Глава 20

Сознание возвращалось к Торгвару рыками, колючий комок боли целеустремленно грыз левый. С трудом разлепив веки, бывший вождь попытался подняться на ноги и лишь когда попытка провалилась принялся разглядывать место в котором очутился. Небольшая комнатушка со стенами выкрашенными в белый цвет, слишком опрятная чтобы быть жильем. Проснувшееся обоняние тревожили довольно специфические ароматы целебных трав. В притирку к кровати стоит небольшая тумба, рядом с ней стул. Откинув одеяло, Торгвар внимательно осмотрел свои раны, отметив, что за время беспамятства кто-то о них уже позаботился. Во всяком случае, рана в боку и на спине перевязана чистым полотном.

— Похоже, я все-таки добрался — Озвучил возникшую в голове мысль бывший вождь. Тот час острый шип боли заставил горца поморщиться. Оглядевшись, Торгвар нашарил взглядом чистую одежду. Простая хлопковая рубаха и такие же штаны лежали на тумбе рядом с кроватью. Полежв несколько мгновений Торгвар вновь попытался встать. В этот раз он действовал куда более осторожно и сумел таки сеть на кровати. Немного посидев чтобы восстановить дыхание и унять бешено стучащее сердце сын Тура поднялся на ноги. Быстро натянув штаны и накинув рубаху Торгвар подошел к единственному окну. Роскошный сад впечатлял своей ухоженностью и эстетической завершенностью. Впрочем, ко всем красотам Торгвар остался равнодушным, куда больше его занимала совсем иная проблема. Герцогский сад был хорошо знаком бывшему вождю. И за прошедшие с последнего посещения имения Агринских он не мог столь кардинально измениться. А это значит что комнатушка находиться совсем в ином месте. Все это порождало целую череду подозрений. Внимательно осмотрев пейзаж за окном Торгвар осторожно приоткрыл дверь. Тихо звякнули колокольчики подвешенные над дверью. За дверью оказался хорошо освещенный коридор, но ни картин ни других украшений в нем не было. Только стены выкрашенные в все тот же белый цвет и светильники. С той обстановкой что обычно царит в поместьях аристократов подобное убранство не имело ничего общего. Спустя пару минут блуждания по коридору Торгвар наткнулся на десяток безликих дверей. Все они оказались закрыты. Но ни усталость ни слабость вызванная ранами не могли заставить вождя пусть и бывшего свернуть со своего пути. В голове Торгвара стучала одна единственная мысль — «Долг крови нужно вернуть». Неизвестно чем бы закончилось это блуждание если бы горец не натолкнулся в на миловидную девушку в белом. К этому моменту мир Торгвар уже едва стоял на ногах, даже с учетом оказанной помощи состояние его было плачевным. Девушка тот час что то защебетала но Торгвар почти ничего не услышал из-за комариного звона в ушах. И все же ему удалось понять девушка хочет отвести его обратно в палату по тому что он еще сликом слаб чтобы вставать. В ответ на это Торгвар лишь усмехнулся с трудом удерживая себя на грани обморока.

— Вы преувеличиваете. — проговорил вождь с трудом найдя в себе силы чтобы ворочать языком. — Мне нужно поговорить с графом. — Добавил он чувствуя как земля уплывает из под ног.

— Герцог сам придет к вам. — Несмело улыбнулась в ответ девушка. Однако Торгвар ее ответа не услышал. Измученный организм отчаянно борющийся за жизнь просто отключил непоседливое сознание. Упасть на пол ему не позволила девушка. Несмотря на хрупкое телосложение и невысокий рост она без труда удержала могучего горца на ногах. Более того подхватив горца под руки она в считанные секунды дотащила его безвольное тело до кровати. От всех этих нагрузок у варвара вновь открылись раны. Повязки стремительно набухли кровью. Уложив своего подопечного на кровать девушка бегло осмотрела раны (набухшие кровью повязки просто распались от ее прикосновения на части. Лишившись преграды кровь хлынула едва ли не сплошным потоком. Ничуть не боясь испачкаться в крови девушка накрыла рану ладонью. Глаза ее вспыхнули на миг ярко красным свтом, руку окутало красноватое свечение. Спустя мгновение кровотечение сошло на нет. Открыв стоящую у кровати тумбочку целительница перевязала раны извлеченными оттуда бинтами. Спустя несколько минут в комнату вошел тихо вошел Тобиус.

— Молодая виталистка тотчас вскочила на ноги отвесив чародею почтительный поклон.

— Что с ним? — Спросил Тобиус окинув спящего на кровати Торгвара беглым взглядом.

— Две колотых раны. — Отрапортовала целительница вытянувшись в струнку.

— В чем проблема? — Быстро спросил Тобиус заметив что повязки на горце медленно пропитываются кровью.

— Не понимаю мастер, все мои попытки закрыть рану вызывают сильное кровотечение. — Смущенно ответила девушка.

— Яд? — нахмурился чародей.

— Скорее какое-то заклятье мешающее исцелению. — Ответила целительница потупив взор. Тобиус недоверчиво приподнял бровь, мысленно отметив смелость молодой целительницы как впрочем, и ее растущее мастерство. Сам он пришел к сходному выводу едва вошел в комнату. Хитроумное заклятье наложенное на горца поражало свое сложностью и совершенно необычной техникой исполнения. Торгвар заворочался во сне, застонал. До разума старого виталиста докатился слабый отголосок мучившего горца кошмара. Торгвару снился высокий мужчина в искусно сделанной деревянной маске. Проведя слабо светящейся рукой надо лбом варвара, Тобиус отогнал кошмар передав вождю заряд жизненной силы. Тот час Торгвар успокоился, стал дышать ровнее. Тем временем Тобиус приказал целительнице снять повязки. Девушка немедленно принялась за исполнение воли своего наставника. Освобожденная от повязок рана выглядела страшно, длинный разрез тянулся через весь бок. Три ребра просто на просто разрублены два другий сломаны. Края раны воспалились, набухли гноем и это несмотря на весе попытки девушки очистить рану. Однако все что ей удалось так это частично снять воспаление очистить кровь от многочисленных токсинов. Этого оказалось достаточно, чтобы Торгвару не грозила скорая смерть однако и до выздоровления было еще бесконечно далеко. Впрочем будь все иначе и Тобиусу не пришлось бы в спешке пересекать пепловые пустоши.

Проведя рукой над раной, Тобиус раскрыл сумку другой рукой и вытащил оттуда склянку наполненную порошком бордового цвета. Отмерив щепотку старый виталист высыпал порошок прямо в рану предварительоттянув ее края. Смешавшись с кровью порошок взбурлил, кровавая пена мгновенно заполнила рану. Торгвар застонал от боли, но наведенный магически сон не развеялся. После этой нехитрой процедуры Тобиус особым образом сложил руки над раной и что-то зашептал взывая к стихии которой был посвещен с детства. Кровавая пена под его руками мгновенно загустела намертво закупорив рану. Старый виталист прекрасно понимал что это временная мера, хитроумное заклятье рано или поздно найдет способ избавиться от постороннего вмешательства. Но это не главное, главное что это позволит выиграть время. Будучи опытным целителем Тобиус прошел не одну войну в том числе и между орденами и потому навидался самых разнообразных заклятий способных свести человека в могилу. Хотя столь сложные ему еще ни разу не попадались. Тягаться в искусстве или пытаться снять заклятье грубой силой Тобиус не мог не имея ни малейшего представления как на это отреагирует столь сложная магическая система. Вполне возможно что неизвестный чародей предусмотрел такой поворот событий. Однако и сдаваться Тобиус не собирался, задание магистра созерцающих должно быть выполнено. Несколько минут размышлений и решение проблемы было найдено. Более того оно находилось буквально на поверхности. Заклятье неизвестного чародея сопротивлялось попыткам излечить горца. Но только внешним! У молодой целительницы просто не хватало опыта и длины такта чтобы пропустить сквозь себя достаточное количество энергии ветра жизни. Именно поэтому все ее попытки подпитать горца энергией давали лишь временный эффект. Вновь наложив руки на закупоренную рану, Тобиус полностью раскрыл себя своей стихии. Глаза виталиста мгновенно затянула кровавая муть, темно красное свечение окутало ладони целителя. Мощьнейший поток жизненной силы устремился в тело бывшего вождя помогая организму бороться с заражением. Лицо Торгвара искаженное болью постепенно разгладилось, опухоль спадала прямо на глазах, красная пена заполнившая рану также медленно растворялась под действием заклятья неизвестного чародея. Наконец Тобиус ощутил что остатки скверны изгнаны из тела варвара. Тот час старый целитель разорвал контакт с ветром жизни. Спустя секунду старый виталист убрал руки и тяжело дыша сел на стул стоящий у кровати. Целительница наблюдавшая за работой мастера с неприкрытым восторгом тот час кинулась к чародею пытаясь оттянуть часть излившейся на него жизненной силы.

— Спасибо за помощь девочка. — Поблагодарил ее Тобиус облизав пересохшие губы. Как и всегда контакт с красным ветром будил в нем весьма своеобразные чувства, так что вмешательство, молодой в сравнении с разменявшим третье столетие виталистом, целительницы позволило ему удержать себя в руках. Рана на теле Торгвара влажно поблескивала испачканными кровью краями. Однако воспаление прошло без следа и теперь жизни горца ничего не угрожало. Через разрез можно было заметить ребра, совершенно целые, несмотря на то, что минуту назад они были сломаны. Приведя собственные чувства в порядок Тобиус вновь принялся за работу. Сведя края раны, маг снова принялся что-то шептать, его руки вновь засветились ровным красным светом. Рана на теле горца начала затягтваться буквально на глазах. С Тобиусом также произошли метаморфозы излишки жизненной силы осевшие в его теле медленно приображали лицо и тело старика. Глаза виталиста теперь напоминали два кровяных шарика лицо же помолодело лет эдак на тридцать, и вот уже перед кроватью стоял не старый целитель, а молодой мужчина. Еще минута и мужчина превратился в безбородого юнца, одежда теперь весела на Тобиусе мешком, но это не смущало увлекшегося чародея. Лишь когда рана окончательно затянулась, и все вернулось на свои места, Тобиус занялся собственным телом. Спустя несколько минут перед лежащим варваром вновь стоял старый целитель.

***

Над городом сгущались сумерки, но до восхода первой сестры было еще часа полтора. Молодой рыцарь кобры по имени Зак перевел взгляд с темного неба на своих спутников. Пусть всего на один вечер но они стали его сослуживцами. Вместе с ними ему предстояло отправиться в патруль. Большего позора для рыцаря Кобры придумать сложно. «Это же надо было так опростоволоситься» — корил себя молодой рыцарь. «Ну, поспорили с Мартином, кто лучший мечник, ну подрались, ну проиграл я, ну и разошлись бы с миром, заказали бы выпивки перед отправкой Шилон. Ну, кто меня за язык дернул придумать наказание для проигравшего?!!» — Покаянно размышлял Зак. — Кто тянул меня за язык? Чем нужно думать чтобы предложить в качестве наказания ночной патруль в форме стражника. — От осознания собственной глупости хотелось лезть на стену и взвыть на луну. «Вот это позор» — Подумал Зак, прекращая самобичевание. Приведя в порядок мысли с помощью формулы спокойствия выученной еще в бытность послушником рыцарь махнул рукой. Десяток стражников отданный ему под начало двинулся к выходу из казарм. Больше всего Заку сейчас хотелось сорвать злость на каком ни будь преступнике.

— Повезло нам господин лыцарь. — Попытался завязать разговор один из стражников.

— В чем? — Искренне удивился Зак смерив стражника строгим взглядом. Выглядел тот неважно, потертая броня местами проржавела, к тому же сидела на как на чучеле. В общем выглядел страж закона весьма непрезентабельно. Особенно на фоне подтянутого рыцаря одетого в новенькую кирасу со склада стражи. Однако недовольства Зака было вызвано совсем не этим. Дело было в том что он точно помнил что никому кроме капитана стражи не говорил о своем рыцарском звании. Так что для простых стражников он должен казаться точно таким же стражником как и остальные.

— Как чем? — хмыкнул стражник. — Мы ж в районе магиков сегодня патрулируем, господин лыцарь.

— И что? — Спросил Зак, чувствуя как в душе зарождается жутковатое подозрение.

— Дык, ваша светлость, никто из татей ночных не хочет с разъяренным магиком столкнуться. Это от нас отбиться, иль сбежать можна, а от огня то не побегаешь.- Угодливо пояснил стражник.

— С чего ты решил, что я рыцарь. — Решил увести разговор с больной темы, Зак в его душе только что тихой смертью скончалась надежда реабилитироваться в глазах братьев за счет небольшого побоища с ночными работниками. Обычно их довольно часто можно встретить в других районах города. Именно ловлей этой разновидности работников ножа и топора и занимается стража. От иных угроз город защищает орден огня.

— Дык ведете вы себя как лыцарь, я на вашего брата насмотрелся в свое время. — Ответил страж, и видимо заметив удивление отразившееся на лице Зака, пояснил: — Я ж в первой остмаркской компании участвовал.- Как сейчас помню, прижали нас под Кроксенгским холмом четвертый легион пусть земля им пухом будет. И когда они заничт приступом на холм полезли, я уж думал все — отходил свое. И если б не отряд лыцарей что им в спину ударил, тогда там бы я остался вместе со всем отрядом.

— Понятно. — Коротко кивнул Зак одновременно пытаясь воскресть в памяти все что слышал о той войне. Стражник же не унимался продолжая рассказывать все новые подробности. Так слушая бесконечный монолог, бывшего солдата отряд добрался до квартала квартал прилегающего к обители магов. От размышлений о несправедливой судьбе Зака оторвал столб беснующегося пламени освещающий площадь багровым светом. Это придавало площади довольно мрачный вид. Однако странным рыцарю показалось совсем иное, он точно помнил, что всего пару лет назад эта площадь выглядела совсем иначе. Во первых в ее центре красовалась статуя феникса на покрытом рунами пьедестале. А во вторых камень которым она была вымощена был светлым, теперь же он отливал чернотой.

— Ну что ребята в трактир? — Жизнерадостно предложил один из более, молодых патрульных. В одно мгновенье повисла напряженная тишина, лишь столб ревущего пламени мешал тишине стать абсолютной. Все с мрачным ожиданием смотрели на идущего впереди ‘господина лыцаря’. Сказавшему опасную глупость стражнику кто то отвесил подзатыльник. На лицах стражников проступил страх и малая толика жалости к неудачнику. Все прекрасно знали отношение рыцарей кобры к дисциплине. Зак же в этот момент решал как поступить с нерадивым стражником. По уставу он должен был немедленно казнить беднягу, за пьянство на посту. Но в то же время Зак прекрасно понимал что смерть глупца ничего не изменит, ведь судя по всему, ночная гулянка в квартале магов была традицией. А раз казнь ничего не меняет значит она бессмысленна, то марать руки кровью так же не имеет смысла. Хотя будь это солдаты а не стражники Зак бы не колеблясь казнил бы каждого второго нарушителя дисциплины чтобы остальные прониклись и больше не нарушали порядок. «Но сейчас не война и передо мной не солдаты а всего лишь стражники» — Подумал Зак, усмехнулся заметив страх на лицах стражников.

— Начнем патрулирование с таверны. — Приказал он Выждав секунду чтобы оказать на нерадивых стражников хоть какой то эффект. Тот час напряжение в отряде спало на лицах стражей закона высветились неуверенные улыбки. Даже сам виновник происшествия несмело улыбнулся. Спустя мгновение отряд возобновил, прекратившееся было движение. Темные улицы города приняли отряд бесследно растворив его в своих недрах, ярко освещенная пламенем площадь осталась позади. Дорога к харчевне вела сквозь узкие переулки рядом с замком магов. Слабый ветерок то и дело создавал в дорожной пыли небольшие смерчики взвивающие черную пыль. Впрочем как раз с пылью черная гадость имела мало общего, это был пепел. Время от времени ветер швырял стражника в лицо очередную горстку пепла.

— Вот за это я и не люблю это место. — Пробормотал один из стражников, отплевываясь от попавшего в рот пепла.

— Вечно енти маги подпалят что нить, а нам потом пеплом дыши! — Подхватил разговор о наболевшем другой стражник. Но стоило ему открыть рот как порыв ветра злорадно забил в него новую порцию черной взвеси состоящей из пыли и пепла. Разговорчивый стражник тот час принялся отплевываться. Очистив рот стражник закатил длинную руладу, повествующую о том что магам следует спалить в самых интимных подробностях с длиннющими отступлениями по генеалогическому древу всех магов. Зак невольно восхитился изобретательностью, и выдумкой подчиненного. Под эти чарующие звуки отряд вышел, наконец, на улицу ‘Горящего листа’ где, по словам Дитриха — Так звали разговорчивого ветерана, находилась лучшая в этом городе харчевня. Зак слушал треп стражников в пол уха куда больше внимания он уделял созерцанию окрестностей. Будучи воспитанником рыцарского ордена, он почти не покидал его стен, и в городе был, всего несколько раз если конечно не считать тактические тренировки в городской местности но тогда было не до любования улочками. Магистр ордена считал что послушников ничто не должно отвлекать от занятий и по тому за все двадцать лет обучения они покидали стены училища всего дважды. Причем срок этой маленькой радости был довольно не велик — один день. Впрочем теперь после посвещения в полноценные рыцари Зак мог сам решать куда идти в свободное от службы время.

Идиллию, нарушаемую лишь руганью стражника непрекращающуюся ни на миг вот уже в течении нескольких минут, нарушил громкий вопль.

— Помогите! Кричал мужчина, вывалившийся из таверны под всполох яркого света. Эта яркая вспышка осветила всю улицу, и в памяти молодого рыцаря запечатлелась. Аляповатая вывеска над входом в таверну, грязный фартук с подпалинами в который одет мужчина. Раскрытые ужасе глаза бедолаги, вымазанные сажей кожаные штаны, несколько выбитых камней из мостовой под его ногами. Несколько любопытных лиц выглядывающие через широко распахнутые добротные двери, за спиной зовущего на помощь бедолаги.

— Что случилось! — Рявкнул Зак, на подбежавшего мужчину. Но тот упав на колени, вцепился ему в ногу и похоже впал в ступор. Подняв трясущегося от страха бедолагу на ноги Зак как следует его встряхнул. Впрочем, «легонько» в представлении рыцаря кобры едва не вытрясло из перепуганного бедолаги душу. И все же это подействовало, поскольку он вздрогнул и принялся причитать про то, что его хотят убить. С трудом вникая в бесконечный словесный поток извергаемый мужчиной, Зак выяснил что это хозяин таверны. На этом связная речь и закончилась, дальше шел сплошной поток мольб о защите. Выслушивать все это у Зака не было ни времени ни желания, так как в мозгу его забрезжила надежда что этой ночью он столкнется хоть с каким-то противником. К тому же дверь таверны с треском распахнулась от удара ноги, и с крыльца одним текуче-плавным прыжком спрыгнул человек. А в след, за ним осторожно прикрыв за собой висящую на одной петле дверь, второй. Зак мгновенно опознал в них неофитов ордена огня, как и любой рыцарь своего ордена он перкрасно разбирался в символике магических орденов как впрочем и в возможностях чародеев.

— А тебе не кажется что с него достаточно? — Спросил вышедший вслед за первым неофит, на ногах он стоял не слишком твердо — сказывалась изрядная доза выпитого.

— Я сделаю то, что обещал! — С негодованием ответил первый слегка заплетающимся языком. В отличие от второго он крепко стоял на ногах, более того.

— Этот человек находится под моей защитой, и я не позволю причинить ему вред. — Громогласно объявил Зак в лучших традициях своего ордена, заслоняя вновь рухнувшего на колени тратирщика.

— Ооо да к нам никак рыцарь пожаловал. — Сказал первый удивленно и тут же добавил. — Ни чее и ему все повыдергиваю, если мешать будет. — заявил он с пьяным смешком направляясь к группе стражников окружившей трактирщика. Зак скрипнул зубами от обиды — «и этот безошибочно узнал во мне рыцаря» — Подумал он тавернщик же тихонечко завыл от страха перед неизбежной расправой, похоже он не считал отряд стражников достаточной защитой от неофита ордена огня.

— Взять этих пропойц. — Коротко бросил Зак стражникам, в отличие от всех остальных он знал правила ордена огня поэтому не боялся что неофиты применять против стражников магию. Уверенность рыцаря передалась и стражникам поскольку они ринулись исполнять приказ. Стражи порядка довольно умело зашли с разных сторон. Спустя мгновенье и Дитрих предложил ему добровольно сдаться а следующий момент ветеран остмарской компании отлетел в сторону метра на два, проскрежетав кирасой по вымощенной булыжником мостовой. Проделав весь этот путь Дитрих уткнулся в ноги рыцарю Кобры. Остальные стражники справившись с удивлением кинулись всем скопом на обидчика. Каждый из них желал отомстить за товарища. Однако для того чтобы справиться с незнакомцем этого было явно недостаточно в считанные секунды отряд стражников разлетелся в разные стороны словно брызги от брошенного в воду камня. В руках мужчины словно по волшебству оказался меч одного из стражников. С отрядом вооруженных и неплохо обученных стражников многие из которых прошли не одну битву он справился играючи словно взрослый атакованный десятком младенцев. Однако внимание Зак даже не заметил поражения своего десятка. Стиль боя продемонстрированный незнакомцем был ему хорошо знаком. Эту стойку больше подходящую полуторному мечу Зак узнал мгновенно. Тот час в его крови забурлила расчетливая ярость.

— Ренегат! — Прошипел Зак и одним прыжком преодолел разделявшее его с незнакомцем расстояние. Прыжок моментально перерос в молниеносно выполненную серию ударов мечем и щитом. Однако противник несмотря на неожиданность и изрядную дозу спиртного принятого на грудь, парировал первые два удара, а на третьем контратаковал. Бой был коротким — финт, удар на отмашь, снова финт и все закончилось. Зак получил сильный удар эфесом меча под дых, слегка прогнувший кирасу, а противник удар кулаком в челюсть от которого на миг потерял сознание. К слову, подобный удар наверняка сломал бы шею более слабому противнику. Зак взмахнул мечем приготовившись добить врага приведя тем самым приговор в исполнение. Но за миг до удара его взгляд случайно зацепился за какую-то неправильность. Мгновенно оценив обстановку Зак понял, что показалось ему неправильным — второй мужчина, которого до этого била крупная дрожь, теперь крепко стоял на ногах и при этом слегка светился. Зак не сомневался что стоит ему сделать неосторожное движение и чародей нанесет удар. В том что перед ним неофит Зак сильно сомневался, метаморфоза произошедшая с чародеем была попросту не посилам не то что неофиту но и подмастерью ордена. Выпарить из собственной крови алкоголь мог только полноценный маг причем довольно высокой ступени посвящения для всех остальных этот трюк закончился бы смертью.

— Положи оружие! — Приказал чародей совершенно трезвым голосом. -«Проклятье!» — Мысленно выругался Зак, как любой из рыцарей он знал сотни способов расправиться с пиромантом, но все они предполагали неожиданную атаку на противника. Причем не в одиночку, а с отрядом опытных арбалетчиков. Просчитав что вероятность справиться с огненным магом в такой ситуации значительно ниже нуля Зак решил утянуть за собой в могилу хотя бы ренегата. Он ударил без замаха из казалось бы невозможного положения. Последним что он запомнил, была яркая вспышка ослепившая, а затем страшный удар, который казалось, переломал ему все кости погасил сознание.

Оглавление

Обращение к пользователям