Глава 30

К шатру, украшенному символикой огненного ордена, я пришел незадолго до рассвета. Всю ночь я провел на лугу, распугивая ночную живность, яркими вспышками света, в которых сгорали сорванные мной травинки. И пусть теперь зеленый цвет вызывал у меня желание выжечь все вокруг в радиусе пары сот метров, но результат того стоил. Теперь травинки мерзкого зеленого цвета не исчезали в яркой вспышке пламени, а просто вспыхивали как солома. А это значит, что стоит мне попытаться создать с помощью красного ветра огненный шарик для освещения и мои спутники превратятся не в горстку золы, а всего лишь в обожженные трупы. Пусть это и далеко от идеала но все же лучше чем ничего. Теперь если ничего непредвиденного не произойдет то к завтрашнему утру, я смогу управлять пламенем без особого вреда для окружающих. Осталось только понять что произошло в шатре у командующего. Почему потянув из воздуха энергию красного ветра я прихватил с собой естественное тепло? Я ведь даже не слышал о том что такое возможно. Более того на первых трех лекциях по теории пиромантии нам доходчиво объясняли что напрямую управлять рассеянным в воздухе теплом невозможно. Выходит, нам лгали? Или быть может, не договаривали? Хотя нет я еще ни разу не видел чтобы Фархаду удалось откачать из воздуха тепло, только отработанный жар выделяющийся после контакта с красным ветром. Да и во время инициации я точно помню, что напрямую управлять движением рассеянного в воздухе тепла у меня не получилось. С тех пор изменились законы мироздания? Чушь! Значит, изменился я? Ну да а ка4к я хотел? Произошедшее в комнате у Риты вовсе не кошмар, да и рассказ Риола на бред сумасшедшего не очень похож. Вернее очень даже похож но Риол то пока еще не рехнулся да и лгать ему о том что произошло смысла особого не было. Или был? Нет, это уже паранойя. Так что же это все значит? А… не важно, главное поосторожней обращаться с теплом вокруг и ничего похабного не случиться. А как только выдастся возможность запустить руку в библиотеку ордена стоит поискать что ни будь о подобных случаях. Едва ли то что произошло со мной уникально. От размышлений на эту не слишком приятную тему разболелась голова, хотя вполне возможноч то виной тому были вовсе не размышления а пятичасовая тренировка и затекшая за это время шея. Добравшись до солидных размеров шатра, украшенного символикой сразу трех магических орденов, я потер виски пытаясь избавиться от головной боли.

Боль к моим потугам осталась равнодушна, ладно хоть не усилилась. Усмехнувшись плавающим в голове мыслям я откинул полог, и немедленно пожалел о содеянном.

Лучше бы я до самого утра сидел на лугу, чем созерцать это чудесное девичье личико, в обрамлении длинных вьющихся волос рыжего цвета.

— Ну, здравствуйте. — Поприветствовал я всех присутствующих. А присутствовало в шатре немало народу. Нет яблоку упасть есть где а вот у человеку места не хватит. Что удивительно несмотря на раннее утро или позднюю ночь смотря с какой стороны посмотреть в шатре никто не спал. Более того судя по всему до моего прихода тут шло бурное обсуждение. Причем учитывая то, как быстро все стихло при моем появлении, обсуждали меня. В ответ на мое приветствие раздался нестройных хор голосов. Хотя нестройность в него вносили адепты огня, остальные неофиты в общем то поздоровались довольно нейтрально. Хотя этот то, как раз и не удивительно в отличии от неофитов ордена огня остальные не знают что боевым магом я стал миную все остальные ступени. Эния так и вовсе проигнорировала мое приветствие с просто великолепным презрением. Все чем я был удостоен так это полным гадливости пополам с презрением взглядом. Так должно быть смотрят на личинку мухи, копающуюся в навозе.

— Вижу ты рада меня видеть. — Выдавил я из себя улыбку, на большее меня не хватило поскольку большая часть моей воли пыталась сдержать напор гнева причем в этот раз моего собственного.

— Что здесь за собрание? — Спросил я выцепив взглядом Риола.

— Ты что забыл что являешься направляющим? — Тихо осведомился друг, несколько мгновений я смотрел на него с непониманием пока смысл сказанного наконец не дошел до сознания. Как я мог забыть? Все неофиты отправленные в этот самоубийственный поход находятся в моем подчинении. В душе немедленно вспыхнула злость, вначале на свою забывчивость, а потом на всех окружающих. Видимо это отразилось на моем лице, по тому, что стоявшие ближе всего ко мне изрядно побледнели, и отшатнулись.

— Это я и без тебя знаю. Я спрашиваю, что здесь за собрание? — Рявкнул я справедливо рассудив что стоит мне стушеваться и меня просто не будут принимать в серьез. Хотя надо ли мне чтоб принимали? В конце концов мне не так уж и долго ехать в их компании. К тому большая часть этих людей откровенная обуза в предстоящем предприятии.

— НУ! — Рявкнул я грозно — Что здесь происходит? — Выделяя каждое слово спросил я. Уверенность в моем голосе произвела впечатление а может быть свою роль сыграло то что я вновь неосознанно установил контакт с красным ветром. Как бы то ни было о том чтобы меня чем то попрекать не думал уже никто. Из всех присутствующих разве что только Эния осталась стоять на том же месте что и раньше остальные попятились. Ну и пожалуй Риол стоял рядом с совершенно невозмутимым видом. Но как раз на его реакцию мне было наплевать, возмутителем спокойствия был вовсе не он. Вперив в Энию немигающий взгляд я с удовлетворением отметил легкий флер ужаса мелькнувший в глубине ее глаз. Но несмотря на это лице ее ни дрогнул, ни один мускул. И все же страх никуда не делся во всяком случае скрыть его от меня ей не удалось. Не знаю почему но разлитый в воздухе страх вызывал у меня восторг. Внезапно накатил приступ какого-то бесшабашного веселья. Усилием воли я подавил позыв засмеяться.

— Все свободны! — Скомандовал я максимально бесстрастно. Все находящиеся в шатре чародеи едва ли не бегом поспешили выполнить мой приказ. Хотя вполне возможно они просто радовались возможности убраться от меня подальше.

— Останься. — Перехватил я Корина самого у полога.

— Позови пожалуйста Зака. — Попросил я Риола. Разу уж никто не спит то стоит обсудить предстоящее Задание благо у меня наконец дошли руки до тонго чтобы внимательно изучить распоряжение Фархада. Лишь после того как Риол отправился на поиски рыцаря я обернулся к Энии. Все это время она с некоторой долей вызова стояла на месте, интересно что помешало ей выйти? Гордость? Или осознание того факта что ей приказал человек не относящийся к «благородному» сословию?

— Ну. И?! — Обратился я к девушке, не особо скрывая свою неприязнь.

— Я хотела с тобой поговорить. — Сказала она, не на шутку меня удивив. На до же какие признания.

— И что же столь благородной особе нужно от меня недостойного? — Не удержался я от детской шпильки.

— Я пришла попросить тебя об одной услуге. — Тихо сказала она, и о чудо — презрение в ее голосе исчезло в неизвестном направлении.

— Тебе не кажется, что твое поведение не слишком вяжется с подобными просьбами. — Усмехнулся я, припомнив оживленное обсуждение царившее в шатре до моего прихода.

— Возможно. — Уклонилась она от ответа, восстановив на лице маску невозмутимости. Надо бы на этом и закончить разговор но разгоревшийся в груди огонек любопытства такой роскоши мне не позволил.

— Ладно. — Вздохнул я обреченно. — Говори. — Выдохнул я прекрасно понимая, что в будущем я пожалею о своем решении, но пламя любопытства было сильней.

— Наедине. — Выразительно посмотрела она в сторону Корина.

— Выйди. — Попросил я как всегда растрепанного сефиротика.

— Ну? — Поторопил я девушку.

— У меня проблемы. — Выдавила из себя Эния.

— И чем я могу тебе помочь? — Спросил я поддавшись собственному любопытству. Ох чувствую не доведет оно меня до добра.

— Я не могу контролировать жар идущий от красного ветра. — Выпалила она чем то смутившись.

— И ты с такой проблемой поехала «помогать» отцу?! — Окосел я от таких откровений, желание бежать отсюда в панике на несколько минут затопило сознание. Пожалуй теперь я понимаю каких нервов стоили мои проблемы Риолу.

— Я не могу сидеть в безопасности, пока мой род сражается за жизнь. — Гордо вскинув голову заявила Эния. Прах и пепел! Кто вбил этой дурочке в голову что она может чем то помочь?! Да она же первым же заклинанием уничтожит и себя и всех кто будет рядом. Красный ветер не прощает подобных ошибок. И что самое гадкое в этой ситуации мне теперь никуда не деться, я просто обязан помочь Энии восстановить контроль. Иначе шансы добраться до Гезы в целости и сохранности мягко говоря невысокие. Пока Эния не контролирует свои совсем не маленькие возможности находиться рядом с ней опасно.

— Хорошо, я помогу тебе на правах наставника. — Скрепя сердце согласился я. — Но есть два условия. Во первых, ты не будешь пользоваться красным ветром без моего на то согласия, и во вторых прекратишь создавать неприятности. — Добавил я, последовавшая за этим Реакция Энии немало меня позабавила пожалуй стоило влезть в эту историю просто для того чтобы посмотреть как она справиться собственным гонором.

— Хорошо. — Согласилась она лихорадочно блеснув глазами. Интересно это галлюцинация или она действительно готова расплакаться?

— Тогда завтра после того как разобьют лагерь найди меня. — Сказал я сделав вид что ничего не заметил.

— Хорошо. — буркнула девушка, и выскочила наружу. Странно поступил я вроде бы правильно, а чувствую себя так будто сделал гадость. А ладно, сейчас не время думать об этом. С тихим шелестом полог шатра откинулся и внутрь ворвался Зак, потянул носом воздух и уставился на меня с таким подозрением будто если и не совершил нечто ужасное, то точно совершу в ближайшее время. Вслед за рыцарем в шатер ввалился Корин именно ввалился поскольку иного слова для подобного способа передвижения я найти не смог. Последним в шатер влез Риол, отодвинув со своего пути рыцаря так будто тот был вещью.

— Давай, Сим давай колись, что такого попросила эта. — Какое-то мгновенье Риол помедлил, подбирая, по всей видимости, слово которое бы более объемно охарактеризовало нашу общую знакомую. — чудесная особа. — Наконец сказал он, явно удержавшись от куда более крепких слов. Зак при этом едва не кинулся на него с кулаками. Прах и пепел они что нашли новый повод для драки?

— Хватит. — Устало сказал я указав взглядом на Зака. Ничего кроме хитроватой улыбки моя просьба не вызвала. Ему что нравятся постоянные стычки с рыцарем? А, пепел с ними у меня своих проблем хватает.

— Собственно говоря, попросила она меня о помощи. — Не стал я затягивать паузу. На все свои попытки примирить Риола с Заком я решил плюнуть. В самом деле сколько можно? Если сцепятся всерьез прибью выжившего и вся недолга.

— Что?! Эния у кого-то запросила помощи? И этим кем-то оказался ты, а не, по меньшей мере, Экзарх? — Наигранно удивился Риол, похоже он готов продать душу за возможность подразнить рыцаря.

— Собственно говоря, к этому нелегкому шагу ее принудила суровая необходимость. — Хмыкнул я, остановив Зака взглядом от попытки кинуться на Риола с кулаками. Мне только драки тут еще не хватало.

— Продолжай не останавливайся. — Подбодрил меня друг, игнорируя побелевшего от злости рыцаря.

— Насколько я понял из ее объяснений у нее те же проблемы что и у меня. — Наконец сказал я. Удостоившись, наконец удивленного взгляда Корина. Собственно весь разговор он провел в каком то состоянии полудремы, и лишь теперь встрепенулся. Собственно ничего странного в таком поведении не было поскольку он не имел «счастливой» возможности пообщаться с Энией подольше, а по тому не понимал ерничанья Риола. Однако озвучить свой вопрос он так и не решился а может просто не счел необходимым. По большому счету то что происходит в его голове оставалось для меня загадкой. Корин вообще демонстрировал весьма характерные качества присущие большинству адептов воздушной стихии.

— О чем ты? — Спросил наконец сефиротик.

— Ты думаешь, он всех неугодных поджигает и выкидывает вон? — Насмешливо спросил Риол.

— Да. — Простодушно ответил Корин.

— У меня проблемы с распределением силы. — Тихо сказал я постепенно свирипея от устроенного Риолом цирка.

— Ну и как ты собираешься ей помочь, если со своими проблемами разобраться не можешь. — Задал резонный вопрос Корин.

— А он, свои проблемы решил. — Ответил за меня Риол. Ах вот оно что! Все это паясничанье было своего рода проверкой на самоконтроль. И судя по всему я ее прошел. Что ж в проницательности Риолу не откажешь. И все же в подтверждение его слов я создал на ладони крохотный огненный шарик. Вернее попытался создать и у меня получилось, правда крохотным возникший уменя в руке шар огня не смог бы назвать никто.

— Впечатляет. — Сказал Риол, и тут же добавил. — Раз мы все еще живы, а шатер до сих пор не сгорел. Это вселяет оптимизм, и веру в светлое будущее.

— Уже завтра я смогу полностью контролировать свою силу. — Сказал я проигнорировав насмешку.

— Это радует, значит, ты думаешь, что и Энии можно помочь таким же способом? — Спросил Риол с некоторой долей сомнения в голосе.

— Это ты думаешь. А я знаю. — Отрезал я. — Надеюсь всем все ясно? — Поинтересовался я.

— Ну раз всем все ясно пора переходить к делу.

***

Глава шилонского отделения Созерцателей Черк, сжимая в одной руке стопку бумаг, с отчетами, быстрым шагом шел по коридору замка стоящего в центре Гезы. Хотя называть замком это сооружение, состоящее из одного донжона, было неверно. Однако в свое время, когда Геза была не центром процветающей провинции, а всего лишь замком который возвел на пресечении крупных торговых путей, предприимчивы главарь шайки разбойников. Замок этот назывался Агр причем замком его мог назвать разве что крестьянин ничего больше своей хижины не видевший. Тем не менее шайка засела в нем столь прочно, что наемная армия гильдии купцов не смогла ее оттуда выбить. Так что купцам пришлось смириться с новой напастью. И скорее всего дело бы закончилось поиском нового маршрута но главарь шайки проявил неожиданное благоразумие. Он договорился с купцами о «защите» и стал взимать с них плату за свои «услуги». Причем вскоре купцов ему стало мало и вскоре все окрестные деревеньки оказались под защитой порядком разросшейся банды. Правда нужно отметить что эфемерной эта защита оставалась недолго. Вскоре Густав — а именно так звали главаря шайки понял что из страдающих от постоянных набегов крестьян много не выжать. С этого момента и началась история будущего герцогства. За несколько лет Густав ухитрился почти под чистую вывести из окрестных лесов большую часть разбойничьих ватаг. Часть отловленных работников ножа и топора присоединилась к быстро набирающему мощь самозваному герцогу остальные украсили собой деревья. После такого подарка Гильдия торговцев была вынуждена признать Густава герцогом, а под давлением купцов это сделали и правители сопредельных государств. По большому счету сначала новоявленное герцогство было выгодно соседям поскольку проход через его земли стал безопасным а после ничего поделать с этим уже не могли. Густав соорудил из своей банды неплохую армию. И пусть для завоеваний она не годилась а вот прятаться по лесам и наносить неожиданные и болезненные удару противнику у нее получалось выше всяких похвал. Так после нескольких попыток присоединить себе вольное герцогство соседи решили оставить Густава в покое. А свежеиспеченный герцог Агринский развил бурную деятельность. Он за несколько лет обложил все окрестные селения данью, в обмен на защиту от набегов северян, и, проявив недюжинную смекалку, и дипломатический талант договорился с купцами. Вскоре он организовал перевалочную базу рядом со своим замком и целую сеть постоялых дворов. И не прогадал! чахлый ручеек золота, льющийся в карман Графа, превратился в полноводную реку. Перевалочная база довольно быстро разрослась и постепенно превратилась в крупный ремесленный город, впрочем, это было уже после смерти Густава. Однако его потомки оказались достаточно смышлеными, чтобы продолжить дело своего отца. Постепенно небольшой феод разросся до полноценной провинции, которая своим богатством привлекала слишком многих. Вовремя оценив ситуацию, семейство Агринских сумело договориться с Гильдией о финансировании десятка фортов, и укреплений на территории новой герцогства. Стены замка, в котором жило семейство снесли, поскольку к тому моменту дворик замка был слишком мал в сравнении с городом, раскинувшимся за его стенами. Правда после этого решительного шага крепостной стеной был обнесен уже сам город. А от старого замка остался лишь донжон с парой пристроек. Он и стал играть роль дворца правителя провинции. Тем более что за прошедшие годы от прежней постройки осталось разве что только место. Впрочем, жители по старинке именовали его не дворцом, а Замком.

Миновав два поста стражи и почетный караул у дверей глава Созерцателей постучал в дверь кабинета Герцога.

— Заходи. — Донесся из кабинета голос Вилема. Не смотря на то, что Шилонская провинция входила в состав Зеоры, Герцог был практически единоличным правителем на территории провинции, а его отношения со столицей выражались лишь в том, что отправлял караваны груженые золотом и сырьем, добываемым на горных приисках. В обмен герцог мог рассчитывать на военную помощь и услуги магических орденов. В остальном же его деятельность не контролировалась. Ну разве что вездесущие Созерцатели внимательно отслеживали каждый его шаг но как раз с этим Вилем смирился довольно быстро. Вкус этой горькой пилюли изрядно смягчал тот факт что Созерцатели исправно снабжали Герцога весьма ценной информацией.

Вилем сидел за столом просматривая солидных размеров кипу бумаг. В кабинете Графа, обычно царил идеальный порядок. В центре кабинета стоял стол красноватого цвета. Насколько было известно Черку, сделан этот стол был из древесины невероятно редкого дерева растущего на границе феролитовой пустыни. По сути, такой столик был куда дороже, чем родовые поместья иных Высокородных господ. Всю левую стену занимал огромный шкаф с множеством небольших ящичков. В них хранилась вся важнейшая информация о торговых сделках а также целый ворох другой немаловажной информации о делах в провинции. Комната освещалась тремя магическими светильниками, расположенными над потолком. Они заливали комнату ярким солнечным светом. Под их яркими лучами было особенно заметно что идеальный порядок остался в прошлом. Рабочий стол Вилема завален беспорядочно разбросанными бумагами, многие ящички шкафа распахнуты настежь. Услышав стук захлопнувшейся двери, Вилем поднял на Черка красные от недосыпания глаза.

— Ну, давай докладывай. — Сказал он, и выдавив из себя измученную улыбку добавил. — Добей старика.

— У меня три новости и один отчет. — Сказал Черк, сдержано улыбнувшись незамысловатой шутке герцога.

— Отчет пложи на край стола и давай срочные новости. — Потерев виски, сказал Вилем.

— Мы нашли вашего старого друга. — Сказал Черк решив начать с более приятной новость.

— Кого именно? — Спросил Вилем.

— Торгвара. — Уточнил Черк.

— Он жив? — Спросил герцог необычайно спокойным голосом, лишь нервное постукивание по столешнице выдавало его напряжение.

— Да. Он был серьезно ранен, но наши медики подлатали его насколько это возможно. — Добавил магистр Созерцателей.

— Он что-нибудь сказал? — Быстро спросил Вилем.

— Нет, но он настойчиво требует аудиенцию. — Склонил голову Черк.

— Хорошо. — Пробормотал Вилем. — Что еще?

— Обещанная орденами помощь неделю назад выдвинулась из Синтура. — перешел к следующей новости магистр.

— Состав? — Поинтересовался герцог.

— Полк егерей, под командованием рыцарей кобры в качестве поддержки двадцать магов. — Доложил Черк и бросив на герцога внимательный взгляд добавил. — С ними едет ваша дочь. — Несколько мгновений Вилем смотрел на главу разведки совершенно пустыми глазами. Лицо его как то разом осунулось и постарело. Черк уже было приготовился позвать медиков, но Вилем, похоже, совладал с собой.

— Когда прибудет помощь? — Спросил Вилем после долгой паузы.

— Через полторы недели. — Лаконично ответил глава Созерцателей оценив выдержку герцога.

— Что в отчете. — Последовал следующий вопрос.

— Краткая сводка о передвижениях противника, и состоянии фортификаций. — Отрапортовал Черк.

— Хорошо. Я посмотрю. Можешь идти. — Хмуро произнес герцог. Коротко поклонившись Вилему Черк вышел из кабинета, магистру предстояло сделать очень и очень многое.

глава 31

Вот уже три дня моя жизнь катилась по накатанной колее. Большую часть дня мне приходилось спать в тесном экипаже, а вечером выслушивать нуднейшую, лекцию по «тактическому взаимодействию с магами», которую читал Зак. Если бы не тот факт что я сам попросил его об этом то случилось бы непоправимое. Я и не подозревал что описание войны может быть столь нудным и логичным. После этого получасового кошмара шли не менее нудные занятия по отработке этого самого «взаимодействия». Заключалось это в следующем — мне приходилось раз за разом посылать поверх голов егерей выстроившихся в боевой порядок одно и то же заклятье. Делать это нужно было до тех пор, пока они не переставали, падать на землю в ужасе зажимая уши от специфического звука издаваемого огненными заклятьями. Вся тонкость заключалась в том что находился я позади строя и надо признать этот факт изрядно нервировал егерей. Впрочем, сложно найти человека который остался бы спокоен когда у него за спиной работает пиромант. А это все равно что находиться рядом с бушующим лесным пожаром — звуки примерно те же. А уж когда над головой с весьма специфическим гулом пролетает огненный шар весьма солидных размеров то удержаться от побега в неизвестном направлении должно быть очень сложно. Впрочем, мне по большому счету все равно, надеюсь участвовать в полномасштабных сражениях мне не придется, а если и придется то явно не с этим полком. И все же — как раздражает монотонное повторение! Как тут не оценить мудрость экзарха — поскольку за два таких занятия, егеря с трудом привыкли лишь к реву пролетающего над их головами огненного шара. Стоило представить что таких заклятий могло бы быть и больше как мне становиться нехорошо. Впрочем нытьем делу не поможешь так что лучше заняться делом. Примерно через час руки мои слегка подрагивали от усталости, горло душил подавленный гнев, а перед егерями простиралось перепаханное взрывами поле, где верхний слой земли превратился в пепел. Ко бы мог подумать что монотонное повторение может так утомить?

— На сегодня все. — Буркнул я с трудом подавив вспышку раздражения. Грегор наблюдавший за процессом обучения согласно кивнул и отвернулся. Я же поплелся в лагерь. Благодаря запаху свежесвареной каши с мясом ошибиться с направлением было невозможно. Ужин придал сил, усталост временно отступило, вернулась ясность мысли. И я со всей этой яностью осознал что пора выполнять обещание данное Энии. Хоть бы случилось что-нибудь, ну не хочу я ее видеть да я лучше еще немного с егерями позанимаюсь! Вот только выбора нет, если ей не помочь сейчас то рано или поздно я за это поплачусь. Причем «рано» — если в момент взрыва буду рядом, а «поздно» если буду далеко. Причем лучше рано чем поздно поскольку Фархад в отличие от слепой стихии легкой смерти не подарит. Окинув взглядом лагерь я не особенно удивился не найдя взглядом Энию. Скорее всего она уже ждет меня в где ни будь неподалеку, двигаться не хотелось но мерзкое слово — «надо» набатом стучало в голове требуя немедленных действий. Поднявшись на ноги я с наслаждением потянулся, испепелил остатки еды в тарелке и ссыпав пепел на землю сунул тарелку в подсумок. К счастью Грегор и его сержанты все еще гоняют часть своего полка по плацу, так что сквозь лагерь можно пройти без особого труда. Повертев головой я нашарил взглядом пульсирующую огнем ауру Энии, благо она была видна даже с середины лагеря. Причем судя п всему на опушке она не одна. Любопытно… Сформировав форму Пламенного Глаза я вновь с интересом посмотрел в сторону подлеска в котором укрылась Эния. Мир причудливо изменился, все цвета кроме оттенков синего и красного исчезли будто их никогда и не было. Ярко оранжевые люди, прикрытые синеватой дымкой одежды, ярко красный, почти что белый костер разливающий вокруг красноватую дымку тепла. О да, теперь я вижу что Эния в подлеске не одна, рядом с ней находиться рослый человек в поглощающей тепло броне. Именно благодаря ей он так долго оставался незамеченным. Сморгнув слезы я развеял форму Пламенного Глаза. Дочего же гадкое ощущение в глаза словно песка сыпанули, утешает только то что это скоро пройдет. В этот раз результат использования этой формы не стоил тех усилий что я на нее потратил. Человек в доспехах возле Энии никем иным кроме нашего рыцаря быть не может. Что ж это его проблемы, пытаться отговорить его от совершаемой глупости я не стану. Тем более что мне все это только на руку, может рыцарю удастся найти занятие для неугомонной аристократки. Да и идти можно медленнее раз никто меня не ждет. Так в несколько приподнятом настроении я и добрался до опушки окруженной молодой порослью. Однако несмотря на мои ожидания Эния на поляне сидела в гордом одиночестве. Гордым его делала надменная поза, надо же она даже в одиночестве ведет себя так будто находиться на аудиенции, по меньшей мере, экзарха.

— Садись на землю. — Буркнул я вместо приветствия и тут же подавая пример сел на первым. На этикет мне в этот момент было наплевать чего никак не сказать об Энии. Мой приказ она просто проигнорировала, но так даже забавней. Интересно она понимает что я вовсе не из прихоти потребовал чтобы она села на землю? А не важно, вскоре она так или иначе там окажется но уже не по своей воле. Сидеть на пеньке конечно гораздо удобней но вот сухое дерево отлично горит, а при высокой концентрации энергии красного ветра и вовсе превращается в пепел.

— Сорви травинку посочней, и попробуй ее высушить. — Приказал я с удобством расположившись на земле.

— Зачем? — Поинтересовалась она подозрительно. Прах и пепел! Да она что подвох в моих словах ищет?

— Ты хотела чтоб я тебе помог, я помогаю. — Пожал я плечами, уговаривать ее ни сил не желания у меня не было и даже гнев Фархада казался мне в этот момент чем-то далеким.

— Хорошо. — Прошипела она но травинку правда сорвала, и то хлеб.

— А теперь высуши ее. — Повторил я задание и уже хотел было добавить чтоб она тщательно следила за каналом но следующий момент ярчайшая вспышка едва не выжгла мне глаза. Выжил я только благодаря чуду, и въевшейся в кровь привычки всегда возводить вокруг себя защиту, даже если я не в бою. Собственно говоря, этой чудесной привычкой я обязан Фархаду, который потратил неделю на то чтобы вбить мне в голову эту соответствующую защитную форму. При этом он и не собирался объяснять мне, зачем нужно всегда держать щит наготове. Он просто показал, каким способом его можно создать, и как удерживать. А вот после того как я в пятый раз загремел в лазарет с обширными ожогами, из-за «старческой» рассеянности Фархада. Мастер огня «нечаянно» стал вложил в свои заклятья «чуть» больше силы. После этого я осознал простую истину — неосторожный маг — мертвый маг. А жить мне, почему то хотелось. Вот и в этот раз, когда я дал Энии травинку и попросил высушить его, я как всегда возвел вокруг себя довольно мощный щит, основной задачей которого было сжигать любую направленную в мою сторону магию, а высвобождающуюся энергию перебрасывать мне. Не успел я проморгаться как вслед за светом на меня обрушился ревущий поток силы. Солдатские палатки, расположенные неподалеку задымились. Началась паника ктото катался по земле прикрывая глаза руками. Я же лихорадочно пытался избавиться от того колоссального объема энергии, что на меня свалился. И если мне это не удастся то обрушившийся на лагерь удар покажется сущим пустяком в сравнении с тем что произойдет если я потеряю контроль. Егерям и так повезло поскольку я расположился между лагерем и Энией так что мой личный щит прикрыл и лагерь а то что просочилось не шло ни в какое сравнение с тем что осело во мне. Дикая ярость пламени наполняла каждую частичку моего сознания, безумно хотелось выплеснуть ее всесжигающий поток наружу. Но как раз этого делать было нельзя, иначе поход нашего отряда закончиться весьма печально. Невысокий подлесок ярко пылал, ветер раздувал пламя. Огонь весело доедал кусты и готовился перекинуться на деревья, а я с ужасом осознавал, что еще хоть капля жара добавиться к тому, что уже бурлит в моей крови, то я просто сойду с ума. Превращусь в безумного берсеркера. А унять пламя пока оно не разрослось в полноценный лесной пожар просто необходимо. Сожженый лес мне никто не простит. Ситуацию спас Корин, не зря я попросил Риола его позвать. Сефиротик взмахнул не весть, откуда взявшимся посохом, и ураганный порыв ветра буквально сдул пламя прихватив с собой кусты и пару не деревьев. Я же тупо наблюдал за этой жуткой картиной, борясь с приступом безумного гнева. Наконец, на смену застилающей глаза ярости пришла какая-то бездумная отрешенность. Мне не хотелось не то двигаться, мне даже жить не хотелось! Поэтому я сидел и тупо наблюдал за тем как Корин справляется с пожаром. В этом состоянии меня и нашел Риол. Молча посмотрев на меня, затем на полоумно улыбающуюся Энию сидящую прямо на земле. Девушка держала перед собой правую руку и тихо хихикала. Зрелище надо признать весьма оригинальное, не будь я в таком же состоянии, наверняка посмеялся бы над ней. Скорее всего даже отпустил бы пару шпилек в ее адрес, но мне, к сожалению, было не до этого. Покачав головой Риол вновь подошел ко мне. На этом мои вспоминания и обрываются, похоже тело милосердно отключило переполненный энергией разум прежде чем он успеет натворить каких-нибудь глупостей. Не говоря уж о таких мелочах как сумасшествие.

— Сим очнись! — Хлесткий удар по щеке выдернул меня из огненной бездны сновидений.

— Что произошло? — Прохрипел я ничего еще толком не соображая.

— Сбрось жар, я не могу подойти. — Донесся до меня голос Риола. Что он имеет в виду? Я же не чувствую жара! Он что рехнулся? Или я чего то не понимаю? Попытавшись подняться я уперся взглядом в обугленную землю. Ну да, а какой она еще может быть если здесь несколько секунд назад лежал переполненный энергией пиромант? Стоп! Я же не помню как сбросил жар, я просто потерял сознание, так и не сумев избавиться от бушующего в крови яростного пламени. Значит Риол прав? Но почему я тогда не чувствуя жара? Поднявшись на ноги я тряхнул руками две струйки жидкого пламени плеснули на землю оставив после себя довольно внушительные борозды.

— Подожди. — Попросил я заметив что Риол вновь готовиться подойти ближе. Несколько мгновений я просто стоял пытаясь докопаться до причины своей странной нечувствительности. Лучше бы я этого не делал, поскольку стоило мне обратить внимание внутрь себя как пелена спала. Поток первобытной силы существовавшей еще до сотворения мира захлестнул меня с новой силой. Яростное пламя взвихрилось изнутри и снаружи. Пламенный полог укрыл меня с головой. Но все что я чувствовал это ласковое тепло, жаркое пламя заполнившее для меня весь мир казалось мне в этот момент чем то живым. Оно как верный пес радовалось моему присутствию, с немым вопросом заглядывало в глаза истово желало исполнить любое мое желание. Неистовая и жестокая стихия разом обернулась верным другом. Состояние в котором я находился вполне можно было назвать счастьем как жаль длилось оно так недолго. И что самое печальное я собственноручно положил ему конец. Огненный шар размером с небольшой дом взмыл в небо рассыпая по пути злые синие искры. Вот что увидели окружающие, я же видел совсем иное. Прекрасная в своей чистоте стихия отдалялась от меня с каждой секундой, чувство невосполнимой потери заполнило душу ядовитой горечью. И все же эта потеря была необходимой, желание установить контакт с красным ветром накатило неожиданно мощно. Кажется я с воем рухнул на покрытую пеплом землю. Каждое мгновение прожитое без присутствия огненной стихии казалось мне настоящей катастрофой. Если бы не успокаивающие доводы разума я наверное перегрыз бы себе вены, или выкинул какую-нибудь другую глупость вроде создания канала связи с красным ветром. За эти растянувшиеся в вечность секунды я успел проклясть тот день и тот час, когда я согласился помочь Энии. В конце концов гнев Фархада не обязательно закончиться моей смертью вполне возможно что я переживу этот неприятный момент пусть даже и лишившись нескольких частей тела. Прах и пепел да все что угодно лишь бы не было этого чудовищного чувства потери. Повернув голову в сторону тлеющего подлеска я наткнулся на взглядом на Риола, не знаю что он прочел в моих глазах но в следующий миг я ощутил удар по голове и провалился в спасительную тьму беспамятства.

***

Фархад с изрядной долей любопытства наблюдал за развернувшейся перед им картиной. Немало этому способствовал высокий пригорок на котором и расположился мастер огня. Хотя привело его в это место все не любопытство и уж точно не желание полюбоваться видами. Причиной по которой Фархад занял этот пригорок бы приказ экзарха. По заданию Алефа Фархад должен был проконтролировать взятие Альценбурга. Этот прославленный на весь мир город был некоронованной столицей ремесленных технологий и именно в его кузнях и лабораториях родились те самые железные трубы изрыгающие тяжелые ядра. Впрочем это не единственное изобретение появившееся на свет в этом городе. Слоить сопротивление защитников города крывшихся за высокими стенами и целой кучей различных смертоносных устройств было непросто. Вернее почти невозможно если конечно армию не поддержат чародеи. Как раз с поддержкой чародеев у армии Экзарха все было в порядке. Орден Огня отправил в бой оба крыла феникса. Почти три десятка опытнейших боевых магов должны обеспечить победу без вмешательства мастера огня. И все же Экзарх решил не оставлять осажденному году даже призрачного шанса, именно по этому Фархад и вынужден был терять свое время сидя на возвышенности с которой открывался вид на осажденный город. Выглядел Альцебург просто великолепно — высокие стены скрывали за собой ухоженные дома по странной прихоти городского совета выкрашенные в белый цвет. Молочного цвета шпили возвышающиеся над городом производили впечатление даже на мастера огня. Фархад даже сожалел о том что такая красота и изящество в ближайшие часы будет уничтожено. Экзарх отдал а его счет недвусмысленный приказ. Если горожанам удастся отбить штурм город нужно будет уничтожить невзирая на его секреты. Армия дороже технологических разработок во всяком случае сейчас когда стране грозит войн на два фронта. Тем временем штурм начался, и начало ему положили пироманты. Огненный таран размером небольшой дом с грохотом врезался в ворота Альценбурга. Концентрированная энергия красного ветра должна была расплавить сталь и испепелить дерево не говоря уж о таких мелочах как защитники города по ту сторону. Но ничего этого не произошло обитые мерцающей белой сталью ворота выдержали напор огненной стихии. Единственным видимым эффектом было то что синие стали чуть-чуть поутихло.

— А лесирцы времени не теряли. — Пробормотал себе под нос мастер огня не отрываясь от изучения города. В том что крылья феникса взломают защиту наложенную а ворота мастер огня не сомневался. В конце концов для такого количества опытных чародеев существует не так уж много неодолимых преград. И защита созданная оружейниками лесирцев к ним явно не относиться. «Интересно как они решат эту проблему?» — Подумал Фархад налетом легкого любопытства. Впрочем едва только пироманты начали действовать как вялый интерес мастера огня бесследно исчез сменившись скукой густо замешенной с тоской и разочарованием.

— Они так ничему и не научись и даже учиться не хотят. — Вздохнул Фархад с трудом подавив зевоту. Хотя происходящее на его глазах зрелище вполне могло вогнать непосвященного человека в ужас. Тридцать обманчиво тонких с большого расстояния огненных змей впились в ворота. Чистейшая эссенция энергии красного ветра безжалостно пожирала чужую стихию вместе с ней плавился и молочно белый металл покрывающий створки. Победный кличь вырвавшийся из тысяч глоток воинов Зеоры казалось сотряс стены. Простые солдаты и немногочисленные рыцари приветствовали явленное им могущество. Фархад же остался безучастен, более того в очередной раз за последе десятилетие на него накатило чувство близкое апатии. «Каждый раз одно и то же. Мы топчемся на месте вместо того чтобы идти дальше» — Билась в голове мастера огня мрачная до нельзя мысль. Тем временем воины пошли на приступ. Створки прикрывающих вход в город ворот дрогнули от слаженного удара пиромантов. Большая часть металла и защитных чар наложенных на их мастерами белого ордена бесследно исчезли в огненной буре так что теперь ничто не мешало огненным магам закончить начатое. Многочисленные защитные устройства расположенные на стенах Альценбурга отчего то молчали, хотя если приглядеться то вокруг них можно было заметить суету защитников города. Еще один безыскусный но эффективный огненный таран врезался в порядком обгоревшие ворота. Одна из сворок с грохотом влетела вовнутрь. Войска экзарха с рванули вперед стремясь как можно быстрее прорваться во внутрь города. Именно этот момент защитники города и избрали для разрушительного ответа. Десятки баллист, пушек и прочих смертоубийственных достижений пытливой человеческой мысли пришли в движение. С диким грохотом стальные трубы расположенные на стенах послали в сторону вражеских войск смертоносные заряды. Причем если баллисты главным образом стреляли в сторону воинов и рыцарей то железные трубы изрыгнули свой заряд в группу чародеев. Часть снарядов отклонили в стону адепты воздушной стихии создав грандиозных размеров направленный смерч,именно из-за их усилий лучники противника до сих пор бездействовали. Боевые маги ордена огня никогда не страдали недостатком реакции едва грянул первый залп как вокруг чародеев замерцал сотканный из пламени купол.

— Одно и то же. — Тоскливо пробормотал мастер огня наблюдая за этой картиной. С душераздирающим воем снаряды выпущенные «пушками» пробил пламенный щит способный в дно мгновенье расплавить руду железа размером с ирзана. Едва стало понято что щит не удержит снаряд как пироманты бросились в рассыпную, скорость с которой ни это сделали была просто невероятной. И е же за ту сотую долю мгновенья что понадобилось снарядам чтоб достичь земли они успели отбежать метров а тридцать в сторону. И все же этого оказалось ало поскольку выпущенные из пушек снаряды разорвались выпусти во все стороны град острых осколков. Несколько из них долетели даже до Фархада.

— Проклятье. — выдохнул Фархад лишь чудом успев прикрыть глаза. Острая боль в тыльной стороне ладони подсказала что закрылся он не напрасно. Откатившись в сторону Фархад создал вокруг себя сложный щит способный отклонить и сжечь любой материальный предмет. Не ограничившись этой стандартной в принципе мерой мастер огня хитроумны способом перенаправил потоки тепла вокруг себя так чтобы образовался еще один щит состоящий из потока перегрето воздуха. И только позаботившись о том чтобы инцидент не повторился Фархад позволил себе посмотреть на раненую руку. Выглядела ладонь ужасно — несколько осколков какого то розового кристалла едва не прошили ее насквозь. Но несмотря на это крови почти не было, а вот боль была, и с каждой последующей секундой она нарастала. Зашипев от боли матер огня потянул за один из осколков. Острые грани немедленно располосовал кожу но Фархад не отступал, причиной тому было ощущение что если не вытащить этот кристалл сейчас то до ближайшего виталиста можно инее добежать. И неважно что тому станет причиной смертельный яд на осколке или быть может свойства самого осколка. Вынуть кристалл оказалось не так то просто, мастер огня справился, пусть поврежденная ладонь теперь больше напоминала лохмотья перемешанные с костями. Едва последний осколок упал на землю как из раны хлынула кровь. Ярко алым потоком она не переставая сочилась из растерзанной руки. Фархад поражено выдохнул сквозь сжатые зубы — кровь была обычной, будто не он только что работал с красным ветром. Да при таком объеме прокачиваемой энергии кровь должна напоминать горящую нефть! А уж никак не обычную красную жидкость. Впрочем, спустя несколько мгновений в втекающей из раны крови проступили первые примеси огня. Убедившись что все в порядке мастер огня прижег рану стоически вытерпев боль. Несколько мгновений Фархад смотрел на мир совершенно пустыми а затем взвыл отболи, поток выжигающего заразу огня. Даже дл столь могущественного пироманта как мастер огня эта процедура была не самым приятным в жизни моментом. Правда нужно отметить что остальным иерархам ордена огня такой способ самолечения и вовсе не доступен. Разобравшись с первоочередной угрозой Фархад обратил пылающий огнем взор в сторону выстреливших по чародея орудий. Даже с такого расстояния наполненный огнем порошок был виден как на ладони. Десятки — сотни светящихся точек раскрасили город указывая пироманту места где огонь уже готов ворваться в реальность от малейшего толчка. И Фархад готов был тот толчок обеспечить. Хитроумная защита из светящихся белым линий не остановила порыв мастера огня. Сотни прогремевших одновременно взрывов стояли воздух. Крепостная стана Альценбурга сильно пострадала от доброго десятка взрывов, но не смотря на их весьма впечатляющую мощь стены стояли. Правда от орудийных расчетов осталось только воспоминание да бреши в стенах. Армия Зеоры порядком прореженная неожиданной контратакой Альценбуржцев ворвалась во внутрь города горя желанием отомстить горожанам за испытанный ужас. НА том месте где стояла армия остались лишь мертвые и раненый да десяток виталистов пытающихся поставить на ноги пострадавших от залпа пиромантов. Именно к этой группе Фархад и поспешил присоединиться. Потеря тридцати чародеев могла серьезно подкосить силы ордена. Огненно стрелой взмыл в небо мастер огня подобно метеору рухнул на поле боя, расплескавшееся во все стороны пламя сожгло десятки трупов Удушливый черный дым скрыл Фархада от взглядов врагов и друзей. виталисты резко обернулись на грохот. Чудом переживший серию взрывов расчет баллисты навел орудие на возникшее облако черного дыма. Приготовления защитников города не укрылось от взгляда мастера огня, удушливы черный дым ничуть не мешал ему пристально отслеживать ситуацию. Более того он вдыхал черный смолянистый дым полной грудью в то врем как любой опавший в это облако человек моментально отравился бы разлиты в воздухе ядом. Мимолетным усилим воли Фархад заставил облако переместиться. В считанные мгновенья преодолев расстояние до стены города облако закрыло собой часть стены. Надсадный кашель солдат оказавшихся в облаке затих спустя несколько секунд. Мгновением позже облако вновь переместилось, в тот раз жертвами стали солдаты с другой стороны от ворот. Фархад же продолжал идти в сторону хлопочущих над ранеными пиромантами виталистов.

— Сколько? — Спросил мастер огня подойдя ближе. К своей чести виталисты ответили почти мгновенно. Жуткий облик переполненного энергией красного ветра мастера огня ничуть их не обескуражил.

— Четверо встанут на ноги уже к вечеру, семеро через пару дней а остальные в лучшем случае проживут еще часа полтора. Отрапортовал молодой на вид парень с затянутыми красной хмарью глазами. Пока Фархад разговаривал с виталстами и поддерживал огонь жизни в израненных пиромантах атака Зеорцев захлебнулась. Командующий битвой рыцарь кобры протрубил отступление, и порядком прореженная армия Зеоры хлынула обратно. Заметив пылающую жаром фигуру мастера огня командующий направил своего коня в его сторону.

— Нам нужна поддержка! — Проревел рыцарь командным тоном, но столкнувшись взглядом с Фархадом мгновенно осекся.

— Вам уже ничего ненужно, отводите войска, этот город будет уничтожен. — Совершенно спокойным голосом приказал мастер огня. Дрогнув командующий поспешно отвел глаза в стону, на миг ему показалось что сквозь глаза пироманта на него взглянула наполненная огнем и яростью бездна. Проглотив все свои возражения командующий отдал соответствующие приказы сигнальщику. Рев условно сигнала разнесся над полем боя. Фархад же прикрыл глаза

Полностью погрузившись в объятия огненной стихии. Ни один гран тепла не ускользнул от его внутреннего взора. «Месть!» — переполненная яростью мысль набатом стучала в голове мастера огня. Огненная бездна расположенная глубоко под земле внезапно приблизилась. Ощущение единения с этой мощью наполнило мастера огня уверенностью и силой. Сроднившись со своей стихией пиромант заставил чудовищное количество тепла двигаться вверх. В подземном тепле не был и рана мистической энергии красного ветра а по тому защита возведенная лесирцами ничем не могла помочь городу. Взбесившаяся земля с силой ударила в ноги, стены Альценбурга подкосились но все еще стояли, но первый толчок был лишь началом той участи к которой Фархад приговорил город. Воздух наполнили вопли ужаса причем звучали они с обоих сторон. Затронутая матером огня мощь испугала даже привычных к магии воинов Зеоры. Тем временем поток подземного жара преодолел большую часть пути из огненных недр до города. Земля ходила ходуном под ногами но Альценбург продолжал стоять упорно не желая разрушаться. Словно живое создание он цеплялся за любой шанс остаться в живых выцарапывая подступающей смерти каждую секунду своей жизни. Фархад чувствовал это сопротивление. Но ничего кроме свирепой улыбки на почерневших губах оно у него не вызывало. Город был обречен, и ничто уже не сможет остановить возмездие. Сконцентрировавшись на своей мести Фархад не заметил как вокруг города и его окрестностей сгустилось серебристое свечение. Вскоре сияющий серебром купол накрыл собой огромную территорию города вместе с та и не успевшей отступить армией. Земля истаивала соприкасаясь с этим сияниям, часть Рыцарской конницы успевшей отступить от города оказалась растворена в внезапно проявившейся границе. Стальные в страхе настегивали лошадей желая как можно дальше убраться от этого страшного места, отряду сефиротиков повезло меньше полтора десятка магов воздуха оказались отрезаны от окружающего мира серебристым куполом. Фархад же продолжа с упорством умалишенного гнать в сторону города идущий из недр жар. И лишь когда тот столкнулся с серебристы куполом мастер огня понял что произошло нечто выходящее за рамки его понимания. Серебриста хмарь стремительно затянула купол изнутри. Опавшие под его влияние люди растворялись в воздухе кусок за куском, но несмотря на это продолжали жить до тех пор пока окончательно не пропадали в неизвестности. Чуть больше повезло сефиротикам — воздушный щит какое то время отбрасывал от них белесую хмарь но долго это продолжаться не могло. Собравшись с лаи серебристая гадость продавила воздушный барьер, полные ужаса крики адептов воздуха звучали недолго. Мгновением позже Фархад едва удержал огненный щит вокруг своего тела, натиск непонятной субстанции усилился в десятки раз и продолжал нарастать. Лишь непрерывный поток энергии красного ветра подпитывающей своего адепта позволял ему сопротивляться непонятному явлению. Но долго то продолжаться не могло — рано или поздно Фархад достигнет своего предела не в силах пропустить сквозь себя достаточное количество силы и тогда останется либо шагнуть за грань либо позволить серебристо гадости пожрать себя. Впрочем, дожидаться этого момента Фархад не стал, раскрыв канал связи с красным ветром на максимум он вложил полученную силу в огненный щит и короткий но мощный импульс который должен был вышвырнуть его за пределы серебристого купола. Раскаленным метеором Фархад врезался в серебристую пленку отделяющую его от мира. Неукротимая мощь огня столкнулась с загадочной силой растворяющей в себе все, неразличимый миг длилось это ожесточенное противостояние. А затем тело мастера огня вылетело с другой стороны барьера вот только ничего этого Фархад уже не видел.

Оглавление

Обращение к пользователям