Глава 13. Интересные личности (продолжение):. Граф де Пари, Леди де Бэз (миссис Лэнггри)

Одно время меня часто навещал пожилой и вежливый француз, который с энтузиазмом интересовался моей системой чисел и диаграммами, с помощью которых я вычислял даты важных событий в жизни великих людей. Особенно он был увлечен диаграммами королей Франции и моими комментариями битв Наполеона I и Веллингтона. Он неизменно расспрашивал о них каждый раз, когда приходил ко мне.

Сильными периодами Наполеона являлись два промежутка: от 1 июля до 30 октября и от 1 января до 30 апреля. Сильные периоды Веллингтона приходились на промежутки от 15 апреля до 15 июля и от 15 октября до 15 января. Первый раз два великих генерала встретились лицом к лицу под Ватерлоо, и, поскольку эта битва произошла 18 июня 1815 года (то есть в сильный период Веллингтона и слабый период Наполеона), победа осталась за англичанами.

Мой пожилой знакомый часто рассуждал о судьбе Европы, если бы Наполеон, имея под рукой такую диаграмму, отложил бы битву до наступления его «благоприятного периода».

Этот человек знал историю Франции, как свои пять пальцев. Он помнил все даты различных династий, революций и тому подобное. Однако я не имел ни малейшего представления, кем он был. Однажды, перед самым отъездом из Лондона в Америку, я попросил его подарить мне на память отпечаток его руки, и он отказал мне.

— По некоторым причинам я не хочу давать вам отпечаток. Но с удовольствием подарю вам свою фотографию, которая, весьма кстати, оказалась при мне.

Вытащив из бумажника фотографию, он подписался на обратной стороне и пожал мне на прощание руку. После его ухода я прочитал дарственную надпись и узнал, что моим клиентом был Филипп граф Парижский[5]

1

Филипп граф Парижский — реальный претендент на французский престол

Миссис Лэнгтри

Я даже думать не смел, что миссис Лэнгтри[6], позже ставшая леди де Бэз, когда-то посещала мой салон хиромантии.

1

Но через несколько лет она пригласила меня на чай в свои номера в гостинице «Чарльтон». Я попросил позволения осмотреть ее ладони, и, к моему удивлению, она со смехом сказала: 

— Вы уже делали это несколько лет назад. Я приходила к вам, скрыв лицо под вуалью, чтобы вы не увидели даже кончика моего носа и не узнали, с кем ведете беседу. Это убедило меня в точности ваших прогнозов. Вы рассказали обо мне все то, что я знала о себе — настоящую правду, а не домыслы досужей публики.

Я прекрасно помню тот вечер в очаровательной гостиной, наполненной красивыми розами. Она выглядела цветущей и счастливой. Пока мы говорили, ей принесли посылку с красивой серебряной чернильницей и дружеским письмом, в котором король Эдуард поздравлял ее с днем рождения. Представьте себе, она забыла об этой дате, но король, с его обычной заботливостью, напомнил ей о дне рождения. И я уверен, что ни один подарок, отправленный им кому-либо, не приносил такого удовольствия, как в данном случае.

Перед моим уходом она подарила мне фотографию, которую я привожу в этой книге. Однако те, кто имел удовольствие встречаться с миссис Лэнгтри, согласятся со мной, что ни один снимок не в силах передать ее очарование, волшебное обаяние и ту сердечную доброту, которые приводили в восторг всех, кто знал эту женщину. Недавно я получил от нее письмо и как пример указанной душевной доброты привожу его в дословном виде:

«18, Двор регента, Гановер-Гейт, 15 апреля 1911 года

Уважаемый Хейро. Я с радостью узнала, что вы намереваетесь вернуться в Лондон. Честно признаюсь, что за прошлые десять лет все Ваши предсказания исполнились. Помните, Вы сказали, что мне не следует сопровождать мужа в Америку, хотя я уже тогда планировала мой тур по Штатам? Не найдя повода для осуществления Ваших опасений, я поступила по-своему. Но разразилась Бурская война, и случилось то, что Вы описывали мне, — скандал во время тура, о котором я теперь весьма сожалею.

Однако поймите и меня: наш спектакль и моя роль имели в Лондоне большой успех. Кто мог подумать, что перемены в политике превратят пьесу Синди Гранда в «аморальную тему»! Все газеты прошлись по нам тяжелой поступью, и я получила настоящий стресс от разразившейся травли. Иногда нам приходилось спасаться бегством и переезжать из города в город.

Однако самым интересным был следующий инцидент. Вы сказали мне, что будущим июлем я перенесу нервный срыв, связанный с лошадью. И это действительно случилось! Моя любимая кобыла Малума, управляемая Тодом Слоуном, на скачках за ливерпульский кубок упала и сломала плечо. Ее пришлось убить.

Пусть некоторые сочтут это сентиментальностью, но ее гибель так сильно повлияла на меня, что некоторое время я вообще не посещала скачек. Ах, Хейро! А сколько было других совпадений с тем, что Вы мне говорили, когда мы виделись в последний раз. Вы оказались правы даже в самых малейших подробностях.

Я решила написать Вам об этом и еще раз восхититься Вашей точностью прогнозов. Мне кажется, что поощрения нужны каждому — особенно тем, кто выполняет свое дело с гениальным мастерством. Если бы люди понимали в этом толк, то наш мир выглядел бы гораздо лучше.

Заверяю Вас в дружбе, искренне ваша

(подпись) Лили де Бэйз»

 

[5]Филипп граф Парижский (1838-1894) — претендент на французский трон после смерти короля Луи-Филиппа.

[6]Лилия Лэнгтри, леди де Бэз (1853-1929 гг.) (она же Эмилия Шарлотта), леди дэ Бэйз, Ли Бретон — знаменитая английская краса-вица и выдающаяся актриса. Одна из наиболее красивых женщин своего времени, она имела много поклонников, включая принца Уэльского, впоследствии Короля Эдуарда VII.

Оглавление

Обращение к пользователям