За работу, товарищи!

Александр Ивантерр

Евгения Обуховаа

России надо ставить задачу создать в ближайшие 8–10 лет не 25 млн, а порядка 40 млн новых рабочих местт

1

Фото: Сергей Жеглоо

Декабрь минувшего года принес макроэкономическую микросенсацию: общее число безработных в России опустилось до минимальной за двадцать лет жизни в рынке отметки — 3,978 млн человек. Рекордно низкой оказалась и норма общей безработицы — 5,3% экономически активного населения (см. график 1). Это ниже, чем в любой другой стране «большой семерки», за исключением Японии..

Официально зарегистрированных безработных сейчас чуть больше миллиона человек — так низко этот показатель ненадолго опускался лишь в конце 2000 года. Кроме того, уже около полугода рекордно низким остается показатель напряженности рынка труда: число зарегистрированных незанятых меньше заявленных вакансий (график 2). Если бы они совпадали по профилю, месту, предлагаемой и требуемой зарплате, безработица была бы нулевой. Однако понятно, что такая идеальная ситуация недостижима в принципе..

Было бы неверным считать, что ситуация на рынке труда сегодня совершенно безоблачная. Во-первых, низкий средний показатель нормы общей безработицы скрадывает колоссальные региональные различия — если в мегаполисах найти работу нетрудно (норма безработицы в Москве меньше 1%), то целый ряд проблемных регионов испытывает колоссальный дефицит рабочих мест (безработица в ноябре 2012 года достигала 47% в Ингушетии, 31% — в Чечне, 19% — в Республике Тыва, 12% — в Дагестане, 11% — в Забайкальском крае и Республике Алтай)..

Во-вторых, во всех регионах существенно более высокий уровень безработицы среди молодежи. Среди молодых людей 15–24 лет уровень безработицы почти втрое выше среднего — 14,2% экономически активных лиц этого возраста. Конечно, острота проблемы молодежной безработицы в целом по России еще не такая, как в еврозоне, где каждый четвертый (а в Греции и Испании каждый второй) молодой человек не старше 25 лет безработный (то есть не имеет работы, активно ее ищет и готов к ней приступить — определение Международной организации труда). Тем не менее уровень молодежной безработицы в России постепенно растет..

Наконец, все более острый характер приобретает проблема структурной безработицы. По данным Росстата, ровно треть всех безработных не могут найти работу в течение года и более. Причина — меняющаяся структура спроса на труд. Растет количество вакансий, требующих более высокого уровня профессиональной подготовки и опыта работы. Кроме того, весьма интенсивен переток вакансий между различными видами деятельности. Наибольшая потребность в работниках отмечается в обрабатывающем производстве, строительстве, оптовой и розничной торговле, образовании, здравоохранении и предоставлении социальных услуг населению. Переток рабочей силы не поспевает за этими сдвигами в силу целого ряда институциональных и инфраструктурных препятствий (сложность переезда в другой город, трудности переобучения и повышения квалификации и т. д.)..

Специалисты Минтрудсоцзащиты, отвечая на запрос «Эксперта», отметили, что ожидают стабилизации числа безработных на нынешних отметках — при отсутствии негативных факторов в экономике — до 2015 года. При этом в ближайшие три года численность трудовых ресурсов по демографическим причинам будет сокращаться (примерно на 1 млн человек в год), что приведет к снижению числа занятых в экономике. Зато ожидается рост вовлеченности в рынок труда лиц пенсионного возраста (их удельный вес в численности трудовых ресурсов возрастет с 9,6% в 2011 году до 10,5% в 2015-м) и трудовых мигрантов (с 2,1 до 2,9% соответственно)..

Однако безработица лишь верхушка огромного айсберга рынка труда. Не менее важно понимать структуру занятости, сколько и каких рабочих мест создает экономика..

Идея, овладевшая властью

В начале 2011 года «Деловая Россия» подготовила доклад «Стратегия России — 25 млн новых современных рабочих мест». В исходном варианте концепция кратко именовалась «25 х 25», то есть предполагала создание к 2025 году 25 млн новых современных рабочих мест. Реализовывать это предлагалось «путем новой индустриализации, создания современных частных технологичных производств, создания инфраструктуры, отраслей “новой экономики”»..

Доклад был представлен публично на съезде «Деловой России» в мае позапрошлого года. Однако, по всей видимости, до этого концепция была доложенаа
ВладимируПутинуи нашла его поддержку. В своем выступлении на майском съезде Путин заимствовал часть целеполагания из этого доклада: «Считаю, что нам нужно поставить задачу: в ближайшие десять-пятнадцать лет создать до 25 миллионов современных, качественных рабочих мест… как за счет модернизации уже действующих производств, так и за счет создания новых площадок». Эта же цель была вновь названа Путиным на очередном съезде «Деловой России» в декабре 2011 года. Наконец, она перекочевала и в известный майский указ вновь избранного президента (№ 596 от 7 мая 2012 года), однако уже в более жесткой постановке: в указе ставится задача создать и модернизировать 25 млн высокопроизводительных рабочих мест (ВПРМ) уже не к 2025-му, а к 2020 году (то есть уже не за пятнадцать лет, как в исходной постановке ДР, а за восемь — неслабая корректировочка, не правда ли?). Встык с этой задачей в указе прописана смежная цель — увеличить производительность труда к 2018 году в полтора раза. В дальнейшем никаких разъяснений, спецификаций задачи, не говоря уже о каких-либо набросках «дорожной карты» для ее достижения, ни чиновники, ни экспертное сообщество публике не предъявили. Поэтому мы предприняли собственную попытку реконструкции..

1

Фото: Сергей Жеглоо

О каких рабочих местах идет речь

Определенную информацию, хотя и крайне ограниченную, содержит исходный доклад ДР. Из него, в частности, можно узнать, что в качестве критерия высокопроизводительного рабочего места авторы рассматривают сумму выработки 3,5 млн рублей в год. При этом данный показатель никак не ранжируется по отраслям, что, вообще говоря, может стимулировать создание рабочих мест в самых капиталоемких сырьевых отраслях с высокой удельной выработкой. Может быть, это и неплохо, но при чем здесь отрасли «новой экономики»??

Соотнесем приведенную цифру с фактической средней выработкой в 2010 году (по состоянию на этот год рассчитывались показатели доклада). Предпримем элементарное арифметическое упражнение: разделим суммарный выпуск в 2010 году — по данным статистики национальных счетов, он составил 78,9 трлн рублей (не путать с ВВП, которого было создано в 1,72 раза меньше — 45,2 трлн рублей, остаток составило промежуточное потребление товаров и услуг) — на среднегодовое количество занятых в экономике — 67,6 млн человек. Получаем 1,17 млн рублей отдачи на одно рабочее место. Таким образом, авторы доклада считают высокопроизводительными рабочие места с выработкой, превышающей средний фактический уровень ровно в три раза. По их оценкам, именно такова сегодня средняя производительность рабочего места в странах ОЭСР. Сколько таких рабочих мест было по факту на момент подготовки доклада и в каких отраслях экономики они концентрировались, в докладе не указано. А вот где будут создаваться новые ВПРМ, нам пояснил один из авторов докладаа
АлександрИдрисов, управляющий партнер, основатель компании «Стратеджи Партнерс Групп»: «В первую очередь это современные промышленные предприятия (приблизительно четвертая часть заявленных 25 миллионов). Учитывая, что каждое рабочее место в промышленности создает не менее пяти современных рабочих мест в смежных секторах (логистика, НИОКР, инжиниринг, маркетинг, финансы), цель вполне достижима. Пример — российский автопром, который за три-четыре года утроил производительность, а заявляли, что это невозможно. Почему у них получилось? Причины следующие: во-первых, жесткое давление кризиса (падение на 50 процентов и более), во-вторых, доступ к экспертизе и лучшей практике (АвтоВАЗ—“Рено”, КамАЗ—“Даймлер”, ГАЗ— “Магна”). В-третьих, локализация высокопроизводительных международных вендоров. Это то, что может и должно произойти в других отраслях в случае наличия политической воли и последовательности в достижении поставленных целей»..

1

Реакция рынка труда на кризис практически поровну распределилась между высвобождением занятых, сокращением отработанного времени и снижением реальных зарплатт

Фото: Игорь Мухин / Grinberg Agencyy

Далее, в докладе приводится сумма потребных инвестиций для осуществления всего замысла, и она поражает воображение: 350 млрд долларов в год, в том числе 100 млрд долларов прямых иностранных инвестиций. Для сравнения укажем, что общая сумма инвестиций в основной капитал в 2010 году, на момент подготовки доклада, составила 300 млрд долларов, а прирост накопленных ПИИ в этом году, по данным Росстата, всего лишь 8,9 млрд долларов. Нетрудно прикинуть, какие инвестиционные затраты авторы считали достаточными для открытия одного ВПРМ. Если грубо считать, что исходное целеполагание концепции исходит из открытия 25 млн новых ВПРМ за пятнадцать лет (2011–2025), то в год предполагалось создавать 1,67 млн рабочих мест; таким образом, каждое вновь открытое РМ требует 210 тыс. долларов инвестиционных затрат. Г-н Идрисов пояснил, что эта цифра была получена исходя из оценки стоимости одного рабочего места современного машиностроительного предприятия (100–200 тыс. долларов) с учетом затрат на инфраструктуру..

Однако самое интересное, что в докладе крайне мало внимания уделено процессу ликвидации рабочих мест, тогда как в реальной экономике процессы их создания и ликвидации идут параллельно, рука об руку, как рождение и смерть в человеческой жизни. В частности, в докладе никак не разрабатывается проблема занятости десятков миллионов работников, высвобождаемых с ликвидируемых рабочих мест..

Более того, ни в одном месте исходного доклада «Деловой России», не говоря уже об указе президента, не уточняется, идет ли речь о валовом или о чистом приросте рабочих мест. Очевидно, чистый прирост рабочих мест, то есть занятости в экономике, на 25 млн человек за восемь (или даже пятнадцать) лет, то есть более чем на треть по отношению к нынешнему уровню, просто невозможен, если только не предполагать перемещение в Россию всего трудоспособного населения Узбекистана, Таджикистана и Киргизии вместе взятых. Таким образом, по умолчанию речь идет о валовом приросте рабочих мест. В качестве ресурсов для его наполнения авторы доклада называют три источника. Во-первых, это избыточная занятость на непроизводительных предприятиях (до 50% занятых). Во-вторых, переток трудовых ресурсов из бюджетного сектора. И наконец, трудовая миграция. При этом, однако, предполагается ее весьма дозированный рост — до 4,5% среднегодового числа занятых, или примерно на 1,7 млн человек в абсолютных величинах)..

Говоря о рецептах и стимулах создания ВПРМ, авторы доклада делают акцент на налоговые льготы и субсидирование инвестиций государством. Однако совершенно ясно, что в действующей парадигме финансовой политики в России рассчитывать на это не приходится..

От прожектов к фактам

Недавно Росстат впервые представил результаты расчетов интенсивности движения рабочих мест в российской экономике в 2008–2011 годах. Оказалось, что, скажем, в 2011 году в экономике (важная оговорка: в секторе крупных и средних предприятий, на которые приходится 36,3 млн, то есть чуть больше половины всех занятых) было создано 3,17 млн рабочих мест (в том числе 1,92 млн на действующих предприятиях и 1,25 млн на вновь созданных), при этом ликвидировано рабочих мест было больше — 3,39 млн (1,97 млн на действующих и 1,41 млн на закрывшихся предприятиях). Число занятых на крупных и средних предприятиях в итоге сократилось на 212 тыс. человек, в том числе в промышленности — на 26 тыс. Это устойчивый тренд — всего за период с 2000-го по 2011 год сектор крупных и средних предприятий потерял 7 млн рабочих мест (с 1992 года — 24 млн), тогда как совокупная занятость выросла на 3,8 млн человек. Львиная доля прироста пришлась на так называемый некорпоративный, или неформальный, сектор экономики, в котором трудится (по состоянию на конец 2011 года) 22 млн человек, или каждый третий занятый в экономике (см. график 3; подробно этот тренд обсуждался в статье«Увядание сложности»в «Эксперте» № 11 за 2009 г.). К этой категории относятся 3 млн индивидуальных предпринимателей, включая фермеров; 6,9 млн человек, занятых по найму у физических лиц и индивидуальных предпринимателей; 1,8 млн занятых в личном подсобном хозяйстве (производящих продукцию с целью продажи или обмена). Оставшиеся 10,3 млн человек приходились на ПБОЮЛ, самозанятых и занятых в формальном секторе экономики без оформления трудового контракта.та.

Кризис 2008–2009 годов привел к снижению занятости примерно на 2 млн человек, притом что численность экономически активного населения в последние четыре года в первом приближении стабилизировалась. При этом любопытно, что, согласно расчетамм
ВладимираГимпельсонаии
РостиславаКапелюшниковаиз ЦеТИ ВШЭ, реакция рынка труда на кризисный шок практически поровну распределилась между высвобождением занятых, сокращением отработанного рабочего времени и снижением реальных зарплат занятых работников (см. таблицу 1). Однако уже к середине минувшего года число занятых превысило докризисный максимум (см. график 4)..

Таблица 1::

Реакция рынка труда на кризис 2008–2009 гг.: занятость превыше всегоо

Наиболее активны в процессе создания рабочих мест торговля, строительство, добывающая промышленность, финансы, гостиницы и рестораны — здесь коэффициент создания рабочих мест в 2008–2011 годах существенно превышал 10% среднегодового числа занятых (см. график 5 справа). Эти же отрасли, за исключением финансового сектора, а также сельское хозяйство лидировали по интенсивности ликвидации рабочих мест (свыше 15% среднегодового числа, см. график 5 слева). В итоге за указанные четыре года, на которые пришлись кризис и посткризисное восстановление экономики, занятость увеличилась только в торговле, госуправлении, финансовом секторе и — совсем немного — в здравоохранении. Во всех остальных укрупненных отраслях мы наблюдаем отрицательное сальдо движения рабочих мест (см. график 6)..

Интересно сопоставить интенсивность процессов создания и ликвидации рабочих мест в России и за рубежом. Имеющиеся в распоряжении специалистов по рынку труда сопоставимые данные по непрерывно действующим производственным единицам свидетельствуют, что интенсивность оборота рабочих мест в России как минимум не уступает показателям США, Скандинавских стран и континентальной Европы. Однако это достигается за счет в среднем более высоких коэффициентов ликвидации рабочих мест у нас, тогда как активность создания новых рабочих мест в России существенно ниже, чем в развитых странах. Например, коэффициент создания рабочих мест в обрабатывающей промышленности России в 2008–2011 годах (на непрерывно действовавших предприятиях) составлял 4,4%, тогда как в континентальной Европе в 1992–2002 годах — 5,6%, в США в 2000–2010 годах — 7,3%, а там же в годы самого продолжительного послевоенного бума 1990-х — почти 10% (см. таблицу 2)..

Таблица 2::

Россия отстает от развитых стран по интенсивности создания рабочих местт

«Причины недостаточной активности процессов создания рабочих мест в России лежат вне границ собственно рынка труда, — считает директор ЦеТИ ВШЭ Владимир Гимпельсон. — Они связаны с плохим бизнес-климатом и слабыми институтами, которые подрывают спрос на труд. Неэффективная судебная система, ненадлежащая защита прав собственности служат фундаментальными ограничителями в деле создания производительных рабочих мест»..

Целевой показатель в 25 млн новых рабочих мест Гимпельсон считает цифрой, взятой с потолка. По его мнению, эта задача недостаточно амбициозна: «Согласно оценкам Мирового банка, в обрабатывающей промышленности Бразилии во второй половине 1990-х коэффициент создания рабочих мест составлял 15 процентов, коэффициент ликвидации — 12 процентов, прирост занятости — 3 процента. По моим расчетам на основе данных Росстата, в 2008–2011 годах в российской обрабатывающей промышленности интенсивность ликвидации рабочих мест была аналогична бразильской (12,6 процента), а вот активность создания рабочих мест была вдвое ниже — 6,3 процента среднегодового числа занятых. В итоге мы теряли в среднем за год более 6 процентов рабочих мест в обрабатывающей промышленности, одном из лидирующих по производительности труда секторов экономики. В принципе бразильский показатель интенсивности создания рабочих мест мы могли бы рассматривать в качестве ориентира. В этом случае, в переводе на абсолютные величины, России надо ставить задачу создания в ближайшие восемь-десять лет не 25, а порядка 40 миллионов новых рабочих мест. В конкурентной экономике и при хорошем бизнес-климате они будут высокопроизводительными».          

Схемаа

Проблемные узлы российского рынка трудаа

График 11

В IV квартале 2012 года уровень общей безработицы в России опустился до минимальных значений за весь рыночный периодд

График 22

Напряженность рынка труда на минимальной уровне за все время наблюдений: число официальных безработных меньше числа вакансийй

График 33

За последние 12 лет занятость в неформальном секторе удвоилась, достигнув трети всех занятыхх

График 44

Экономически активное население стабилизировалось к концу 2008 года, число занятых к концу 2012 года превысило докризисный максимумм

График 55

Торговля, строительство и добывающие производства лидируют по интенсивности как создания, так и ликвидации рабочих местт

График 66

В 2008-2011 гг. занятость выросла только в торговле, госуправлении, финансах и, совсем немного, в здравоохранениии

Оглавление

Обращение к пользователям