День шестой

— Вставай, лентяйка! — голос Ангела проникал сквозь сон, но заставить себя открыть глаза Ксении не удавалось. — Ксюш, ну сколько можно? Что это ты так распалась? — Сев на кровати с закрытыми глазами, Ксения пыталась себя уговорить, что уже утро и надо вставать. Глаза с этим были категорически не согласны. Просыпаться в Крыму было просто пыткой. Сколько бы она не спала, все время хотелось поспать подольше. Размышляя над этим, Ксения снова заснула. Ангел стоял и растеряно смотрел на подругу. Что делать было совершенно не ясно. Неожиданно полог шатра приоткрылся и в него заглянул Шелтон. Ангел беззвучно спрятался за балдахином и стал следить за молодым человеком. Принц тихо прокрался к кровати Хранительницы и уставился на завернутую коконом в одеяло Ксению. Он так сосредоточено рассматривал ее, что девушка сквозь сон почувствовала внимание и недовольно проворчала:

— Ангел, солнышко, будь хорошим мальчиком, я тебя очень люблю, но дай мне поспать. — Шелтон замер и, кажется, перестал дышать. Через минуту, услышав мерное глубокое дыхание Ксении, он подошел ближе и протянул руку к ее лицу. Ангелу стало не по — себе и он вышел, приложив палец к губам. Рука Шелтона замерла в воздухе, он изумленно посмотрел на Ангела. Ангел качнул головой, указывая на выход. Принц, опустив голову, понуро вышел из шатра. Амур последовал за ним. Выйдя на солнечный свет, молодые люди зажмурились.

— Ну, здравствуй, Шелтон. — голос Ангела прозвучал насмешливо, но в то же время настороженно.

— Ну, здравствуй Ангел — на вкус ответ прозвучал испытывающим, прощупывающим.

— Не ожидал увидеть тебя здесь. Да еще и при таких обстоятельствах. Могу я поинтересоваться, что ты делал в шатре Наазали, пока она спала. — Шелтон явно испытывал неудобства. Но отвечать было нужно.

— Ну, скажем так — искал одну девушку.

— Ну и как нашел?

— Не знаю. Пока не понял.

— Вот как? — ухмыльнулся Ангел. — Что не можешь признать ее в человеческом виде?

— Что ты знаешь об этом? — Шелтон впился глазами в Ангела.

— Ну, скажем мне известно, что один наследный принц, имеющий привычку спать в виде камышового кота, вчера повстречал очаровательную белую киску. Но по причине своей неотесанности до смерти напугал красотку, и она удрала. А когда он попытался ее догнать, то путь ему перегородили два палевых кота. И пока принц скалил зубы и шипел на соперников, крошка смылась.

— Это был ты? Ты был одним из этих двух котов?!

— Точно.

— И теперь, когда я услышал, что ты ее солнышко и она тебя очень любит, надо полагать, наше соперничество перенесется с трека и в реальность?

— Так ты уверен, что Ксения и есть твоя кошка? — Шелтон растеряно посмотрела на амура. — Ты хочешь сказать, что это не она?

— Ведь у царевны-лебедь две подруги. Хранительница и пифия. Кто из них твоя кошка? А может на самом деле твоя кошка это сама царевна? Ты же видел три кошки. Три подружки. Какая из них твоя? — Шелтон потрясенно посмотрел на Ангела.

— Три? Боже! Я не подумал…

— Ага, ты не подумал, что Ася тоже была кошкой. Она сбила тебя с толку своим высокомерием и холодностью? Это она умеет. Так же как и ты. Только на этот раз этот прием применили на тебе. — Шелтон прокрутил в голове разговор с царевной и понял, что она использовала на нем его любимый прием.

— Что я вижу! Знаменитый сердцеед и ловелас великий Шелтон смущен и сбит с толку. Три девицы загадали ему задачку, которую не так просто разгадать, а разгадать очень хочется. Не так ли? — Ангел просто наслаждался ситуацией. Приятно видеть своего соперника в замешательстве.

— Ангел, мы никогда не были врагами. Друзьями нас тоже не назовешь, но в то же время, нам было приятно порой пропустить вместе рюмочку и перемыть кости остальным соперникам. Где твое чувство мужской солидарности?

— Я о нем забываю, как только речь заходит о моих друзьях. А уж так случилось, что все три девушки мои подруги и если они сами не решат сказать, кто из них твоя незнакомка, то от меня ты ничего не узнаешь. К тому же, Шел ты всегда казался мне разумным человеком. Что на тебя нашло? Пойми, ни одна из них не является кошкой. Никто из них не является оборотнем. Они очень не простые, но девушки. И не факт, что они очаруют тебя в своем настоящем обличие. Ты полюбил фантазию, мечту. Представление Аси о кошке.

— Ты в таких близких отношениях с царевной, что можешь так запросто называть ее Асей?

— В еще более близких. И я тебе прямо скажу — мне не нравится, что ты прокрадываешься в шатры к моим спящим подругам. Мы всегда с тобой не плохо ладили, не надо осложнять наши отношения.

— Хорошо, ты прав. Ну, тогда помоги мне подойти к ним поближе, чтобы понять какая из них моя судьба.

— Ты свихнулся.

— Я знаю. — Ангел посмотрел на старого знакомого. При других обстоятельствах они могли стать хорошими друзьями. Шелтон никогда не смотрел на Ангела как на урода. Он замечал в эфирах только их качества и не полагался на людскую молву. По сути, он не видел причин, почему бы не помочь этому слегка сумасшедшему принцу.

— Шел, я не могу тебе ничего обещать. Но попробую тебе помочь. — Глаза принца загорелись огнем. — С Ксенией тебе сегодня предстоит пообщаться лично. Ничего не могу сказать, но дам один совет — говори только правду и ничего кроме правды. — Шелтон непонимающе посмотрел на Ангела. — Просто сделай так, как я тебе сказал. С Асей ты уже виделся и для тебя не составит сложности подойти и заговорить с ней. Вы уже знакомы. Остается Элла. Ну, здесь так — ближайшие дни потрать на Ксению и Асю, а потом я устрою вечеринку, куда тебя приглашу, как старого знакомого. Подходит?

— Ангел, я твой должник.

— Не волнуйся, я умею взимать долги. И ради Бога, перестань прокрадываться в шатры к девочкам. Ксения запросто могла тебя развеять, а уж о фантазиях Аси я вообще молчу. А теперь проваливай, мне надо разбудить Ксению. — Шелтон испытывающее посмотрел на Ангела:

— Ты ведь ей не любовник, не так ли? Ты ей просто друг.

— Я ей гораздо больше чем друг. Давай, вали отсюда. Хватит на сегодня вопросов. — Принц ушел, покачав головой и погрузившись в какие то свои мысли. Ангел вернулся в шатер к Ксении. Она уже принимала душ. Подойдя к перегородке и повысив голос, Ангел крикнул:

— Доброе утро!

— Ан, привет! — было слышно, как Ксения отфыркивается от воды.

— Через сколько ты будешь готова?

— Еще полчаса. Подождешь меня, вместе позавтракаем.

— Пятнадцать минут. Я уже умираю с голоду.

— Договорились. — Ангел отправился к Милице. Ася и Элла уже уплетали фруктовый салат на завтрак.

— Всем привет! — Ангел посмотрел на подруг и понял, что на самом деле любая из них могла сделать счастливым даже такого капризного парня как Шелтон. Красавицы, всегда в прекрасном настроении, умеющие поддержать разговор, девушки производили ошеломляющее впечатление. Задумавшись над этим, Ангел поймал себя на мысли, что сам он никогда не рассматривал их как кандидаток на руку и сердце. Впрочем, по законам клана, женится он мог только на амурке. Но кто согласится выйти замуж за печально известного чернокрылого амура?

— Эй, парниша, — вернула его из размышлений Элла, — о чем задумался?

— О том, какие вы красавицы и умницы.

— И какие ты сделал из этой мысли выводы? — улыбнулась Элла.

— Что таких красоток очень быстро сцапают какие-нибудь знатные женихи, и я останусь без очаровательных подруг.

— Какие проблемы! — откликнулась Ася, — женись на нас!

— На обеих? — ухмыльнулся Ангел.

— А что? — поглощая фрукты, подхватила Элла, — хорошая идея. Заведешь маленький гарем, я думаю, Ксюха согласится быть третьей. — В шатер зашла Ксения:

— Я согласна, а что надо делать? — друзья дружно расхохотались.

— Да вот сватаемся к Ангелу, — ответила, заливаясь от смеха, Ася, — уговариваем его взять нас к себе в гарем. Ты только что согласилась быть третьей! — Ксения громко застонала.

— Вот уж не ожидала, что подписываюсь на такое! Терпеть вас всех денно и нощно! Мама мия! — Ангел и Ксения уселись за стол, и Милица подала им напитки. Ксении как всегда свежевыжатый сок клубники и гуавы, а Ангелу чашку горячего шоколада. Ксения, как-то раз, попробовала его напиток, но пить его не смогла. Шоколад был такой приторно сладкий, что пить его было просто невозможно. Для Ксении было загадкой, как Ангел может потреблять его в таких количествах. Чтобы отделаться от воспоминаний о вкусе, она обратилась к Милице.

— Мила, как твои дела? Ты еще не готова сбежать под надежную крышу московского дома?

— Нет, госпожа, что вы! Я так счастлива! Мне тут так хорошо. Я каждый день купаюсь и загораю. У меня появилось столько новых знакомых. Это самая прекрасная неделя в моей жизни.

— Да, а как тут Шико не шалит?

— Нет, госпожа, мы с ним ладим. Да и он основную массу времени проводит в Преисподней. Тянет малыша на родину, что уж тут поделаешь.

— Да, понимаю. Появится, скажи, чтобы вечером ко мне заглянул. Хочу узнать как он там. — Милица согласно кивнула и ушла готовить дальше. — Ну, а вы други мои, что планируете сегодня делать? — с тоской в голосе спросила Ксения.

— Мы отправляемся загорать! — гордо провозгласила Элла. — А ты, Золушка, иди — отделяй зерна от плевел. И пока все не переберешь на бал, можешь не рассчитывать. — К концу завтрака появился хмурый Василий. Никто не знал почему, но настроение у него было не ахти. Впрочем, сегодня Ксении было не до него. Перспектива пообщаться с тремя сотнями претендентов на руку Аси ее не впечатляла. Но отступать было поздно. За ней пришли из организационного комитета и сказали, что все готово. Ксения послушно последовала за сопровождающим. Ее привели в пустую палатку, где стоял только стол, одно офисное кресло и стул. В палатке ее ждал Фарэль.

— Доброе утро, Ксения. Вы готовы? — сегодня голос Наблюдателя был похож на иерихонскую трубу.

— Нет.

— Отлично. Тогда начнем. Вот вам контактные линзы. Одевайте. — Ксения с сомнением взяла коробочку с раствором, в котором плавали линзы.

— А как их одевать?

— Вы что никогда не одевали линзы?

— Как-то не приходилось, на зрение я не жалуюсь.

— И даже не пытались изменит цвет глаз?

— Нет, а зачем? — искренне удивилась Ксения.

— Действительно. Извините за дурацкий вопрос. — Ехидно усмехнулся Наблюдатель. Надеть линзы Ксении удалось только с пятого раза. Ей совсем не нравились эти ощущения.

— Ну, вот вы и готовы. На столе пачка анкет. Вписываете имя, задаете им вопросы, проставляете ответы и вот в этой графе ставите или крестик или нолик. Нолик врунам, крестик правдивым. Постарайтесь задавать вопросы быстро. Их еще слишком много, чтобы беседовать абстрактно. Я думаю, и так это конкурс растянется дня на три.

— Я все поняла, давайте начнем. — Ксения села в кресло и стала ждать первого претендента. Она ощутила себя доктором, который ждет пациента. В палатку заглянула белокурая голова.

— Можно?

— Проходите, садитесь. — В палатку заглянул стройный юноша. Его голову укрывали роскошные белокурые локоны. Волосы были завиты в колечки, будто их накручивали на бигуди. Кожа была почти прозрачной, а глаза красивого василькового цвета. Юноша всем был хорош, но выглядел слишком молодо. Он сел на стул и обратил на Ксению свои прекрасные глаза.

— Представьтесь, пожалуйста, — сухо и официально произнесла Ксения.

— Авель. Дух ветров.

— Вы были женаты? — Ксения задавала вопросы строго по анкете и отмечала нужные поля. Ей был интересен этот молодой человек, но она знала, что времени у нее нет.

— Почему вы решили бороться за руку царевны?

— Из-за денег. — неожиданно аура вокруг духа вспыхнула алым цветом. Ксения задумалась. Врет, что из-за денег. В чем же истинная причина?

— А если сказать правду? — на этот раз покраснела кожа молодого человека, а аура исчезла.

— Я влюблен в царевну. Давно и безнадежно. Это мой шанс. — Ксения покачала головой. Да формальный подход здесь может оказаться большой ошибкой. Задав все оставшиеся вопросы, Ксения поставила на анкете Авеля крестик. Пусть он соврал, но это просто попытка защитить свои чувства. Это Ксения могла понять. Следующий претендент оказался огромным орком. Ксения опешила, когда он зашел в палатку. Она даже не могла предположить, что подобные претенденты смогли пройти первых два отбора.

— Добрый день, представьтесь, пожалуйста.

— Здырк. — Ксения надеялась, что написала его имя правильно.

— Вы были женаты?

— Да, четыре раза. — Ксения изумленно оторвала глаза от бумаги.

— Вы в разводе?

— Нет, я вдовец.

— Все четыре жены умерли?

— Да.

— В этом есть ваша вина? Вы или ваши родные как-то причастны к этому?

— Нет. — Аура орка светилась ровным золотистым цветом. — Ксения вернулась к списку вопросов:

— Почему вы решили бороться за руку царевны?

— Для меня это политически выгодный брак. Репутация орков сильно очернена. Если такой парень как я женится на царевне-лебедь, эфиры станут к нам относится по-другому.

— Логично. Где вы живете?

— В горах Алтайского края. — После десятого претендента, лица стали сливаться в одно. И Ксения стала делать пометки на полях, если были какие-то интересные наблюдения. В два часа она прервалась на обед. За ней зашел Фарэль и пригласил с ним пообедать в его шатре. Ксения с радостью согласилась. За обедом они увлеченно болтали. Ксения расспрашивала его о истории вампиров, о том как он стал Наблюдателем. Фарэль оказался очень приятным собеседником. Его сотрудники подсчитали, что за шесть часов, которые она принимала кандидатов, принято было 65 человек.

— Я не ожидал, что вы будете справляться так быстро.

— Я тоже. Но, когда я вижу откровенных лжецов, я не продолжаю их расспрашивать по всем пунктам. А это сильно сокращает время приема. А таких — большинство. У меня только десять анкет с крестиками. Представляете?

— Я ожидал чего-то похожего. Ксения, вам не кажется, что надо бы дать еще одну промежуточную конференцию, чтобы объяснить по какому принципу вы отослали уже отсеянных претендентов.

— Нет. Это будет сделано только тогда, когда их останется десять. А пока рано открывать карты. Закончив трапезу, Ксения вернулась к ожидавшим ее кандидатам. Она слышала легкий ропот, когда проходила мимо скопившихся у палатки женихов. Уже расползлись слухи о том, что большинство, с кем проводили собеседование, с утра уже выбыли с турнира. Никто не знал, что ожидать и как понравится Наазали. Ксения вошла в палатку, отряхнула с джинсов пыль и села за стол. Зашел следующий. Беря в руки анкету и расписывая ручку, Ксения механически произнесла:

— Добрый день, представьтесь, пожалуйста.

— Принц Шелтон. — Ксения удивленно подняла глаза. Перед ней сидел принц Шелтон. Наазали первый раз видела его обычным не кошачьим зрением. Можно было смело отметить его природную красоту человека, и буквально бьющуюся наружу его кошачью половину. Мимика, движения все говорило о том, что перед ней оборотень. Ксения записала имя и с интересом уставилась на принца.

— Вы были женаты?

— Никогда.

— У вас есть дети?

— Нет. Насколько я знаю.

— Почему вы решили бороться за руку царевны?

— По велению моего отца.

— Где вы постоянно проживаете?

— Саванны Индостана.

— Ваше финансовое положение?

— Стабильное.

— У вас есть возлюбленная?

— Нет. — аура принца вспыхнула нежно-розовым цветом.

— А если подумать и сказать правду? — Шелтон задумался и ответил

— Есть. — но цвет ауры не изменился. «Понятно, он еще не определился» — подумала Ксения.

— Вы боитесь воды?

— Нет, я отлично плаваю.

— Употребляете ли вы спиртные напитки.

— Да.

— У вас много друзей?

— Нет.

— Вы добрый человек?

— Да. Я думаю, да.

— Есть ли что-то такое, что вы стремитесь скрыть от меня, чтобы произвести более приятное впечатление? — Шелтон заколебался, но вспомнил совет Ангела:

— Да.

— Что это?

— Сегодня утром я прокрался в ваш шатер и смотрел на вас спящей. — Ксения от изумления открыла рот. Такого ответа она никак не ожидала.

— Но зачем?

— Я хотел понять, являетесь ли вы объектом моей страсти. Та ли вы кошка, что так очаровала меня вчера. — Ксения старалась представить себе, что она спит, а на нее стоит и смотрит посторонний мужчина. Это было неприятно.

— Вы сильно рисковали.

— Я знаю. Ангел мне уже объяснил, что вы могли меня развеять. — Ксении чем-то нравился этот чудаковатый принц.

— Запросто. Надеюсь, в дальнейшем вы найдете более цивилизованный и легальный способ, посмотреть на меня.

— Простите. Просто рассудок не подчиняется мне. Мое желание понять, кто вчера был этой кошкой, сводит меня с ума.

— Какая жалось. Ну, что ж, на этом все, зовите следующего.

— И вы мне не скажете, кто это был? Вы, царевна или пифия?

— Разберетесь сами. У меня дела. До свидания. — Принц пристально посмотрел на Ксению, будто пытался проникнуть к ней в душу, а лучше в мозг, чтобы выудить нужную ему информацию. Поняв обреченность этого мероприятия, Шелтон тяжело вздохнул и вышел. Оставшуюся часть дня Ксения проработала детектором лжи, без знаменательных событий. Закончила Наазали в девять вечера. За день было принято сто тридцать четыре человека. Из них осталось двадцать пять. Ксения шла и думала о том, что завтра надо встать пораньше и закончить опрашивать остальных. Под конец, глаза беспощадно жгло линзами. Как только последний претендент покинул палатку, она вынула линзы и расплакалась. Ей не было жаль себя, просто слезы сами собой текли из измученных глаз. Фарэль заглянул к ней в палатку с предложением проводить, но Ксения устала от общения и предпочла идти в одиночестве. Прежде чем вернуться в палатку, она забрела на пляж. На улице уже было темно, что искренне радовало болезненные глаза Ксении. Наазали присела у краюшка моря. Был полный штиль.

— Привет, я уже не надеялся, что ты зайдешь. — Голос в голове раздался так неожиданно, что Ксения подпрыгнула.

— Нути, как ты меня напугал!

— Извини, просто очень обрадовался, что ты пришла.

— Если честно, я не знала, что ты все еще тут.

— Обычно мне сугубо фиолетово, где находится. Но сейчас, я предпочитаю плавать здесь, чтобы собирать слухи и сплетни. Я за эти дни такого наслушался!

— Представляю! Сегодняшние новости знаешь?

— Конечно! Ребята устраивали пикник, от них узнал массу интересного. Мне кажется или ты чем-то огорчена?

— Просто устала. Мои глаза не привыкли к линзам.

— Ну, тогда ложись на песочек, закрывай глаза и я спою тебе песенку. — За песенку в исполнение Наутилуса, Ксения была готова продать душу. Через час она отправилась в свой шатер посвежевшей и отдохнувший. Нути был лучшим реабилитатор в мире. Уже подходя к зоне царевны, Ксения услышала, что кто-то идет у нее за спиной. Не заподозрив ничего дурного, расслабленная Наазали шла дальше. В тот момент, когда ее грубо обхватили сзади и приставили к горлу нож, она думала о том, что жизнь, в сущности, замечательная вещь. Не смотря на все свои злоключения, Ксения была совершенно непривычна к банальному грубому насилию. Шок не позволил ей даже задуматься о том, как выпутаться из этой ситуации. Мысли лихорадочно метались и не останавливались ни на чем. В ухе раздался грубый голос:

— Слушай меня внимательно, Наазали. Не знаю, что уж ты там затеяла на этот раз, но завтра, когда я приду на собеседование, я хочу, чтобы в конце на моей анкете стоял жирный крестик. Я должен жениться на царевне, и я это сделаю. Думаю, что тебе придет в голову погеройствовать. Так вот, попробуешь пойти против меня, и я убью царевну. А теперь медленно отвечай, ты сделаешь, как я тебе велел?

— Нет. — голос Ксении был тихим, но сиплым от ужаса.

— Очень жаль. Значится, придется тебя убить сразу. Прощай, Наазали. — И в этот же миг руки, державшие Ксению и нож, обмякли, а за спиной раздался омерзительный хруст. Ксения резко вырвалась и повернулась. На земле валялось тело мужчины с ножом в руках, а над ним флегматично стоял Василий. Ксения в ступоре спросила:

— Что это было?

— Тебя попытались убить. В принципе это можно было ожидать. Не понимаю, почему оргкомитет не приставил к тебе охрану.

— Наверное, никто не подумал об этом. Но что ты с ним сделал?

— Свернул ему шею. — безразличие с которым Василий произнес эту фразу, потрясло Ксению больше чем само нападение. — Сперва я хотел его просто обезвредить, но другого выбора не осталось. Как — то очень не хотелось, чтобы он перерезал тебе горло. — Ксения заметила, что ее лихорадочно трясет. — И ты просто взял и свернул ему шею, как цыпленку?

— А ты что предпочла бы? Чтобы я его сначала избил до полусмерти?

— Нет, просто я не воспринимала тебя как человека, который умеет так быстро убивать.

— Ну, я все-таки медик. — пожал плечами Василий. — Милая, давай вызовем службу оргкомитета и отправим тебя домой. — Ксения согласно кивнула и механически вытащила из кармана коммуникатор. Через минуту пустынная дорожка была залита светом и заполнена людьми. Ксения болезненно отреагировала на посторонних и инстинктивно подошла к Василию. Он уверенной рукой обнял ее и прижал к себе.

— Все в порядке, малыш. Тебя никто не обидит пока я с тобой. Ксения уткнулась носом ему в грудь. Слезы беззвучно текли по лицу, но этого никто не видел. Только Вася знал о том, что Хранительница плачет по тому, как стремительно намокала его рубашка. Дождавшись официальных представителей, он подхватил Ксению на руки и понес в шатер к Милице. Ксения была рада удалиться от толпы и вернуться к друзьям. Пока Василий легко и уверенно нес ее к шатрам, Ксения думала о том, что абсолютно не знает этого удивительного парня. За обманчивой скромностью и стройностью, таились стальной характер и не мерянная сила. Как успела заметить Ксения, нападавший обладал весьма внушительной комплекцией, и чтобы свернуть такому здоровяку шею, надо иметь очень сильные и умелые руки. Да и чтобы донести девушку на руках немалую дистанцию и не даже не запыхаться, тоже силенок потребуется не мало. Но в такие моменты, девушки об этом думают меньше всего. Вот тебе и лягушк-царевич, Ксения вспомнила как он себя охарактеризовал: — Я великолепно готовлю. Великолепно вышиваю и отлично танцую. Сколько же еще сюрпризов хранит в себе Василий наследник дома царевен-лягушек? Оказавшись в шатре Милицы, Ксения судорожно закрыла глаза, яркий свет причинял ей сильную боль. Сидевшая за столом троица изумленно обернулась. Ангел вопросительно поднял брови и строго спросил:

— Что случилось на этот раз? — Василий опустил свою драгоценную ношу на диван. Ася и Элла подскочили и стали успокаивать расстроенную подругу, вытирая ей слезы мокрым полотенцем, смоченным в ледяной воде.

— Какой то придурок попытался убить Ксению, когда она отказалась отдать ему Аську в жены. — Девушки нервно ахнули.

— Насколько я могу понять из того, что вижу, ему это не удалось. Что же ты с ним сделал? — спокойно спросил Ангел.

— Свернул ему шею.

— Я так и подумал. Никакого полета фантазии. Всегда грубо, без изюминки. Не живет в твоей душе художник, Вася.

— Пошел ты! Зато она жива. Может я убиваю без присущего тебе изящества, зато быстро и надежно.

— Что правда, то правда. — Согласно кивнул Ангел. — Ксения оторвалась от процесса успокаивания себя любимой.

— Вы так говорите, как будто Вася наемный убийца и убивает, в среднем, раз пять на дню. — Ангел с сожалением посмотрел на Ксению.

— Дорогая, всегда больно рассказывать ребенку о том, что деда Мороза не существует. Но такой день неизбежно настает. Конечно, Вася не сделал убийство своей профессией. Но к сожалению, мы очень рано освоили навыки позволяющие нам справляться с подобными трудностями. С тех пор как наши имена стали известны публике, на нашу жизнь покушались такое бесчисленное количество раз, что мы давно сбились со счета. Это очень неприятно, но иногда для того, чтобы выжить приходится убивать.

— А в остальном вы белые и пушистые? — сквозь слезы иронично спросила Ксения, — Великолепно готовите, вышиваете и танцуете аргентинское танго?

— Прошу заметить, что я не вышиваю и не готовлю, — поднял в протесте руку Ангел. — У меня свои маленькие слабости. — Ксения покачала головой. Все это трудно было принять.

— Среди эфиров, что столько психов?

— Значительно больше, чем ты думаешь, — с горестью ответила Ася.

— Девочки, а как же защищаетесь вы? — неожиданно возник вопрос у Ксении.

— Ну, мне чтобы справится с каким-нибудь придурком основы самообороны не нужны, — пожала плечами Элла. — Достаточно проникнуть в его сознание, и перемкнуть там пару цепей. Мало кто в состоянии поставить ментальный блок перед активированной пифией. — Ксения вопросительно перевела взгляд на Асю. Та замялась, но нехотя произнесла:

— Если честно, я не очень люблю возиться в таких ситуациях. Превращаю козла в комара и хлоп в ладоши.

— Да, я смотрю вы неплохо защищены, — потрясенно произнесла Ксения.

— Наверное это закон равновесия, — задумчиво произнесла Ася. — Чем больше мы известны, тем большей опасности мы подвергаемся. Но как правило эфиры известны своим могуществом. А чем более ты могуществен, тем более ты защищен.

— Что-то на моем примере этого не видно, — жалобно вздохнула Ксения. — Славы хоть отбавляй, считаюсь самой крутой теткой современности и при этом абсолютно беззащитна. — Василий подсел к Ксении на диванчик, обнял ее и поцеловал в макушку и тихо произнес:

— Ты просто еще маленький ребенок, который не умеет себя защитить. Но как только мы закончим с выбором мужа для Аси, Ангел лично займется твоим обучением. Он у нас в этом деле профессионал. Меня натаскал, в свое время, очень быстро.

— Не хочу учиться убивать!

— И не надо, — успокаивающе отозвался Вася. — Мы сделаем так, что они будут жить после встречи с тобой еще долго-долго. Не факт, только что счастливо. — Эта фраза прозвучала так невинно, что всем присутствующим стало не по себе. Неожиданно в шатер ворвался Шелтон.

— Где она? — Ангел удивленно обернулся, отступил, освободив Шелтону обзор, и тихо спросил:

— На этот раз ты о ком? — Шелтон увидел Ксению и облегченно вздохнул.

— Слава Богу! По лагерю ходит столько слухов, и самый безобидный из них, что Наазали перерезали горло и она пока жива, но истекает кровью. Ксения с удивлением посмотрела на принца.

— Мне очень приятно, что вас так беспокоит моя судьба.

— Извините, за мою чрезмерную эмоциональность, но к сожалению мне плохо удается последнее время контролировать свою чувства.

— И меня это очень беспокоит, — раздался суровый голос Ангела. — Проходи, присядь. — Шелтон послушно прошел и сел на диван напротив Ксении. — Разреши представить, это Элла. Элла это Шелтон. Думаю, что в более подробном представлении вы не нуждаетесь.

— Очень приятно, — принц так тщательно вглядывался в лицо Эллы, что казалось в нем сейчас что-то надорвется. Наконец на его лице проявилось чувство глубочайшей растерянности и он стал перескакивать взглядом по лицам девушек. Очевидно он был абсолютно уверен, что как только он увидит свою даму-кошку, сразу поймет что это она. Но вот перед ним были все три, и он ничего не почувствовал. Его лицо приобрело такое комичное выражение, что девушки не выдержали и расхохотались. Ангел с Василием тут же поддержали их в этом. В итоге даже сам принц стал тихонько хихикать.

— Рад слышать, что никакие неприятности не могут испортить вашей компании хорошее настроение. — Фарэль стоял у входа и потрясенно смотрел на молодежь.

— Фарэль, проходите пожалуйста. — пригласила Ксения.

— Я смотрю вы не пострадали. — ворчливо произнес вампир.

— Спасибо, Васе. Все хорошо.

— Это может у вас все хорошо, а я рискую остаться без печени и других жизненно важных органов. Я только что говорил с господином Ферзем. Столько приятных слов в свой адрес, я не слышал за всю свою весьма не короткую жизнь. Думаю через пару часов, наш лагерь будет наводнен архангельскими псами. С одной стороны, я чертовски этому рад, а с другой, наши отношения с главой СБ и так всегда были слегка напряженными из-за моего пренебрежения услугами его ведомства. А теперь он меня съест со всем потрохами.

— Фарэль, не волнуйтесь, управу на Ферзя я найду. — с тяжелым вздохом произнесла Ксения. — По крайней мере попытаюсь. Заключу с ним соглашение. Надеюсь, что в этот раз ему не придется терять своих людей, охраняя меня. Давайте поужинаем, если честно сегодня было слишком много потрясений, чтобы еще обсуждать предстоящие проблемы. Фарэль не останетесь с нами?

— С удовольствием, может, удастся отвлечься. — С дивана встал Шелтон.

— Позвольте откланяться. — Ксения взглянула на подруг.

— Шелтон, не хотите остаться на ужин?

— Благодарю вас, но я предпочту отправиться к себе, мне есть над чем подумать. — Ангел с удивлением посмотрел на принца:

— Я тебя провожу тебя, не возражаешь?

— Как хочешь, — пожал плечами принц. — Дамы, рад что вы добром здравии. До встречи. — Быстрым уверенным шагом принц покинул шатер. Ангел вышел за ним следом.

— Шел, тебя что-то беспокоит? Почему ты не захотел остаться?

— Сам не знаю. Я увидел всех трех девушек во плоти и ни одна не вызвала у меня того сумасшедшего всплеска эмоций. Я не ожидал такого. Мне казалось…

— Я понял. То есть ты расстался с идей, найти свою кошку?

— Нет! Знаешь, мне кажется, что я потерял рассудок. Я брежу какой-то кошкой, которая на самом деле не существует и я это знаю. Ну как так можно? Когда я сейчас увидел их всех троих я понял, что каждая из них привлекает меня. Царевна безусловно красавица, когда смотришь на эти губки, во рту появляется вкус созревшего манго. Наазали буквально завораживает исходящей от нее энергией. Кажется, что рядом с этой женщиной можно свернуть горы. Знаешь, когда я сегодня беседовал с ней, мне казалось, что никаких сомнений быть не может — это она. А сейчас, когда я увидел пифию, у меня прямо мороз по коже пробежал. Такие глаза, будто видят тебя насквозь и в то же время в них такое лукавство, что оторваться от них просто невозможно. За право обладать такой женщиной можно продать душу.

— Шел, оказывается ты романтик! И это ты, кто относился к женщинам, как к приятному приложению!

— Сам не могу понять, что со мной. Не понимаю как ты можешь находится рядом с ними все время и не разрываться на три равные части.

— Это не просто, только в начале. А потом это становится так же необходимо как дышать. И каждая из них просто необходима тебе. Ты не разрываешься между ними, просто они рядом и твоя жизнь наполняется каким-то особым смыслом.

— Но ведь ты не можешь назвать ни одну из них своей женщиной.

— Они для меня нечто большее. Можно обладать женщиной в полном смысле этого слова и не иметь и десятой доли того, что можно ощутить будучи их другом.

— Наверное это так, но мне этого не понять.

— Если будешь прятаться от женщин, то никогда их не поймешь. Очевидно, что эта встреча в твоей жизни, какой то знак. Я не уверен, что одна из них твоя судьба, но то что они разбудили в тебе новое отношение к женщинам это факт.

— А я вдруг подумал, что такие роскошные женщины не могут быть одиноки. Наверняка они не свободны.

— Ну, насколько мне известно, Элла и Ася абсолютно свободны. А вот Ксению связывают отношения, охарактеризовать которые не решается даже она сама.

— Да, кто бы мог подумать, такие завидные невесты и свободны.

— Ну, с Асей эта ситуация долго не продлится. Десять дней и она будет занята.

— О, Боже. Я забыл!

— Удивительно как тебе это удалось, если вспомнить как и зачем ты здесь оказался.

— Ты же знаешь, я никогда не рассматривал всерьез возможность женитьбы, и когда ехал сюда, просто потакал прихоти отца.

— Да, а все так неожиданно обернулось. Тут есть над чем подумать. Ладно, мне пора возвращаться, еще увидимся. Удачи тебе в попытке разобраться в себе самом. — Ангел вернулся в шатер, где уже стараниями Милицы и Василия был накрыт ужин.

— Ну, что наш принц? — лукаво спросила Элла.

— Вот именно ваш, — усмехнулся Ангел. — Он просто потрясен каждой из вас, и не знает как ему связать хоть одну из вас с той кошкой. Еще с утра он выбирал между Ксенией и Эллой, но я решил усложнить ему задачку и намекнул на то, что его кошкой могла быть и Ася. И теперь, наш Ромео совсем запутался.

— Ангел, — Ася смотрела на него с упреком учительницы младших классов, — ты всегда производил впечатление более гуманного существа. Зачем издеваться над парнем, видно же что он мучается?

— Что-то я не заметил, чтобы хоть одна из вас решила облегчить ему жизнь и сказала, кого он ищет на самом деле. — Девушки самодовольно переглянулись.

— Стервы, — буркнул Ангел. — Ладно, дайте, спокойно поесть, а то подумаю и соглашусь на ваше утреннее предложение, чтобы избавить остальных мужиков от пытки общения с вами, возьму этот страшный удар на себя. — Ася радостно подпрыгнула:

— Ой, Ангел лапочка, неужели ты действительно согласишься взять нас к себе в гарем? Ну скажи нам да!

— Тьфу на вас, три раза. Мне жизнь дороже. Справится с одной из вас никому не под силу, а уж вынести трех сразу — это лучше сразу пулю в лоб. — Девицы довольно фыркнули и приступили к ужину. За ужином старались не вспоминать о нападении на Ксению, а пытались решить, что будут делать после проверки претендентов на честность. Но так как мысли всех были заняты именно покушением, то никто ничего толкового придумать не смог. Ксения сразу после обеда ушла к себе в шатер, попросив оставить ее одну. Слишком много потрясений для одного дня. Забравшись в кровать прямо в одежде, Ксения сжалась в комок.

Мозг: — Я правильно понял, что ты намерена расклеиться?

Ксения: — Ну, что-то в этом духе.

Мозг: — Очень не хотелось бы.

Ксения: — Что так?

Мозг: — А повод?

Ксения: — Ну, не каждый день узнаешь, что твоей друг в течении секунды может лишить кого-то жизни. А через полчаса узнаешь, что на это способны и все остальные твои друзья.

Мозг: — А как насчет того, что если бы это было не так, ты бы уже была бы мертва?

Ксения: — Аргумент. Просто на какое-то время я позволила себе подумать, что в эфире все по-другому. Нет убийств, воровства, лжи, предательства. Я позволила себе поверить, что попала в сказку.

Мозг: — Извини, но ты врешь сама себе. После того как ты увидела распятого на своей двери Феликса Швеца, ты не могла верить, что попала в сказку.

Ксения: — Как тебе объяснить… Все это было каким то не реалистичным. Грубо говоря, это не было похоже на хронику происшествий по телевизору в обычном человеческом мире, где я прожила основную часть своей жизни. А здесь обычное убийство. Без магии, без обрядов, без сверхъестественных сил, без чертей и Сатаны. Просто нож и твое горло.

Мозг: — Ну, конечно, когда это был банальный демон Риммон, было значительно спокойней.

Ксения: — Я знаю, что ты прав. Но что я могу поделать?

Мозг: — Я скажу тебе, что делать, только вот не уверен, что ты меня послушаешь.

Ксения: — Ну, давай.

Мозг: — Ты должна как можно скорее научиться защищать себя. Порадоваться, что твои друзья не беззащитны, и тебе не придется плакать по одному из них, только потому что он не смог дать отпор какому-нибудь маньяку.

Ксения: — Все это здорово и очень правильно. И раз ты такой умный может подскажешь как мне сделать так, чтобы смириться с тем, что кто-то меня настолько ненавидит, что хочет убить?

Мозг: — А вот это принципиально не правильная точка зрения. Они отнюдь не испытывают к тебе столь бурных чувств. Для сегодняшнего нападающего твоя смерть была банальным средством достижения цели. Ты мешала ему жениться на Асе, поэтому тебя надо было убить, вот все. Вот ответь — почему ты просто не развеяла его? Если бы не Вася ты уже была бы мертва, но ты ни на минуту не задумалась над тем, как выбраться из этой ситуации. Ты настолько была парализована страхом? Неужели в борьбе с Сатаной или Глэстьяром было меньше страшно?

Ксения: — Я не могу этого объяснить. Там я переживала за миллионы жизней. А сегодня речь шла обо мне одной.

Мозг: — Супер, а что будет с эфиром и человечеством, если ты умрешь тебя не волнует!

Ксения: — Я не буду жить вечно.

Мозг: — Да, но и уходить из жизни раньше времени не стоит.

Ксения: — Согласна. Хорошо, я постараюсь мыслить более позитивно.

Мозг: — И в следующий раз, попытаешься решить проблему не дожидаясь помощи?

Ксения: — Постараюсь.

Мозг: — Надеюсь, Ангел сможет вдолбить в твою тупую башку, что себя надо защищать.

Ксения: — Считай, что это уже удалось тебе. Я конечно, не мисс кровожадность, но больше ощущать подобную беспомощность не хочу.

Мозг: — Я рад. А теперь пойди и поговори с Васей. Парень себе места весь ужин не находил.

Ксения: — С чего бы это?

Мозг: — Думаешь он не заметил, как ты смотрела на его руки.

Ксения: — Вот черт!

Мозг: — Точно!

Ксения выбралась из под одеяла, подошла к зеркалу. И ахнула — на шее алела красная полоса. Видимо нож слегка повредил кожу, но надрез проявился не сразу. Только сейчас увидев след от ножа Ксения поняла как близка была к Смерти. И хотя она ее не боялась, встречаться с этой дамой снова так быстро не хотелось. Решительно прекратив созерцание царапины, Ксения пошла к Василию. Заглянув в его шатер, Ксения никого не обнаружила. Видно, царевич пока не вернулся. Встречаться с остальными Ксении не хотелось и поэтому она решила подождать его. Уставшая за день, Наазали прилегла на кровать Василия и уже через минуту спала крепким сном. Вернувшийся глубокой ночью царевич с изумлением обнаружил, что его кровать занята. Сперва он попытался разбудить спящую красавицу, но был послан в весьма грубой форме, по достаточно удаленному адресу. Максимум, что ему удалось добиться, это заставить Ксению подвинуться.

Оглавление