День двенадцатый

Теплые объятия по утрам всегда приятны. Есть в этом какой-то особый кайф — завернуться в рядом лежащее тело и дать себе еще пять минут на то, чтобы проснуться. А просыпаться Ксения не хотела. После столь бурной ночи, хотелось остаться на весь день в постели. И чтобы никаких проблем! А так в жизни Хранительницы Путей почти не бывало. Ксения нежилась в сильных мужских руках, как кошка. Утомленное тело упивалось нежными поглаживаниями. Но как это обычно бывает, всегда приходит в голову мысль, которая заставляет проснуться. В этот раз это было несоответствие в ощущениях. Лежащий рядом мужчина был явно не тем же самым, с которым Ксения засыпала. Не открывая глаз, Ксения хрипловатым голосом спросила:

— Ты кто?

— Я твой суженый, — такой же сонный и хриплый голос Васи раздался в области макушки Ксении.

— Опять двадцать пять! — недовольно застонала Ксения. — И что ты тут делаешь, суженый?

— То же, что и ты — сплю. — голос Васи был недовольным и ворчливым. — Ксения, откуда у тебя такая дурная привычка устраивать человеку допросы по утрам? Я еще глаз не успел открыть, а уже слышу твое вечное «ты кто?»

— Нечего заползать в чужую постель, пока ее хозяйка спит.

— Я не виноват, что очнулся здесь. Это моя вторая ипостась выбирает твою постель. Лучше бы рассказала, что я пропустил. — Ксения устроилась поуютнее и начала свой рассказ. Не смотря на то, что рассказ получился не долгим, на Василия он произвел впечатления.

— Значит, Шелтон наш новый член семьи? Я этому рад. Он отличный парень. Надеюсь Ася будет счастлива.

— Я тоже, искренне на это надеюсь, — потягиваясь, ответила Ксения, — Во всей этой истории мне жалко только Алекса. Мне он очень симпатичен и его одиночество вызывает искреннее сожаление.

— Надеюсь, нам удастся поддерживать с ним приятельские отношения, — присев на кровати, ответил Василий, — мне он тоже очень понравился. Ладно, соня, как бы нам этого не хотелось, но встать все равно придется. Сегодня Аськина свадьба и надо ее поддержать. Я воспользуюсь твоим душем?

— Ну, а куда от тебя деваться? Не хочу, чтобы ты в неглиже выбегал из моего шатра. Иди умывайся, я еще минутку поваляюсь. — Василий ушел, и у Ксении зародилась надежда, что удастся еще пару минут поспать. Блажен, кто верует! Буквально через минуту на ее кровать плюхнулось тело средней тяжести и носа достиг нежный персиковый аромат Ангела. Ксении всегда было интересно, это его собственный запах или одеколон?

— Привет, подруга! Я же знаю, что ты не спишь! Открывай глаза! — Ксения, не хотя, потерла глаза и открыла их.

— У, а мы снова провели бурную ночь? Ксения, ты меня удивляешь, когда мы познакомились, ты не вела столь активную сексуальную жизнь.

— Ангел, когда мы познакомились, ты был стильным, знойным мачо, который не совал свой нос в каждую дырку и, в основном, молчал. Отличные были времена, хочу я тебе сказать. Тогда, ты произвел на меня неизгладимое впечатление!

— Опаньки, а мы в дурном настроении! Твой любовник был сегодня не на высоте? — Ангел, похоже, проснулся в значительно более радужном настроении, чем его подруга.

— Мой любовник всегда на высоте, — довольно промурлыкала Ксения, и со вздохом добавила, — Просто у меня слишком много друзей, которые считают своим долгом прийти и влезть со своими дурацкими комментариями.

— Извини, мне показалось, что ты будешь рада меня видеть, — картинно надулся Ангел. И в этот момент он обратил внимание на шум льющейся воды, и его игривое настроение снова вернулось. — А, похоже, я не вовремя! Неужели я сейчас удостоюсь чести познакомиться с твоим великим любовником?

— Тебе кто-нибудь говорил, что ты шут гороховый?

— Нет? Все считают меня импозантным, обворожительным, можно сказать без ложной скромности, совершенным.

— О, Боже! Как слепы люди!

— Да, ладно, признайся ты просто злишься, что сейчас увидишь своего ненаглядного на моем фоне и поймешь, что я значительно лучше.

— Ангел, ты сколько выпил? Ты слышишь какую ахинею ты несешь? — Ксения начала потихоньку уставать от столь бурного утра. — Не говоря уж о том, что я не давала тебе никакого права в подобном тоне говорить о моем любовнике. — В этот момент из душевой вышел абсолютно голый Василий. Ксения тихо застонала, Ангел открыл рот от удивления, а Вася как ни в чем не бывало попросил у Ксении полотенце побольше, потому что то, что весит у нее у душа слишком маленькое.

— Здравствуй, Вася, — ехидно произнес Ангел.

— А, Ангел, привет! Ксения, что ты за женщина? Не успеет из твоей постели вылезти один мужик, как в ней тут же оказывается другой!

— А что ты делал в ее постели? — недовольно спросил Ангел.

— Что обычно делает мужчина с женщиной в постели? Обнимает ее, дотрагивается до ее нежной кожи,… Я что, должен описать тебе в подробностях, все что я делал в постели Ксении? Мне казалось это исключительно наше с ней семейное дело.

— А вы уже семьей считаетесь? — Ангел вложил максимум иронии в свой голос.

— Ну, я как никак, ее суженый, — с пафосом и гордостью сообщил Василий.

— Знаете, двух таких болванов как вы, еще поискать надо! — не удержалась от смеха Ксения. — Вы мне надоели хуже горькой редьки. Проваливайте отсюда оба!

— К сожалению, я этого сделать не могу, — развел руками Василий, отчего его нагота стало еще более шокирующей, — мне нечего надеть. — Ксения встала с кровати, в очередной раз порадовавшись своей привычке спать в ночной рубашке, и стремительно отправилась в шатер Василия. Заглянув в шкаф, она обнаружила там такой порядок, какого не видела у себя за всю жизнь ни разу. Схватив первые попавшиеся джинсы и рубашку, Ксения остановила взгляд на нижнем белье Василия и остолбенела. Взяв в руки пару трусов, Ксения с восхищением стала рассматривать их. Бросив на пол джинсы, она перебирала трусы из стопочки одни за другими. Такого Ксении видеть еще не приходилось. Все трусы были вышиты эротическими картинками. Причем работа была сделана так искусно, что подушки с ее дивана на чудо-острове показались ей дешевой подделкой. Герои на картинках были как живые. Особенно развеселили Ксению кроваво-огненные, занимающиеся сексом, чертенята на черных шелковых трусах. При этом, надо отдать должное фантазии автора рисунков, банальностью они не отличался. Рассмотрев всю коллекцию, Ксения взяла пару с чертенятами, джинсы с рубашкой и отправилась к себе. Василий сидел на ее кровати, завернувшись в полотенце, Ангел полулежал полусидел на той же кровати, а перед ними стоял ошеломленный Шелтон.

— Так еще один! Шелтон, ты уверен, что моя спальня это то самое место, в котором надо проводить утро жениху в день собственной свадьбы? — Смущенный принц, явно не знал куда ему деваться, но собравшись, все же произнес:

— Извини, пожалуйста, я просто хотел с тобой поговорить…

— То есть хочешь сказать, что пришел сюда не для того, чтобы залезть ко мне в постель, как эти двое?

— Ну, в общем…

— Я поняла. Швырнув Василию его вещи, Ксения сердито произнесла:

— Значит так, Ангел проваливай отсюда, Василий одевайся и тоже проваливай отсюда, да поскорее, я устала от вашего балагана — и уже смягчив тон добавила, — Шелтон, пойдем к столу, там поговорим. — Разместившись за столиком на диване, Ксения внимательно посмотрела на принца. Казалось, он сегодня ночью не спал ни минуты.

— Ты передумал жениться? — внутри Ксении все похолодело и остановилось.

— Нет, что ты! — принц сам испугался подобного предположения.

— Слава Богу! Хочешь кофе?

— Очень!

— Я схожу на секундочку к Милице, а ты собирайся с мыслями. — Ксения видела, что с мыслями принц будет собираться ни одну секундочку. Попросив у Милицу принести им пару чашек кофе и какой-нибудь легкий завтрак, Ксения вернулась. Шелтон продолжал сидеть в несвойственной ему зажатой позе.

— Шелтон, что случилось?

— Ксения, извини меня пожалуйста, но не могла бы ты одеться? Может быть твои друзья сделаны из железа, но я отнюдь не такой. Вид женщины, в столь откровенном одеянии, вызывает у меня весьма низменные инстинкты. — Чертыхнувшись, Ксения извинилась:

— Прости, просто иногда в обществе Васи и в ночной рубашке чувствуешь себя одетой. — Ксения отправилась одеваться, предоставив еще пару минут Шелтону, чтобы прийти в себя. Когда она вернулась, принц уже взял себя в руки и разливал, принесенный Милицей, кофе.

— Усевшись напротив, Ксения ободряюще посмотрела на Шелтона:

— Шелтон, так о чем ты хотел со мной поговорить?

— Ксения, если тебе будет удобно, зови меня «Шэл», так меня называют близкие люди.

— Спасибо, Шэл.

— Я хотел поговорить с тобой о царевне.

— Давай поговорим, что конкретно тебя интересует?

— Вчера все произошло в такой суматохе, так сумбурно, если честно я с трудом вообще понял, что сегодня должен уже жениться. — Ксения не стала комментировать это заявление, а предпочла послушать, что принц скажет дальше. — А, после того как я остался один, меня охватили сомнения… А не ошиблась ли ты? Действительно Ася предпочла бы меня остальным кандидатам? Может то, что она заслонила меня от твоего удара это просто жест человеческого милосердия.

— Так, понятно. Что еще умного тебе пришло в голову?

— Ну, я подумал, может ты спросишь ее, хочет ли она на самом деле быть моей женой. Я понимаю, что из-за Нерея мы должны будем пожениться. Но, я могу дать ей полную свободу. Если она захочет, то никогда не увидит меня после свадебной церемонии.

— Так, еще какие-то предложения будут?

— Ну, можно же еще оформить развод…

— Ага, судя по всему, ничего более гениального ты не придумал. Я правильно понимаю?

— Не придумал. — Ксения смотрела с сочувствием на обворожительного принца и пыталась придумать, как же ему помочь, как вдохнуть в него огонек веры. На счастье, судьба благоволила Ксении и в эту непростую минуту в шатер вошла Ася.

— Ксения, привет! Мне надо с тобой поговорить! — решительный голос царевны звенел от напряжения. Напряженная и в конец издерганная Ася, не заметила сидящего к ней спиной Шелтона.

— И о чем же мы будем с тобой говорить? — настороженно спросила Наазали.

— О Шелтоне! — вымучено простонала царевна.

— Знаешь, что, у меня идея получше! Вместо того, чтобы я говорила с Шелтоном о тебе, а с тобой о Шелтоне, давайте вы поговорите друг с другом о себе сами. — Ксения взглядом указала Асе на ее жениха. Растерянная царевна всплеснула руками и прикрыла рот. Зажмурив глаза, она стояла и не смела шелохнуться.

— Давайте, я вас оставлю наедине, чтобы вы могли спокойно поговорить,…

— Нет! — одновременно воскликнули Ася и Шелтон. — Не надо уходить, — уже одна добавила Ася.

— Чего вы боитесь, — искренне удивилась Ксения, — вы же взрослые люди!

— Мне нужна твоя поддержка, — сиплым голосом ответила Ася.

— Как не странно, но мне тоже, — тихо вторил своей невесте Шелтон. Ксения растерянно смотрела то на одного, то на другого и не могла дать себе логического объяснения происходящему. Если они с Ангелом не ошиблись, эти двое любят друг друга. И в чем тогда проблема было совершенно непонятно. К тому же то, как дружно они не хотели оставаться наедине, совсем не укладывалось у нее в голове. В более идиотскую ситуацию она еще не попадала. Как казалось Ксении, влюбленные предпочитают объясняться без свидетелей.

— Ну, хорошо, — надо признать Ксении не просто дались эти слова, — я никуда не уйду. Ася, сядь ради Бога, не стой столбом! У меня уже шея затекла смотреть на тебя снизу вверх! — Царевна послушно села на диван рядом с Ксенией и она в ужасе увидела, что царевну бьет мелкая дрожь. Наазали поняла, что с этим надо что-то делать, или свадьбу придется отменять в виду невменяемости невесты.

— Хорошо. Раз вы оба такие сложные и нервные, попробую вам помочь. Только чур на грубость не обижаться, мы дипломатии не обучены. — Жених с невестой будто школьники согласно кивнули головой. Нежное личико царевны озарил первый лучик сдержанной улыбки.

— Значит так, я буду задавать вопросы, а вы не задумываясь будите честно отвечать на них только да и нет. Я надеюсь, что вам не надо объяснять, что от того насколько честно вы ответите, настолько проще будет сделать выводы. Так для вас подойдет?

— Да, — дружно ответили принц и царевна.

— Отлично тогда поехали. Шелтон, ты хочешь жениться на царевне? — Ксения почувствовала, как маленькая ручка Аси вцепилась в ее ладонь и сжала до потери кровообращения. Принц не поднимая глаз от пола, ответил:

— Да.

— Ася, ты хочешь выйти замуж за принца? — Ксения ощущала себя то ли священником, то ли теткой из загса. Судя по тому как свело скулы Шелтона, он ожидал ответа на этот вопрос не меньше Аси. Наазали тихо порадовалась, что жених не держит ее за другую руку.

— Да, — еле прошептала царевна. — «Видимо все свои силы она вложила в руку, которой перекрывает свободное циркулирование моей крови» — подумала Ксения. И дабы не потерять свою конечность окончательно, она решила поторопиться.

— Шелтон, ты любишь Асю? — ответ прозвучал просто вымученно,

— Да.

— Ася ты любишь Шелтона? — Собственно Ксения в ответе на этот вопрос не нуждалась, ей об этом кричали ее посиневшие пальцы.

— Да.

— Отлично. В таком случае, вот что я вам скажу, — довольно начала Ксения, оторвав от себя руку царевны и подув на свои многострадальные пальцы, — вы любите друг друга, вы оба хотите этого брака, но все произошло так быстро, что вас обоих гнетут сомнения и страхи. Вы оба понимаете, что сегодня вы должны вступить в брак. Но это не значит, что с первой минуты вы должны жить, как муж и жена. Мне кажется, что вам стоит познакомиться поближе, побольше узнать друг о друге. В конце концов, если станет ясно, что вы по каким-то причинам не сможете жить вместе, то я ваш брак аннулирую. И мне плевать принято у вас это или нет. На хрен я Хранительница Путей, если не могу разрешить такую проблему! Поэтому сейчас, отправляйтесь готовиться к свадьбе, советовать вам успокоиться совершенно бессмысленно, а я дурацких советов не даю. Поженитесь, мы ваши друзья поедим салатика на вашей свадьбе, а вечером отправим вас куда-нибудь подальше в свадебное путешествие, где не будет ни друзей, ни родни, ни даже соседей. Вот там и будете разбираться, что к чему. Главное запомните — нет ничего такого, что нельзя было бы исправить. Даже со Смертью можно договориться, и я думаю мои способности в этом вопросе не будут подвергаться сомнению. Все согласны с предложенным планом?

— Да, — выдохнули будущие молодожены.

— Отлично. — Ксения выглянула из шатра и словно деревенская баба закричала на всю округу:

— Ангел! — Высунувшийся из шатра амур, изумленно смотрел на подругу

— Ты чего орешь?

— Иди сюда! — Ксения поманила его рукой в шатер. Взлохмаченный Ангел ленивой походкой зашел в шатер Ксении и понимающе кивнул головой, увидев сидящих напротив друг друга, Шелтона и Асю.

— Бери своего дружка и отправляйтесь готовиться к свадьбе. И чтобы не отходил от него до начала церемонии ни на шаг, понятно?

— Так, точно, товарищ командир! — улыбаясь козырнул Ангел, — Шел, нам пора, дамам надо начинать прихорашиваться. — Шелтон, похоже уже был рад убежать и только, проходя мимо Ксении, крепко обнял ее и тихо прошептал ей на ухо:

— Спасибо, тебе! Ты самая лучшая Хранительница на свете!

Как только молодые люди покинули шатер, на глазах царевны навернулись слезы, наглым образом выплеснувшись на прекрасные щечки, и потекли непрерывным потоком.

— Зайка, — кинулась к ней Ксения, — прости, я что-то сделала не так? Я обидела тебя? — не привыкшая к подобным ролям Ксения сама безумно страшилась чего-нибудь напортачить.

— Ксения, если бы ты знала…, — голос царевны срывался от рыданий и всхлипываний, — как я тебе благодарна! Я просто не могу поверить, что все вот так разрешилось! Что он тоже меня любит, что возможно мы будем счастливы.

— Никаких возможно! Зайка, вы обязательно будете счастливы! Только не торопитесь! Вы такие разные! Ты нежная, он порывистый, ты ласковая, он ершистый, ты как величавая река, а он как горный поток. Вам потребуется время, чтобы притереться друг к другу. Главное не растеряйте при этом свою любовь. Ты же видишь, он боится не меньше тебя. Помоги ему и он поможет тебе. А теперь, когда мы пришли к выводу, что жизнь не так уж и ужасна, пойдем — займемся твоим приготовлением к свадьбе. Ты же не хочешь, чтобы жених и гости увидели тебя на свадьбе зареванную с опухшим носом. — Ксения с сожалением бросила взгляд на остывший завтрак и поняла, что разгулявшиеся нервы все равно не позволят ей что-нибудь съесть. Через полчаса все сомнения были забыты, началось то, ради чего все девушки мира хотят выйти замуж. Призвав на помощь Эллу, Ксения решила вернуть в их компанию праздник. Началось превращение в невесту! Увидев, работу визажиста, который сделал макияж Асе, Ксения заподозрила, что без Ярицы здесь не обошлось. Даже в страшном сне, Хранительница не могла представить, что первую красавицу можно так изуродовать. Ася с сомнением смотрела на себя в зеркало и не решалась что-либо сказать. Незаметно состроив кривую улыбку Элле, Ксения сказала мастеру, что такой великолепной работы она в жизни не видела, и обязательно позовет его на свою свадьбу тоже. Когда же визажист вышел из шатра Аси, Ксения с ужасом посмотрела на подругу и велела идти умываться.

— Тебе тоже кажется, что это ужасно? — с облегчением спросила невеста.

— Нет, мне кажется, что это отвратительно и не больше. Иди умывайся. — После того, как Ксения предоставила Асе своего любимого стилиста-визажиста Шико, все пошло на лад. По мере того, как Ася становилась все больше и больше похожа на невесту, ее лицо озаряла все более прелестная улыбка. Такой счастливой Ксения не видела подругу очень давно. Всем им нелегко дались последние дни. Платье, которое прислал Нептун, оказалось просто шедевром! Платье и фата были сотканы из морской пены и перламутра морских раковин, а туфельки были сшиты из морской лунной дорожки. На шее у царевны висело ожерелье из розовых кораллов, а фата крепилась диадемой из платины и бриллиантов в форме лебедя. На мгновение Ксении показалось, что в крови Аси бродят гены чаров, такая воздушная и завораживающая красота была у девушки.

— Ну, вот ты и готова. Думаю, что когда тебя увидят гости, нам придется вызвать не одну труповозку, потому что половина из них удавится от зависти к твоей красоте, а вторая половина удавится от зависти к Шелтону.

— Ксения, отставь на сегодня свой специфический юмор, — улыбаясь попросила Элла, — боюсь Асе его сегодня не осилить. — Французское шампанское и клубника позволили девушкам скрасить минуты ожидания и немного успокоить нервы. За полчаса до церемонии в шатер пришел Нептун. На Его Величестве не было лица. Похоже, в эту ночь не спал никто, кроме Ксении. Хотя, она, пожалуй, тоже заснула ближе к утру, но вовсе не из-за нервов. На глазах царя выступили слезы, и было видно как он горд и счастлив за свою дочь. Сама церемония проходила на берегу моря в минуты заката. Солнце погружалось за горизонт во всем своем величии, озаряя алым цветом молодых. Их венчание проводил священник, которого отец Шелтона привез с собой из Индостана. Так как для семьи жениха это был вопрос принципиальный, а для семьи невесты не очень, компромисс между отцами был достигнут очень быстро. И у Шелтона и у Аси матери умерли, когда они были еще маленькими, и оба попросили быть посаженной матерью Ксению. В прочем, это была формальность, потому что Ксения и так чувствовала себя матерью этого брака. Слушая, как молодожены произносят клятвы верности, она старалась слегка притормозить бешенный стук сердца. Пожалуй подобного ей еще не приходилось испытывать. Это было необъяснимое чувство! И радости, и потери, и вершившегося волшебства. Ксения первый раз была на свадебной церемонии у эфиров, и красота происходящего просто накрывала Наазали с головой. Праздник по случаю свадьбы проходил там же на берегу. Все было оформлено просто прекрасно, особенно умили Ксению летающие в небе крошечные феи, каждая из которых считала своим долгом осыпать молодых пыльцой счастья из своих крохотных сумочек. Ксения никогда не была любительницей свадеб. Да что там говорить, она их просто терпеть не могла! Но сегодняшняя просто заворожила Хранительницу своей чистой и красотой. Молодожены, танцевавшие первый танец, магнитом притягивали к себе взгляд. Между ними была магия, которая вселяла во всех чувство счастья и умиротворения. В какой то момент Ксения поняла, что весь вечер провела одна. Элла где-то вдали щебетала с Алексом. Эти двое, не расставались ни на минуту. Похоже, они тоже нашли друг друга. И как ни странно, но Ксении не показалось, что Элла будет сильно страдать от постоянного отсутствия Алекса. У них был очень схожий темперамент и образ жизни. Василий с Ангелом напропалую флиртовали со всеми девицами подряд. Ксения с улыбкой взирали на них. Думая о том, кому из этих девушек удастся увидеть трусики с вышитыми чертенятами. Ей никогда не представлялась возможность посмотреть на друзей в подобной ситуации. Счастливые отцы молодоженов, похоже, нашли общий язык. Даже излюбленные телохранители Ксении Дэн и вернувшаяся Мари нежно ворковали друг с другом. Было ощущение, что молодожены поделились со всем своим счастьем. В разгар вечера к Ксении подошла Тетка и представила ей своего кавалера. Мужественное лицо воина было словно высечено из камня. Мужчина произвел на Ксению впечатление.

— Ксения, познакомься это Джек, — со значением в голосе произнесла Тетка, — Джек, познакомься это моя подруга Ксения.

— Очень приятно с вами познакомиться, Ксения, — ровным без эмоций голосом произнес Джек. Ксения видела, что его серые глаза буквально сверлят ее.

— А можно поинтересоваться Джек, кто вы? Каков род вашей деятельности? — Что-то очень напрягло в том, как смотрел на нее этот Джек.

— Я слуга своего господина, и не более того.

— Бывает, — усмехнувшись ответила Ксения, — Джек, вы не оставите девушек пошептаться, — решила не сильно миндальничать с ним Хранительница.

— Честь имею, госпожа Хранительница, мы скоро встретимся снова, — отвесив поклон, Джек отошел на солидное расстояние и замер в позе ожидания.

— Тетка, ты уверена в этом человеке?

— Как в самой себе, — Тетка отвечала спокойно и уверено, не было заметно никаких признаков влюбленного безумия.

— И все-таки будь осторожна, этот человек что-то скрывает.

— С тех пор как меня распяли на твоей двери, я всегда осторожна. Спасибо, что переживаешь обо мне.

— Ты мне не чужая.

— Я знаю.

— Ладно, сегодня праздник, веселитесь! — Ксения махнула рукой в сторону Джека. Тетка поцеловала ее в щеку и упорхнула. Наазали продолжила свое созерцание волшебства.

Праздник был испорчен всего лишь раз, когда над ухом Ксении раздалось злобное шипение Ярицы:

— Ликуешь? Смогла найти отличного мужа для своей подружки? А кому ты этим обязана? Ярице! — Ксения развернулась и рассмотрела собеседницу вблизи. Издали она казалась красивее. — Только если ты думаешь, что они будут счастливы, то сильно ошибаешься! — продолжила изливать яд вампирша, — Тот, кто хоть раз был с Ярицей, никогда не забудет ее поцелуев. А принц не раз бывал в моей постели.

— Господи, что он там делал? — удивилась Ксения, — Читал сказки, или все-таки уже комиксы? Когда родился принц из тебя, наверное, уже песок начал сыпаться!

— Ты глупая, не образованная плебейка, случайно оказавшаяся среди высших созданий этого мира. Тебе не дано понять твоими куриными мозгами все мое величие.

— Слушай, девочка-балаболка, шагай отсель, пока я не заехала тебе промеж глаз и не подпортила макияж. А то завтра придет в мир твой ненаглядный, а наша красавица с фингалом под глазом. Ай-яй-яй, как нехорошо!

— Радуйся, радуйся! Завтра придет конец твоему, так называемому величию! Завтра мы с отцом встанем над этим миром и все изменится. И знаешь, первое, что я сделаю, когда получу в свои руки власть, это разделаюсь с тобой! — Разгневанная вампирша гордо удалилась, подметая подолом своего платья помост. Ксению совсем не испугали страшилки этой дуры, но на душе было гадко и противно. Голос, раздавшийся за спиной, заставил Ксению улыбнуться и обернуться.

— Госпожа Наазали, вы танцуете? — перед ней стоял Майкл. Фрак потрясающе смотрелся на этом красавце.

— Только, если вы при этом не поете, — с придыханием ответила Ксения, погрузившись в глубину шоколадных глаз. Закружившись в танце, девушка почувствовала, как все дурные чувства смыло волной радости. — Как ты здесь оказался?

— Почувствовал, что нужен тебе. В такой толпе народа навряд ли кто-нибудь обратит на меня внимание, даже не смотря на то, что я танцую с тобой.

— Я рада, что ты пришел. Ты, наверное, не захочешь познакомиться с Асей?

— Не знаю. А тебе бы этого хотелось?

— Да, наверное.

— А как кого ты собираешься меня представить? — они перебрасывались этими короткими фразами, но между ними проходил значительно более глубокий диалог. Просто они не нуждались в лишних словах.

— Как своего молодого человека, Майкла. Я рассказывала ей о тебе, не уточняя, кто ты. Кроме Ангела, вообще, никто не знает кто ты такой.

— Почему именно он? Почему всегда Ангел?

— Не знаю. Так получается. Кстати, ты сегодня ушел не попрощавшись, — упрек прозвучал немного капризно.

— А что мне оставалось делать, если прибыла твоя лягушонка в коробчонке? Ты же не хотела бы проснуться в постели с нами двумя и в такой ситуации нас знакомить?

— Да, тут ты, пожалуй, прав.

— Мне тоже не сильно нравится мысль, что я должен уходить из твоей постели, потому что в нее пришел другой.

— Ты же знаешь, что между нами ничего не было.

— Конечно, знаю. Иначе бы не за что не ушел. — Что Ксении нравилось в Майкле это его спокойствие и рассудительность. Он действительно любил ее, и при этом любил такой любовью, о которой можно было только мечтать. Сможет ли она когда-нибудь по настоящему ответить на его чувства? Этот вопрос как всегда не давал Ксении покоя. Музыка закончилась, и они были вынуждены остановиться.

— Вечер просто волшебный, я не ожидала, что все будет так прекрасно!

— Да, молодые выглядят очень счастливыми. Не завидуешь?

— Ты даже не представляешь как! Я бы полжизни отдала, чтобы почувствовать хотя бы толику того, что чувствуют сейчас они!

— Не грусти, все еще может измениться. Вдруг, ты встретишь какого-нибудь парня и полюбишь его всем сердцем.

— Ну, конечно, вот завтра как проснусь, так и встречу эту звезду! — ухмыльнулась Ксения, — Майкл, перестань, ты не хуже меня знаешь, что любовь мне не грозит.

— Ничего подобного мне не известно! И вообще, ты всегда отличалась тем, что составляла свое мнение о вещах.

— А это и есть МОЕ мнение по этому вопросу.

— Ты, безнадежно упрямо, я не хочу тратить такой чудесный вечер на споры с тобой. Лучше давай обо всем забудем и попробуем получить удовольствие. — И это им удалось. Весь вечер Ксения танцевала с Майклом, пила шампанское, кружилась под звездами, и радовалась этим минуткам волшебства, зная, что завтра ее жизнь снова превратится в «тыкву». Ровно в полночь к берегу подошла шхуна с белоснежными парусами и увезла молодоженов в неизвестном направлении. В этому минуту в голове Ксении раздался голос Наутилуса:

— Зашел с тобой попрощаться.

— Мне жаль, что приходится расставаться.

— Не грусти, всякой истории приходит конец. Ты доставила мне огромное удовольствие, общаясь со мной. Я надеюсь, мы еще поболтаем.

— А я надеюсь еще раз услышать от тебя песенку.

— Как только пожелаешь. До встречи.

— Счастливого пути.

Не смотря ни на что, Ксении было жаль, что все заканчивается. Майкл, почувствовав настроение Хранительницы, проводил до шатра и покинул ее. Ксении хотелось побыть одной. Бывают минуты, когда ты хочешь побыть наедине сама с собой, и эта ночь была именно такой.

Мозг: — Устала?

Ксения: — Очень.

Мозг: — Понимаю. Ты заслуживаешь продолжительный отпуск.

Ксения: — Было бы здорово. Ты веришь, что так и будет?

Мозг: — С вероятностью один против ста. Скорее всего, завтра же жизнь подкинет тебе очередной сюрприз.

Ксения: — Как приятно с тобой пообщаться, всегда знаешь чем меня подбодрить.

Мозг: — Извини, но мне казалось, что ты хотела услышать правду, ведь именно поэтому ты выбрала в собеседники именно меня.

Ксения: — Ты прав. Хотелось бы, чтобы ты ошибался, но шансов почти нет. Мне бы пару дней передышки, чтобы пообщаться с родителями.

Мозг: — Не забывай, что не решен вопрос с Фарэлем. Пока он не откроет перед общественностью свои планы, ты ничего не можешь ему предъявить. Видения пифии не выставишь как аргумент. А пока он действует, твоим родителям нельзя появляться в миру.

Ксения: — Знаю, но не могу же я их все время держать взаперти! Не понимаю, почему Элла не может перемкнуть им с Ярицей пару извилин навсегда, как она сделала это вчера?

Мозг: — Сложно проделать подобное с господином Наблюдателем и не засветится. Он слишком важная фигура.

Ксения: — Вот и началась политика.

Мозг: — Погоди печалиться, может еще все обойдется. Лучше ложись спать, завтра посмотрим, что к чему.

Оглавление