Глава 13

Второй час я нарезал круги вокруг Одрино, как кот вокруг сметаны. Ну не найти нормальную позицию, не просматривается деревня снизу хоть ты тресни, а на соседнем холме, как я и предполагал, разместился вражеский дозор. Близок локоть, да не укусишь! Вертолет уже улетел, а враги до сих пор не проявляли никакой особой активности, только выставили боевое охранение – видимо, ждут чего-то. Вот чего они ждут, почти до боли, и хотелось выяснить. Наверняка ведь меня это не обрадует, но лучше быть в курсе заранее. Но как узнать? Даже языка не взять – к дозорным подобраться не получится, а в лес никто из десантников пока не совался.

Можно было, конечно, плюнуть: не ввязываясь в боевое столкновение, уйти в леса, и в ожидании открытия прохода отсидеться под кустом, но что-то подсказывало мне – делать этого не стоит. Другие варианты изобретать надо… Возможно, стоит вернуться в лагерь за «винторезом» или луком и попытаться бесшумно снять часовых. А еще лучше дождаться ночи и провернуть это мероприятие в темноте. Вот только чувствую, что и времени терять нельзя.

С моей стороны дозорных было двое, и расположились они практически в том самом месте, откуда я отстреливал варлоков. Я же укрылся ниже по склону, где на холм вползал язык леса.

Подозреваю, нарастающее чувство тревоги в конце-концов заставило бы меня сделать какую-нибудь глупость, но тут ситуация в деревне кардинальным образом изменилась – мощно грохнул взрыв. Видеть, что там произошло, я не мог, – холм загораживал, – зато вполне мог представить: это взлетел на воздух заминированный мной дом. Знать, печурку они там раскочегарить пытались, вот и раскочегарили на свою голову! Более подходящей ситуации, чтобы начать боевые действия, и придумать невозможно. Да и дозорные отвлеклись, разглядывая, что там у них в тылу приключилось.

С моего места один из залегших часовых виден был почти полностью, а от второго торчала только голова в зеленой бандане. С головастика я и начал. Вскинув карабин, плавно потянул спусковой крючок, и голова противника взорвалась облаком кровавых брызг – а вот каску надо носить! Хотя, от прямого попадания, да еще и винтовочной пули, никакая каска не спасет. Все, этот труп.

Не теряя ни мгновения, я чуть повел стволом, смещая прицел, и еще два раза выстрелил во второго, еще не успевшего понять, что происходит. От попаданий его тело дернулось и тут же обмякло – еще один покойник.

Теперь действовать надо очень быстро, пока оставшиеся боевики не очухались. Выскочив из зарослей я понесся верх по склону, но немного не добежав до вершины холма, плюхнулся на живот и пополз – спешка спешкой, но и мишень не стоит из себя строить. Проползая мимо, бросил взгляд на тела врагов – нет, тут правки не требуется, некуда ее делать: у обоих попадания в голову – сплошная каша из крови, костей и мозга.

Вид с вершины холма открылся замечательный. Единственного целого дома в деревне больше не было – вообще! От него осталась только воронка в земле, да разбросанные далеко по округе части сруба и прочий мусор. Но что гораздо приятнее, в деревне и десантников мало осталось. По крайней мере, я наблюдал только разорванные и изломанные тела, насчитав пять штук. Возможно, и еще есть, просто мне не видно. Это только те, кто около дома кучковался, там их и накрыло. Еще кто-то в доме был – печурку же растопили. Должно быть, этих просто в пыль разнесло.

Весь дом как огромная бомба сработал, взрывчатки-то я не пожалел, и как оказалось не зря! Вон и зримые свидетельства тому остывают. Постройку они, конечно, проверили, но предположить, что заряд за фальшивой перегородкой в печке, не смогли. Не минируют сейчас так – подрыв от огнепроводного шнура, считай, устаревшая экзотика времен каких-нибудь «динамитных войн». Великой Отечественной, на худой конец… Но иногда такие вещи полезными оказываются – как сейчас, например: вражеский отряд, по меньшей мере, уполовинен.

Посчитаем. Насколько я помню, вертолет типа МИ-8 может брать до двадцати восьми человек десанта, то есть взвод. Это от модификации вертушки зависит. Но народу высадилось явно меньше – от силы пара отделений. Пять трупов я наблюдаю, как минимум еще один враг должен был находиться в доме. Кроме того, обходя деревню, я вычислил четыре секрета, по два бойца в каждом. Но один дозор уже убрал – еще минус два человека. Значит, остаться должно было восемь-десять противников максимум. Да и то вряд ли, сомнительно, что в доме только один человек был. Но исходить все же стоит из этого – меньше вариантов нарваться. Где засели шестеро уцелевших, мне известно: если сместиться метров на пятьдесят в сторону, одну пару и отсюда разглядеть можно будет. Вот и поползли потихоньку…

Пошарив биноклем, вторую двойку дозорных я обнаружил почти на том же месте, где засек их раньше – наверное, не понимают, что случилось, затаились и выжидают чего-то… Вот и дождались! Замаскировались они не плохо, укрывшись в небольшой рытвине рядом с зарослями кустарника, но подвоха ожидали или со стороны леса, или от места взрыва. Но вот оттуда, где находился другой дозор, огрести неприятностей явно не рассчитывали. А ведь должны были, они что – выстрелов с этой стороны не расслышали? Хотя, может, и не слышали: стрелял я сразу после взрыва. Наверное, поднятые в воздух, бревна еще попадать не все успели, да и глушануть ворогов могло – сильно рвануло! А они там не так уж и далеко от эпицентра оказались, здесь самый дальний пост был. Но мне все это только на руку.

Действуя медленно и очень осторожно, стараясь не шевельнуть даже травинку, я поудобнее пристроил карабин и взял на мушку бойца, находившегося чуть правее – из винтовки влево огонь переносить удобнее (с пистолетом наоборот), а иногда важны даже доли секунды. До цели почти шестьсот метров, а для нас с «Тигром» это почти предельная дистанция, он, как и СВД, все же не настоящая снайперка, с которой можно работать и на километр, да и я на такие расстояния стрелять просто не привык – нужды обычно не возникало.

Хлопнул выстрел, и приподнявшийся на локтях враг ткнулся в землю – попал! Добавить потом можно будет. Быстро переведя прицел на второго, я опять выжал спуск. А мгновение спустя с его стороны тоже раздался выстрел, но оба мы промахнулись. Однако реакция его уважение вызывает: как быстро сориентироваться и ответить сумел, правда, считай, в белый свет! А ведь тоже снайперка у него, сначала я и не разглядел. Быстрей надо с этим шустриком кончать. Я выпустил по врагу оставшиеся пять патронов, откатился назад и сменил магазин. Со стороны противника ответа не последовало – готов, наверное. Но со снайперами шутки плохи, поэтому высовываться и смотреть, как там дела, я не спешил, а пополз в сторону – с другой позиции любопытствовать буду, а то и пулю можно словить.

Спустя пять минут, выбрав невдалеке новый огневой рубеж, я предельно осторожно поинтересовался результатами своих усилий. Снайпер был мертв. Он лежал все в той же рытвине и в прицел был хорошо виден его испятнанный кровью камуфляж, а винтовка валялась рядом. Интересно, что за оружие? Отсюда толком не разглядеть, но не СВД точно – короче намного. Бесшумка какая-то видимо – выстрел еле различим был. Но сейчас это не существенно. Гораздо важнее, что врагов стало еще на двух меньше. Тот, в которого я стрелял первым, признаков жизни тоже не подавал. Но на всякий случай я добавил обоим по пуле – так оно надежнее будет.

Отсюда можно уходить: с другой стороны от деревни, как минимум, четверо противников осталось. И с ними посложнее будет – нет там такой удобной позиции. Наоборот, преимущество по высоте у врагов окажется, а из моих плюсов – только то, что лес прикроет.

Перед тем, как заняться оставшимися вояками, я решил осмотреть трупы бойцов из уничтоженного первым дозора на предмет трофеев – что-то и пригодиться вскоре может. Знаков различия никаких не оказалось, но упакованы они были очень серьезно. В общем, кто это такие, совершенно не понять. Ладно, может, позже выяснить удастся, а пока есть дела поважнее. Я присел на корточки и взялся за мародерку, вернее, законный сбор честной добычи: что с бою взято, то свято!

Первым делом подобрал и осмотрел автоматы. Два АК-103 – ну надо же! Нашу армию и силовые структуры такими не снабжают – на экспорт все идет. В лесу калибр 7.62 выглядит куда предпочтительней, чем 5.45, так что выбор оружия вполне оправдан – веточка или листик пулю не отклонят. Но откуда у них такие изыски? К тому же, комплектация автоматов не заводская: обвес другой, планки Пикатини[87], где только возможно, и куча приблуд. Точняк, частная армия какая-то. Видать, наши долбанные политики и олигархи уже не просто службами охраны обзавелись, а такими вот спецподразделениями. Хотя, может, и заграничной какой конторы филиал, типа «Блэкуотера»[88] что-то. А что оружие наше, а не импортное, которое эти наемники обычно предпочитают, так это тоже понятно: действуют-то у нас, и с боеприпасами проблем нет – патронами для АКМ (соответственно и АК-103) военные склады еще с советских времен завалены – достать не сложно. В общем, не буду пока гадать, кто эти парни да откуда: враги – и точка!

Автоматы мне понравились необычайно! Кроме нормального калибра на каждом коллиматорный прицел и тактический фонарь, складные телескопические приклады. Думается, фонари мне ни к чему, но со всем этим потом разбираться буду… Главное, оба АК с подствольниками – знакомые ГП-30, просто праздник какой-то!

В разгрузках у каждого бойца отыскалось по десятку ВОГов к подствольникам и по четыре ручных гранаты – две оборонительные РГО и две наступательные РГН: в принципе, практически то же самое, что Ф-1 и РГД-5, только есть возможность поставит на срабатывание от удара, иногда полезно бывает.

У обоих боевиков по двенадцать магазинов к автоматам – нормально так парни затарились! По боевому ножу неведомой мне фирмы и пистолету – разные, кстати, что опять же на мысль о наемниках наталкивает. У одного оказался австрийский «Глок», а у другого наша «Гюрза» – обе пушки очень неплохие!

Никаких документов я на трупах не нашел. Стащив с них разгрузки с боекомплектом, бронежилеты и прихватив оружие, я потащил это дело к лесу – ничего не брошу, иначе жаба насмерть задавит. А то, что броники немного кровью заляпаны, не страшно – почистить не сложно. Винтовочную пулю они, как я уже смог убедиться, не держат, но защиты и добавить можно, конструкция вроде позволяет, у нас в свое время попроще были. В общем, потом разбираться буду, глядишь, и пригодятся…

Большую часть трофеев я спрятал в лесу – потом заберу. С собой прихватил только один из автоматов и четыре рожка к нему – больше в мою разгрузку, к сожалению, не лезло, а если все же как-то исхитриться и еще запихать, то просто мешать будут. Зато гранаты взял все, что обычные, что для подствольника. Вот и что-то вроде артиллерии у меня появилось. Теперь со спокойной совестью и оставшимися ворогами можно заняться.

В очередной раз обогнув деревню, я стал высматривать противника, но там, где раньше были выставлены дозоры, сейчас никого не наблюдалось – успели куда-то свалить. Впрочем, я и не ожидал, что они будут торчать на одном месте. Если просто сменили позиции и затаились где-то на склонах, это пол беды, а вот если переместились к центру деревни, то гораздо хуже – там их не достать. Надо этот вопрос как-то прояснить, и на ум только один способ приходит – разведка боем. Но это успеется, повременю пока, сначала еще понаблюдаю.

Минут через десять я засек на холме движение. Значит, не оттянулись к центру деревни, по крайней мере, не все – кто-то там с места на место переползает. Такой момент упускать нельзя. Три раза рявкнул «Тигр», и движение на холме прекратилось. Снял, вроде… Додумать я не успел: от деревни в мою сторону ударили два автомата, но на такой дистанции их можно почти не опасаться. Словно желая доказать обратное, еловый ствол, которым я был прикрыт, насквозь прошила пуля, запорошив щепой мне лицо. Черт, на десяток сантиметров ниже – и привет!.. Рухнув на землю, я быстро отполз в сторону и залег за небольшим бугорком. Каким это калибром по мне саданули? Вон как толстенную елку размочалило! Похоже, еще один снайпер у них остался, и с чем-то серьезным. Какая-то мощная пушка у него. А это очень и очень печально – против грамотного стрелка, да с такой пушкой, шансов у меня почти никаких.

Лежа на земле, я стащил со спины автомат, упер приклад в землю и пару раз пальнул из подствольника в сторону противника, почти наобум, чтобы не расслаблялись, и для проверки некоторых своих соображений. В ответ раздались две короткие автоматные очереди, а следом мой холмик вспахала тяжелая пуля – ну точно снайпер лупит! Причем на звук. Меня он тут видеть не может, и по выстрелам подствольника ориентируется. А вот если я попытаюсь высунуться и в свою очередь ответить, никакие деревья не спасут, его винтовочка их навылет шьет.

Ну и что теперь? Плюнуть на все, в леса отступить и там отсиживаться? А вот не дождутся! Надо дело до конца доводить! Есть у меня еще пара мыслишек.

– Когорша, ползи сюда, – негромко позвал я домового. Неплохой все же из него напарник получился, и под руку не лезет, и все время где-то рядом, а команды четко выполняет. Еще бы стрелял нормально… Ну да ничего, сейчас он у меня страшным секретным оружием поработает, почти психотронным…

– Помнишь, как мы упыря мочили? – спросил я, когда домовой оказался поблизости.

– Очень хорошо помню, еле справились – очень сильный был, редко такие встречаются. Из Старых, думаю…

– Это здорово, что ты все так прекрасно запомнил, – прервал я намечающуюся лекцию. – Про упыря мне интересно, но давай на потом отложим, я другое спросить хотел – ты морок такой же, как тогда, навести сумеешь?

– Тебя этим показать? – кивнув в сторону деревни, моментально въехал Когорша. – Конечно, могу, ничего сложного.

– Вот и отлично! Значит, давай так договоримся. Ты сиди здесь, а когда свистну, начинай в воздух палить. Высовываться только не вздумай, тебя и случайно зацепить может – там снайпер хороший засел, и на звук неплохо бьет, – проинструктировал я Когоршу. – А по второму свистку морок напускай. Задачу понял?

– Чего тут не понять – сижу, стреляю, потом колдую немного, – серьезно и обстоятельно ответил домовой.

– Молодец, правильно! Ты, кстати, сколько моих копий показать сможешь, и на каком от себя расстоянии?

– Не знаю, не проверял… – немного растерялся мохнатый.

– Ну, не важно, просто действуй на всю катушку. И все у нас получится! – успокоил я Когоршу. – Будет им магически-психическая атака.

Обсудив с домовым еще некоторые моменты предстоящей операции, я оставил его на позиции, отполз немного в лес и, поднявшись на ноги, отправился отыскивать удобный огневой рубеж уже для себя.

Для начала неплохо бы вычислить, откуда ведет огонь снайпер. Достав из кармана ультразвуковой собачий свисток, я подал Когорше условный сигнал. Слух у домового тонкий, и высокочастотный свист он различает прекрасно. Впрочем, как выяснилось за последнее время, я тоже его слышу, правда, уже на грани восприятия.

От места, где остался Когорша, раздалась заливистая очередь на пол магазина – воюет мохнатый. С холма ему тут же ответили в два ствола, а потом я разглядел вспышку одиночного выстрела. Вон он, гад, где засел – в остатках крайнего дома. Но отсюда снайпера не взять, надо ближе подбираться, а там, считай, открытое пространство, только кустики редкие кое-где. Но придется рисковать.

Вгоняя сознание в нужное состояние, я начал зачитывать наговор, гоняя его по кругу и сопровождая комплексом определенных движений. Минут через пять чтения мантры и упражнений, восприятие мира изменилось, и я почувствовал отстраненность от всего сущего. Все происходящие воспринималось как взгляд со стороны. Теперь можно действовать. Не быстрое заклятье, но полезное, глаза врагу должно отвести. Раньше пару раз испытывал – вроде работает, вот сейчас и убедимся точно, в боевой обстановке. Главное, пока убеждаюсь, пулю не словить.

Со стороны Когорши продолжали раздаваться выстрелы, уже редкие – видать, высадил почти весь боезапас. Отвечали ему и вовсе лениво, а снайпер так вообще больше не стрелял – сообразил, видимо, что это отвлекающий маневр, и почти перестал интересоваться. Но сейчас мы это поправим – опять заинтересуется. Пора разнообразие в эти игры внести. Поднеся свисток ко рту, я дунул в него еще раз.

Что после сигнала начало происходить рядом с Когоршей, я видеть не мог – лес загораживал. Но вполне мог представить – фантомы он там наколдовывает, а они у него весьма убедительные получаются. Вон и враги заметно оживились, автоматный огонь усилился, да и снайпер опять присоединился. Значит, и мне пора. Подобравшись к кромке леса, я юркнул в траву и пополз к ближайшему кустарнику. Не стучать зубами от страха в ожидании пули помогала только настройка сознания, но чувствовал я себя преотвратно. Не будь Когорши с его мороками, так подставляться я бы никогда не рискнул. Сейчас я у врагов как на ладони, а заговор на отвод глаз почти непроверенный, в боевых действиях так точно! Да и не панацея он – невидимым не делает, только внимание отвлекает. А насколько хорошо, сейчас вот и выясниться… Если у снайпера хороший прицел с электроникой, то никакие мои ухищреня не помогут. А он у него наверняка хороший… Одно утешат, у мощных прицелов поле зрения узкое, и снайперу сейчас явно не до того, чтобы местность через прицел обшаривать – спасибо Когорше!

Спасительных кустов я достиг мокрым от холодного пота, но живым и без потерь, низкий поклон домовому и спасибо заклятью – не подкачали. Немного осмелев, двинул дальше. Еще два таких рывка, и выйду на позицию выше по склону. Оттуда снайпер должен быть виден. В худшем случае его будут загораживать только прогнившие бревна разрушенного дома, а они и для моего карабина не преграда.

Так и получилось: проползя на брюхе еще около сотни метров, я смог, наконец, разглядеть стрелка, вернее часть его головы и руку на цевье винтовки. Остальное тело было скрыто развалинами. Но того, что на виду, вполне достаточно – я изготовился к стрельбе. Отсюда и один из автоматчиков хорошо заметен – его следующим ухлопаю, а потом займусь последним.

Взяв снайпера на прицел, я унял адреналиновую дрожь в руках, задержал дыхание, и, плавно выжав спуск, выстрелил ему в голову, а когда она исчезла, всадил пять пуль в скрывающее врага бревно. Судя по тому, как бессильно разжалась, выпуская винтовку, его рука – не промахнулся. Скорее всего, уже первым выстрелом попал.

Покончив со снайпером, моментально перенес огонь и опустошил магазин по автоматчику – ему тоже хватило! Вот чем СВД и ее производные хороши – очень быстро стрелять позволяют, и на дистанции до шестисот метров бьют довольно точно. Для меня этого более чем достаточно. На результат пожаловаться не могу.

По всему выходит, последний противник у меня остался, но его отсюда не видать – изгибом холма скрыт, и оттуда только суматошные очереди раздаются. Чего, кстати, он так разволновался и боеприпас переводит?

Вскочив на ноги, я добежал до укрытия снайпера, заскочил в развалины и плюхнулся рядом с трупом. Отсюда вид на окрестности открывался вообще великолепный и простреливалось все отлично – умел покойный позиции выбирать.

Бросив взгляд вниз, я понял, что вывело из себя последнего, оставшегося в живых, автоматчика. Признаться, увидев, что наворотил домовой, я и сам малость прибалдел – цирк натуральный! Неудивительно, что вражина выпал в осадок, и бессчетно жжет патроны. Даже не знаю, как я бы на его месте себя повел… Наверняка эту свалившуюся мне на голову банду наемников (или кто они там), во все тонкости дела не просвещали, и уж точно про колдовство и сопутствующие спецэффекты ничего не говорили.

А посмотреть было на что! Как раз в этот момент когоршины мороки выбрались из леса на открытое пространство. По склону вверх, дружно в ногу, в зловещем молчании маршировали три громадных фигуры, ростом где-то под два с половиной метра. Меня фантомы напоминали весьма отдаленно, походя скорее на каких-то звероподобных, увешанных оружием коммандос из низкопробных боевиков. Явно когорша фильмов ненужных пересмотрел и, не имея рядом образца, с которого надо лепить иллюзию, отдался на волю фантазии.

Почему-то вспомнился фильм со Шварценнегером, где у героя некий хитрый приборчик был, транслирующий голографическую копию владельца. Пожалуй, Когорша покруче этого девайса работает, у меня вон копий целых три, да какие – сам чуть не испугался!..

Однако ворога проняло! Убедившись, что пули этих дуболомов не берут, он впал в панику и кинулся в бегство. Но далеко, естественно, не убежал, схлопотав свинец в спину от меня. Вот вроде и все, закончились противники…

Еще немного полюбовавшись на устроенное Когоршей представление, я опять взялся за свисток – пора заканчивать балаган. Тройной свист, и милитаризированные монстры пропали, а через пару минут передо мной материализовался вынырнувший неизвестно откуда Когорша.

– Молодцом. Благодарю за службу! – похвалил я домового.

– Рад стараться, ваше-ство! – вытянувшись по струнке, браво гаркнул в ответ Когорша. Ну точно, вредно ему телек смотреть. Или он чувством юмора начал обзаводиться?..

– Вольно, разойдись… – немного очумело отозвался я, но тут же взял себя в руки. – Стоп. Погоди расходиться, медаль уже с меня, но еще дело есть. Опять в разведку пойдешь.

– Разрешите исполнять?!

– Хм-м… Ну, выполняй… – задумчиво протянул я, еще не успев привыкнуть к переменам в поведении Когорши. Схватывает все на лету, ничего разжевывать не приходится. Однозначно, личное оружие, серьезные задания и война на него положительно действуют, а то дома все больше ленивого кота изображал.

В ожидании пока вернется разведчик, я решил осмотреть тело снайпера на предмет трофеев. Особенно интересовала винтовка, из которой меня чуть не угрохали. Она и впрямь оказалась неплоха – крупнокалиберная снайперка АСВК[89], пятизарядная, неавтоматическая, калибра 12.7х108мм., в компоновке «булл-пап»[90]. Видеть такие раньше доводилось, хотя сам стрелять и не пробовал. Может теперь возможность попрактиковаться представится, хотя лучше бы не надо…

Да уж, в снайперской дуэли с этим парнем мне ничего не светило. Наверняка его как контрснайпера использовать собирались, других целей для его пушки тут нет.

Я поднял винтовку. Тяжелая, зараза, – больше десяти кг потянет. Вытащил у снайпера четыре запасных магазина и забрал гранаты, аж восемь штук. Ну, в принципе понятно: оборудуя позицию, подходы к ней снайпер обычно минирует, вот и гранат у него больше, чем у других – растяжки ставить. Бронежилет и разгрузку снимать не стал, уж больно их кровью уделало и пулями порвало. Взял нож – «Ка-бар» и пистолет, то есть вовсе даже револьвер, которым брутальный кольт «Питон» оказался.

Пока разбирался с трофеями, вернулся Когорша.

– Деревню проверил, все нормально.

– Живые остались? – на всякий случай поинтересовался я.

– Только двое, – огорошил в ответ домовой, и я насторожился.

– Где? Показывай!

– Да нет, беспамятные они, сильно ранены.

– Так бы сразу и говорил, а то я уж подумал, что недобитки где-то затаились. Ладно, пошли смотреть, чего мы там навоевали.

Центр деревни выглядел как после некоего локального катаклизма – какие-то обломки, куски бревен, мусор, мертвые тела, кровища… Неплохо десять кило взрывчатки поработали. Потом все тщательно осмотрю, первым делом надо глянуть на уцелевших.

Ведомый Когоршей, я направился к раненым. Первого бойца расспросить уже не получалось. Он был при последнем издыхании, удивительно даже, что так долго протянул. Ему чем-то основательно прилетело по голове, проломив череп. Этого я просто добил, полоснув ножом по горлу.

Зато второй боевик уже очухался и тихонько постанывал, но шевелиться, вроде, не мог – видать, хорошо переломало. Удачно, что жив – язык мне позарез необходим. Увидев меня, боец затих и попытаться прикинуться трупом, но неудачно. Присев рядом, я поднес нож к его глазу и легонько ткнул острием под нижнее веко.

– Ну, давай, что ли пообщаемся. Или глаз сначала вынуть?

Сомнений и жалости я не испытывал, тут места для них нет – это война! А тот, кто оказался на другой стороне, никакого снисхождения не заслуживает, какие бы причины им не руководили, и каким бы прекрасным человеком он ни был. И преимущества надо добиваться любыми способами. Между прочим, методике полевого экспресс-допроса меня научили именно в армии… И это не зверство, а насущная необходимость. Если будешь думать по-другому – не выживешь, эту аксиому я тоже усвоил отлично, там же на Кавказе. Как-то так…

В общем, можно сказать и короче – на войне все средства хороши! Или ты – или тебя! А у меня тут война натуральная. Единственно, что сейчас я выбираю противников сам (или они сами меня находят), а не убиваю тех, на кого укажут жирные дяди наверху.

К сожалению, пленный прожил недолго. Говорить ему было тяжело, и он периодически захлебывался кровавым кашлем. Наверное, сломанные ребра легкие проткнули. А шевелить я раненого боялся, только вколол шприц-тюбик из его же аптечки, но и это не сильно помогло. Но кое-что выпытать успел.

С количеством бойцов я угадал – два отделения их было, но все, кроме дозорных и двоих раненых, погибли от взрыва. Причем трое, во главе с командиром, прямо в доме – то есть этих совсем на молекулы разнесло.

Уничтоженное мной подразделение входило в состав Отряда особого назначения «Лось»[91]. Что этот за группа такая, к какому ведомству относится и какие функции выполняет, я так толком и не уяснил, но создавалась она на базе ОМОНа. В общем, ясно, что МВД их крышует, а работать отряд может и на какого-то левого дядю – у нас это запросто. Развелось, блин, спецназов, плюнуть некуда! Ну, хоть что-то прояснилось. По крайней мере, стало понятно, чего от этой братии ожидать можно. И какая бы ни была у них подготовка, но в лесу воевать они не обучены: у ОМОНа, откуда бойцов в отряд набирали, совсем другая специфика – хоть это радует…

Отцом-командиром «Лося» числился полковник Державин, Николай Викторович (надо запомнить фамилию, может и сведет судьба на узенькой дорожке). Впрочем, почему числился – он и руководил. Но вот от кого полкан задания получает и на кого работает, пленный не знал. К сожалению, этого бойца интересовали только запредельно высокие оклады в отряде и всевозможные льготы. Получается, прав я был, наемники это и есть, только немного под другой вывеской, что сути совсем не меняет…

Оказывается, по мою душу был выдвинут весь отряд, а десантировавшаяся группа – это только первые ласточки. Остальные прибудут ближе к вечеру по железной дороге. Это, кстати, целый батальон – именно такова численность этого поганого ООНа.[92] Одной живой силы больше четырехсот человек, плюс средства усиления…

Заодно с отрядом прибудут и розыскные собачки, есть они у этой организации, и проводники-кинологи грамотные имеются – что уж совсем плохо! Но и это еще не все – вертолет должен совершить вторую ходку и доставить сюда еще взвод бойцов. И произойти это может с минуты на минуту. Такие дела…

Услышав про вертолет с подкреплением, я сильно занервничал и допрашивал бойца уже не так вдумчиво – просто по инерции. Одномоментно прокручивая в голове все варианты будущего сценария. Похоже, сваливать надо!

Стоп. А чего я так туплю, это ведь не боевой вертолет будет! Не «Черная Акула»[93] и не «Терминатор»[94] даже – обычный транспортник. На нем не только оружия нет, но и брони никакой. И чего я, спрашивается, так переживаю? С войны, наверное, привычка: вертолет – это значит все серьезно. А ведь видел уже, с чего десант скинули – этот геликоптер и из рогатки сшибить можно. Утрирую немножко, но не то, чтобы слишком…

Когда пленный начал заговариваться и пытаться терять сознание, я чиркнул ему ножом по сонной артерии – это будет легкая смерть. Других вариантов для него и не предвиделось… Кстати, ножом по горлу это не от изощренного садизма, просто враги в бронежилетах – сразу в сердце пробить, может и не получиться, да и портить броники не хотелось, а патроны я экономлю.

Закончив с допросом, я занялся подготовкой к приему гостей. Сначала надо позицию подыскать и глянуть, какие трофеи мне достались.

Даже беглый осмотр добычи показал, что теперь никаких проблем с оружием у меня не будет – просто глаза разбегались, и пела душа! Но порыв сразу тащить все в лес и прятать в нору, я жестко пресек – нехорошо может получиться, если меня за перетаскиванием барахла накроют… И сильно мародерствовать сразу не буду, пускай вид у побоища натуральный будет – просто последствия взрыва, тогда и засаду не заподозрят.

Побродив по деревне, жадно пожирая глазами трофеи, я все же не удержался и подобрал пулемет, а потом отыскал тело пулеметчика (или его второго номера) и снял с него короб с патронами – теперь птичку с подкреплением можно по полной программе встретить! Крупнокалиберного «Корда» с бронебойно-зажигательным боеприпасом этой вертушке хватит выше крыши. Ее и из моего карабина подбить можно, но тут уж с гарантией будет! Донельзя довольный находкой, я отправился выбирать место для засады.

Пулеметное гнездо я решил устроить в развалинах одного из домов с южной стороны деревни. Вертушка с того направления прилетала, с чего бы ей маршрут менять? Без станка в зенитки «Корд» не годится, и вертеться с такой махиной, поливая горизонт на все 360 градусов, никак не получится. Значит, желательно, чтобы вертолет в сектор обстрела попадал, вот и попробуем подгадать. А на случай, если вертушка все же с другой стороны зайдет, у меня теперь и тяжелая снайперка имеется, ну и карабин, на худой конец.

Отдав Когорше браслет, я шуганул его в лес, с заданием патрулировать окрестности. И если все пойдет наперекосяк и меня, например, подранят и возьмут в плен, не допустить попадания артефакта во вражеские руки. Ну, а в самом плохом раскладе, жестоко отомстить. Последнего варианта мы не обсуждали, но как-то и так было понятно.

Немного растащив завалы из кусков прогнивших бревен, и установив пулемет на остатки стены, оборудовал в развалинах огневую точку. Нормально получилось – около ста двадцати градусов перекрыть смогу, и, при желании, ствол немного вверх задрать удастся. Выбрав мишенью, одиноко стоящее деревцо, дал пару пристрелочных очередей и даже попал – можно работать.

Сделал подпорки и, уложив поверху куски рубероида, замаскировал позицию – теперь, сверху она должна выглядеть как часть обвалившейся крыши. После чего устроился в засаде, оставалось только ждать…

В том, что вертушка будет «с минуты на минуту», пленный ошибался – она появилась где-то час спустя. Чему я несказанно обрадовался – хуже нет, чем ожидание боя, особенно когда в голову лезут нехорошие мысли. Кроме неожиданностей типа появления не одного вертолета, а сразу нескольких, я уже и ракетно-бомбовый удар по деревне успел предположить – группа-то на связь не выходит. Не глупость ли я делаю, подстерегая вертушку здесь? Может, стоило в лесу укрыться? Хотя… радиосвязи тут может и совсем не быть – аномальная зона, ети ее в корень… Помнится, и обычный приемник здесь не работал, не говоря уж о мобильнике – у того покрытия сети и не ожидалось. А вот интересно, что со спутниковой связью?.. В общем, так я и мучался в ожидании…

К счастью, мои домыслы оказались беспочвенны. Низко летящий вертолет показался с нужной стороны и в одиночестве. Изматывающее ожидание закончилось, и я приник к пулемету.

Короткая, на три патрона, очередь ударила по вертушке. Затем еще очередь, и от вертолета полетели куски обшивки. Попасть-то попал, вот только ощутимого результата это не принесло, бронебойные пули просто прошили фюзеляж. А Ми-8 стал забирать вбок, стремясь выйти из-под огня. Напрасно я за «Корд» схватился, надо было из снайперки бить, а с этим пулеметом у меня практики совсем нет, только из ПКМа[95] стрелять приходилось. Но спешно хвататься за винтовку было уже поздно – с вертолета ответил пулеметчик. Ему, конечно, сразу меня нащупать сложно, зато со своей машинкой он наверняка управляется куда лучше, чем я со своей. Дело на секунды пошло – сейчас решится, кто кого первым достанет.

Но состязаться в меткости с пулеметчиком тоже не выход, даже если я успею его срезать, вертолет за это время, покинет простреливаемый сектор, а это ой как нехорошо! С другой стороны зайдут, и накроют – там стрелков хватает, и деваться отсюда некуда! Вот, ей богу, зря я так подставился…

Чертыхнувшись, я взял упреждение, и пулемет выплюнул следующую очередь. На этот раз вышло лучше, и тяжелые пули замолотили по кабине. Рядом, обдав крошевом от бревен, прошла строчка очереди противника, но я даже не дернулся, а, закусив губу, продолжал лупить по вертушке – теперь или пан, или пропал!

Неожиданно вертолет как будто споткнулся в воздухе и задымил. Есть контакт! Что-то я ему повредил, да и пилотам, видать, досталось. Воодушевленный успехом, я продолжал стрелять, и какая-то из пуль оказалась решающей. Вертушка потеряла управление и пошла вразнос.

Пулемет бился в руках, расстреливаемый вертолет крутился на одном месте, а потом резко свалился в штопор. Удар! Вот так вот – «Малыш очень любил Карлсона, но папе был нужен лодочный мотор»!

Вертолет четко вошел носом в землю, сложившись чуть не гармошкой, хвост отломился, а во все стороны полетели обломки винта и части обшивки. Топливо не взорвалось, но машину сразу охватило пламя. Вот и долеталась птичка, вместе с пассажирами. Сколько бы их там не было…

Взрыв громыхнул чуть позже. Уже выбираясь из укрытия, я увидел, как над изуродованной, горящей вертушкой вспухает огромный огненный шар, и тут же скатился обратно за бревна – успел! Тушу вертолета разнесло в мелкие дребезги! Хорошо, что случайным осколком не задело – до подбитой вертушки было больше двухсот метров, но часть обломков просвистела рядом. Что-то мощное и взрывоопасное они с собой везли, не иначе. К счастью, не довезли!

Смотреть на горящие останки вертолета я не пошел – нечего там смотреть. От людей одни головешки остались, если вообще остались… и снаряжение уцелеть не могло. Таща на себе пулемет, снайперку и карабин, я выбрался из развалин дома, уселся на бревно и закурил. Можно и передохнуть некоторое время, а то сплошная нервотрепка. Уничтожив еще около тридцати человек, или сколько их там в вертушке было, никакого душевного дискомфорта я не испытывал, лишь моральное удовлетворение – врагов меньше осталось.

Пока, остывая после боя, курил, из леса появился Когорша, подошел и молча пристроился рядом. Я протянул ему открытую пачку сигарет.

– Курить будешь?

– Не, нюх притупляется, – отказался домовой. Я слабо удивился – раньше он об этом не переживал и смолил с большим удовольствием, а теперь, после расслабленной городской жизни, видимо решил обратно форму набирать и блюсти здоровый образ жизни.

– И то верно – нюх это наше все. А коньяк-то не повредит? – вытаскивая из чехольчика на поясе небольшую плоскую фляжку, поинтересовался я.

Как выяснилось, коньяк для нюха совершенно безопасен, поэтому мы накатили по паре хороших глотков, и я снова закурил. Когорша протянул мне браслет.

– Нет, пускай у тебя пока побудет. Мало ли… – Заканчивать мысль я не стал. – Ладно, пошли с трофеями разбираться. Дел еще невпроворот.

Затушив окурок, я поднялся с бревна и пошел осматривать поле боя. Да уж, прибарахлиться мы сможем очень серьезно. А для начала надо хотя бы все собрать и в одно место снести.

Часть оружия и амуниции пострадало от взрыва, а что-то вообще найти не удалось – обломками засыпало или еще что приключилось… но и оставшегося было не утащить.

Особенно приятной находкой стал второй пулемет, на этот раз не крупняк, а очередная вариация на тему ПК – «Печенег». Я его чуть не прозевал, лишь чудом заметив под грудой мусора. Но само оружие вроде не пострадало – потом проверять буду, некогда сейчас.

Не меньше, чем груда разнообразного оружия, меня порадовало количество боеприпасов к нему. Десант же не с пустыми руками выбрасывали, вернее, личным оружием, и носимым боекомплектом дело не ограничилось. С вертолета сгрузили дополнительные экипировку и снаряжение для группы. Часть его уцелела, и теперь баулы и ранцы были разбросаны вокруг эпицентра взрыва вперемешку с телами бойцов. Я проверил содержимое парочки рюкзаков и остался очень доволен – запасные боекомплекты, сухпай (причем не наш, а НАТОвский), снаряжение… Вряд ли и в остальных ранцах что-то другое окажется; в любом случае, подробно инспектировать трофеи будем потом. Пока их собрать надо и в лесу припрятать.

После «Корда» и тяжелой снайперки ожидать можно было чего угодно, но, наткнувшись на очередной сюрприз, я на некоторое время впал в ступор. Они лежали рядком, целехонькие, скрепленные попарно во вьюках – РПО «Шмель»[96], восемь штук! Все же основательно парни подготовились… только не по уму. Эти «Лоси» что, всерьез за мной по лесу с эдакой «шайтан-трубой» бегать собирались? Выкуривать, типа? Ну да это их проблемы, для многих уже и не актуальные, а вот мне огнеметы могут и пригодиться. Я даже мимолетно пожалел, что никакой технике сюда не пробраться, отличные были бы мишени. Ну, да ничего, по скоплению живой силы РПО тоже неплохо работает. Пришлось даже немного себя одернуть – зверею я потихоньку, и эйфория после сбитого вертолета еще присутствует. Война даром не проходит, если уж об уничтожении техники мечтаю… Не сглазить бы. Против танка, например, со «Шмелем» выступать противопоказано, он таки на уничтожение легкобронированных целей рассчитан. Зато теперь понятно, что так хорошо в вертолете рвануть могло, если там еще подобные игрушки были.

Обшарив деревню, я направился снимать оружие и амуницию с дозора, что был на отшибе. У одного из бойцов набор оказался стандартным – нож, пистолет, автомат, гранаты. А вот «быстрый и мертвый» снайпер был вооружен такой же как у меня ВСС. Правда, его оружие я неудачно своей стрельбой расколошматил. Жалко. Ну хоть патроны возьму. Кстати, на такой дистанции, что мы с ним перестреливались, мне почти ничего не грозило – не предназначен «Винторез» для работы на этом расстоянии.

Рации и любую электронику я совсем не брал, а поразмыслив и от бронежилетов отказался: может, на них маячков, как блох на барбоске. Тут , конечно, не американские летчики смертью храбрых почили, у которых с маячками все именно так и обстоит, но лучше не рисковать. Немного титановых пластин вытащу, и достаточно.

Когорша ходил за мной как привязанный, одобрительно кивая, когда я брал что-то нужное, и недовольно ворча, когда что-то, по его мнению, необходимое в хозяйстве, как, к примеру, армейские палатки и полевую кухню, пытался оставить.

– А фонарики как же? – канючил домовитый Когорша. – Смотри, какие замечательные!

– Изыди, нечистый! Искуситель, блин… Ладно, берем.

– Командир, совсем негоже сапоги-то бросать… мдя. Ох, совсем плохо… – в очередной раз попытался вмешаться с предложением хозяйственник.

– Предлагаешь снимать?

– Ага, я и сам могу, – засуетился домовой и веско добавил: – Что с бою взято, то свято!

– А тебе-то зачем? Ты же босиком.

– Могут понадобиться… – туманно высказался мохнатый. – И денег стоят.

– Ну ты мародер! – восхитился я. – Тогда сам и потащишь.

– Дак мы это запросто! А можно я тогда еще и часы прихвачу? Больно уж хороши.

– Да хватай что хочешь, – устало махнул я рукой на запасливого домового. – Только у меня подозрения закрадываются, что ты нечистокровный домовой, а с хомяком или бурундуком помесь. – Шучу! – видя, как Когорша раздувается от негодования, поспешил поправиться я. – Давай, собирай, что душа просит. Вон палатки из чехлов вытряхни, и в них хабар складывай – сподручней таскать будет.

Вот, теперь можно не беспокоиться – выпотрошено будет абсолютно все! Мне на мелочи можно и не отвлекаться.

По итогам сражения я невероятно обогатился. Одних автоматов (считая в лесу припрятанный) шесть штук набралось. А еще пулеметы, винтовки, «Шмели», пистолеты… снаряжение, амуниция и гора боеприпасов! Вот только, как когда-то сказал классик: «…Темза в своем верхнем течении недостаточно судоходна и по ней не сможет подняться судно, которое вместит все, что мы сочли необходимым взять с собой…»[97]. В общем, такая куча трофеев – это, конечно, здорово, но и порядочная головная боль мне обеспечена. Как все это транспортировать-то? Впрочем, есть одна мысль, а пока надо к схрону добычу тащить и прятать.

 

[87]Планка Пикатини – Кронштейн, используемый на различных видах стрелкового оружия, для крепления прицелов и других вспомогательных принадлежностей

[88]«Блэкутер» (Черная вода) – Одна из самых известных военных компаний.

[89]АСВК – Армейская Снайперская Винтовка Крупнокалиберная.

[90]«Булл-пап» – компоновка винтовок и автоматов, при которой ударный механизм и магазин расположены в прикладе позади спускового крючка. Что позволяет увеличить длину ствола без увеличения длины всего оружия.

[91]ООН «Лось» – такого отряда в природе не существует.

[92]ООН – Отряд особого назначения.

[93]«Черная Акула» – Вертолет КА-50.

[94]«Терминатор» – военная модификация вертолета МИ-8 (МИ-171Ш)

[95]ПКМ – Пулемет Калашникова модернизированный.

[96]РПО «Шмель» – Реактивный пехотный огнемет одноразового применения.

[97]Джером К. Джером

Оглавление