Глава первая

   Четверо существ, шагают по тропе, тропе которой ещё нет, но которая появляется прямо под ногами идущих. Она возникает из ниоткуда, всего лишь за миг до того, как на неё ступят странники, попирая её своими ногами и лапами. Такие тропы существуют только в Междумирии Великого Веера Миров, и то не везде. Четвёрка ступает неспешно и размеренно, не обращая особого внимания на окружающее их пространство — им не привыкать хаживать подобными тропами. Хотя и не всем, ибо такие переходы до недавнего времени были доступны, только двум из них, но и новички быстро освоились. Жители этих мест, сколь бы не были опасны и агрессивны, даже и не пытаются преградить дорогу идущей четверке. Не пытаются напасть, внезапно выпрыгнув из зарослей Дикого Леса, или резко и метко метнуть в путников длинные щупальца и языки из под темной поверхностей Зеркальных Болот — они не делают этого из-за того, что Силой и Мощью от этих странников разит на версту вокруг. Да и настроение у всех явно не мирное.

Тропа начала причудливо извиваться, появились другие оттенки и краски, это значило что до обреченного мира, уже совсем не далеко, хотя в нынешние времена это недалеко могло означать пару дней. Вожак группы, замедлил шаг, вслушиваясь во что-то, а потом еле успел выставить руку, на которую тяжело плюхнулся большой, черный попугай. Когда птица перебегала, с руки на плечо, человеку, пришлось даже немного напрячься — птица весила немало, намного больше, чем это могло показаться на первый взгляд.

— Ну что там, как обстановка? — спросил он нетерпеливо.

Сам предводитель, пока не хотел проявлять себя в магическом плане, потому и отправлял оценить обстановку своего пернатого товарища, а не использовал свое особое зрение и чутье.

— Я близко не подходил — ответил мудрый птах — но по всему видно обложили плотно, красное марево издали видать, и смертью разит на всю округу. К тому же среди больших масс пришлых, чувствуются и еще некто, мне совершенно непонятный и пугающий.

— Кто-то пугающий тебя? Это что-то новое, раньше ты не боялся ни Асов, ни Йотунов, ни, всех Мировых порождений Локки, вместе с различными окрестными чудищами на пару.

— То другое, а это… этот… это сама ипостась сеющего смерть Разрушителя Миров. В нем таится суть Повергателя Миров. В этих пределах такой родиться не мог!

— Значит, его создали — предположил вечный скиталец — С остальными все ясно — это посланники Новых Управителей, добровольно, или из-за страха пошедших к ним на службу. Нам все равно выбирать не приходиться, так что, собрались все, маскируемся по максимуму, и храним тишину — чтоб нас могли принять за кого угодно, но только не за тех, кто спешит на помощь, обитателям Славии. Куру, Яша! Осталось уже недолго, будьте готовы перейти в боевую трансформу. Дело будет жаркое, думаю, так еще не бились.

Летописец, шагавший позади, горько усмехнулся — опять ратное дело, за его долгую жизнь, он повидал их немало, и всячески осуждал. Он не скрывал свои мысли и тот, кого звали Априус, отчетливо понимал, о чем он думает. Осознавать что этот огромный Мир, совсем недавно открывшийся для летописца, все быстрее и быстрее катиться в непонятную бездну, Дрендому было крайне тяжело, и он шагал, размышляя над этим.

Войны, о которых он был не мало наслышан, а некоторым стал и очевидцем, отгремевшие везде, и всюду, отбросили назад в развитии, не только людские расы, но и многих других. Это теперь и много позже тоже, будет принято считать, что древние люди, гномы, орки, скандары, и все остальные прямоходящие, вначале были дикими существами, не очень далеко отошедшие по уровню развития от зверей. Может некоторые такими и были, но остальные с легкостью ухватывали все что им передавали Древние, да и сами были способны на многое.

Такие мысли сейчас роились в голове летописца Дрендома, шагавшего на очередной бой в своей долгой и не легкой жизни. Пусть Большой Мир, стал доступен для него и не так уж давно, если сравнивать с бесчисленными годами проведенными только в Хрутаре. Но бывший Неделимый помнил, рассказы различных существ, порой пробивавшихся в его мир, отдохнуть или укрыться, от внешней жизни, да и с за годы проведенные с Априусом, он многое повидал. Летописец, вновь усмехнулся про себя, и едва слышно хмыкнул, продолжая размышлять.

Априус оглянулся на своего летописца, покачал головой мол:

— Ай-я-яй, какие мысли!

Затем уже вслух добавил:

— Не о том сейчас думать надо! Впереди не то, что схватка — настоящяя битва, и чем больше вы себя на нее настроите, тем лучше. Старые магические законы, уже почти не действуют, вон даже пройденная дорога отняла массу сил. Так что сосредоточьтесь, и помните — вы все мне нужны живыми. Так что давайте перебирайте, все, что знаете о боевой магии, и о сокрушительных Заклятиях.

— Я их почти и не знаю — гаркнул попугай — колдовство Йотунов, было в основном направлено против асов, и особым разнообразием не отличалось.

— Я тозе в чалах не особо силен — подал голос Яша — так, то цему вы меня научили, и все.

— Ну ты то хоть Дрендом, что-то еще можешь? — поинтересовался Рус.

— Могу, только вот именно что что-то.

— Ну ничего, вместе мы еще тот боевой кулак — подытожил чародей.

А сам, еще более ускорил шаг — трепет перед боем уже начал овладевать им. Кровь заструилась быстрее, мышцы налились силой, рука захотела сжать рукоять меча, сердце заколотилось в бешеном ритме. Но тут вдруг змейкой проскользнула мысль о судьбе оставленных миров.

— Если я вдруг погибну — что с ними будет? — задумался вечный скиталец — Ведь и Дрендом ушел со мной. Там конечно есть, кому за всем этим присматривать, но все же…

Затем он вспомнил своих друзей обитающих в мире, который сейчас подвергся нападению — живы ли они еще? Ведь если учитывать разность течения времени на окраинах и в середине сферы, то прошедшие здесь годы, уже сложились в века, и даже несмотря на долгую продолжительность жизни Расов, многих он уже может не застать в живых. Конечно Вильдигор, хитрый Вельдемир, Вернон, Ульфар и другие принадлежащие к Избранной касте, скорее всего даже не состарились, а вот Лусиарцы да другой более простой люд, неизвестно. Тут его мысли полностью заняла Славия, народы ее населяющие считали Землю и Небо двумя живыми существами, более того — супружеской парой, чья любовь и породила всё живое на свет. И сейчас эта мать — родительница стонала и корчилась, вся содрогаясь. Но на этот раз не родовые схватки были этому причиной — на мир наседало воинство пришельцев. Позади, остались бесчисленные лиги, отделявшие Царства Ночи от Серединных Миров, пройденные, где тропами, где через Звездные Врата, где в излюбленном, сотни раз проверенном коконе. И сейчас все творившееся возле мира Славов можно было уже рассмотреть. Из многочисленных открывшихся порталов выхлестывали реки, новых воинов, встающих на местно взамен уже поверженных защитниками Славии собратьев. В тот миг, когда пятерка оказалась на самых границах мира, ведомое огромным призрачным воином войско, начало стремительно прорываться вниз. Казалось, призрак возвышается над трепещущим и застывшем в ожидании удара, миром, словно исполин-титан, от которого не жди, ни защиты, ни пощады. Славия вновь издала слышимый только ее детям, стон, созывая прийти и защитить — сама она являясь волшебным миром, отражать удары не могла, нужны были человекоорудия.

Априус сам застонал, заскрежетав зубами, по телу пошла дрожь, неистовое чувство зарождалось внутри, рядом раздался треск раздираемой плоти — это с бешеной скоростью трансформировались куатар и дракоша. На Дрендоме неведомым образом появился сине-голубой плащ и крылатый челом, в руке сверкнул золотой посох — бывший владыка воздушных потоков вновь обретал себя.

А там, в околомирье разноцветные полчища слуг Пришлых Богов, пошли в новую атаку. Среди почти бесчисленного воинства, виднелись редкие защитники Славии — сюда мог подняться или пробиться даже далеко не каждый избранник из Круга Мудрых. Но те кто мог, были уже здесь — вон ослепительной искрой в призрачного воина метнулся огненный болид, Априус сумел рассмотреть быстро мчавшуюся по небу, чудесную колесницу, запряжённую четвёркой белых златогривых коней с такими же, золотыми крыльями. Скакунами правил Дажден, младший мудрец, состоящий в Круге, а свет происходил от огненного щита, который, этот парень всегда возил с собой.

Что произошло дальше, Априус не понял, но чудесная колесница словно напоролась на невидимый щит, ограждающий призрачного воина, причем действия каких либо чар не чувствовалось. Утеряв летучесть, повозка начала заваливаться вниз, смятые кони дико заржали, но трепыхая изломанными крыльями, как-то сумели выровнять полет, заходя на новый круг. Призрачный воин, для которого не зря подобрали прозвище — Каратель, повелительно взмахнул рукой, и сонм существ, в красных балахонах с накинутыми на головы капюшонами, облепил крылатых коней, хватая черными скрюченными пальцами за бока и гривы. Они во всю старались увлечь тех, вниз на бренную землю, Дажден на миг заглянул им под капюшоны, пытаясь рассмотреть лица, и найдя глаза воздействовать внушением, но лишь со страхом отшатнулся, узрев там лишь клубящуюся тьму, посреди которой багровым светом горели два огонька. В отчаянии, позабыв про все, он принялся хлестать кнутом всех, до кого смог дотянуться, доставалось и балахонникам и коням, те все так же дико ржали, но сбросить вцепившихся тварей нем могли.

Где-то невдалеке, словно в поддержку, мощно отозвались другие скакуны, и откуда-то сбоку разметав часть странных существ в красном, ударила молния. Оттуда отчаянно гремя по неровностям туч, вылетела другая колесница, в которой стоял разгневанный Перен — вот откуда гром, вот почему он «прокатывается» по небесам, а сам возница лупил своими лилово-синими, «мёртвыми», разящими насмерть, молниями, по краснобалахонникакм, обращая их в пыль.

Словно яростные демоны, пятеро таких различных по своей сути существ, обрушились на ряды марширующих воинов, при этом разметав по небу краснобалахонников. Мощными ударами лап, Яша и Куру принялись разбивать слаженный строй воинов в блистающих доспехах. Дрендом на пару с попугаем, затеяли какую-то непонятную волшбу, заставившуюся взбеситься каменных троллей и броситься на своих же соратников.

Априус уже нацеливал «Огненные кольца» в то странное существо, которое так испугался Рунин, когда услышал громогласный голос Перена, больше похожий на рев урагана. Не отвлекаясь от метания стрел, громовержец повернул в сторону Эльдариусийца свое нахмуренное лицо, обрамленное рыже-золотой клубящейся бородой и прокричал:

— Рус, мы тут сами, а ты Агуне помоги столицу прикрыть, там ни кого из наших нет, кроме него, а Вышень ведь сердце мира! А я пока попробую задержать их здесь, не пуская в мир. Давай не медли.

— Удачи — ответил Априус — не удивившись тому, что его сразу признали.

Он шепнул короткое злое слово, и четыре серых вихря заключив в себя, его спутников, метнулись вниз, к лежащему далеко внизу материку, и где-то там стоящему городу. А Рунин полетел сам, распарывая воздух черными крыльями, с которых срывались голубоватые искры.

Заклятие, перенесло их немного не точно, оказались они на том холме, где в первый раз обозревали Вышень, Априус и Куру, сопровождаемые Вильдигором. Судьба будто вела Эльдариусийца тем же путем, которым он уже шел, напоминая о давно прошедших днях. Посетовав что зов был услышан им так поздно, иначе он бы постарался привести свои лучшие армии, а те в отличии от Славских, имеют свежий боевой опыт, а со своими воинами, он бы в два счета организовал круговую оборону в стольном городе Расов. Но его армий не было с ним, поэтому приходилось рассчитывать только на магию, командовать княжьими дружинниками и ополчением, ему все равно не позволят.

К его удивлению окрестности стольного града, уже хранили следы, жесточайших стычек — видимо кто-то из Предводителей карательных войск, сумел открыть порталы прямо возле, стольного града Расов, одновременно являющейся и столицей Славского Мира. По всему было видно, что передовые части, вторгшихся армий, уже несколько раз были отброшены защитниками от стен города, повсюду валялись обугленные трупы самых разнообразных созданий. От растущей здесь растительности не осталось и следа, везде только черная, выгоревшая земля, изрытая и истощенная, да обугленные пни…

Хоть в мир еще особо и не ворвались присланные вторгшимися богами, рати, но к Вышню, они, скорее всего, пробились еще несколько недель назад, используя какой-то древний, давно забытый Славами канал. За это время силы расов, значительно истаяли, чародеи также слабели с каждым днем — магия уходила из этого мира, поражение Древних богов, привело к изменению многих Вселенских Законов.

До сели ни разу не видевшие Вышень, Дрендом и Яша, застыли, что называется, разинув рты, не взирая на то, где находятся. Ну за дракончика говорить не приходится, тем всегда нравится все сверкающее и блестящее, а тут целый белый город, с золочеными или посеребренными куполами и шпилями, а те деревянные терема, что чередуются с каменными строениями, так прекрасно разукрашены удивительными резьбами и красками, что захватило дух, даже у много повидавшего Дрендома.

— Что застыли? — рыкнул куатар, который в отличии от других, постоянно чувствовал дрожь мира — Времени не то что мало — его просто нет. Нужно спешить.

— Пусть полюбуются, потом будет что советовать зодчим Царств Ночи — невесело проговорил Априус, отчетливо осознавая, что видит Вышень в последний раз.

Он сам, внимательно принялся рассматривать все видневшиеся отсюда части города, стараясь запомнить до мельчайших подробностей, вкладывая в свою объемную память, еще одно место, которое предстояло утратить. А то что битва будет проиграна, он знал однозначно — Новые Правители Упорядоченного не потерпят непокорный мир под боком, и населявшие его жители — смутьяны будут уничтожены. Ведь при их последней встрече Орлангур, много поведал ему о битве на Боргильдовом Поле, и о том что в ней победители, не пощадили никого. И много еще о чем рассказал Великий Дракон, о том, что творилось после свержения Древних, и о том, как кромсались пласты Меж-Реальности, менялось течение струящихся Потоков распространяющейся по Упорядоченному Силы. Да и расположение многих миров стало иным.

И теперь умеющий анализировать, чародей, делал быстрые и правильные выводы. Знал он так же и то, что очередь дойдет и до его Царств Ночи, и до всех «отдаленных» Миров. Но он постарается успеть, чтобы не вышло как со Славией, не успевшей подготовиться, хотя она все равно была обречена, потому что одна, а в его Царства входит уже четыре мира, да и Веста, все-таки может оказаться населенной неведомыми существами.

— Сейчас наступило временное затишье — вслух заговорил чародей — но попытку нового прорыва следует ожидать, с минуты на минуту — ведь все мы видели, какой противовес сил, там, на границах мира. Родан, скорее всего на этот раз не вмешается, даже и через проводников, значит, Славии предстоит последний, в ее жизни бой, потому что ее жители никогда не смирятся и не сложат оружие…

— Рус! Рад что ты с нами! — раздалось вдруг совсем рядом с ним — я в Вышне почувствовал твое присутствие где-то около, и рванул сюда, не дожидаясь пока ты соизволишь таки прийти к князю.

Улыбающийся Агуня, на груди которого яростно полыхал «Знич» — знак приверженца служения Неугасимому Живому Огню, шагнул к Априусу, и по обычаю славов крепко обнял. Затем присел и то же самое проделал с куатаром, чтя того как равного.

— Я то князю не служу, в отличии от вас — ответил Эльдариусиец — мне в его дворце делать нечего. Да и дружина его сама, по себе мало, что сможет противопоставить ратям Пришлых Богов. Тут с волхвами вместе действовать надо, обычных воинов сомнут в три счета.

— Да я то, тоже князю не служу, но по закону должен присутствовать на совете — нахмурился огневик. — А насчет дружины я с тобой согласен, сам я за пределы не ходил, но Перен мне в видении показал, с кем нам схлестнуться придется. Да и этих что уже пожгли да побили, пока одолели, чуть ли не половину волхвов потеряли, за обычных ратников вообще молчу.

В этот момент в небесах яростно полыхнуло, а на холм не разбирая дороги, полезли, не понять, откуда взявшиеся отряды противника. Все они были облачены в светлые одежды, их доспехи были сплошь металлическими, и ярко сверкали на солнце, но свет этот шел от самих колонтарей, поножей и наручий. Лица же всех воинов закрывали серебряные маски, оставляя лишь прорези для глаз, и то не всех.

— Началось! — тяжело пробормотал Дрендом, проводя какие-то манипуляции со своим посохом.

— Началось — подтвердил Агуня — и нам лучше убраться ближе к стенам Вышня, а там уж как пойдет.

— Всегда у вас — как пойдет — пробурчал Априус — ни четкого плана, ни договоренностей, одно слово, расы.

— Мы такие — широко улыбнулся мудрый — такими нас Великий Родан вылепил, все рождается по ходу, импровизация так сказать.

В его руке появилась большая чаша, напоминавшая скорее чан, в которой колыхалось пламя Живого Огня. Не боясь, рыжий парень, сунул в нее голую руку, щедро зачерпнул в ней и кинул в нападавших огненный сгусток… В тот же миг, расползаясь по всему фронту, прошла широкая огненная полоса, на время, отсекая противника от города.

— Давайте, за мной! — повернулся Агуня, спиной к пришедшим на подмогу и открывая краткий путь в город.

Априус, пропустил всех своих, и замыкая маленький отряд пошел последним. Как можно было защитить город, который давно, не представлял из себя крепость он не знал, но по славски надеялся, что решение придет по ходу.

Очутились они прямо за толстой крепостной стеной старого города, здесь уже выстроились конные княжьи дружинники во главе с воеводой. Небо пока еще было чистым, и об отражении атак с воздуха никто не думал, да и не чем особо было отражать эти атаки. Это в уцелевших городах Лусиара, еще оставались деревянные установки, метающие толстые короткие копья, предназначенные против драконов и больших птиц, а в Вышне таковые давно перевелись.

— Ну и как ты думаешь прикрывать город на этот раз? — поинтересовался прибывший чародей у Агуни, скептически разглядывавшего выстроившуюся конницу

— Тут честной войны не будет, и быть не может.

— Да откуда мне то знать? Я привык на себя больше полагаться, ну или в круге биться, а тут такой большой город, и такие малые силы против тьмы тьмущей вражьих ратей. Не знаю, «Большое Огненное Колесо» может быть, ну так это так смести первую волну. А тут еще порталы затыкать надо, они ведь я так понимаю прут и прут, и здесь и вне пределов белого света.

— Угу, там вообще пекло отдыхает… ладно, есть у меня одна идея, но ее еще проверить надо. Я со своими пойду на площадь, что перед дворцом князя, там интересная такая башня имеется. Так вот кажется мне, что много чего она в себе скрывает — как раз время проверить.

И не дожидаясь, какого либо ответа от Агуни, Рус повернулся к нему спиной, махнул рукой друзьям, следовать за ним, и широким быстрым шагом заспешил в центр. Успевшие вернуть себе прежний облик, еще на холме у Вышняя, его компаньоны, тяжело вздохнув, отправились следом.

Площадь встретила их пустотой и тишиной, все население было уже на стенах старого города, ни суеты, ни паники — бежать все равно некуда. Надеяться отсидеться дома, смысла тоже не было, и как в давние времена вторжения, весь Вышень, вышел на бой. Оставили только малых детей соберя группами, и в сопровождении нянек попрятали в подполы.

— Ты что-то задумал? — останавливаясь рядом со своим повелителем, спросил Дрендом, пристально вглядываясь в одинокую башню…

— Да есть одна мысль, надо только все подготовить, и выбрать подходящий момент. Единичное отражение атак меня не прельщает, нужно нечто глобальное.

— Хочешь сказать есть шанс устоять? — скептически осведомился летописец.

— Нет, такого шанса нет. Этот не тот враг, которому в данных обстоятельствах, и при такой вялой магии можно дать достойный отпор. Дни Славии сочтены.

— И давно ты это понял?

— Да сразу, еще на Акироте, просто иначе поступить не мог, я должен был отозваться на зов, и прийти на защиту. Пришло время отдавать долги.

— В чем тогда наша задача?

— Увести отсюда тех, кто умеет думать наперед и сумеет выжить. Царствам Ночи понадобятся такие люди.

— А сейчас что делать?

— Сдерживайте атаки с неба, они вот вот начнутся, вот увидите — отдал чародей краткое распоряжение своей команде…

Сам он повернулся, и медленно пошел, к стоящей посреди площади, древней башне, которая отворилась для него при первом появлении в Вышне. И сейчас по мере приближения Априуса к ней, она засветилась ровным фиолетовым светом, словно приветствуя давнего знакомого. По стенам поползли чудные завитушки, сплетаясь и переходя из одного узора в другой. Подойдя Рус, коснулся стен ладонями, и ощутил сильную вибрацию башни, так он и застыл, настраиваясь на ее колебания. Но до конца сосредоточится ему не удалось — над головой раздался громкий хрустальный звон, и сразу же завыл злой, пронзительный ветер, неся с собой полчища летучих тварей, издающих гортанные вопли. Они резко спикировали вниз, и изрыгнули пламенные струи на городские постройки. В один миг, город оказался в осаде, и с земли, и с неба.

Послышались первые крики, сгорающих заживо людей, запылали деревянные срубы, потоки пламени потекли по улицам — на Вышень обрушились белые драконы. На каждом из них восседали, серокожие существа, имевшие на лице по три глаза, расположенные на одном уровне. Они издавали гортанные крики, и подчиняясь этим командам твари пикировали на город заливая улицы огнем. И казалось, что они даже соревнуются в ловкости, и в быстроте гоняясь за метающимися внизу фигурками, попарно.

— Жаль, толком летать так и не научился — глядя вверх, горько посетовал Априус.

Он отлепился от стены и добавил громче:

— Жаль говорю, из нас летать никто не умеет, из всех только Рунин может делать это долго, ловко и без напряга.

— Я тоже кое-что могу — обиженно пробурчал летописец.

— Ну воспарить ты может и сможешь, даже будешь левитировать полет некоторое время — скептически сказал Априус — но как ты собираешься уворачиваться от драконов, без своего грифа — а его больше нет, так что извини но действовать придется иначе.

— Уговорил — сквозь зубы произнес, Дрендом, отскакивая с места где только что стоял, и поднимая обратный конец своего посоха к небу. — Эта настырная тварь, уже третий раз пытается меня сжечь — пожаловался он, выпуская в небо короткий золотой луч.

В этот момент сбоку зло зарычал их ящер:

— Ах ты ясцелица-альбиносная! Сцяс я тебе задам зару — прогремел он уже откуда-то сверху, быстро превращаясь в громадную зубастую рептилию

— А ты не зевай — тоже сверху прокричал чей-то сварливый голос — я видел как тебя едва не ошмалили, торчишь столбом посреди площади.

— Лунин, я тозе лад тебя видеть… — донеслось с высоты, затем раздалось клацанье зубов, повторяющееся неоднократно.

— Тебя самого, где носило так долго? — вскинул голову к небу Априус.

Попугай ответить не успел, стараясь отвернуть перед самой зубастой пастью альбиноса, он крутнулся в воздухе и проорал какое-то злое слово, при этом водя лапой так, словно старался быстрым росчерком изобразить какую-то руну. И о чудо, обездвиженный дракон рухнул вниз на камни, придавив собою седока.

— Получи толстокожий! — прокричал ему вслед попугай, и пошел на новый круг.

Тем временем разъяренный Яша, как кузнечик, прыгал по площади, ловя зубастой пастью ускользающих драконов, при этом, не обращая ни какого внимания, на летящие в него огненные струи. Первые его прыжки, успехом не увенчались, приземлившись, он ненамного изменил тактику, еще раз, яростно взревел, и присел, напрягая нижние лапы, затем они резко выпрямились, громадная туша, в прыжке, взвилась в воздух, где чудовищная пасть ловко ухватила пролетавшего дракона, за изящную гибкую шею. Альбинос, затрепыхался, а его наездник дико завизжал, узрев перед собой громадного «тирекса», тот словно улыбнулся, резко мотнул головой, сделав пару жевательных движений, и обмякшее тело белой рептилии полетело вниз, на куатара.

Куру, едва успел отпрыгнуть, и задрав голову собирался уже отругать драконыша, но не тут то было — самому пришлось уворачиваться от пламенных струй и феерболов. Может ему и не стояло бояться этого огня, ведь он пребывал в боевой трансформе, от меха не осталось и следа, а та шкура которая его покрывала, в таком состоянии могла выдерживать и не такое, но природный инстинкт сам, выводил его тело с под линии огня, из пасти вырвалось только хриплое рычание, При очередном прыжке в из стороны в сторону, куатар, улучшив момент, воспользовался прикрытием башни, и принялся за плетение своих собственных чар. Спустя минуту, с неба упали белые, тускло светящиеся сети, сотканные не понять из чего, но явно не из обычных материалов. Часть нападавших драконов, вильнула в стороны, но часть таки, запуталась, не смотря на все попытки их седоков, отвернуть куда-нибудь. Послышались душераздирающий визг, видимо нити не только мешали полету, но и сильно жгли, такую прочную на вид броню, затем послышались чмокающие шлепки о камень, хруст ломающихся костей и треск рвущейся плоти.

— Неплохо — одобрил работу снежного кота Дрендом, оглядывая площадь — научи и меня как-нибудь такому.

Сам он пока лишь продолжал метать свои золотые стрелы, хотя и было видно, что что-то подготавливает тоже.

— Всегда к твоим услугам — ответил Куру, не на миг, не переставая следить за небом, но не выпуская из виду и всю их компанию.

Тем временем от ворот, начали возвращаться люди, поняв, что, защищая одни лишь только стены город, не отстоять, да и двор княжеского дворца, остался без охраны. Надо отдать должное князю, он снял всех людей, и увел к крепостной стене, надеясь отстоять хоть старый город. Но что могли поделать обычные ратники, против массовой атаки драконов? Если бы это был один змей, они бы как-то управились, но при таком количестве им ничего не оставалось, как пытаться укрыться за каменными строениями. А на окраинах нового города, положение было еще хуже, разгромив конные отряды княжих дружинников, сребролицые уверенно продвигались вперед, убивая на своем пути, все что видели, и не важно человек это или животное, все равно его ждала смерть. Деревянные терема и постройки предавали огню, каменные разбивали в пыль, огромные и крепкие как дубы, голубокожие огры.

— У твари — появляясь рядом с Априусом, прошипел Агуня — жаль нас мало, а то задали бы им хорошую трепку. Не снимать же подручных со стен. Ты погляди что гады делают — продолжал кипятиться служитель Огня — вначале Вышень намеревались штурмовать аккуратно, надеясь на то что многочисленность атакующих ратей, вынудит нас сдать город. А когда зубы обломали, видать решили с землей сравнять, и курган не насыпать.

— Согласен — проговорил Рус — взяв стольный град, они думали сломить сопротивление остальных городов и принудят тех не оказывать сопротивление. Слуги Молодых богов рассчитывали на то, что неповиновение их Владыкам выказали, только могучие чародеи, да древние служители Родана и Белобога, к которым относятся и все ведуны Круга Мудрых. Думали остальной люд, против новой власти особо возражать не будет.

— Ага, но они сильно просчитались, за свою Землю-Матушку, и за своих богов вышли постоять все от мала до велика, и намерения предводителей присланных воинств изменились после первых же стычек.

— Ты прав, скорее всего они немедленно, отправили вестника своим Повелителям, и получив ответ, отдали приказы уничтожать всех без разбору, сравнивая с землей города, выжигая леса, и осушая реки…

— Но это же погубит сам мир — в недоумении проговорил Агуня.

— Да им это не впервой, плевали они на нас с высокой горы — ответил Априус, а про себя подумал:

— Скорее всего, участь Славии была решена заранее, потому-то и был прислан сюда тот, кого мы видели на подступах к миру.

Каган Каронус, не знал, и знать не мог, что у этого создания много имен, и одно из них — Каратель. Не знал и того, что тот может действовать как в составе армий, возглавляя их, так и в одиночку, хорошо, хоть сейчас, его вместе со многими другими связали боем, еще на границе, и в Вышне пока сражались несколько другие воинства.

Мозг Априуса, усиленно работал, силясь, подобрать, извлечь из глубин памяти, самое мощное, и подходящее для таких вот сражений Заклятия, но ни чего такого не находил. Именно тогда, от древней башни, и пошел красный, скорее даже кровавый туман, от фиолетового, теплого света, не осталось и следа. В этой пелене, чувствовался гнев, это новое свечение было злым, но направленно все это было явно против пришельцев. Башня щедро предлагала, свою помощь, накопленная за бездны времен, Сила требовала наказать наглого врага, посмевшего потревожить, вечный сон древнего сооружения. Но для этого, нужен был кто-то, из Прежних, могущих воспользоваться этой Силой, и именно Априус, состоял в некоем родстве, с теми кто, являлся создателем этого реликта древности. Он всей своей сутью потянулся, к естеству башни, от которой во все стороны, текли равномерные волны Силы.

Откуда сама башня черпала магию, столько времени, выяснять было некогда, он уже собирался поступить так же, как когда-то сделал это при последней битве за Озерный край, но вдруг четко осознал, что на этот раз этого будет мало. Ведь вторгшиеся войска состояли совсем не из обычных воинов, и сами бойца владели магическими способностями, и сопровождавшие их «духи света» из свиты Новых Хозяев Упорядоченного были весьма могучи. После короткого размышления, так и не сумев подобрать подходящего по мощи Заклятия, Априус просто поделился накопленным башней, сокровищем, с каждым из Великих ведунов этого мира, выбирая только тех, кого знал лично. Потому что чувствовал, что для них закрыты почти все источники, из которых они черпали ранее, а на Силах Стихий много не по сражаешься, не тот противник. Башня в последней раз полыхнула красным, и погасла, но сама магия, что чувствовалась в ней, никуда не исчезла.

Как раз в этот момент, сети Куру исчерпали себя, и воздушные атаки возобновились, настал черед Дрендома, и тогда в дело вступила его магия. Бывший повелитель Воздушных потоков, своими действиями менял течение путей в аэре, резко менял их направление, скручивал и выворачивал плотные массы воздуха, таким образом, не давая выполнять драконам маневры, и вообще практически лишил их возможности удерживаться в воздухе.

Не смотря на то что, поток пламени с небес прекратился, город все равно пылал, времени тушить пожары, попросту не было. Тогда на помощь был призван ливень. Это чуть отдохнувший Априус, используя знания, полученные в его бытность спутником богов Кайлана, вызвал его среди ясного неба. Сетуя на то что, Мудрые оставили в Вышне только Агуню, и не одного водника, чародей поливал улицы на лету нагревающимися струями дождевой воды. Он сам стоял под этим дождем, пытаясь хоть немного охладить голову, потому что внутри все казалось, кипело, от одновременно проделываемой работы, а он еще и пытался размышлять какую форму обороны применять дальше?

— Да, Агуня хорошо мог защитить подступы к городу от наземных войск — думал Эльдариусиец — но не будет же он, применять огонь против огня — в городе станет не чем дышать, а альбиносов все равно не спалит. Неужели Сварген стоящий во главе Круга, оказался столь не дальновиден, оставив здесь только огневика? Или все из-за того, что те кому покоряются воды могли выходить за грань мира, и сейчас воюют там? Может и так, но как тогда прикрыть город?

В отчаянии, он собрал остатки Силы, выделенной башней, и продолжая удерживать ливень, начал возводить над старым городом, непроницаемый, многоячейчатый Щит, само собой не видимый для обычного глаза. Не прошло и получаса, как он его закончил — на время город был защищен от нападения с неба. Некоторое время белые драконы еще кидались вниз, но их упруго отталкивала невидимая преграда, и они, испустив досадливый вопль, умчались прочь, надеясь поживиться в соседних городках.

Пламя уже не терзало городские кварталы, угрожая не оставить от них ни чего, кое-где пожары еще горели, но в основном магический ливень свою задачу выполнил. Усталые, и покрытые гарью люди принялись тягать воду в ведрах, потом выплескивали ее на огонь, но драконье пламя трудно затушить обычной водой, тогда на помощь пришли волхвы, наконец спустившиеся со стен, и огонь загасили.

В храмы Родана, потянулись небольшие горстки людей, жрецы возобновили требы, надеясь заручиться поддержкой своего бога. Рус хотел, было попробовать разыскать Ульфара, но тут его настиг зов идущий из Озерного Края, звали уже не просто кого-то из Древних, как в прошлый раз, а именно его. Памятуя о своих обязательствах, бывший защитник этого края, повернувшись к друзьям, воскликнул:

— Все, здесь мы пока не нужны, и так сделали что могли, теперь пора в Лусиар, я за него в ответе, если помните? И ко всему прочему, может удастся кого то спасти, да забрать после, с собой в Хрутар.

— Ты надеешься так просто вырваться отсюда — скептически поинтересовался Дрендом.

— А как иначе, нам погибать нельзя. Все, сгруппируйтесь, сейчас выдвигаемся.

Возразить никто не успел, даже если и собирался — Заклятие Перемещения уже сработало, и вскоре они уже стояли на каменных плитах двора Эндрилурского замка. Почему он направил заклятие именно сюда, а не в Кориэндор, Рус, не смог бы ответить, даже если бы тщательно анализировал.

— Ну вот мы и вернулись — едва рассмотрев где находятся выпалил Рунин — долгое же выдалось путешествие, ни чего не скажешь.

Появление прямо посреди двора, горстки незнакомце, да еще с таким здесь нелюбимым ящером, вызвало немалую панику. Но растерянность длилась недолго, со всех сторон к маленькой группке, ринулись десятки хорошо вооруженных людей с выставленными копьями и с натянутыми луками, а по вискам, Априуса и Дрендома, прошла легкая изморозь — это местные волхвы, прощупывали их личности. Все здесь уже были в боевой готовности, по крайней мере, насколько это возможно. Дети и внуки местных обитателей, что такое войны не знали, особенно войны за выживание, но рассказы своих предков слушали внимательно, тем более что замок отстраивали те, кто принимал участие в возвращении Лусиара, назад в этот мир. Славию как уже говорилось ранее, населяли не бессмертные существа, но что долгоживущие это точно, хоть и не все соглашались продлять себе жизнь до двух, а тем более трех кругов.

— Что, стоило мне по отсутствовать малость, как никто уже и не признает, не бросается навстречу с радостными криками? — громко поинтересовался Покровитель этих мест — Тогда зачем звали?

Среди окруживших их, людей Рус, расслышал и радостные восклицания, и приглушенные голоса сомневающихся.

— Да, не думал я братец куатар, что нас так встретят — едва слышно обратился он к Куру.

— Мы наверное слишком долго по местным меркам не заглядывали сюда — прорычал в ответ барс — пр-ридется напомнить.

— Эй вы мужичье неотесанное — заорал взбешенный таким приемом попугай — мы чего сюда приперлись? Рассматривать ваши неприветливые рожи?

— Да что тут вообще происходит, кто главный? — рявкнул Куру — время идет на секунды, а они тут в «не помню» играют.

Заговорив, он сразу же переключил собравшихся на себя, их глаза полезли на лоб, затем быстро перебежали на изваяние стоящее у ворот:

— Да это же… — раздалось справа и слева — Тот самый барс.

— Ага, именно он — снова рявкнул куатар на весь двор — где позвольте поинтересоваться мой друг Сагид?

Стоило ему произнести, это имя как раздвинув ряды передних воинов, к ним бросился седовласый человек, с горящими глазами воина, в которых читалась неистовая преданность…

— Повелитель! Куру! — прокричал он еще на подходе — Как я рад что вы вернулись в этот трудный для нас час. Это же я Хитар, помните?

Конечно же, они помнили этого храброго Харибца, откликнувшегося на призыв Руса, во время прорыва из города.

Едва в неожиданно появившемся пришельце опознали своего негласного повелителя и другие, как к нему тут же из донжона выбежал еще крепкий, но уже давно пребывающий в годах, Сагид. За ним спешили Саяр и Легостай, не верящие своим глазам, и думая что они их подводят, но нет пред ними предстал тот самый вождь, некогда вывивший его из погибельного места, и затем сгинувший, отправившись по каким-то одному ему ведомым делам.

Все такой же молодой на вид, каким его запомнили Априус и Куру, бывший посыльный, не сдержал радости и кинулся обнимать барса ни смотря, ни на что. На уже вернувшего себе прежний вид Яшу, особого внимания ни кто не обратил — мало ли кого избрал себе в спутники на этот раз, их повелитель, некогда уже спасший этот край и его жителей. Дрендома же приветствовали вежливо и молча. Рунин к этому моменту, уже куда-то исчез, впрочем, за него Априус пока не беспокоился. Он смотрел на окружившие его, знакомые лица, смаргивая вдруг набежавшие слезы, пытался отыскать еще кого-нибудь, но нет, остальные люди были ему точно не знакомы. Как бы там ни было, но Априус очень обрадовался, и этим, нескольким своим старым соратникам, которые предстали перед ним живыми, и весьма моложавыми, хотя за время его отсутствия здесь минули века. Конечно, среди них уже не было Миротая, не было Лунира, не было многих из тех, кого он вывел из гибнувшего Хариба, но кое-кто все-таки дожил до этих дней. И именно этих воинов, он предпочел бы видеть среди командиров армий Хрутара. Потому что накопленный жизненный и боевой опыт, стоил многого, вот и сейчас он позволил им быстро отойти от плохих вестей, отдать приказы родившимся после, и тяжело вздохнув, начать готовить замок к обороне.

Априус, повертев головой, окинул подворье быстрым взглядом — здесь уже вовсю готовились к длительной осаде, весть о гремящих рядом битвах, мигом достигла Эндрилурского замка. Люди сразу смекнули, что враг на сей раз пришел очень могучий, беспощадный, и уничтожающий всех мало-мальски перечащих ему, но никто не собирался сдаваться пришлым богам, и тем более позволять им устанавливать свою власть, на с таким трудом отвоеванной земле.

Эльдариусиец, если не видел, то чувствовал что край, за время скитаний веселой компании, совсем расцвел, превратившись в чудное место, наполненное и людьми, и различной живностью.

— Да-а Куру — протянул Эльдариусиец оглядываясь вокруг — а вроде бы были здесь и не так давно. А ты посмотри, как все изменилось, расцвело, народу то сколько. Конечно, пока мы бродили по Ки, а затем я Каганствовал в Царствах Ночи, времени утекло не мало, но тут вообще столетия прошли. Хорошо еще что это Славия, а не какой-нибудь простой мир, иначе все наши знакомые и друзья давно бы умерли.

— И не говори — пробасил кот, — хотя я уже начинаю привыкать, мы с тобой ходим во времени, как по дороге. Того и гляди через пару веков о нас никто, нигде и не вспомнит.

— Может и так — тихо ответил Априус, глядя на застывшего рядом Сагида.

— Что прикажешь, Повелитель? — обратился тот, видимо отряженный к нему замковым правлением.

— Собирайте народ — отдал Хранитель Лусиара короткое распоряжение своим бывшим боевым товарищам — буду говорить.

Тем особо себя утруждать этим не пришлось, ведь как никак а пришел освободитель целого края, и на него и сейчас начали возлагать надежду. Но он сходу разбил эти надежды в прах, едва только люди были готовы слушать.:

— Люди Лусира! На этот раз я пришел лишь, для того чтобы до последнего мига быть с вами, и если пожелаете вывести вас совсем в другие миры, лежащие очень далеко. Этого врага здесь нам не победить, а там будет время, чтобы основательно подготовиться, в сравнении с живущими там вы бессмертны, и сможете передать опыт и умение. Мирной жизни я вам не обещаю, но предлагаю за нее побороться. А сейчас нам предстоит бой, но еще раз повторю, потому что не хочу ни кому врать — не тешьте себя зряшными надеждами их слишком много, и у них все ключи к новой магии, а нам доступ к старым источникам перекрыт. Но говорю я вам это, не для того чтобы вы опустили руки, а для того чтобы действовали разумно и расчетливо, и зазря не подставляли головы под удар. Поэтому основная задача дать достойный бой и уйти живыми, чтобы после если не победить, то хотя бы надолго отбить охоту соваться к нам. Сейчас расходитесь, приказы вам отдадут ваши управляющие, ведь насколько я помню, здесь нет единого правителя. А я свое слово сказал, но выбирать, вы вольны сами. Прошу посредством городского камня передать эти слова городам Озерного края.

— Неплохо сказано — сквозь шум хлопающих крыльев донесся с высоты голос Рунина — осталось только записать, чтобы такая речь не пропала в веках.

— Все иронизируешь? — прищурился Рус, глядя на усевшегося, на плечо попугая — Смотри не переусердствуй, а то клюв обмотаю.

— Прямо таки напугал — надулся тот — я может быть серьезен как никогда.

— Ладно, ты лучше расскажи, где пропадал? Что видел? А мы пока вокруг замка местность посмотрим — с этими словами он жестом, отдал собравшемся жителям повеление расходиться, а сам направился к сторожевой башне у ворот.

Народ начал сыпанул в разные стороны, и Априус, вместе со своими спутниками двинулся к ближней стене, чтобы своими глазами оглядеть окрестности.

— Я много где «прошел» говорил тем временем Рунин — везде одно и тоже огонь, бои, стоны, крики, в общем, я бы это назвал пред агонией самого мира. Все живое чувствует, как магическая сила Славии тает.

— Что в Лусиарских городах?

— Везде одно и тоже, все в осаде, все подверглись либо атакам с воздуха, либо бомбардировке огненными камнями. Люди бьются, но в основном гибнут, не причиняя врагу никакого ущерба.

— Ясно — хмуро ответил Априус, делая последний шаг по ступеням, и молча принялся разглядывать открывшийся вид.

После некоторого периода любования цветущим садом, он повернувшись к Дрендому, который здесь был впервые, тихо проговорил:

— Да действительно мои труды и труды многих Сильномогучих личностей в этих местах, не пропали даром — получился просто великолепный край, оазис жизни так сказать, жаль, что по прихоти Великого Творца, таким ему оставаться не долго.

— Как и многим другим — невесело ответил летописец — судя из твоих выводов, сделанных из рассказов Орлангура такая участь ждет многие города и миры…

— Да сколо и сюда позалуют незваные гости — поддакнул Яша — в очередной раз показывая свою сообразительность и разумность — Заль оцень холосое место.

В небе как раз замаячили гигантские белые фигуры — как же ведь это идут посланники бога солнечного света, воинство любимых детей Творца.

— Идут! Они идут! — раздались крики со всех сторон.

— Все на стены — раздался чей-то мощный голос, видимо начальника охраны или замкового старейшины.

— Да тут не важно, на стенах ли принимать бой, или где-нибудь еще — мрачно подумал тот, кого в этом мире нарекли Русом — смерть найдет их везде, не смотря ни на что. Сейчас разумнее всего сразу покинуть мир, который приговорили Узурпаторы. Но эти люди все равно будут биться до последнего — такова их воля, так им заповедует вера, и уже только за это он будет их поддерживать. А когда полягут все, пойдет дальше, и лишь когда падет последний защитник, последний воин этого мира позволит себе покинуть гостеприимную Славию.

Он оглянулся на двор, который был просто заполнен беженцами из отдаленных селений, как и в былые времена, Лусиар вновь разделился на малочисленные форт-посты, которые укрыли всех, кто попросил о защите. Скорее всего, и Кориэндор с остальными крупными городами, уже вобрали в себя жителей из окрестных деревень и хуторов. Да и не мудрено, сейчас каждый могущий хоть как-то держать оружие был на счету, а в Лусиаре этому обучались с детства. Об организованных скоординированных действиях не могло быть и речи, ибо враг шел с такой неистовой стремительностью, что любые приказы попросту бы не успевали доходить, порталы все открывались и открывались, пропуская новые рати. Поэтому ввиду постоянно изменяющейся численности вражеских войск, выработать какую нибудь стратегию или тактику было невозможно.

— Ну все началось — первым вымолвил куатар Куру — теперь уже не остановятся, будут переть без передыха.

— Ты то откуда знаешь? — удивился Априус.

— Чувствую их настроение.

— Ну что ж, думаю, ты как всегда прав, мой давний друг, давай теперь покажем им на что мы способны, чтобы не думали что победа досталась им слишком легко. А придет время мы и самим Узурпаторам, дадим достойный отпор.

Это не были просто слова, бывший Эльдариусиец всерьез полагал, что сможет потягаться за свои Царства, с самими новоявленными Владыками Сущего.

— Согласен с тобой — подал голос и Дрендом, — кстати, ты это всерьез про подготовку Царств Ночи к войне с Младыми Богами? — спросил он, будто прочтя мысли своего друга.

— Да, а куда деваться? Они все равно подомнут под себя всех, вон серединников уже разбили, и установили в их мирах свое господство, в принципе как и везде за редким исключением. У них власть над Источниками, ничего уже не происходит без их ведома, Истинную магию они тоже контролируют, но мы так просто не сдадимся. Но это все потом, главное сейчас выжить, так что смотрите мне — зазря не рискуйте…

— Ты сам смотри, а то, как впадешь в священную ярость, или опять кто-то там к тебе подсоединиться, и все поминай как звали — эти спуска не дадут — буркнул снежный кот, но тут же задрал голову, и рыкнул уже совсем по другому — а это еще кто приперся?

Высоко в небе полыхнуло яростным огнем, во все стороны ударили лучи света, и сквозь этот свет в мир прошли десятки, темных крылатых фигурок, объятых ореолами из зеленых искр. А рядом с этими фигурками, угадывались и другие силуэты, отливающие сине-голубым.

Априус выругался, теми избирательными ругательствами, которые использовал Смол, происходивший из подгорного народа. И было от чего — сам то он никогда не сталкивался с подобными созданиями, но был наслышан от Орлангура, в тот раз, когда они возвратились после задания, и обнаружили Большой Мир в стадии изменения. Это были одни из самых приближенных слуг Молодых богов, со слов дракона, наилучше проявившими себя в Битве на Боргильдовом Поле… И еще Великий Орлангур говорил, что этих существ практически невозможно сразить, зато сами они на это ох как горазды.

Нужно было немедленно что-то предпринять, противопоставить этим могущественным созданиям, называемым Предводителями Духов. Пока его Апри, лихорадочно прикидывал, как поставить непробиваемую защиту, да еще так чтобы и некоторые удары отражала как зеркало, более рациональный куатар, думал о другом.

Его звериное естество уже чувствовало приближающуюся агонию славного мира, а разум с жестокой непосредственностью высчитывал, как и скольких они смогут отсюда увести. Что не говори его создательница Таирли, вложила в род этого необычного зверя потенциал, равный малой божественной сущности любого древнего мира.

Рус уловил мысль идущую от друга детства, и аж дернул головой от неожиданности — мол, да ты что такое предлагаешь так сразу? Но затем сам, прислушавшись к своим ощущениям, осознал, что барс прав, и уже сейчас нужно подумать об уходе. Он повернулся к тоже поднявшемуся на стену, и все еще стоящему рядом Сагиду, невесело и зло, улыбнулся, и коротко бросил:

— Труби тревогу! Это подстегнет — а затем крикнул ожидавшему внизу Саяру: — Всех владеющих силой ко мне!

Тот как будто и не было долгих лет, скорее даже столетий, молча принял свою роль посыльного, бросился исполнять, а старый воин извлек, словно из воздуха потрескавшийся рог, и мощно протрубил в него. К стенам бросились почти все обитатели замка, на ходу надевая кольчуги, или металлические передники, деревянные прототипы баллист, расчехлили в один миг, и наложив толстые, короткие дротики направили в небо.

Тем временем высокие фигуры, строгих белобородых мужчин, из глаз которых били лучи света, приблизились уже к самому замку. Они зависли в воздухе, и мерно покачиваясь из стороны в сторону, буравили своими взглядами каменное строение и снующих по двору и стенам, людей.

Спустя миг, завыл злобный ветер, осыпая защитников непонятно откуда взявшимся пеплом, упругая воздушная волна окатила жаром весь замок, ее ощутили даже те, кто был еще внутри.

На стену начали подниматься и те кто владел зачатками магических способностей, Априус немного подождал, пока возле него собрался с десяток, волхвов и ведуний, в двух словах объяснив им, что от них требуется, и не теряя времени принялся за работу. Суть его заклятия состояла в том чтобы на время отделить плывущих по воздуху гигантов, от стремительно спускавшихся Предводителей Духов, и их свиты оседлавшей черных грифонов. Пускай на время, но надо удерживать всех, новоприбывших за пределами невидимой стены, потому как, их совместную атаку замковые воины навряд-ли удержат.

Заклятие сработало быстро и удачно, но Априус уже отвлекся на другое действо. Памятуя все уроки, полученные в пещерах Лабиринта, он произнес ключевое слово, позволившее ему на некоторое время «обрести крылья» и воспарив в небо, оказаться лицом к лицу с гигантами в белом. Рядом тут же образовался тугой черный комок, огласив хриплыми криками всю округу, и, исполняя нелепый кульбит, он начертал в воздухе какую-то руну.

— На те вам поганцы, получайте! — проорал Рунин еще раз, и свалившись на крыло ушел в сторону.

Громадный красный знак образовался в воздухе и медленно поплыл к белобородым пришельцам. Один из них предчувствуя неладное стеганул по Рунину огненным бичом, но тот ловко увернувшись, наградил его шипящей голубой молнией. Этот выпад послужил, словно сигналом к всеобщей атаке.

Со стен замка ударили десятки молний, полетели огнешары, засвистели даже обычные стрелы — рядовые дружинники тоже решили испытать пришлых завоевателей на прочность. Рус всмотрелся в пламенный глаза ближайшего гиганта, и отшатнувшись тут же применил недавно составленную им «Дугу Огня» само расширяющуюся череду спаянных между собой шаровых молний, которые, как известно посвященным, имеют свой собственный разум, и требуют очень жесткого контроля. Шипя и сверкая, дуга устремилась к зависшим «Судьям Дня». В ответ те закрылись щитами, сотканными из света, и мигом замахнулись своими огненными бичами, пытаясь бить одновременно, чтобы те оплели противника с разных сторон, а там он уже ни куда не денется.

Вышло бы это или нет, так и не стало известным, потому что воспаривший вслед за своим предводителем, Дрендом окатил гигантов градом золотых стрел, выпущенных из его золотого посоха. Из-за этого тем пришлось отвлечься на него, оставив Априуса в покое, и тот смог быстро осмотреть небо.

А там, высоко-высоко зарождался шторм, это начала работать магия Белобородых, и повелитель Царств Ночи, ни на секунду не засомневался в том, что когда этот шторм, наберет силу, замку долго не устоять. Такие Силы нельзя выпускать в мирах, если только не желаешь, чтобы жизнь в этих мирах прекратила свое существование. Братья Нинхурсати имели возможность, выпускать такие штормы, посредством определенных демонов, но не смотря ни на что ею не воспользовались. А эти вон, преспокойно спустили чудовище на мир.

Злость ударила в голову Эльдариусийца, вдернувшись от стеганувших по нему бичей он извлек из подпространства свое оружие. Не контролируя изменения в мече — пусть сам подстраивается, он бросил свое тело к тому белобородому, который по его мнению подпитывал шторм, наполняя его силой. Остальные видимо просчитав намерения противника, ударили по нему первыми, рассчитывая на то, что тот не выставил защиты. Боль рванула левое плечо, ударила по вискам и затылку, но чародей был уже рядом с главенствующим гигантом, клинок в его руке, причудливо мерцал, сейчас уже способный разить и сверхсуществ.

— Шрх — быстрый размашистый росчерк, и посланник Молодых богов, словно сложился в воздухе, уменьшаясь на глазах, а Рус, уже подлетал к следующему, последовало такое же быстрое движение, но этого сразу поразить не удалось. Он испустил дикий вопль, попытался отмахнуться невесть откуда извлеченным жезлом — безуспешно, второй удар все-таки, снес ему голову.

Тем временем руна, произведенная попугаем, разрослась до неимоверных размеров, а потом вдруг резко надвинулась на троих белобородых гигантов, и пройдя сквозь них, прожгла их тела насквозь. Распавшись на куски, они рухнули вниз бесформенной кучей.

Над стенами замка раздались радостные вопли, да длились они не долго, потому что к белобородым пришла помощь, в виде все тех же всадников на белых драконах, и существ в красных балахонах, что ранее атаковали колесницу Даждена. Пришли они откуда-то сбоку, видимо прилетели от соседнего города, а раз шли низко, то на упругую невидимую стену, пока еще сдерживающую Предводителей Духов не наткнулись.

Тут уж Априусу с Дрендомом и попугаем пришлось ретироваться вниз, возводя за собой совместными усилиями видимую, но трудно проходимую преграду из сотканной из огня раскинутой над замком сети — это должно было задержать атаку на какое-то время.

На земле Рус, первым делом решил связаться с кругом Мудрых, и при помощи все того же городского кристалла с крупными городами Лусиара. Нужно было иметь хоть какое-то представление о происходящих в Славии событиях. Но до палат дойти он не успел, на ходу его разум нащупал, Сварген.

— Рус! — невесело произнес он, без всяких приветствий — У нас тут дела совсем плохи, многих уже нет в живых, в бой пошли и наши женщины, тут уж не до законов. Все дело в том, что наши источники либо слабеют, либо нам перекрывают к ним доступ. Мы над многим уже ни властны, так что пока есть силы — береги их. Если станет совсем невмоготу, придется сходиться всем нам где-нибудь в одном месте. Скорее всего, это будет Вышень.

— Я понял тебя. Как только пойму что близок к разгрому, сразу же перемещусь в столицу.

— Давай, держись, нам нужн…

Тут мыслесвязь прервалась, видно Сваргену стало не до разговоров, и Априус тоже весь отдался бою, тем более что от возведенной им преграды, за этот краткий миг остались одни воспоминания.

На крепостные стены, уже было не пробиться — там сражались те, кто не обладал искрой Силы, и потому не применял волшбу. Меткая стрела или ловко брошенная сулица могли поразить наездников, управляющих драконами, да и при большой удаче можно было попасть альбиносу в пузо. Остальных простое железо и дерево не брали, но тут срабатывал «Авось» и люди все равно пробовали сбить краснобалахонника, использующего чужеродную магию. Ведь не стоять же просто дожидаясь своей участи, уж лучше уйти в верхний мир сражаясь — так думал каждый кому выпало жить в это нелегкое время.

Среди нападавших появились крылатые твари, внешне напоминавшие людей, но так казалось только издалека. С этими то тварями, и бился обычный люд, щедро орошая своей кровью шершавый камень. А за их спинами малочисленные ведуны, метали огненные сгустки и молнии в нападавшего неприятеля. Посредине двора малая группа волхвов составила круг, и принялась петь гимны Белбогу, надеясь получить дополнительные силы. Им видимо что-то удалось, потому что пускать в налетавшего врага ледяные клинки они начали с завидной скоростью.

Вверху раздался противный режущий слух звук — это грифоны, прорвали возведенный заслон. А оставшиеся целыми трое белобородых гигантов, тем временем принялись вновь напитывать шторм Силой, щедро вливаемой в них самих из неведомых далей.

— Вперед! — приказал Рус, своим друзьям — До того как прихвостни Богов достигнут нижнего предела, у нас будет пара мгновений.

И пятерка таких непохожих друг на друга существ, вновь на краткое время оказалась в небе, вслед за своим предводителем. На лету трансформировались куатар и дракон, сталью заблистали когти на лапах попугая, и даже кончики крыльев отдавали металлом. Не замедляя скорости, они атаковали взвывающую к кому-то троицу.

— На получай — в очередной раз гаркнул черный птах в огромное ухо, и изо всех сил резанул, вдруг ставшим стальным, краем крыла по горящим яростным огнем, глазам великана.

Затем, извернувшись в воздухе, он ударил его клювом, и в этот же миг когтистая лапа страшного ящера Яши, вспорола пришельцу грудную клетку, кроша ребра и раздирая плоть. Тут же объятый пламенем попугай рухнул вниз — его достало одно из заклятий, колдуна восседавшего на драконе. Разъяренный этим Яша взревел, и в одно движение челюстями, перекусил змеевидную шею могучей рептилии, затем громадные челюсти сомкнулись на наезднике, и захлебываясь диким криком он ушел в мир мертвых. Яша издал победный рев, но тут действие чар закончилось, и он сам рухнул вниз.

Априус тем временем всадил свой «Ракар» одному из белобородых гигантов в живот, и сыпля ругательствами принялся кромсать им внутренности странного создания, помня о том, что нужно будет еще уничтожить и их невидимые оболочки, напрочь свести на нет, предстоящее восстановление, внутреннее естество каждого магического создания. Куру с Дрендомом тем временем кончили последнего, ясноглазого, затем уворачиваясь от драконов, снесли голову, или то, что было под капюшонами четверым из кинувшихся на них краснобалахонникам.

— Неплохо! — заорал Априус.

Но его друзья уже не слушали это, потому что провалилились вниз, получив удар невидимого молота, от уже достигших нижнего яруса неба Повергателей Асов.

Утративший всех членов своей надежной команды, Рус, яростно и горестно застонал, сжав челюсти, проорал ключевые слова заклятия, которое и сам не знал откуда всплыло в его памяти, и озверело, принялся гоняться за ускользавшими было тонкими телами белобородых. Этим он не мало разозлил и так не очень то миролюбивых существ, из свиты Предводителей Духов — те выставив свои острые жезлы, и метя в него своими невидимыми когтями ринулись за ним. Грифоны издали яростный вопль, наперегонки понеслись за дерзким чародеем. Самый резвый уже разинул громадный клюв, готовясь ухватить за ногу, но фиолетовое лезвие снесло ему, большую его часть. Второго Априус стеганул короткой молнией, метя в глаза, и не глядя куда она угодила, вновь погнался за ускользающим призраком белобородого гиганта.

Не смотря на все попытки остального воинства пришельцев, ему помешать, Рус своего добился. И ни один из гигантов больше никогда на сможет восстановиться, ведь «Ракар» очень не простой меч.

Уже почти вошедший в силу шторм начал затухать, дело было сделано, но порадоваться этому, Рус, не успел — его атаковали на всех возможных ярусах бытия. В голову ударила сильная боль, оглушая, и мешая контролировать защиту, она казалось, сейчас начнет сжигать его мозг, гаснувшим сознанием он почувствовал как его естество, словно бы выдирают из тела, и это не сулило ничего хорошего. В последний миг он широко махнул мечом, отчаянно пытаясь отбиться от этой чуждой силы, и «Ракар» его спас, щедро вливая когда-то принятую от хозяина мощь, обратно. Невидимые щупальца, сразу же убрались, но зато удвоились атаки снующих туда-сюда грифонов, и их седоков. Это Повелители Духов, начали координировать их атаки, чтобы отвлечь противника, а там стоит хоть одному из них дотянуться до Априус своим жезлом, и ему настанет вечный конец. Не найдя другого выхода повелитель Царств Ночи, бешено вращая мечом над головой, камнем ринулся вниз. От «Ракара» пошел ядовито зеленый свет, виброполе всегда окружающее клинок, исчезло, но от этого света нападавших тварей разметало, отбрасывая на несколько саженей назад.

Обессиленный Априус, с большой высоты, рухнул на замковый двор, где, его чуть не настигли «Когти Ясура» одно из любимых заклятий Повергателей Асов. С усилием, воздев себя на ноги, он заставил измученный мозг работать, для начала натравив на одного из Предводителей Духов «Чарующую Колыбель» и немного проследив, как сиреневые мотыльки начинают водить свой хоровод, оплетая фигуру в синем, принялся срочно возводить «мост».

Решение было принято без раздумий — Славии долго не протянуть, это понятно по массовости, силе, и активности штурмующих. Поэтому чем скорее жители это поймут, тем быстрее понадобиться «мост». Он старался прокинуть его далеко за пределы Славии, чтобы уцелевшие защитники замка, могли уйти по нему, а там затеряться среди просторов Упорядоченного, потому что дальнейшая оборона это лишь отсрочка конца. Мир был явно обречен, за него, похоже, взялись всерьез, а его лучшие воины-маги, находились где-то далеко в найме, и мало кто успевал прийти на помощь своей родимой матушке-земле…

Хотя здесь и не было лучших отборных ратей Молодых Богов, пятерка Духов не в счет, те нужны им были в другом месте, но и присланных сюда было очень сложно одолеть, потому как Великие Источники Сил, были теперь в руках Новых Хозяев.

— Саги-ид!!! — заорал Рус — Я открыл дорогу, собери тех, кто пожелает, и уводи. В том месте, где вы окажетесь, придется прожить пару дней, прежде чем вас отыщут мои люди. Это будет невероятно трудно, поэтому, чем больше чаровников или чаровниц будет с тобой, тем лучше. По-любому уходить надо, другого выхода нет, здесь не останется ни чего.

Старый ветеран хотел, было что-то возразить, но тут прямо перед ним огнем взорвалась земля, его спасло только мастерство ловкого воина, и он, пролетев по воздуху пару метров, упал возле ног своего предводителя.

Не смотря на сильный ушиб, бывший дворцовый стражник, все-таки поднялся самостоятельно, и сильно хромая направился собирать народ.

Видимо именно в этот момент Хозяева присланных армий, получили последние донесения, и в ход пошла уже совсем другая магия. Яростный огонь чудом сминая слуг самих Богов, падал с небес пламенными кометами, в один миг на месте многих славских городов осталась лишь выжженная земля да сплавленный камень. А магия защитников наоборот слабела, не давая применять самые сильные и надежные боевые заклятия.

Такие же огненные камни, неслись и на замок Эндрилура, а вместе с ними, падали белые драконы, ловко пролетающие между пышущей жаром, смертью, они непрестанно извергали свое драконье пламя на и так уже изрядно поредевших защитников. Но те в долгу не оставались. Видно было как то и дело всаживают длинные, толстые копья, полет которых задают чарами, в незащищенные брюха летающих змеев. Да и из баллист не редко попадали в пузо, не вовремя пошедшей на маневр рептилии.

Разыскав своих друзей, Априус наскоро осмотрел осмоленного попугая, стянул лечащими заклятиями рану в боку куатара, и плече Дрендома, те же операции проделал и со своими ранениями, затем, посмотрев в глаза каждому своему другу, вымолвил:

— Нам придется уходить, здесь уже не устоять, жаль не успели подготовиться, иначе так бы легко им победа не далась. Но делать нечего, иначе нас просто вобьют в землю. И еще одна грустная необходимость — нужно будет разделиться, вы должны проверить города-крепости, и если кто выжил вывести их в указанное место, думаю сил после мощи прошедшей через вас на Ки, спокойно хватит для такого самостоятельного задания.

— Но… — начал было летописец.

— Ни каких возражений, так нужно, иначе я буду не я. Вот возьми — и он протянул Дрендому снятую с шеи цепочку с кулоном. Не мне вас учить ходить меж мирами, и ориентироваться в междумирии. Хотя опыта достаточно только у Куру. Поэтому ты Куру, вызовешь Дрендома, я ему оставляю свой кулон, так что докричишься, пойдете попарно, потому что только двое из вас знают эту местность, я имею в виду тебя Куру, и тебя Рунин.

— А как же ты? — не удержался куатар от вопроса.

— Меня не ждите, уходите в Хрутар, или в любой из миров Царств Ночи, с моими наместниками вы знакомы, так что думаю, проблем не будет. Следы естественно путайте, не хватало еще привести туда соглядатаев Узурпаторов, в ближайшее время нам война не нужна, но когда нибудь случиться биться и за Царства Ночи, в этом я уверен. Все меня зовут, больше тянуть нельзя. Да и вы пошевеливайтесь, скоро от этого замка камня на камне не оставят. Помните главная задача вывести как можно больше уцелевших в огне людей!

С этими словами Априус кивнул каждому своему питомцу, на прощание, глянул на мерцающее начало «моста», и исчез, словно растаяв в воздухе. Зверокоманда во главе с Дрендомом, некоторое время постояла, тупо таращась на то место, где еще миг назад был их предводитель, а потом Рунин заорал сварливым хриплым голосом.

— Чего застыли, как йотуны тостозадые, сожри меня Фенрир, все и так понятно, осталось только выяснить — где искать эти города-крепости?

— Ты же знаешь, успел ведь в прошлый раз облететь немало, почитай седмицу отсутствовал — отозвался барс.

— Но я то тут не был, куда идти не знаю — подал голос Дрендом.

— Я расскажу — ответил Куру.

— Нет, я пожалуй останусь здесь, в замке, должен же кто-то прикрыть начало моста — непрекословно заявил старик, да и здесь на месте я смогу дать побольше времени тем, кого соберет этот Сагид.

— Как знаешь — ответил куатар, который понимал что чем дольше длиться спор, тем меньше людей они спасут — Ну пошли, на все про все у нас не больше часа, а летать ни я, ни Яша не умеем.

— Как только найдете кого, дайте знак — и я прокину вам тропку сюда — на последок проговорил Дрендом.

— И кто, с кем пойдет? — поинтересовался Рунин, дороги знаем только я и Куру, одного Яшу не отправишь. А в когтях я его не понесу…

— Будто я понесу — проворчал куатар.

— Концяй базал — вставил драконыш и свое слово — долого ведь каздое мгновение, потому цто это ведь цья-то зизнь.

— Сам знаю, ящерица ты переросток — сварливо ответил Рунин, и уже поднявшись в воздух, добавил — Ты только смотри не вздумай говорить с людьми, когда будешь в виде громадного «тирекса», а то они в отчаянии воткнуть тебе плохое железо в пузо, и разбегутся.

— Ладно, ты тоже оставайся — сердито рыкнул куатар, а не нравиться что — сам решай, что и как. Можешь найти себе проводника из местных, но наврядли кто-то согласится идти по земле среди этого кошмара.

— Холосо — быстро ответил ящер, и схватив зазевашегося было, Легостая, не смотря на все его крики, и протесты, принялся напевать Заклинание которому его научил их предводитель, и друг.

И через мгновения все три спутника Априуса, исчезли с замкового двора, каждый своим путем и способом. Оставшийся в одиночестве летописец, тяжело вздохнув, и вращая посохом, направился к началу моста, решив удерживать этот рубеж, очищая его от наседавших краснобалахонников, и белых драконов пытавшихся высадить десант из серых людей. Но главная его схватка была впереди, к нему уже спускались двое Предводителей Духов, бои с которыми проиграли все Асы, за исключением только одного Игга, сейчас, на время отлученные от своих прямых обязанностей, они горящими взорами держали фигуру старика, и их взгляды не сулили бывшему Неделимому ничего хорошего, впрочем как и самой жизни.

Оглавление