35

Борис всё понял, в чём обвиняют его новых знакомых, молодожёнов Алёну и Олега, но, прежде, чем объяснить им ситуацию, он решил начать с истории той планеты, на которую их перенесло.

— Раньше у нас на планете был голод, но потом быстро решили эту проблему. Власти сообщали жителям планеты, что вся окружающая их действительность — загробная жизнь, поэтому реагировать голод нелогично. Но, в процессе голодания жители планеты открыли в себе какие-то невиданные способности: возвращать мёртвых к жизни. Это лечебное голодание разблокировало в них подобные таланты. И сразу начало нам везти: Если раньше невозможно было контактировать с внеземными цивилизациями, то, после обретения наших новых дарований, инопланетяне сами вышли с нами на контакт. Они обещали прокормить истинных обитателей нашей «загробной жизни» и переправляли их на другие планеты. Правда, мы не знали, с чем связано то, что на нашей планете появилась еда…

— Слушай, — прервал его Олег, — а зачем ты всё это рассказываешь?

— Я хотел рассказать вам о том, что вас ждёт на нашей планете, но, когда узнал, передумал, и решил поговорить непосредственно о самой планете. Рассказать вам её историю.

— Так зачем нам история? Ты тупо излагаешь факты, но не приводишь причины… Например, Иванов набил морду Сидорову, но пришёл Петров и набил морду Иванову… Это, конечно, очень интересно, но нелогично. Потому что просто так морду набить невозможно… Нужен какой-то повод.

— Ну, хорошо. Что именно вам непонятно из того, что я рассказываю?

— Да буквально всё. Например, голод. Ну, про голод мы уже слышали. И знаем даже больше. Знаем, чьё конкретно мясо переправляют вам инопланетяне. Но из-за чего случился голод? Ведь голод — это такая странная штука, что просто так он не начинается.

— Закончилась третья мировая война. Она — причина голода.

— Ого?! А ты уверен, что именно третья, а не вторая, не первая?

— Странный вопрос, — наивно улыбнулся очкарик.

— Почему та баба умолчала про то, что здесь была война?! — уставилась Лена на Олега. — Она общалась с капитаном того корабля. И чё, он не мог ей рассказать самое главное? Или она забыла по легкомыслию?!

— Лена, не мешай. — И Олег вернулся к Борису. — С кем была вторая мировая война? Кто её затеял?

— Германия, — пожал тот плечами. — Гитлер.

Это повело Олега в шок. Значит, они на Земле находятся?! Но попали в далёкое будущее. И оно находится НЕ на Земле. На одной из планет… Умопомрачительно!

— Понимаете? Мы победили многие болезни. Человечество сейчас способно быть бессмертным…

— Как интересно Вы говорите, — улыбнулась Алёна. — «Способно быть бессмертным».

— Не потешайся, дорогая! «Способно» — это значит, что нас задержали для того, чтобы казнить. То есть, претить нашим способностям.

— Нет, просто так у нас не убивают. Как вы сами правильно заметили: нет повода. Нужно, чтобы был повод. Например, задержали вас по подозрению, что вы похитили из детдома ребёнка (у вас не было на него никаких документов). Казнить собираются по подозрения, что вы шпионы — прибыли из прошлого, чтобы…

— Так, ты подожди! — осенила Олега неожиданно. — А ты уверен, что у вас на планете существуют дети? Если размышлять по логике: «человек бессмертен, потому что у него не существует костей, следовательно, после смерти не останется скелета»… Как ты говоришь, не причины (повода для смерти)… То есть, если на вашей планете существуют дети, они так и останутся всё время детьми?

— Это к чему вопрос? Не могу понять его смысл.

— У вас есть дети на планете?

— Главное в человеке — вода, а не кости. Потому что не кости заставляют людей двигаться и совершать какие-то действия, а вода — она приводит кости в движение; ведёт человека к какой-то цели. Да, точно. У нас детей не существует.

— Значит, — продолжил Олег объяснять суть своего вопроса, — я говорю к тому, что, когда дорожный инспектор заметил в нашей машине ребёнка, то он заподозрил, что мы прибыли из другой планеты. Из другого измерения. ОТТУДА, ГДЕ ЕСТЬ ДЕТИ.

— Продолжайте, — кивнула Лена Борису. Чтобы он продолжил объяснять, за что их собираются казнить.

— Одним словом, — продолжил тот, — причина как всегда одна и та же. Главная причина. Человеческое бессмертие. Наши власти покамест к этому ещё не готовы…

— Как понять, не готовы? Не готовы — поэтому истребляют…

— Например, милиция работает без воздействия телепатии. То есть, они действуют, как по старинке — не лезут ни в чьи головы. И это неудивительно. Пока человек молодой, он может не считать себя бессмертным. Может думать, что он такой, какими были люди перед третьей мировой войной. — Именно в это стараются верить наши власти. Милиция, конечно, обладает даром телепатии, но старается не показывать это друг перед другом. Дескать, пусть все думают, что они старого сорта! Лицемерят…

— Это ты лицемеришь! — устал уже Олег слушать, как ему зубы заговаривают. Ходят вокруг да около.

— Я?

— Ты хочешь сказать, что больше причин нет.

— Ну, почему же нет? Есть одна. Но мне не хотелось бы вам говорить об этом.

— А что ты теряешь?

Очкарик обречённо посмотрел на них. Ох, не хотел он открывать им правду-матку! Ох, не хотел. Но в камеру в любой момент может войти дежурный и, по закону подлости, разлучить этих людей с рассказчиком. Поэтому он тянул время. Надеялся, что заболтает их, за ним придут и эти молодожёны не узнают самого страшного — его совесть останется чиста.

— Дело в том, что вас съесть хотят.

— Съесть?

— Да. Вы не ослышались. Ни для кого не секрет, что мы питаемся человеческим мясом. Но у жителей нашей планеты ещё не было повода, чтобы есть человечину напрямую. То есть, не переваренную живыми мертвецами на вашей земле, не перевезённую через огромный космос… Сами понимаете, что есть друг друга мы не можем по той простой причине, что…

Он хотел продолжить (договорить начатую фразу до конца), но не находил нужных слов.

— Потому что вы «перерожденцы», — сказал Олег за него. — Инопланетяне вас породили из «фарша».

— Да, именно так.

— Это всё, что ты хотел сказать???

Очкарик мялся.

— Не молчи, — нажимал Олег. — Просто ответь: нет, да.

— Относительно именно вас… — продолжил Борис через силу. — Желание съесть вас живьём возникло не у всех жителей данной планеты.

— Почему не у всех?

— Потому что наша планета — это не тропический островок, где обитают дикари.

— Так…

— Такое желание возникло у одного человека. Всего одного.

— Но ты не хочешь говорить, кто он.

— А что, если вы его не знаете? Вам-то что до того, что это за человек?

— А зачем же ты тогда начал всё это рассказывать? — проговорила Лена.

— Хорошо, я скажу. Этот парень — ваш сын.

— Ну наконец-то докопались до сути, — вздохнул Олег с облегчением. — С этого же нужно было начать!

— Если бы я начал прямо, вы не поняли бы не бельмеса из того, что я говорю!

— Почему ты так считаешь? Как ты сказал, вы здесь умеете заглядывать людям в сознание и считывать у них информацию. Что, неужели было трудно разузнать, что нам кое-что известно? Хотя бы то, что летающие тарелки прилетают раз в двадцать или в тридцать лет. Другое дело, что я не мог угадать причину! Мне казалось, что всё это время у них уходит на дорогу. Но сейчас выяснил: они улетают в будущее, которое опережает нашу жизнь на двадцать-тридцать лет, поэтому возвращаются с таким интервалом… С разницей на двадцать-тридцать…

— Олег, — отвернулась от Бориса Алёна, т. к. у неё появилась новая надежда (Борис теперь, как пройденный, использованный материал), — ты говорил, что пытался мысленно связаться с тем мальчиком? Ну, который на мотороллере!

— Я пытался с ним связаться ещё сразу, как нас замуровали в эту камеру!

— И что? Есть какие-то результаты?

В её голосе всё ещё не исчезала искорка надежды. Веры в лучшее — в спасение.

— Если я тебе скажу «нет», это что-то изменит? Только то, что ты получишь от ворот поворот. Понимаешь, мне кажется, что между нашими планетами слишком огромное расстояние. Я думал, что Ванька меня не слышит, но…

— Что ты имеешь в виду, огромное?

— Представь себе планету, до которой не долетают солнечные лучи! Это значит, что её жители потеряли связь с Солнцем.

— Но ведь здесь солнце светит совершенно также, как у нас на Земле.

— Это ложное заблуждение, — вмешался Борис в их разговоры. — Здесь такая же точно Земля и такое Солнце. Но, поверьте, это четыре абсолютно разные планеты.

— Что, серьёзно?

— Серьёзнее не бывает, — промычал очкарик со своим мрачным лицом.

— А ты можешь хотя бы приблизительно знать, за что наш будущий сын так озлобился на своих родителей?

— Трудно ответить на этот вопрос. В нём много непоняток. Ну, например, то, что у вас сын единородный. Так считают одни. Другие совсем иного мнения: сын нашёл свою сестру и они живут, как муж и жена. Говорят, от этого у него снесло крышу.

— Обычно, при кровосмешении, — начала тараторить Лена, — действительно бывает так, что у кого-то сносит крышу. Но, поверьте, молодой человек, не у родителей! Дети рождаются больными…

— В общем, вы прославились на весь мир, — продолжил рассказывать Борис.

— Что-что? На весь мир?

— Вы прославились, как идеальные родители. То есть, создатели совершенно нового поколения. Совершенно нового рода человечества. Вас ещё называли «Адам и Ева». Но вскоре у вас пропал сын. То есть, убийства Каина и Авеля не произошло, поскольку сын был единственный. Но только он так не считал! Он кинулся на поиски своей сестры.

— А он, что, был уверен, что такая существует?

— Не совсем в этом, но кое в чём несомненно был! А точнее, в том, что вы самозванцы. Ну, звёздная болезнь — сами понимаете… То есть, он считал, что где-то на белом свете у него есть сестра и Ева с Адамом — они с ней, а не их родители.

— Да прямо Стивен Кинг какой-то! Дети, блин, кукурузы! — воскликнул Олег. — Мания убить своих родителей…

— Сестру он, конечно, не нашёл. Но… Случайно вас увидел. Таких вот молоденьких — хорошеньких… Таких, которые ещё не обзавелись детишками.

— И он, значит, решил отомстить… Отмстить нам за то, что мы так жестоко его облапошили — не родили сестричку… То есть, по причине бедности не выбросили на помойку одного из двойняшек…

— Ну, не то, чтобы близнецы… Просто… Ну, как вам сказать? Девочка незаконнорожденна…

Олег тут же уставился на Лену.

— Что ты так на меня смотришь? — испугалась та.

— У тебя случайно нет внебрачных детей?

— Ты хочешь сказать, что я могла бы скрыть своего ребёнка из страха, что меня никто не возьмёт с ребёнком замуж? Я могла бы, как ты говоришь, «выкинуть его на помойку», придушить?..

Между двумя супругами повисла мучительная пауза. Нерешительное молчание.

— Я не хотел тебе говорить, — начал Олег, — но, раз уж на то пошло, то у меня есть дочь.

— Во как! И что, ты боялся, что я не смогу её полюбить?

— Нет.

— А как тогда?

— Просто ребёнок родился гениальным. Ясное дело, ему тут же нашёлся более подобающий отец. То есть, богатый и…

— И?

— А меня, как я сказал, а ты процитировала, «выбросили на помойку». За ненадобностью.

— И это всё?

— Значит, ему кто-то проболтался… Но я вот о чём подумал. Судя по тому, что сказал нам Борис, сын наш далеко не гениален. Но зато гениальна природа.

— Что значит, природа?

— Ну, посуди сама. Если так стеклись обстоятельства, что природа принесла моей девочке славу, но однако обидела родителя, то второй раз… слава обрушилась непосредственно на них.

— На них?

— На родителей.

Оглавление

Обращение к пользователям