Глава 4. Выбор имени. Постановление парламента.. Контракт разорван

В тот же день я набрался храбрости и начал подыскивать в Вест-Энде комнаты, в которых мог бы жить и заниматься своим ремеслом. Это оказалось тяжелейшим делом.; В те давние дни хиромантия являлась «малоизвестным и неслыханным делом» для Лондона. В умах домовладельцев моя наука прочно ассоциировалась с цыганами и чем-то злым и порочным. Как только я говорил о цели, ради которой хотел бы снять помещения, мне тут же давали суровый отказ, а в некоторых случаях читали лекцию о дьявольских соблазнах.

Наконец, я повстречал шотландку, владевшую домом (вот еще одна раса, чью деловую хватку я ценю с тех пор наравне с финансовым чутьем евреев). Она была примерной католичкой, с тощим кошельком и чахоточным мужем, поэтому, услышав о моем согласии платить двойную ренту, эта женщина уладила свои разногласия с совестью. Хотя совесть шотландок успокоить невозможно. Вскоре я обнаружил, что она по утрам и вечерам окропляла святой водой мою дверь, а через месяц при переезде в другие помещения сия дама обвинила меня в порче ее бесценных фамильных ковров.

Должен признать, что тут она была права, но в тот момент меня беспокоило другое. Я по-прежнему не имел достойного имени, под которым мог бы работать. Мой отец был жив, и я не желал использовать свою настоящую фамилию. Еврейский друг изо дня в день предлагал мне библейские имена и особенно настаивал на Соломоне. К счастью, он недавно развелся, и имя этого монарха напоминало ему о кладезе тайн, называемом «женщины». В конце концов, он решил, что столь значимое имя было слишком рискованным для такого молодого человека, как я.

Дни проходили, ситуация не менялась, и еврей постепенно начинал вскипать. Мои затянувшиеся поиски он называл «капризной причудой». При каждой встрече он цитировал мнение Шекспира об именах или писал мне длинные письма о том, что «промедление — вор времени», «величие возможности не безгранично» и так далее. Однако, когда я выбрал себе имя, мой друг до самого последнего момента не желал принимать его.

Однажды вечером, раздраженный более обычного его наставлениями, я вновь перебирал в уме бесчисленные тысячи имен. Внезапно перед моими глазами возникло имя Хейро на английском и греческом языках. На следующее утро я объявил еврею о своем озарении. Он несколько раз повторил это имя, а затем информировал меня, что я полный дурак. По его мнению, оно не имело никакого смысла и было абсолютно бесполезным. Я тщетно пытался объяснить ему, что слово «хейр» на греческом языке означает руку и что начитанные люди воспримут Хейро как хироманта и толкователя линий на руках. Он по-прежнему называл меня глупцом. Боясь, что еврей вновь заведет разговор о любимом Соломоне, я побежал к ближайшим печатникам и заказал им афиши с именем Хейро.

Через неделю ко мне зачастили клиенты, и в конце первого месяца мой друг получил назад те деньги, которые он ‘»судил на аренду помещений. Кроме того, я отдал ему пятьдесят процентов выручки согласно договору. Он был очень Доволен и раз за разом восторгался «своим оккультным вложением». Но его радость продлилась не долго. Однажды вечером он влетел ко мне в весьма возбужденном настроении и разложил передо мной газету.

— Взгляните, — крикнул он, указав мне на статью и абзац. — Я разорен!

В статье писалось о моде на хиромантию, которую я вводил в Лондоне. Желая показать свою осведомленность в этой области, репортер процитировал постановление парламента, определявшее подобное занятие как незаконное. Это постановление было принято по указанию Генриха VIII. Вероятно, «веселый монарх» не желал, чтобы его многочисленные жены находили помощь у астрологов и хиромантов или загодя узнавали о своей несчастной судьбе.

Постановление парламента гласило: «Любая персона или группа людей, уличенные в практике астрологии, хиромантии, колдовстве и других подобных дьявольских занятий, должны быть признаны мошенниками и мерзавцами, осуждены на конфискацию их движимого и недвижимого имущества, а также наказаны годом стояния у позорного столба с последующей высылкой из страны или пожизненным заключением в тюрьме».

Надеюсь, что после принятия такого постановления у «веселого монарха» отлегло на душе. Он сделал все возможное, чтобы Анна Болейн и Катерина Говард не смогли узнать свое будущее с помощью «подобных дьявольских занятий». История также утверждает, что король запретил астрологию из-за бунта герцога Бакингемского. Однако, будь причиной проблем короля его и чернокнижник на жены или его недруги и бунтари, это постановление вошло бы в силу. Но при Елизавете оно было временно отменено — возможно, из-за ее симпатий к известному астрологу Джону Ди (Джон Ди (Dee) (1527-1608) — английский алхимик, астролог, математик и секретный агент королевы Елизаветы I. В молодости был придворным астрологом Марии I Кровавой и некоторое время провел в тюрьме по обвинению в колдовстве. В 1555 был выпущен на свободу. Своими удачными предсказаниями обратил на себя внимание Елизаветы и после ее воцарения стал придворным астрологом (имен но по его совету был выбран подходящий день для коронации) и доверенным лицом королевы, выполнявшим ее тайные поручения — как интимного, так и государственного характера. Ди прославился в Англии и Европе удачными предсказаниями погоды. 1583—89 гг. он провел в странствиях по королевским дворам Европы. Императора Рудольфа II он поразил своими оккультными способностями (так. по свидетельству современников, Ди подарил императору магический камень, способный вызывать духов), но добиться поражения католической партии при дворе он не сумел. Главной целью путешествия Ди была добыча сведений о секретной переписке между папским двором и королем Филиппом II. собиравшем в это время «Непобедимую армаду» для разгрома протестантской Англии. Известно, что Ди предсказал и бурю, рассеявшую испанские корабли. Ди первый перевел сочинения Евклида на английский язык: при его покровительстве были основаны учебные заведения.) и ее многочисленных визитов к нему в Морт-лейк. В любом случае, история свидетельствует о том, что этот великий астролог, мистик и хиромант являлся советником королевы свыше двадцати лет, и, возможно, нынешнее величие Англии объясняется именно тем, что королева пользовалась оккультным знанием такого признанного мастера, как Джон Ди.

При Георге III, чье имя связано с потерей Америки, старое постановление вновь ожило и суды обвинили за колдовство нескольких человек. Как бы там ни было, это постановление парламента никогда не отменялось полностью, и сей «умный» закон сохранился до наших дней. Вот почему мой еврейский друг едва не падал в обморок от страха.

— Милый юноша, я разорен, — дрожащим голосом сказал он мне. — Я — правительственный чиновник и через несколько лет должен выйти на пенсию. Если кто-нибудь узнает о моем содействии человеку, который нарушил постановление парламента, я потеряю все. Вы должны вернуть мои деньги, после чего мы порвем контракт и сожжем его. А если у вас возникнут проблемы, никогда не упоминайте моего имени и никому не говорите о том, что мы были знакомы.

Через пять минут мы сожгли контракт, пожали на прощание друг другу руки, и я снова стал свободным человеком.

1

Оглавление

Обращение к пользователям