Глава 7

К счастью мои опасения не оправдались, сработало все нормально. То есть перемещение между мирами прошло успешно. Я особо и понять-то ничего не успел, только на мгновение потемнело в глазах, и я обнаружил себя уже в другом месте. Вообще-то место было то же самое, но вот пейзаж вокруг разительно изменился – лес раздвинулся далеко в стороны, а на бугре вместо моей одинокой избушки выросла целая деревенька. Если можно так выразится… Целым стоял только один дом, остальные были полуразрушены или вовсе развалились. Одрино, однако! Вот и дома!

Спрыгнув у меня с плеча, домовой тут же начал исследовать окрестности, в этот момент изрядно напоминая повадками кота – здоровенного такого кота! А я, глубоко проваливаясь в снег – здесь-то тропинок естественно никто не натоптал, – направился прямиком к дому.

Чтобы попасть в жилище, пришлось убрать с крыльца целый сугроб, и только потом я потянул за ручку двери. Та нехотя открылась. Но не успел я перешагнуть через порог, как мимо проскользнул шустрый Когорша. Ну, на то он и домовой: его к человеческому жилью со страшной силой тянет, – пусть осваивается.

За время моего отсутствия в доме ничего не изменилось, вещи лежали на своих местах – там, где я оставил их, уходя на охоту четыре месяца назад. Значит, посторонних тут не было. Ну что ж, первым делом надо протопить дом, а потом можно будет заняться другими вопросами. Сразу бежать к железной дороге и подстерегать проходящий поезд в сторону Питера, думаю, не стоит. Так что горячку пороть не будем, надо все хорошенько обдумать, а пока немного обустроиться тут.

Через пару часов в доме значительно потеплело, стало вполне уютно и комфортабельно. В добротной кирпичной печке (куда там моему корявому термитнику) потрескивали дровишки, а помещение освещала настоящая керосиновая лампа, выгодно отличающаяся от тусклых светильников, которыми мне пришлось пользоваться в последнее время. Я вольготно развалился на нарах и, отхлебывая горячий сладкий чай, с наслаждением курил послеобеденную сигарету. Наткнувшись в рюкзаке на початый блок курева, я резко передумал бросать, хотя провел без никотиновой соски несколько месяцев. Когорша в это время самозабвенно наворачивал уже третью порцию макарон с тушенкой из моих старых запасов. Из всего приключившегося за последнее время на домового произвели сильное впечатление только три вещи: сигареты, макароны и консервы. И если к первым он отнесся очень настороженно и неодобрительно фыркал, когда я закуривал, то макароны очень одобрил, а тушенка вообще привела его в полный восторг. Уж не знаю, что его так восхитило – вкус продукта или сама концепция? Больше ничего способного удивить Когоршу в новом мире не оказалось; правда, почти ничего особенного он здесь пока и не видел – глухомань, однако. Посмотрим, что будет, когда до цивилизации доберемся.

Никакой нечисти и варлоков поблизости не наблюдалось, и это дарило уже подзабытое чувство безопасности. Думать о том, как выжить, и что еще необходимо для этого сделать или запасти, больше не требовалось. Одним словом наступило полное умиротворение. Пуская дым в потолок, я лениво обдумывал свои дальнейшие действия.

В общем-то, и обдумывать было особенно нечего. Завтра соберусь, дотопаю до железки и сяду на проходящий поезд – расписание, будем надеяться, не изменилось. У меня часов хоть и нет, но, думаю, не промахнусь, да и выйду с запасом. Единственный вопрос, это что с собой брать? В смысле, тащить сундук с наследством ведуна целиком или ограничится несколькими вещами из него, а все прочее схоронить здесь? Помня слова Святополка, амулеты и обереги оттуда я нацепил на себя сразу по прибытию, перед тем как снова надеть браслет. А вот что делать с остальным – оружием, амуницией и ценностями? Рассуждая здраво, нечего их домой тащить, распродавать я ничего не собираюсь – во-первых, спалюсь, а во-вторых, делать этого не хочется, мало ли как жизнь повернется. Вешать оружие на стенку или хранить под диваном тоже не желательно, а нечисти и супротивников под которых то оружие и сброя заточены, в ближайшее время явно не предвидится. Только вот камешки стоит взять, но они со мной и так все это время путешествовали. Да медвежий кинжал прихвачу обязательно – я с ним, можно сказать, сроднился! Остальное оставлю. Стоял здесь сундук столько времени, и еще постоит – никуда не денется, а случайному человеку его просто не увидеть.

Поднявшись рано поутру и наскоро перекусив, я приступил к сборам. Когорша путался под ногами, стараясь помочь, но, честно говоря, больше мешал. Хоть я и не собирался брать с собой все содержимое сундука, но имущества набиралось порядочно, включая то, что пролежало несколько месяцев в рюкзаке, и тащить его на своем горбу почти тридцать км как-то совсем не хотелось. Подумав, я решил немного облегчить себе жизнь и по-быстрому сварганить сани.

Находясь в лесу, сделать охотничьи сани достаточно просто. Если в двух словах, то вырубаешь пару рогулин подлиннее, и слегка подтесываешь у них одно из ответвлений – это будут полозья. Ставишь рогатины набок, параллельно друг другу, скрепляешь спереди и сзади двумя дугами и приспосабливаешь несколько поперечен – все сани готовы. В хороший мороз не вредно бывает полить полозья водой, чтобы образовалась ледяная корка для лучшего скольжения. В общем, доходчиво объяснить на пальцах достаточно сложно, лучше один раз увидеть… Но поверьте на слово, изготовление саней не великая проблема.

У меня под рукой материала было предостаточно, и в доме кое-что нашлось, поэтому санки оказались готовы очень быстро, за каких-то полтора часа. Да и то, больше всего времени занял поиск подходящих рогатин.

Погрузив на сани имущество, я переоделся в потрепанный камуфляж – нечего моими самопальными шмотками людей пугать, – надел лыжи и тронулся в путь. Обнаглевший вконец домовой тут же устроился на санях, как на нартах, мотивируя это тем, что по глубокому снегу ему за мной не угнаться, а мне, соответственно, пришлось впрягаться в постромки. Я бы, конечно, предпочел обратную схему, но на ездового зверя Когорша явно не тянул.

К железной дороге мы выбрались часов через пять и устроились невдалеке от нее в ожидании поезда. Я нарубил лапника, чтобы не сидеть прямо на снегу, распалил костерок и замутил чайку, устроив легкий перекус. Когорша опять наворачивал тушенку, а я предпочел жареную глухарятину – хоть и поднадоела она изрядно.

Несмотря на предусмотрительно проведенные инструктаж и ликбез, длиннющее громыхающее чудовище перепугало домового чуть не до полусмерти. Каковых усилий мне стоило заставить его садиться в поезд, и вспоминать неохота, однако совладал! Но в вагоне пришлось приводить в чувства уже проводницу, скармливая ей разнообразные небылицы. Судите сами, как это выглядело со стороны, и какое мы с Когоршей представляли зрелище…

На каком-то полустанке, где отродясь никто не садился, в вагон влезает здоровенный, заросший мужик с устрашающих размеров шипящим и изо всех сил упирающимся котом, которого, накинув морок, изображал из себя домовой. Прикидывающийся кошаком перепуганный Когорша, изрядно смахивал на только что отловленную в лесу рысь или, по меньшей мере, дикого камышового кота. Да и вел себя соответственно… Я развешивал лапшу, что котик малость одичал в лесах, а так он мирный и спокойный. Правда, эти откровения воспринималась окружающими несколько скептически, потому как и мой внешний вид доверия не внушал. В общем-то, правильно, мало кто сейчас расхаживает в глухой волчьей дохе. Но когда я ее таки стянул, ситуацию это не улучшило, скорее наоборот, оказавшийся под ней камуфляж пестрел грубо заштопанными прорехами и бурыми пятнами плохо отстиравшейся крови. Так что могло создаться ощущение, что я снял его с покойника. Одним словом, в плацкартном купе мы ехали отдельно. А сидящий там до этого народ поспешил переместится куда-то в дальний конец вагона…

Когорша малость отойдя от пережитого, взобрался на верхнюю полку и зачарованно наблюдал в окошко быстро проносящиеся мимо пейзажи, а я просто отдыхал.

В Питере мы были уже поздним вечером – почти ночью. У вокзала таксисты ломят просто космические цены, легче чуть-чуть отойти и доехать в три раза дешевле, а в метро я решил не соваться. Поэтому, пройдя квартал, я поймал частника уже там и назвал ему адрес. Встречи с ментами счастливо удалось избежать – от них всегда ожидаешь какой-то подляны, тем более когда твой внешний вид существенно выбивается из толпы, карманы набиты брюликами, а в рюкзаке болтается антикварный кинжал. Ну да этого, думается, объяснять не надо, народ у нас больше ментов, чем бандитов опасается. И правильно делает! От родной милиции и на ровном месте огрести неприятностей можно по самое не хочу, гораздо больше, чем от кого-либо еще, а управы на нее никакой. Бандитам все же отпор дать можно, как-то ситуацию разрулить… даже пристрелить реально, а ментовский беспредел требуется сносить покорно и беспрекословно, иначе моментом на нары загремишь, они ведь при исполнении…

Выгрузившись у самого дома, я поднялся по лестнице, открыл ключом дверь и наконец-то оказался в собственной квартире, вдали от поднадоевших за последнее время путешествий и приключений. Прибалдевший от изобилия впечатлений Когорша, нетвердо держась на лапах, отправился изучать новое жилище. В поезде он малость освоился, но город, количество людей, машин и прочие прелести цивилизации опять ввергли его в шок, хорошо хоть на этот раз обошлось без истерики.

Раздевшись и свалив барахло в коридоре, первым делом я полез отмокать в ванну. А потом еще какое-то время приводил себя в порядок – бороду, например, сбрил. Завтра надо будет заскочить в парикмахерскую, а то оброс я до неприличия. Покончив с наведением лоска хотя бы в первом приближении, я загнал в ванну и Когоршу – ему тоже отмыться не помешает. Интересно, а блохи у домовых бывают? Вроде пока не замечал, да и почесывается он не слишком активно, но мало ли… надо, наверное, «Бим» какой-нибудь прикупить – пусть у него свой шампунь будет.

Следующим на повестке дня стоял визит в ближайший круглосуточный магазин – в доме шаром покати, а опять лопать макароны с тушенкой меня совершенно не тянуло. Хотя домовой со мной, возможно бы, и не согласился. Ну да ничего, куплю ему что-нибудь эдакое…

В темпе пробежавшись по окрестностям и затарившись продуктами, я взялся за приготовление обеда, а вернее позднего ужина. Начистил, порезал дольками и поджарил картошки, отбил несколько кусков говядины и, обваляв их в яйце с сухарями, тоже обжарил, настругал салат – помидорно-огурцовый с укропом и зеленым лучком. А главное, все это можно было употребить с хлебом, по нему я чертовски соскучился – лепешки из рогоза, которыми я питался эти несколько месяцев, все же не то… Пиршеством гурмана ужин, конечно, было не назвать, но для меня еда вполне подходящая. Когорша картошку тоже оценил, особенно когда я предложил ему кетчуп, да и салат понравился – все эти овощи ему были незнакомы и пошли на ура. Однако специально купленный пакетик чипсов показался ему соблазнительней – ну кто бы сомневался! Тут в пору было призадуматься – как бы он с такими вкусами желудок себе не попортил, а ведь бедняга еще фастфудов не пробовал. Мне представилась ужасная картина: страдающий изжогой, одышкой, гастритом и ожирением домовой, целыми днями тупо пялящийся в телевизионный ящик. Б-рр!.. Так что мультики я включал ему с некоторой опаской, но и держать мохнатого друга в черном теле показалось мне не слишком честным – это как детей от излишних проблем оберегать, наседку изображая, подрастут и хлебнут то, что им запрещалось, полной ложкой. В общем, все нужно подавать в пропорции… Все равно придется Когорше в здешний мир врастать, а моя задача – правильно расставить приоритеты.

Одним словом, скрепя сердце, я оставил впившегося в экран и даже позабывшего про чипсы домового наедине с «Ну, погоди!», и уселся за компьютер сам. В почтовом ящике висела целая куча сообщений, и с ними следовало разобраться. Большинство из них было с вопросом – куда это я пропал, и ответить на них я собирался в первую очередь.

Родителям я решил позвонить завтра, а не посередь ночи, да и привыкли они к моим длительным отлучкам – зачастую в такие места, откуда было не позвонить, так что, надеюсь, волновались они не слишком сильно. А вот разговор с подругой предстоял непростой, и его я тоже трусливо отложил на завтра. Следовало хорошенько подготовиться и продумать непротиворечивую легенду, и в дальнейшем ее придерживаться – правде-то никто не поверит, да и не думал я ни с кем делиться историей своих похождений. Врать же про срочную командировку куда-то, куда Макар телят не гонял, тоже было бессмысленно – наверняка она справлялась обо мне на работе. Хотя такую версию, можно будет преподнести родителям, а вот Лене придется втирать что-то поинтереснее…

На завтрак у нас с домовым была яичница с ветчиной, бутерброды и кофе. Доев и свалив грязную посуду в раковину, я наконец взялся за телефон – откладывать это и дальше было просто не хорошо. Когорша же опять потребовал мультиков, и я осчастливил его Шреком.

Разговор с родителями прошел как и планировалось – я самозабвенно врал про командировку в дебри Юго-Восточной Азии. Меня, конечно, пожурили, назвали разгильдяем и еще как-то, но в целом сердились не особо, да и волновались не очень сильно, чего-то подобного от меня и ожидая. Отец в мою сказку, кажется, поверил не слишком, но как выяснилось, все время, что я отсутствовал, успокаивал мать аналогичными предположениями, приводя примеры из собственной биографии. Ну да мы похожи – неудивительно, что он меня раскусил. Кстати, вот отцу что-то можно будет и рассказать, он в психушку не потащит, а мне еще камешки сбывать надо и над этим делом лучше подумать вместе. Напоследок я обещал в ближайшее время заскочить в гости и распрощался.

Следующий звонок обещал оказаться куда сложнее. Собравшись с духом я набрал Ленкин номер… Последующий разговор мне и вспоминать не хочется – я вертелся, как уж на сковородке, признавался в любви, уверял, что сообщить о себе было решительно невозможно и обещал привести веские доказательства того, что провел это время в непролазных джунглях, а не на курортах с очередной любовницей. В итоге был условно прощен, и мы договорились встретиться у меня дома, когда Лена освободится после работы. Ленка жила с родителями, так что встречались мы всегда у меня, а поход, например, в ресторан не слишком способствует серьезному разговору с приведением убойной аргументации, в кабак можно будет пойти и в другой раз. Повесив трубку, я утер со лба холодный пот и отправился по магазинам: надо было основательно подготовиться к визиту любимой.

Я как раз заканчивал дорезать салаты, когда раздался звонок в дверь. На пороге стояла Ленка – высокая, красивая шатенка двадцати пяти лет. Мы познакомились года два назад на каком-то сборище у одного из моих знакомых. И с тех пор встречались, хотя во что-то более серьезное наши отношения не переросли. Возможно, тому виной мои постоянные разъезды, да и Лена на месте не сидела, работая биологом и частенько пропадая в командировках. Видимо, стоило, наконец, и пожениться, но я уже имел возможность оценить прелести брака и создавать ячейку общества вторично пока не торопился, а Елена не настаивала.

Вручив Ленке загодя купленный огромадный букет, я проводил красивую, но все еще сердитую гостью в комнату и принялся спешно накрывать на стол. Ну, что за напасть! Собирался сделать это заранее, но малость промахнулся со временем, рассчитывая, что Ленка будет позже.

Пока я метался с тарелками между кухней и гостиной, Елена молча и чинно дожидалась за столом. Разговор как-то не складывался… При встрече я только и успел сказать: «Привет! Проходи», – да чмокнуть Лену в подставленную щеку, а она и вовсе ограничилась холодным: «Здравствуй». Надо было что-то срочно предпринимать, но я просто не знал, с чего начать. На мое счастье, возникшее напряжение разрядил очень вовремя решивший появиться на сцене Когорша.

– Ой, кто это?! – донесся восторженный вопль из комнаты. Вообще-то: «Кто это?» – вопрос вполне правомерный. Дело в том, что как ни старался Когорша походить на кота, но получалось у него это все же не слишком удачно. Во-первых, домашних кошек он и в глаза не видел, а имел дело только с их лесными собратьями, а это, согласитесь, две большие разницы. Во-вторых, не имея перед глазами оригинала даже из лесных котов, копировал их внешность весьма отдаленно. И, в-третьих, его размер – домовой весил как небольшая рысь, килограмм пятнадцать.

– Гигантский Манул[42]! – гордо отрекомендовал я Когоршу. – Редчайший вид джунглевого кота, европейцам до сих пор не встречался и в научной литературе не описан. Вот так!

– Не ври! Таких не бывает! – тут же откликнулась на это Ленка.

Да уж, задача передо мной стояла непростая – переубедить биолога, да еще и женщину, к тому же обиженную. Дело немного облегчалось тем, что живой экземпляр Гигантского Манула из Дебрей, находился прямо здесь, и спорить с этим даже сердитой женщине было трудно. А о том, что это единственный экземпляр в природе, я благоразумно упоминать не стану. Зато стена молчания сломана, и теперь можно поговорить на отвлеченные вроде темы, мимоходом реабилитировав себя в глазах подруги. А не вести пустой разговор, выдавливая из себя слова, или начинать с оправданий.

– Как это не бывает! Вот, пожалуйста, смотри сама! – указал я на Когоршу. – Просто вылитый! Хотя про манула – это я действительно загнул. Но согласись, немного похож, разве что хвоста почти нет. А то, как его называют местные, мне просто не выговорить. В переводе на человеческий получается нечто вроде «злой ночной дух», если я не ошибаюсь… – начал вдохновенно втирать я. – В общем, это «Ужас, летящий на крыльях ночи!», гроза джунглей! Местное население, кстати, таких, как он, опасается чуть не больше, чем тигров! У этих зверюг вроде и некие мистические способности имеются…

Услышав такое о себе, Когорша аж приосанился. А Ленку я, похоже, сильно заинтриговал.

– Да это вообще не кот! – взбеленилась она.

– А кто? Кошка, что ли? Вон, погляди, какие причиндалы – натуральный самец! – продолжал гнуть свою линию я.

– Кончай придуриваться! Я прямо сейчас могу назвать десяток признаков, по которым он к кошачьим вообще отношения не имеет.

– Ну вот на досуге классификацией и займешься. Я же говорю, редкий зверь! Но сразу предупреждаю – на опыты не отдам. – Я постарался перевести все в шутку.

Ленка только фыркнула.

– Игорь, я серьезно! Таких животных никто никогда не видел! Я даже не знаю, к какому виду его можно отнести.

– Ну, а как же Целакант[43] – совсем недавно ведь выловили, или Окапи взять, в него тоже долго не верили. Я уж не говорю про Снежных Человеков, а ведь есть свидетельства, есть… – сбивая Ленку с мысли, тут же перевел стрелки я. – Так что воспринимай его просто как еще одно до сих пор ускользавшее от взгляда науки животное. А уж относится он к кошачьим или вообще к лемурам – дело второстепенное. Вон бросишь своих пиявок, займешься млекопитающими, еще и диссертацию по нему защитишь. Назовешь как-нибудь типа: Манул Красницкой, и будешь лавры пожинать. Или что там с ними делать полагается…

Доводить дело до пристального изучения Когорши я, естественно, совсем не собирался, но сейчас можно было и дурака повалять. Потом как-нибудь выкручусь или все само устаканится…

Под шумок я разлил по бокалам вино и предложил для начала выпить, пообещав, что сейчас все подробно расскажу.

– Умен до безобразия, понимает все с полуслова, вот смотри: Когорша, беда! – На эту команду домовой изобразил нам предварительно отрепетированную сценку из Шрека – Кота в Сапогах с большими жалостливыми глазами, разве что шляпы в лапках не хватало. Ленка немедленно умилилась.

– А погладить его можно?

– Погладь, только на руки не бери – может цапнуть, только меня, зараза, терпит. – разрешил я.

Домовой метнул на меня недовольный взгляд, но стерпел. А потом, поднапрягшись, изобразил и нечто вроде мурчания, но, прямо скажем, получилось у него это не ахти.

– Достался мне почти котенком, а уже смотри как вымахал.

Не обращая на меня внимания, Лена продолжала гладить домового, а тому вроде как и понравилось.

Больше цирковых фокусов мы с Когоршей демонстрировать все же не стали, но я опять поставил мультики – на этот раз «Том и Джерри», и домовой намертво прилип к экрану, не забывая пожирать чипсы из врученного ему пакетика, и бурно реагируя в нужных местах. Болел он почему-то за мышей, выглядело это очень трогательно, и Ленку впечатлило изрядно! Смотрелось и в правду достаточно необычно, не сказать фантастично…. Я даже начал переживать, чтобы он, от избытка чувств, не ляпнул что-нибудь по матушке (набрался все же от меня выражений, поганец) – вот это объяснить было бы действительно сложно! Но пронесло. Когорша вел себя сдержанно и членораздельной речью не злоупотреблял. Хотя, как он потом признался, иногда и подмывало.

Тем временем мы, наконец, смогли отдать должное ужину, ведя неспешную беседу, впрочем, говорил, считай, только я, не забывая почаще подливать нам вина – надеюсь, и ее отстраненность скоро пройдет. Так оно вскоре и произошло…

– Может, расскажешь, наконец, где тебя носило, и откуда ты это чудо приволок? – через некоторое время поинтересовалась Ленка.

– Где-то между Камбоджой и Лаосом был – точнее не скажу, – с готовностью отозвался я. – Мне там сложно определиться было – границ в джунглях нет.

– Что-то ты не очень загорел в жарких странах-то, – небрежно бросила Елена.

– Да какой там загар – сезон дождей. По уши в грязи барахтался, – не моргнув глазом, тут же нашелся я. И продолжил повествовать о своих вымышленных странствиях в джунглях Индокитая. По мотивам могла бы получиться неплохая приключенческая повесть. На мой взгляд, получалось достаточно правдоподобно.

– Ты как раз в отъезде была, и я хотел куда-нибудь на охоту съездить, но тут подвернулась возможность слетать в Лаос. Я, недолго думая, и сорвался, а уже там услышал интересные вещи про некоего обитающего в глуши колдуна…

И я поведал о своем непреодолимом желании встретиться с тамошним чародеем, который, по слухам, кроме непосредственно магии, был еще и непревзойденным асом в биолокации.

– Конференция по обмену опытом, так сказать… Как ты понимаешь, при моей профессии это не лишнее.

– «Уехал на конференцию, у нее и заночую», так что ли? – недоверчиво хмыкнула Ленка.

– Не так. Застрял я у этого самого «Дона Хуана» – он взялся обучить меня нескольким новым приемам с рамкой и лозой, да и другие весьма необычные вещи показывал.

– Шаманские фокусы?

– Не совсем. Это всамделишный колдун был, и кое-чему я от него таки научился. – Тут я решил продемонстрировать скептически настроенной подруге парочку освоенных мной ведовских трюков. Ведьмак я теперь или погулять вышел?!

Взяв со стола нож, я резанул им по пальцу, а потом, дав Ленке осмотреть ранку, чтобы она убедилась – это не фокус, зарастил царапину. На такую мелочь моих способностей уже хватало. В довершение программы я вычертил в воздухе некий, виденный мной в дневнике ведуна, символ. И он, на мгновение проявившись, полыхнул багровым светом. Этим я сразил недоверчивую подругу окончательно! Насколько мне было известно, охранный знак реагирует на нечисть, а рядом находился домовой, который, этой самой нечистью и являлся. Так что все получилось как надо.

– А еще что-то такое можешь? – неопределенно покрутив рукой в воздухе, заинтересованно спросила Ленка.

– Да почти ничего, – не особенно покривив душой, ответил я. – А ритуальная магия не так зрелищна и интересна, да и результаты не так очевидны. Так что хреновый из меня волшебник. По верхам только нахватался.

После небольшого сеанса магии я поведал благодарной слушательнице, как вляпался в нехорошие заморочки с местными бандитами-партизанами, долго скитался в джунглях, и выбирался из глуши через несколько границ без денег и документов… Кстати, похожий случай в моей жизни был, и почти в тех же местах, но происходило это еще до знакомства с Еленой, и рассказать о нем я как-то забыл. Но это и к лучшему, иначе пришлось бы изобретать другую историю.

Почему я выбрал местом действия для своей сказки именно тропики? Так все просто – человеку трудно поверить, что нечто необычное может происходить у него прямо под боком. Специфика сознания! Да и невозможность как-то сообщить о себе было бы трудно объяснить. Другое дело, если речь идет о дальних странах. К тому же выдумывать пришлось не так и много – почти все было взято мной из реальной жизни, да и с различными колдунами и шаманами мне общаться доводилось.

– Ладно, хватит врать уже, – изрядно подобревшим голосом сказала Лена и потянула меня за рукав. – Пойдем, что ли…

Мы плавно переместились в спальню, а когда не прерывая объятий разоблачались, очень кстати обнаружились и мои новые шрамы, которые затруднительно было приобрести, отдыхая где-то на курорте. Тут Лена оттаяла окончательно – учитывая все прочее, выходило, что правды в моих словах все же довольно много. В таком случае меня можно было и приголубить, и даже пожалеть немного, не забывая, правда, попенять на раздолбайство и неосторожность. Я честно обещал исправиться.

Все же золотая у меня подруга! После четырех месяцев отсутствия, без звонков, писем и телеграмм, простили меня достаточно быстро – не каждая женщина на это способна! Может, стоит таки жениться? Но додумывать эту мысль я пока не стал.

Ну, а затем была ночь любви…

Утром, мы еще раз, как это сказать, м-мм… слились в экстазе, а потом я накормил Лену завтраком и проводил на работу. Вот мне все же в этом отношении проще – не надо никуда торопиться, работаю по договорам и как редкий специалист нарасхват. Если с Ленкой таки распишемся, думаю, надо будет убедить ее работу поменять, или вообще с ней завязать – денег нам и так с лихвой хватит. Только вряд ли жизнь домохозяйки придется ей по вкусу. Если только после рождения детей… Ну, да бог с ним – жизнь покажет, чего пока загадывать?..

На повестке дня стоял ликбез для домового, я объяснял Когорше как пользоваться бытовой техникой – мне надо будет часто отлучаться, и возможно надолго, а хотелось, чтобы он мог позаботиться о себе самостоятельно. Сантехнику и телевизор с ленивчиком он уже освоил, оставалось познакомить его с плитой, микроволновкой и электрочайником. Да и стиральной машиной – до кучи. Ну и покажу, как мультики на компе ставить. Читать Когорша, конечно, не умеет, но куда мышкой тыкать, думаю, запомнит. А уметь обращаться с пылесосом ему просто по статусу положено – домовой как-никак, тоже пусть тренируется.

Спецом для домового холодильник был забит предусмотрительно купленными сосисками, пельменями и прочей подобной снедью – надо будет, разберется как приготовить, не велика наука. А в кухонные шкафчики загружены макароны, крупы и некоторое количество «бомжпакетов» – сильно подозреваю, что на них Когорша и будет налегать в первую очередь, но горбатого могила исправит. Все же пока не буду посвящать его в таинство приготовления этого волшебного продукта, пускай по старинке каши варит, ну или хотя бы обыкновенные макароны – всяко полезнее.

Раздав домовому необходимые ЦУ, я, наконец, отправился заниматься накопившимися проблемами. Следовало заехать в контору, поинтересоваться причитающимися мне деньгами и соврать что-то про свое длительное отсутствие, ну а потом и другие дела намечались…

– И дверь никому не открывай! – напоследок озадачил я Когоршу и, сдерживая смех, сбежал вниз по лестнице. Что-то настроение было приподнятое.

Выгонять из гаража машину не стал – без нее быстрее обернусь, – а пешком отправился к метро. Там заскочил в книжный павильончик к своему хорошему знакомому Роме – раньше я тут частенько бывал, так как фантастикой никогда не пренебрегал, да и не только ею, а вообще хорошими книгами. Вот сейчас, например, захотелось взять что-то легонькое почитать – душой отдохнуть, да и соскучился я по печатному слову. А то, что приключившаяся со мной история ничуть не менее фантастическая, чем описанные в этих романах вещи, ничуть меня не смущало. Наоборот, было интересно сравнить собственные ощущения с переживаниями книжных героев.

Кстати, сюда захаживает и пара авторов, посмотреть как свои книжки продаются, да чужие покритиковать. Может, подкинуть популярным писателям сюжет для романа? Было бы забавно потом про свои приключения читать. А может, стоит что-то свое навалять? Типа: «Путевые заметки начинающего ведьмака!» Или записать то, что Ленке втирал. Глядишь, и издадут как фантастику. А чем я хуже?

Полистав новинки, я по совету Ромы выбрал книжку с броским названием – что-то про зеленое и шевелящееся со стрельбой, рубиловом и здоровенным, полуголым героем на обложке. Судя по аннотации, могучий герой повергал все на своем пути, но Рома утверждал, что геройствует персонаж осмысленно, а врагов крушит изобретательно и со знанием дела. Ладно, посмотрим…

Поболтав с Ромой еще некоторое время, мы сошлись во мнении, что большинство выходящих сейчас произведений – полный отстой, читать почти нечего, а нишу боевой фантастики заполонили скучающие домохозяйки, впору новый жанр вводить – «женский боевик». А потом я отправился дальше по делам…

Со временем жизнь вошла в размеренную колею. Я встречался с Леной (мысли о женитьбе как-то опять отошли на задний план), дрессировал, приучая к окружающим реалиям, Когоршу, на которого, без зазрения совести, взвалил все заботы по хозяйству, и работал – но без фанатизма. Просто пару раз скатался отыскать очередную водную жилу. Остальное время я посвящал самообразованию, рыская по архивам и библиотекам, пытаясь уточнить, систематизировать и воплотить на практике сведения почерпнутые мной из записей Всеслава. А так же штудируя другие материалы по теме – долгая жизнь и выдающиеся способности ведунов были весьма заманчивы. К сожалению, особых успехов я на этой ниве не достиг, похоже, без грамотного педагога ведьмачью науку было не осилить. Но искать себе учителя среди расплодившихся экстрасенсов и потомственных магов, меня как-то не тянуло, я резонно предположил, что с этой братии толку будет ноль. Разве что действительно в куда-нибудь джунгли, к тамошним шаманам за наукой отправится, но это может и подождать. Пока же, максимум на что меня хватило, это наложить порчу на соседа снизу.

Эта падла отравляла жизнь всему подъезду, исправно и по любому поводу строча жалобы в инстанции, а особенно доставалось мне. Так что я с чистой совестью намалевал на его двери притягивающий неудачу знак, нашептал нужный заговор и некоторое время с удовольствием наблюдал за посыпавшимися на соседушку бедствиями – то у него пробки перегорят, то дверной замок сломается, то машину угонят. Закончилось мое развлечение вполне предсказуемо: поскользнувшись на ровном месте, лишенец переломал себе все, что можно переломать, и надолго загремел на больничную койку. Почти как в песне получилось: «Куда девался кляузник-сосед?».

Больше врагов, с которыми можно было поступить подобным образом, у меня не нашлось. Ну а те, что остались, были далеко, и с ними было надежнее рассчитаться пулей в голову. М-да, какой-то из меня совсем не добрый волшебник получается, если получается…

Единственное в чем я неплохо насобачился, это варка разнообразных эликсиров, хотя и тут пришлось попотеть, доставая нужные ингредиенты. Но еще сложнее было понять, какие именно составляющие нужны – приходилось состыковывать названия компонентов из записок Всеслава, с тем как они называются у нас. Не всегда это получалось, но пяток снадобий приготовить я таки смог. И сила в синтезированных эликсирах была! Уж не знаю, почему… Толи оттого, что я шептал над ними вычитанные в тетрадях заговоры, толи от браслета, толи еще от чего – в теории я, по понятным причинам, оказался откровенно слаб, зато как практик зельеварения достиг некоторых успехов, которыми справедливо гордился.

Браслет и амулеты я почти не снимал, и вот это, надо сказать, приносило свои плоды. Например, на тренировках по боевому самбо я теперь поражал наставника быстротой реакции – сказывались разбуженные ведьмачьи способности.

В конце весны, решив совместить приятное с полезным, мы с отцом совершили морской круиз по Балтике. Хотелось проверить в деле себя и яхту, а заодно реализовать в Европах часть драгоценностей – сделать это за границей показалось надежнее. От путешествия мы получили море удовольствия, которое не испортил даже небольшой шторм. «Морскими волками» нас, конечно, не назвать, скорее уж «сухопутными крысами», даже гальюн сортиром или трап лестницей иногда можем назвать, но совладали со стихией почти без проблем, да и яхта показала себя отлично!

Операция «Алмаз» тоже прошла без эксцессов, и теперь я был весьма обеспеченным человеком, хотя на образе жизни это почти не сказалось. Только и всего, что теперь мог позволить себе несколько больше. Однако запросы у меня не слишком большие. Так что я ограничился ремонтом в квартире – мог бы и новую купить, но на данный момент, сталинская трешка меня вполне устраивала. Вот если женюсь…

Кроме того, приобрел себе новую машину – Ленд Крузер 100, а имевшийся у меня до этого УАЗ «Хантер» отдал отцу, уж очень тот ему нравился. Предлагал купить что-то другое, но патриотически-настроенный, папа резонно заявил, что уазик он в любой глуши с помощью кувалды и какой-то матери починить сможет, и, если понадобится, запчасти от трактора в него воткнуть, а к импортной технике он, в этом смысле, относится с сомнением.

Еще я, наконец, смог спонсировать отцу африканское сафари, во исполнение его давней мечты. А чтобы не терять связи, и иметь возможность вытащить его из каких-то гипотетических, но, с его подходом к охоте, весьма вероятных проблем, наградил спутниковым телефоном. Не исключал вариант, что ему захочется заиметь чучело какого-нибудь африканского вождя – особенно если тот не вовремя перебежит дорожку. Да и болтающиеся на поясе скальпы бледнолицых (помешавших в благих начинаниях), его совсем не смутят. Глядя, с каким воодушевлением, отец собирается в поездку, я не сомневался – планов у родителя громадье, и на дороге у него, лучше не вставать!

Дядя Андрей тоже не удержался от соблазна, и собирался принять деятельное участие в намечающемся мероприятии. Так что теперь папа с дядей от души развлекались в Восточной Африке, где-то на границе Уганды, Танзании и Кении. Бодрые пенсионеры, которые, кстати, были не намного старше небезызвестного Аллана Куотермейна[44], дорвавшись до сладкого, играли в Белых охотников, притравливая по Большой африканской пятерке[45]… семерке и десятке, своих мохнатых лаек.

Сильно подозреваю, что осуществлялись охотничьи мероприятия не вполне законно – все же цена вопроса на подобную охоту зашкаливает за все разумные рамки и измеряется в сотнях тысяч баксов. А на такое раскошелится я все же не мог… Но такие мелочи остановить битых жизнью, матерых охотников и браконьеров не могли. Им главное было до Африки добраться, а уж там они развернулись и действовали под девизом – «Если не мы, то кто?!». Зажравшиеся европейцы и америкосы, что ли?.. Так те почти всю крупную фауну уже повывели, а что не успели, успешно добивали негры в своих межплеменных разборках. Так что охотники собирались урвать свой кусок слоно-бегимотятины, не отмусоливая бабла присосавшимся к природным богатствам временщикам! А руководящих сбором средств местных вождей и правителей, вообще видели… на развесистой пальме, или в пиндостанских президентах.

Я с приятелями в этот раз не поехал – нашлись какие-то неотложные дела, и пришлось остаться в городе. В общем, пока нормальные люди геройствовали в джунглях и саванне, я, сам того не подозревая, доживал последние спокойные деньки. А события полугодовой давности стали казаться совсем далекими и малореальными. Если бы не кинжал, браслет и Когорша, могло показаться, что все это мне вообще приснилось. А мое увлечение ворожбой и ведовством просто необычное, новое хобби. Но, к сожалению все было совсем не так, параллельная реальность сама напомнила о себе – меня нашли! И я сильно пожалел, что расслабился и вовремя не обратил внимания на нехорошие предчувствия, бередящие душу последнюю пару дней.

 

[42]Манул – хищник из семейства кошачьих. От обычных кошек отличается более массивным телом, густой шерстью, необычной формой головы и небольшими, округлыми ушами. При ярком свете зрачки манула остаются круглыми, а не приобретают щелевидной формы.

[43]Целакант – реликтовая кистеперая рыба, ранее считавшаяся вымершей.

[44]Аллан Куотермейн – классический Белый охотник. Герой романов Г. Р. Хаггарда.

[45]Большая африканская пятерка – слон, носорог, буйвол, лев, леопард.

Оглавление