1

Несколько часов спустя после разговора с Дуэйном на подъездной дорожке появилась машина Мэтьюса. Сирена была выключена, но, увидев, как сыщик торопливо идет по тротуару по направлению к парадной двери, мы с Кэролайн поняли, что у него есть важные новости. Я открыла дверь, и Мэтьюс зайдя в дом, кивнув нам обеим.

— Нужно поговорить, — обратился он к нам, бросая на кушетку портфель, который тут же открыл и принялся рыться в его содержимом. Он вынимал пачки распечатанных документов, отсканированные фотографии и отчеты, раскладывал их по стопкам, а мы с Кэролайн следили за его действиями, не отрывая глаз. Наконец Мэтьюс открыл ноутбук и поставил его рядом с Кэролайн.

— Вам уже удалось пообщаться с бывшим мужем? — обратился он ко мне.

— Тюремное начальство пообещало связаться со мной сегодня днем. Мы все еще ждем их звонка. Кэролайн считает, они сами хотят получить от Рэнди какую-нибудь информацию. Есть ли новости о моем сыне?

— К сожалению, нет, — грустно покачал головой Мэтьюс. — Но в течение последних двух часов я разговаривал по телефону с Дуэйном и полицейскими управлениями Детройта. Дуэйн извиняется, что все это время не давал о себе знать, но он решил, что дело пойдет быстрее, если мы сначала получим вот эту информацию. Он отправил ее по электронной почте. Я вам все объясню, но сначала хочу показать кое-что Нине. — Сыщик на некоторое время замолчал и принялся копаться в бумагах, пока не нашел то, что искал, и передал мне сделанную на сканере фотографию с крупным зерном, которую явно отправили по факсу. Я сразу узнала тонкие губы и темные глаза Карсона Бекмэна, но он сильно отличался оттого юноши, который выступал со свидетельскими показаниями в зале суда. Черты стали более вытянутыми, исчезла детская округлость щек, как будто кожа потеряла упругость, превратив лицо в обвисшую маску. Это придавало ему отрешенное выражение и делало похожим на животное, застывшее в нерешительности у реки, которую нужно перейти вброд. В правом ухе Карсона красовались три серьги, а в левом — две. Темное неряшливое пятно на подбородке лишь подчеркивало его неухоженный вид. — Вы его где-нибудь встречали в последнее время? — спросил Мэтьюс.

— Кажется, нет, но не уверена, — ответила я, пожав плечами.

Мэтьюс говорил взволнованно, стараясь вложить в свой краткий отчет всю информацию, но понимал, что это невозможно.

— Вот удостоверение личности Карсона с последнего места работы, он работал в службе доставки примерно полгода назад. Фотография сделана год назад, и с тех пор он вполне мог изменить внешность. Тем не менее мы отослали копию фотографии в полицейское управление города Мерфи в штате Теннесси, и нам ответили, что она соответствует описанию человека, подозреваемого в убийстве Джули Крейвен. — Он вынул еще одно фото, на котором была изображена девушка-студентка, и передал его мне, внимательно наблюдая за моим лицом, которое вытянулось от удивления.

— Боже правый! — воскликнула я.

— Похожа на нее, правда? — отозвался Мэтьюс, и я поняла, что мы подумали об одном и том же.

— На кого? — поинтересовалась Кэролайн.

— На учительницу моего сына, Рейчел Даттон, — ответила я и, взяв фотографию дрожащими пальцами, положила на место.

— Это еще ни о чем не говорит, — предупредил Мэтьюс, которому наконец удалось разложить все бумаги в нужном порядке. Откинувшись на кушетку, он сделал глубокий вздох и продолжил рассказ: — Серийные убийцы, особенно на ранней стадии, часто выбирают жертвы с определенными внешними данными. Итак, если сложить вместе все, что нам удалось выяснить в течение последних нескольких часов, получается самая убедительная версия из всех, что у нас имеются. Ну ладно. Итак, после убийства семьи Бекмэнов Карсон остался на попечении дяди по отцовской линии, мистера Джо Бекмэна, и его жены Лори.

— Дуэйн поехал к ним, — сообщила Кэролайн.

— Оттуда он мне и позвонил. Сестра Лейна Докери пыталась связаться с родственниками Карсона сразу после исчезновения брата, но они не захотели с ней разговаривать. Либо их первая беседа с Докери прошла плохо, либо Карсон сказал, чтобы они ни с кем не общались и не обсуждали это дело. Точно мы не знаем. Но когда Дуэйн сообщил о похищении Хейдена, они смягчились. Карсон жил в семье дяди и тети после убийства родителей и ушел от них два года назад, переехав на съемную квартиру в другом конце города. Они думали, что племянник до сих пор живет там, но шесть недель назад им позвонил агент по недвижимости и сообщил, что квартира изъята за неплатеж. Там осталось несколько коробок, и дядя с тетей, передав право аренды другому лицу, забрали их и сложили в гараже. Они утверждают, что с тех пор не виделись и не общались с Карсоном. Дуэйн узнал от них часть истории, а я связался с местным полицейским управлением, где мне тоже кое-что рассказали, но самое важное выяснилось, когда я увидел личные вещи Карсона, которые говорят сами за себя. — Мэтьюс показал несколько рукописных листков, при виде которых у меня екнуло сердце, потому что я узнала почерк. — Джанин Докери говорит, что в коробках с вещами Карсона нашла часы брата. На них выгравированы инициалы Лейна Докери. Дядя с тетей до сих пор вели себя довольно сдержанно и не хотели обсуждать эту тему, но Дуэйн сказал, что сестра Докери совсем обезумела от горя и обвиняет их в исчезновении брата. Тут тетушку прорвало, а дядя стал звонить адвокату. Дуэйн убедил Джо Бекмэна, что будет лучше, если он станет для нас помощником, а не досадной помехой. Похоже, у бедных стариков ум за разум заходит от проделок племянничка.

Взяв Мэтьюса за руку, я почувствовала частое биение пульса под горячей кожей.

— Начните все с самого начала, — попросила я.

Сделав еще один глубокий вздох, он продолжил рассказ:

— Да-да, конечно. Все время, пока Карсон жил в доме дяди и тети, с ним возникали разные проблемы.

— И это вполне закономерно, принимая во внимание пережитую трагедию, — заметила Кэролайн.

— Согласен. Однако когда занимаешься расследованием уголовных дел так долго, как я, нельзя не заметить, что очень часто жертва превращается в агрессора, а то и преступника. К сожалению, такова правда жизни, и ярким примером, подтверждающим этот факт, служит Чарльз Притчет. Дуэйн говорит, что тетушка твердит о различных видах лечения, которые постоянно проходил Карсон, проживая в их доме, и заявляет, что они сделали для племянника все, что смогли. Их дети давно выросли и обзавелись своими семьями, и тут вдруг на голову сваливается трудный подросток. Когда взрослые дети приезжали в отпуск или просто навестить родителей, они изо всех сил старались, чтобы Карсон почувствовал себя членом семьи, но Джо Бекмэн утверждает, что чем больше они старались найти с мальчиком общий язык, тем сильнее он отдалялся и уходил в себя. По существу, им пришлось смириться, что приходится кормить, содержать и терпеть у себя в доме постороннего человека. Джо и Лори намекнули на какие-то неприятности с властями, но вдаваться в подробности не стали. Вот почему я решил обратиться к местной полиции. Карсон теперь взрослый человек, и все документы, где говорится о правонарушениях, совершенных в подростковом возрасте; обычно уничтожаются, но, например, в моем управлении не всегда придерживались такого правила. Вот я и решил попытать счастья, отправился в архив и объяснил ситуацию. Я сказал, что, будучи подростком, парень вполне мог попасть в группу риска. В результате работники архива нашли то, что нужно.

Мэтьюс извлек еще несколько листов бумаги и протянул нам. Это были отчеты полиции, в одном из которых говорилось об избиении женщины, в котором подозревался Карсон.

— Тогда ему было шестнадцать лет, — сообщил Мэтьюс. — Всего несколько месяцев спустя после того, как Карсон давал свидетельские показания в суде, он напал на одну из девочек прямо в школе. Тяжких телесных повреждений он не нанес, но сильно напугал, и родители заявили в полицию, после чего его исключили из школы. Судья учел прошлое подростка и настоял на условном наказании, и Карсону разрешили завершить среднее образование в частной школе. — Мэтьюс передал нам еще один отчет полиции. — В этом случае вина не доказана, но Карсона вызывали и допрашивали по подозрению в подглядывании за женщинами, по жалобам соседей. Думаю, эти документы явно свидетельствуют о том, что молодой человек сбился с пути.

Я стала перебирать бумаги и отыскала листок, который с самого начала привлек мое внимание.

— Что вы об этом думаете? — обратилась я к Мэтьюсу, протягивая листок.

— Да, это письмо Рэнди, — подтвердил он. — Их достаточно много, и, похоже, Карсон сохранил большинство из них, поэтому напрашивается вывод: он хотел, чтобы в один прекрасный момент письма нашли. Они с Рэнди поддерживали отношения в течение нескольких лет, вот почему я спросил, успели ли вы побеседовать с бывшим мужем.

— Но зачем Карсону понадобилось переписываться с человеком, истребившим всю его семью?! — в недоумении воскликнула Кэролайн.

— У него неустойчивая психика, — пожал плечами Мэтьюс. — То есть я не знаю наверняка, потому что у нас есть только ответы Рэнди. Думаю, вы правы и тюремное начальство в Калифорнии тоже использует свой шанс и пытается добиться от Рэнди признания. Я связался с ними, и мне ответили, что в камере Рэнди произвели обыск, однако ничего не нашли. Он знает, что корреспонденция заключенных просматривается, и, думаю, выбрасывал письма Карсона сразу после прочтения. Во всяком случае, он успел от них избавиться до начала всей этой истории. — Он посмотрел мне в глаза. — Нам нужно немедленно позвонить в тюрьму «Сан-Квентин» и попросить, чтобы вам как можно скорее позволили переговорить с Рэнди.

— Подождите. Сначала расскажите о Карсоне, ведь это он находится на свободе, а не Рэнди, — возразила я.

— Хорошо. Как я уже сказал, он окончил среднюю школу, а потом сменил несколько работ здесь же, недалеко от дома. Никаких записей о его внеаудиторной работе в школе не осталось, но для парня его возраста это вполне естественно. Мы не нашли ни друзей, ни знакомых, и поэтому полиция Детройта обратилась к коллегам Карсона с последнего места работы. До беседы с Докери он иногда навещал дядю и тетю, а потом исчез, и они ничего не слышали о племяннике, пока хозяин квартиры не позвонил и не попросил забрать его вещи.

Мэтьюс выложил копии писем, которые Рэнди писал Карсону.

— Мы постарались разложить их в хронологическом порядке. Первое письмо было отправлено более двух лет назад, сразу после Нового года. Рэнди ссылается на «твердое решение» Карсона, и мы с Дуэйном считаем, что речь идет о каком-то внутреннем голосе, который заставил юношу написать ему. В то время ему исполнился двадцать один год, а большинство серьезных психических заболеваний часто проявляется в возрасте от восемнадцати до двадцати или чуть больше. Вот что пишет Рэнди: «Ты пишешь, что старался все забыть, но видения продолжают тебя преследовать. Они приходят снова и снова, и таблетки, которые выписывает доктор Вейл, не помогают. Думаю, тебе следует спросить себя, почему из множества людей на свете ты решил обратиться именно ко мне. — Рэнди выделил последние слова. — У тебя в голове уже созрел ответ, и нужно только набраться мужества, чтобы посмотреть в лицо действительности. Ответа на твой вопрос я дать не могу, но хочу предложить свою помощь, ведь, в конце концов, я твой должник. И все же считаю необходимым ознакомить тебя с основными правилами. Уверен, тебе известно, что вся корреспонденция в тюрьме просматривается, и самое большее, что я могу сделать, — это дать что-то вроде карты, с помощью которой ты отыщешь собственный путь к решению всех вопросов. Вот тебе мой первый совет: немедленно брось принимать таблетки. Наркотики только отупляют душу и искажают действительность».

— О Господи!.. — выдохнула Кэролайн.

Мэтьюс представил нам другие письма.

— Обратите внимание, как Рэнди обращается к Карсону после нескольких месяцев переписки. Он называет его сыном. — Я вспомнила, как Рэнди старался связаться с нами после отправки в тюрьму, и как он адресовал все письма Хейдену. От этого воспоминания мне сделалось нехорошо. — Их шифр не отличается сложностью, да и не было нужды делать его замысловатым. Тюремные цензоры, если им не дается особое распоряжение, просматривают письма только на предмет открытого упоминания преступной деятельности. Начальника тюрьмы в письме Рэнди насторожила ссылка на «дом поставщика» непосредственно после покушения, организованного Притчетом. Людям вроде нас с начальником тюрьмы, которым в ближайшем будущем не грозит стать владельцами собственных домов, сразу же бросились в глаза многочисленные упоминания различной недвижимости. Вот смотрите, что пишет Рэнди: «Я предлагаю начать с чего-нибудь более старого. Вполне подойдет дом, требующий ремонта или реконструкции. Здесь риск гораздо меньше, так как подобные строения обычно стоят особняком, вдали от густонаселенных кварталов. Знаю, в них нет того очарования и романтики, как в зданиях, которые ты называешь „домом своей мечты“, но я настоятельно рекомендую начать с чего-нибудь самого элементарного. В противном случае „идеальный дом“ может оказаться тебе не по зубам». Рэнди явно намекает на необходимость выбрать подходящий район. Он советует Карсону познакомиться с другими потенциальными покупателями, которые проявляют интерес к данному объекту, и рекомендует изучить «луч обзора». Мы решили, что он имеет в виду членов семьи и соседей.

— То есть это руководство по охоте на человека, — уточнила я.

— Похоже на то. Вскоре после этого в других письмах начинают появляться ссылки на «дом поставщика». По времени они совпадают с неудачным покушением на Рэнди.

— Он натравил Карсона на Притчета?

— Утверждать мы не можем. — Мэтьюс многозначительно посмотрел на нас с Кэролайн. — Но для подобного дела Карсон явно не самый лучший кандидат, и в последних письмах Рэнди явно чувствуется раздражение. Вот послушайте: «Несмотря на пространные послания, в которых ты с непристойным самодовольством хвастаешь, как замечательно все прошло в Теннесси, и пытаешься убедить, что твой первый дом может стать самым лучшим и двигаться дальше нет смысла, мы оба прекрасно понимаем, что это неправда. Если хочешь в конце концов стать владельцем солидного имущества, нужно построить здания всех типов».

— Да, это он, — согласилась Кэролайн. — Он натравил его на Притчета после того, как тот вас разоблачил.

— Во всяком случае, последнее письмо, которым мы располагаем, написано непосредственно после визита Докери к Карсону, перед тем как Карсон исчез из поля зрения. Рэнди пишет: «Итак, ты видишь, я могу прислать тебе нужных клиентов. Дом писателя откроет тебе новые дороги и принесет новые доходы. Теперь нас связывает не только прошлое, но и настоящее, и обозримое будущее. Ты — это мои руки».

Мэтьюс бросил последний листок на стол, и они с Кэролайн выжидающе посмотрели на меня. Сквозь стиснутые зубы я попросила Мэтьюса позвонить в тюрьму и по возможности ускорить встречу с бывшим мужем.

Оглавление