ГЛАВА 5

— Чтобы не обманывать, не стану утверждать, будто те проходы, которые мы сейчас устраиваем откуда захотим, докуда пожелаем, вообще не упоминаются в научной литературе. Я её, считай и не читал совсем, научную-то. Как и научно-популярную, — Васька сидит на пеньке, отмахивается от комарья и с важным видом вещает. Сразу видно, подготовился к «докладу», подобрал формулировки и чешет по одному ему известному плану.

Девочки устроились на специальном одеяле, притащенном из дома. Сидят, внимают с серьёзными выражениями на лицах, хотя волны веселья доносятся до мальчика вполне отчётливо через их странную связь, о которой он пока помалкивает. Явно «слышно», как они над ним сейчас внутренне прикалываются. «Да и фиг с ними, лишь бы не плакали и не грезили. Главное — сфокусировать их внимание на важном», — для себя решил Васька, не обращая на смех никакого внимания.

— В фантастической литературе же подобные феномены описаны на самые разные лады, — продолжал он. — И названы на любые вкусы. Например, «нуль-Т», то есть нуль-транспортировка. Еще часто встречается понятие «гиперпространственный переход». «Гипер» означает «сверх» или «над» — это как бы намёк на использование «лишнего» для нашего пространства измерения. Могут обозвать и внепространственным переходом, или скачком. Встречал и наименование на инопланетный манер — «ахун». Каналы, «кротовые норы», порталы — каждый сочинитель что хотел, то и писал, — Васька хотел добавить еще пару интересных вариантов, но уловив отчаянье в глазах смутно понимающих смысл всех названий девчонок, сжалился. — Предлагаю, для начала, выбрать себе один общий для нас термин, чтобы не путать друг друга.

— Портал, конечно. Коротко, и в меру понятно, — пожала плечами уже серьезная Зульфия.

«Все-таки все девчонки — ужасные фантазерки! — хмыкнул про себя Васька. — Все магия, да магия в голове. Хоть бы кто-нибудь научное название предложил!»

— А мне нравится «ахун», — вдруг сообщила Маха. Хотя, почему это «вдруг». Это же Маха! Она просто обязана хоть что-нибудь выразить вслух.

— Я забуду, — притворно признаётся Лера. — Слово уж больно заумное.

— Ну и ладно, — Мария и не собиралась особо спорить. Ей главное — обязательно хоть что-нибудь вякнуть. — Портал тоже поэтично. Хотя в Гарри Поттере они совсем по-другому работают, но это даже хорошо для запоминания.

— Так вот, скажите мне на милость уважаемые волшебницы, как вы себе этот самый портал себе представляете, когда отдаёте команду на его открытие? — хмыкнул Васька.

— Трубой, ясное дело, — пожала плечам Зулька.

— Трубой. Трубой, — подтвердили и Маша с Лерой.

— Я тоже, — кивнул Васька, чувствуя как в душе поднимается настоящий азарт новых открытий. — И вот эту самую трубу мы с вами сейчас начнем изучать. Маша, открывай канал отсюда и до вон той берёзы. Пошире, с полметра диаметром.

— Портал же! Мы ведь договорились, — не смогла смолчать язвительная Машка.

— Ладно-ладно, — рассмеялся парень, поднимая вверх руки, словно сдаваясь. — Портал. Оговорился.

* * *

Тот факт, что «труба» снаружи невидима и неосязаема, никого не удивил. Её просто невозможно обнаружить, что полностью соответствует гипотезе о том, что она расположена вне нашего пространства. Через неё, вернее, предполагаемое место её расположения, свободно проходили палки, пролетали камни и даже рукой ничего невозможно было нащупать. Оба же отверстия представляли из себя круглые окошки, в которые, с какого конца что затолкнёшь, оно тут же выставится из другого окошка, расположенного в метре. Впрочем, чтобы не бегать, Маха «согнула» «трубу», и теперь конец палки, засунутой в правый иллюминатор, высовывался из левого прямо в лоб экспериментатора. Причём видно и свою руку, которая держит этот почти прямой сук, и то, что расположено вокруг и позади. Натуральная форточка, только круглая в данном случае. Поэтому, в получившуюся конструкцию можно смотреться, будто в зеркало, что немедленно вызвало серию экспериментов чисто практического плана — девочек такая возможность волновала на полном серьёзе, и более они даже не думали капризничать или отвлекаться от «лабораторной работы».

Так вот. Снаружи «труба» могла иметь любую длину, но внутри этой самой длины не было вовсе. То есть изнутри входное и выходное окна оказывались совмещены идеально — никакой границы у отверстия входа или выхода просто не существовало. Да и разницу между этими отверстиями разглядеть невозможно — линии сопряжения не видно. Сразу возникло подозрение, что тут может быть просто бритвенной остроты кромка, и девчата побелели, как мел, едва данная гипотеза была обнародована.

Они ведь не раз запускали руки через подобные образования! Ой, мамочки! А если бы задели за край?! Как минимум глубокий порез был бы гарантирован.

Палки, камни, пойманная в траве лягушка — всё, что нашлось под рукой, было немедленно пущено в дело. Странно, ни одной царапины, ни единого пореза. Никаких повреждений ни одному из предметов, использовавшихся в качестве щупов, нанести не удалось. В довершение начатого Васька потрогал потенциально опасное место рукой. Странное ощущение. Вернее, его полное отсутствие. Рука не может пройти, но при этом — ничего не чувствует.

Девчата тоже попробовали, и успокоились.

— Одним словом, опасности пораниться нет, — с облегчением сказала Зульфия и поцеловала Ваську прямо в губы. Не нежно и страстно, по-взрослому. А благодарно, по дружески.

Васька смущенно покраснел и, не смотря на остальных девчонок и довольную Зульку, вновь вернулся к экспериментам.

То, что форму входа и выхода портала можно произвольно менять по собственному желанию, установили (вернее, подтвердили) в два счёта. А потом разобрались со свойствами этого устройства, если формы или размеры окон не совпадают.

Свет через такие каналы проходил беспрепятственно, концентрируясь или рассеиваясь, в зависимости от того попадал он в широкую часть, или в узкую. Воздух тоже проходил запросто — если дунуть с одной стороны, то листочек, закрепленный с другой, шевелился.

С водой оказалось даже забавно — струя её сужалась или расширялась в зависимости от того в широкий или в узкий конец её заливали. В случае расширения, начиная с некоторого предела, струя дробилась на капли.

Маха мгновенно придумала душ. Через один портал она «подвела» воду из вчерашнего озера, а из второго устроила рассекатель. Мочить купальники девчата не пожелали и прогнали Ваську за бугор, чтобы не подсматривал, пока они плещутся. Можно подумать, что это теперь для него препятствие!

Впрочем, подсматривать он не стал — сам с удовольствием принял водную процедуру — денёк-то жаркий.

Да, он честно не подсматривал. А вот отчего девчата выглядят столь смущёнными? И чья, интересно, это была идея, посмотреть через портал на купающегося мальчика? И почему он не приметил ближнего к нему отверстия, через который они любовались его мослами и жилами? Ах, они его вывели через ствол дерева и сделали небольшим, чтобы смотреть словно в дырочку от вывалившегося сучка, приблизив глаз вплотную. И, что интересно, волна смущения идет от Махи и Зульки. А вот от Леры слышна иная эмоция — не знает Вася, как её определённо назвать.

Ладно, разбираться с такой ерундой, как девчачьи глупости, можно и позднее. Им бы лучше поспешить со своими исследованиями. На чём, бишь, дела застопопрились? На порталах со входами разных размеров. На том, что свет, газы и жидкости через них проходят, а твёрдые тела?

Как обычно, для начала ткнули палкой. Не лезет. Ни в широкую сторону, ни в узкую. И что теперь делать? А вот так и запишем — не лезет.

Бэмц! Маха запулила в исследуемый портал комок земли, и он частично проскочил, пылью или брызгами — не поймёшь, (но листик подвешенный у широкого выхода отчетливо вздрогнул), а частично отскочил, рассыпавшись. И вот тут во всех проснулся исследовательский азарт.

Эксперименты пошли один за другим. Но пальцы в объект совать никто даже не думал. Лягушка, с силой заброшенная в широкую сторону, отскочила мёртвой, а другая, запущенная в узкую сторону, прошла, но её так раздуло, что она лопнула. Визгу было….

Портал с круглым входом и квадратным выходом даже изображение искажал, зато, если обе стороны сделать одинакового сечения, то через них даже человеку можно проходить без малейшего риска. Хоть лошадке, хоть всаднику верхом.

А еще Маха дотянулась дальним концом портала до далёкой, невидимой отсюда дороги, подкараулила грузовик с будкой, куда и открыла проход, закрепив «дверь» на внутренней стороне кузова. Сначала туда вбросили лягушку, убедились, что чувствует она себя прекрасно, а потом и сами заглянули, чтобы вернуть подопытную обратно.

Установили портал к озеру, рядом с которым вчера устроили скамейки. Искупались вместе с лошадьми и убедились, что этот проход, оставленный без присмотра, прекрасно держится и никуда не девается. Уже перед возвращением Васька рассказал, что читал в одной замечательной книжке про квартиры, в которых вместо дверей как раз установлены вот такие вот порталы, отчего комнаты находятся на разных планетах.

* * *

День выдался насыщенный событиями и наполненный открытиями, так что до гостевого домика при конюшне добрались без задних ног. Тут сегодня банный день. Из мужчин, что отправились париться первыми, кроме Васьки были только конюх и зашедший проверить заготовленные берёзовые веники лесничий. А уж потом и женщины в свой черёд отправились поплескаться. Перед сном каждая из девочек заглянула к парню через портал, выныривая из воздуха прямо перед его лицом. Пожелали другу спокойной ночи. Сговорились, что ли?

Васька, однако, не оплошал. Вместо того, чтобы пытаться чмокнуть выжидающе замершие перед ним милые лица, он строго настрого предупредил каждую о том, что завтра они непременно должны разобраться с фокусом, что Машка на днях проделала с пирожными, после чего пришлось объяснять разницу между телепортацией, которую они сегодня изучали, и телекинезом, который продемонстрировала их подруга. То есть про то, что двигать предметы внутри трёхмерного пространства — это совсем не то, что открывать проходы, через которые, кстати, все надо переправлять за счёт вполне обычных усилий.

В общем, постарался, чтобы не началось тут нежностей телячьих.

* * *

— Вась, а, Вась, — прикосновение к плечу настойчивое, но без грубости.

«Кажется, начались нежности, — подумалось в первый момент. — Не иначе — попытка соблазнения, пока подруги спят»

Приоткрыл глаз и в рассеянном свете луны, льющейся через сетку окна, разглядел три силуэта одетых ко сну девушек.

— Что стряслось, сливочные вы мои, такого, что не может потерпеть до утра? — просыпаться совершенно не хочется.

— Мы поняли, что нам нужно изучать завтра.

Точно, дальше поспать не дадут. Если девушки «поняли» что-то втроем — это судьба, как говорит папа, когда бабушка, мама и тётка сообщают ему нечто подобное. То есть, для папы они — мама, жена и сестра.

Вздохнул, сел, зевнул и, стараясь не выглядеть недовольным, спросил:

— И что же?

— Энергию стихий.

— ???

— Мы сегодня много колдовали, а к вечеру еле переставляли ноги, — продолжает вещать Маха, выражая единодушное мнение подруг, которые лишь головами кивают в знак согласия. — А в книжках часто упоминается, что магия требует расхода огромных сил, отчего чародеи ужасно утомляются. Даже помереть могут, если перетрудятся.

Потому самые искусные из них, вместо того, чтобы иссушать своё тело непосильной работой, обращаются к силам природы — ураганам, грозам, землетрясениям. И черпают их силы.

Вот и нам надо научиться так поступать, пока коньки не отбросили.

Вася неожиданно для самого себя провёл рукой по короткой Махиной стрижке:

— Ох и каша у вас в головах. Не иначе — фэнтези на ночь читаете, — он не знает, что ответить на столь заковыристый вопрос и пытается думать, судорожно копаясь в памяти, но возникшее в его душе умиление уже воспринято, истолковано и девчата…

Маха уселась слева, забравшись под руку, справа так же пристроилась Зулька, а Лера свернулась калачиком на коленках так, что оказалась в кольце его рук.

«Кажется, сейчас наши разумы сольются в один», — Васька даже перепугался — читал он где-то и такие придумки.

Однако — нет. Зато эмоции теперь переплелись, но не смешались. Твердокаменная уверенность Лерки, встрёпанное Махино нетерпение, и спокойное, как шкаф, ожидание Зульки.

— Лер, ты ведь до чего-то докопалась, — это не вопрос, а уверенность.

— Докопалась. Нет в нас никаких чипов. Застеклённый портал, это идеальный интроскоп, — она на секунду остановилась, восприняв недоумение по поводу незнакомого слова. — Ну, рентген, УЗИ, томограф. Чем можно узнать, что находится внутри. Так вот, в тебе, Васенька, нет ничего лишнего, такого, что не полагается по природе. Я твоё тело просмотрела сплошняком — нет там никаких штучек, хоть бы и со спичечную головку размером.

— Почему ты в этом так уверена? Заглядывала в анатомический атлас?

— Я его на память помню — училась по нему читать. И по другим книжкам с картинками. Родители-то — врачи, а сказка про репку мне быстро надоела. У тебя дома, наверное, книжки, в основном, про технику.

— Ага. То есть, вы посоветовались и решили, что способности наши — это волшебство? — не стал обсуждать свои книжки Васька.

Согласие он почувствовал раньше, чем прозвучали ответы. Что же, для решения технических задач теория теплорода ничем не хуже молекулярно-кинетической, а в плане наглядности даже удобней. Пусть девчата думают так, как им проще.

— Думаю, что мы и так черпаем откуда-то мощь, но не из земных стихий, а из космоса, — задумчиво предложил парень. — Учёные поговаривают о некой «тёмной энергии», которая, судя по всему, есть, но наверняка обнаружить её не получается. Полагаю, оттуда и берёт силы наша магия, потому что некоторые известные физические законы она нарушает. Кажется.

Понимаете, кое-какие наши сегодняшние и особенно вчерашние дела потребовали усилий, на которые физически мы просто неспособны, — попытался объяснить все проще Васька, уловив недоумение девочек. — А утомление — это от впечатлений и возбуждения. Нужно выспаться. А ну, марш в кровати!

Завтра очень трудный день.

Оглавление