Глава двадцать девятая

…И увидел вместо пропавшего и, казалось бы, обретенного магического состава – состава, с которого началась череда его несчастий, – вместо великой магии, выцеженной из летних вечеров, снежинок и смеха, из самого солнца! – короче, вместо лучшего плода своих многолетних трудов алхимик узрел кучку совершенно «левого» порошка, подозрительно напоминавшего картофельную муку.

Что забавно: ему показалось, будто все его внутренности внезапно обратились в такую вот муку, став сухими и готовыми осыпаться.

А потом, что еще забавнее, под ощутимой тяжестью взгляда Первой Леди он почти пожелал, чтобы так оно и произошло.

– Ну? – нетерпеливо спросила Первая Леди. – Все в порядке?

– А… да, – сдавленно отозвался алхимик. – Все в полном порядке. Очень… волшебно…

И слегка наклонился, чтобы Первая Леди не могла заглянуть в ящичек. Его ум работал на бешеных оборотах. Он знал, что если ему еще не наскучило жить, ни в коем случае не стоило признаваться ей, что магия снова пропала. Она и так уже неоднократно сулила засадить его в самый далекий, темный и страшный из своих казематов, предоставив обществу крыс, если он не сумеет ей раздобыть обещанное волшебство!

– Так вы собираетесь продолжать или как? – поторопила его Первая Леди.

– Терпение, уважаемая, – сказал алхимик, слизывая с верхней губы капельку пота. – Магия, знаете ли, штука очень капризная… Нельзя ее понукать!

Первая Леди откинулась на спинку стула, что-то недовольно ворча. Алхимик промокнул рукавом лоб.

Время! Как же ему было необходимо время!

В противоположном углу комнаты о том же самом размышляла Лайзл. Она усердно двигала лодыжками туда и сюда и уже почувствовала, что веревки мало-помалу стали ослабевать. Шуровать ногами приходилось очень медленно и осторожно. Августа то и дело оборачивалась, окидывая маленькую пленницу не сулившим ничего хорошего взглядом, да и тетка с клюкой почти не спускала с нее бдительных глаз… Куда же запропало По, почему так долго не возвращается? Может, привидению удалось бы показаться и всех напугать, как тогда, на чердаке?..

Алхимик принялся бормотать. Звучало так, словно он произносил заклинание или вызывал духов. Спасибо и на том, что все взгляды были теперь обращены лишь на него. Лайзл задумалась о том, как бы потихоньку раскачать стул и повернуться к Уиллу. Вдруг он сумел бы помочь ей ослабить веревки?..

В воздухе над простертой ладонью алхимика затрепетал маленький голубой огонек. Алхимик продолжал бормотать, и огненный шарик постепенно разросся до размеров дыни.

Первая Леди привстала со стула, зрители еле слышно ахнули и притихли. Даже Лайзл перестала ерзать, воюя со своими путами.

Все происходило взаправду! Алхимик действительно творил волшебство!

– А теперь, – сказала Первая Леди, и ее зрачки были двумя отражениями колдовского огня, – вызовите мне мертвых!

Этого-то больше всего и боялся алхимик. Про себя он надеялся подольше отвлекать Первую Леди простенькой пиромагией. Он всегда брал с собой в путешествие немного особой растопки и толику огненного порошка. А теперь вот рассчитывал, что незамысловатое представление подарит ему хоть чуть-чуть времени на раздумья.

Не вышло. И он больше не мог тянуть резину. Придется выложить ей все как есть…

Огненный шар ослепительно вспыхнул.

Алхимик открыл рот.

– Магия… – начал он, собираясь добавить: утрачена.

Но фразы так и не кончил.

Вся комната неожиданно как бы моргнула. Пустой воздух задрожал и напрягся, а потом… в нем открылась щель наподобие рта, за которым виднелось длинное, темное горло.

Лайзл сразу поняла, что это был за тоннель. Она узнала путь на Ту Сторону.

Первая Леди вскочила на ноги так стремительно, что стул опрокинулся и с грохотом полетел на пол.

У алхимика отвисла челюсть.

Тетка с клюкой чихнула.

Оставаясь невидимым, По держал нараспашку дыру между мирами.

Еще мгновение – и оттуда завывающей вереницей хлынули духи. Их несли вихрящиеся энергии тысяч ветров.

И все обратилось в хаос.

Оглавление