепачканный в крови капюшон я осмотрел трибуны. Похоже зрители в восторге, и не удивительно едва ли каждый день у них на глазах двухметрового монстра разрывает на клочки. И только я собрался прокричать что-нибудь подобающее, как мир снова потонул в яркой вспышке света. Краткий миг перехода наполненный на редкость гадкими ощущениями и я оказался в комнате ожидания. Обстановка здесь почти не изменилась, все та же очередь из участников стоящая у двери с колдуном Суфетха. Такое ощущение что никакого боя не было. Если бы не вонь от ошметков ирзана и пятна крови на моей робе я бы решил что мне все это привиделось. Впрочем, если учесть сколь скоротечным был бой, то вполне вероятно что никто и не заметил моего отсутствия. Хотя заметили меня или нет дело десятое, куда важнее вновь встретиться с чародеем. Но едва ли мне удастся пройти сквозь дверь если колдун этого не захочет, уж больно подозрительная тьма заполняет дверной проем. Скорей всего колдун находится совсем в другом месте а дверь работает в качестве портала. Так что лучшим решением будет пройти к зрительским местам, и посмотреть на выступление остальных. Заодно и узнаю, с чем придется столкнуться в финале, всегда полезно знать будущего противника. Особенно если речь идет о магах. Что ж остался сущий пустяк — узнать можно ли мне покидать эту комнату до конца соревнований. Думаю разрешить мои сомнения по силам распорядителю. Трест удобно устроился в одном из темных углов скудно освещенной залы. Где этот толстяк раздобыл соответствующее своим габаритам кресло осталось для меня загадкой. Ведь я точно помнил что когда я зашел в эту залу впервые никакого кресла здесь не было. И принести его сюда не смогли бы чисто техническим причинам — ни один дверной проем не пропустит такую громадину. И судя по искусной обивке и целой россыпи драгоценных камней украшавших это кресло его явно собрали не на скорую руку. На этом теории правдоподобные теории о возникновении кресла и закончились. Вернее осталась только одна — кресло создал чародей суфетха. Хотя какой смысл столь могущественному существу разменявшему не одну сотню лет помогать распорядителю арены в захудалом городишке? Только подойдя к распорядителю я внезапно понял какой чушью заняты мои мысли.

— Я могу покинуть этот зал? — Спросил я у Треста, причем судя по ровному дыханию и почти начисто отсутствующему подрагиванию век толстяк видел уже не первый сон.

— Мрххх! — вздрогнул Трест, судя по всему я не ошибся так что мой вопрос стал для него полной неожиданностью. Посмотрев в совершенно невменяемые глаза распорядителя я повторил вопрос. Едва ли он понял о чем его спросили в первый раз.

— Пока на вас юноша одет этот пояс, вас могут отправить на арену из любой точки города. — Ответил наконец толстяк, и судя по мрачному огоньку разгоревшемуся у него в глазах он меня узнал. А может быть его недовольство вызвано совсем другой причиной? Впрочем, неважно! В конце концов, что мне может сделать распорядитель арены? Враг пироманта не самый удачный выбор жизненного пути, к тому же все давно уже уяснили что Орден предпочитает наказывать своих членов самостоятельно, более того любого кто покуситься на эту привилегию ждет война. Исключение составляет разве что экзарх, но для него в Зеоре нет ничего невозможного. Кивком поблагодарив распорядителя я отправился к зрительским местам. Путь к ним пролегал через тот самый зал с безумно дорогой и удивительно безвкусной отделкой. Мельком глянув на доску с табличками учкасников я выяснил что следующим выступает Риол. И хотя его сильные и слабые стороны не были для меня такой уж тайной, но мне все, же было любопытно, как он справится со своим противником. К зрительским трибунам вели целых два прохода. Один совершенно свободный другой же охраняли два стражника. Мои скромные сбережения в подсчете не нуждались хотя бы по тому что остались дома, так что выбора у меня по сути и не было. Путь к ложам аристократов и орденских иерархов мне все равно заказан. К тому же совсем не факт что всех моих денег хватит на то чтобы подкупить этих стражников. Пройдя совсем недлинный коридор на котором явно сэкономили поскольку ни богатой ни какой либо еще отделки он явно не видел я выбрался на битком забитые трибуны для всех кто не входит в узкий круг орденских иерархов. Впрочем никто не помешал мне устроиться с комфортом, более того люди вокруг постарались отсеть от меня подальше. И не удивительно вспыльчивость и бесшабашность пиромантов давно уже вошла в притчи. Мало кому хочется получить ожег просто по тому что нечаянно толкнул чародея. Устроившись поудобней и отмахнувшись от назойливых торговцев предлагавших нехитрую снедь я с интересом уставился на желтый круг арены.

Долго ждать не пришлось, вспышка темно синего цвета, оставила после себя изумленно оглядывающегося Риола. В руке он сжимал полуторный меч. Весьма своеобразное оружие, слишком тяжелое чтобы им можно было фехтовать и слишком легкое чтобы прорубить достаточно толстый доспех. В общем, даже моих скудных знаний об оружии, хватило на то чтобы понять, насколько неудобное оружие выбрал друг. Учитывая мастерство с которым он владел любым колюще-режущим предметом и поистине колоссальные знания обо всем что может отправить противника в мир иной этот выбор смотрелся по меньшей мере странно. Впрочем, не факт что у Риола был выбор, если учитывать его отношения с распорядителем арены.

— Слава или смерть! — Выкрикнул Риол вскидывая руку с мечем в воинском салюте. Эффект был потрясающий в буквальном смысле этого слова во всяком случае ответный рев толпы потряс меня до глубины души. Тем временем Риол повернулся в сторону открывающихся ворот. Несколько долгих мгновений ничего не происходило, к сожалению я при всем желании не мог рассмотреть кто находиться по ту сторону решетки. Когда же решетка поднялась достаточно чтобы не сдерживать заточенную там тварь, наружу неторопливо перебирая шестью суставчатыми ногами, вышел кильз. Этот смертельно опасный хищьник живет в приливной зоне Халисского моря. Это огромное ракообразное напоминающее паука размером с быка. Одна из клешней этого монстра в полтора раза больше другой. И если верить последнему прочитанному мной трактату по бестиологии то переразвитая клешня является самым грозным оружием в распоряжении чудовища. С помощью этой клешни кильз ухитряется стрелять водяными струями. Странно но при этом бестиологи упорно доказывают что тварь никого отношения к магии не имеет. Хотя как живое существо может выстреливать плотные струи воды без всякой магии для меня загадка. В общем на первый взгляд все честно. Тем временем кильз громко щелкнув малой клешней стал осторожно приближаться к противнику. Со стороны казалось, что он неспособен быстро двигаться, но я знал, что это очень обманчивое впечатление. В одной из книг описывающих водных хищников, рассказывалось, что кильз способен на короткое время развивать просто фантастическую скорость, но после этого он довольно долго восстанавливается. Риол совершенно спокойно наблюдал за приближением монстра. Выглядел он совершенно расслабленным даже руки сложил на рукояти упертого в песок меча. Когда до Риола оставалось метров пять кильз замер словно примериваясь к прыжку. Вот только не может тварь такого размера прыгать. На несколько мгновений противники замерли, я невольно задержал дыхание. Отведя огромную клешню чуть назад кильз впился всеми четырьмя лапами в песок. А в следующий миг клешня оглушительно хлопнула и Риол отправился в полет на другой конец арены в сопровождении целой тучи песка. Для меня такой полет наверняка закончился бы плачевно, Риол же ухитрился приземлиться на ноги. Кильз же взрыв песок лапами кинулся к своей жертв причем так быстро, что его силуэт на мгновенье превратился в размытую полосу. Вероятно оглушив жертву хлопком клешни кильз рассчитывал одним рывком сбить свою жертву с ног, а там уже пустить в ход жуткие клешни. Однако ничего у него не вышло — я не различил момент замаха, лишь увидел его результат: кильз отскочил, через его морду шла широкая трещина. Три из восьми его глаз ослепли навеки разрубленные клинком. Из глубокой раны, сочилась белесая кровь, встряхнувшись всем телом кильз вновь кинулся на обидчика. Но на этот раз он осторожничал и атаковал стремительными выпадами клешней не подставляясь однако под удар. Плотная хитиновая броня на клешнях по прочности могла поспорить с качественной сталью. Кильз действовал просто поразительно разумно. Во всяком случае он явно хитрее бесславно окончившего свою жизнь ирзана. Риол так же не спешил заканчивать поединок он уклонялся, берег силы, изредка парируя выпады, мечем. Время от времени он огрызался резкими контр атаками меч его двигался столь быстро что частенько между взмахом и ударом виделась сплошная полоса сверкающей стали. Впрочем, даже столь мощные удары не оставляли ничего кроме царапин, на прочном панцире. Для этого клинку не хватало массы. К тому же кильзы берег морду и подставлял под удары только самые прочные участки своего панциря. Этот странный танец продолжался почти минуту, когда, наконец, движения кильза стали замедляться. Похоже бестиологи знали о чем пишут, кильз действительно не может долго сохранять высокий темп движений. Теперь он двигается заметно медленнее, впрочем, Риол выглядел не на много свежее. Даже отсюда я видел насколько он истощен. Вскоре кильз грузно осел на песок, подобрав под себя лапы и прикрыв клешнями покалеченную морду. Таким нехитрым образом он превратился в неприступную для любого мечника крепость, чтобы восстановить силы чудовищу нужно секунд пятнадцать. За столь ничтожный срок ни один мечник не сумеет расколоть плотный панцирь для этого нужен колун а не меч, а с восстановившим силы зверем Риолу уже не совладать. Подойдя к застывшему противнику Риол высоко поднял свой клинок и замер на секунду. Тот час меч окутало красноватое свечение, я ощутил слабый ток энергии красного ветра закручивающейся вокруг клинка спиралью. В принципе ничего сложно, чары огненного клинка не отличаются особой сложностью но для Риола это предел. Не слишком эффективные они не пользуются особой популярностью, но вот в зрелищьности им не откажешь. Вскоре свечение достигло такой интенсивности что на него стало больно смотреть. Взмахнув клинком больше для красоты нежели из необходимости Риол разрубил прикрывающие морду кильза клешни. На этом чары огненного клинка и распались. Вот теперь я невольно ощутил тревогу — зверь все еще жив и вскоре придет в себя а Риол больше не способен на сколь нибудь сложные чары. Вернее попытаться то он может но вот после этого от него останется совсем немного. Однако Риол совершать глупостей не собирался более того он нашел вполне приемлемое решение. Вонзив меч в трещину образовавшуюся от первого удара, он принялся перекачивать жар из своего тела в клинок. Ни один меч кроме зачарованных не выдержит подобного издевательства. Клинок Риола не стал исключением спустя несколько мгновений он расплавился и втек в трещину целиком. В воздухе разлилась отвратительная вонь горелого мяса. Кильз конвульсивно дернул лапами, и замер. Похоже Риол ухитрился сжечь ему мозг, ну или то что его заменяет. Зрители радостно орали, приветствовали победителя. Простояв на арене еще секунду, Риол исчез во вспышке болотно-зеленого свечения.

Бой окончен, пользуясь коротким перерывом, вдоль зрительских мест забегали торговцы всякой всячиной, предлагая зрителям вино, воду, еду и даже широкие шляпы от солнца. Громкие крики торгашей жутко меня раздражали, и зрители да и вообще все что меня окружает. Я уже было приготовился пустить огненную стрелу в одного из самых крикливых торговцев, но вовремя опомнился. Напомнив себе, что моя злость и раздражительность — это откат от подавленной ярости красного ветра. Каждый раз канал связи с огненной стихией приносит не только могущество и эйфории, но и злость. Причем эйфория проходит а раздражительность остается.

Минут пять я боролся со своим раздражением, пока оно не отступило, оставив после себя слабую головную боль. Но это не надолго стоит вновь обратиться к красному ветру как она отступит, до следующего раза.

— Ну как тебе мое выступление? — Пока я был занят самокопанием, ко мне подкрался Риол. У него вообще талант внезапно появляться, тем более что долгая служба в отряде егерей, а потом и военных разведчиков, приучили его двигаться почти бесшумно.

— Ты неисправимый показушник. — Буркнул я неприязненно, рассматривая уставшее лицо друга. На нем крупными буквами обозначена нечеловеческая усталость, и вместе с тем какое-то внутреннее удовлетворение. Карие глаза обычно искрящиеся весельем, сейчас тусклы и невыразительны.

— Зато посмотри, как зрители довольны! Я ж для них старался, когда они еще увидят, как маг огня в рукопашной побеждает такого зверя? — Усмехнулся Риол — Правильно никогда. — раздельно произнес он радуясь собственной шутке как ребенок.

— Ты мог убить его первым ударом, если б вложил в удар побольше сил. — Попенял я ему. — Да и не публику мы развлекать пришли, а за призом.

— Да конечно — Не стал отрицать очевидного друг. — Но и слава мне тоже не помешает, она знаишли может открыть кучу дверей. Да и карьеру в армии сделать будет гораздо проще, если все будут считать тебя хорошим бойцом.

— Ты забываешь, что и спрос будет как с великого бойца, а это постоянный риск жизнью, оно тебе надо? — Подначил я его.

— Ха! Враги тоже будут бояться сильнее и делать больше ошибок, а уж я то, ими воспользуюсь! — ответил Риол, посмеиваясь, его лицо на секунду приняло какое-то хищное выражение.

— Ладно. — Хмыкнул я отворачиваясь к арене где во вспышке света появился новый участник. — Это все демагогия, давай смотреть, кажется, сейчас будет бой. — Добавил я но Риол в напоминаниях не нуждался.

Оглавление

Обращение к пользователям