Глава 20. История о «Живом Христе»

Вероятно, некоторых читателей разочарует тот факт, что я мало рассказываю о лидерах американского общества и тех, кто находится под пристальным вниманием нью-йоркской общественности. Я не делаю это по следующей причине: не хочу, чтобы моя книга стала документом лишь мирских интересов. Американские газеты и без того полны отчетами о поступках этих «нью-йоркских четырехсот» — так там называют местную элиту. Мне кажется, что это слишком утомительно — все время читать об одной и той же группе людей, пусть даже имеющих больше денег, чем у остальных. Кроме того, их главной целью в жизни является организация званых обедов, на которых они переваривают друзей и последние сплетни о них. Эти «сливки общества» приходили ко мне сотнями, но их интересовали только два вопроса: «Когда я получу больше денег?» и «Когда я снова освобожусь от брака?»

Конечно же, я не собираюсь утверждать, что в Нью-Йорке высший свет чем-либо хуже лондонской или парижской элиты. Просто здесь такие люди менее лицемерны. Но это та же порода, что и в других частях мира. Зачем мне тратить время на их обсуждение, если богачи Нью-Йорка ничем не отличаются от своих коллег в других городов земного шара?

Судьба не делает таких людей своими инструментами. Они настолько отягощены деньгами, что она проходит мимо них и выбирает другой материал для воплощения своих намерений — для обустройства того, что грядет. По этой причине «общественные персоны» редко будут появляться на страницах этой книги. Я подыскал для читателей других «работников реальности», и, надеюсь, вы оцените мой выбор. Сейчас я расскажу историю человека, которая, по моему мнению, оправдает сказанное выше. Такая странная драма могла произойти только в Штатах — в этой чудесной стране вещей.

Однажды вечером ко мне в салон пришел высокий красивый мужчина. Он честно признался, что не сможет оплатить мой гонорар, но заверил меня в исключительной особенности его ладоней. Признаюсь, они вызвали мой интерес. То были руки, демонстрировавшие одаренность в любых областях приложения сил — странные ладони, с артистизмом, отпечатанным на них в каждом направлении. Я не стану утомлять читателей детальным описанием, ибо краткого резюме, данного жизнью, будет вполне достаточно.

Этот человек с юношеских лет поддерживал своих родителей и выполнял любую работу, которая попадалась ему на пути. Каждый пенни он зарабатывай честным путем. Художник-самоучка, он рисовал с десяти лет — на дереве, потому что не мог купить холст. К двадцати годам этот парень соорудил себе студию — обычный сарай в лесу на краю Гудзона в штате Нью-Джерси. Сначала он зарабатывал эскизами, затем купил холст и начал создавать настоящие картины.

Какой была его тематика? Иисус Христос, и ничего более. Этот парень имел видение Господа, и якобы Иисус сказал ему, что сам обучит его правильной манере иконописной живописи. Построив студию, художник приступил к созданию главного полотна. Из-за бедности он никогда не учился рисованию. Ему не удалось поездить по миру и осмотреть картины Христа в мировых галереях. Но сильная вера помогла ему выполнить прекрасную работу. Он самостоятельно освоил технику и начал исполнять возложенную на себя задачу.

Многие романы о художниках уступили бы в драме и пафосе тому, что происходило в уединенной роще Нью-Джерси. В конечном счете, картина была завершена. Мольберт в двадцать футов высотой, с полотном, на котором изображались голова и плечи Христа, стоял в углу студии на постаменте, покрытом пурпурно-голубой материей, ибо, по мнению художника, весь мир был подобен вечернему небу в промежутке между светом дня и темнотой. Этот человек месяцами жил в студии, глядя на свое творение и постигая философию жизни и смерти — то сакральное знание, которое исходило из глаз Христа.

В одну из дождливых ночей, когда лесная тьма при свете лампы в студии казалась еще темнее, послышался громкий стук в дверь. За все это время художник ни разу не имел посетителей. Он испугался, и, когда открыл замок, в его мастерскую вбежали два беглых каторжника в ужасных и разорванных тюремных робах. Они закрыли дверь и потребовали пищи. От голода преступники были готовы разорвать ему горло. Но еды в доме не было — даже кусочка хлеба. Трудно сказать, что сделали бы эти отчаявшиеся люди, если бы один из них не бросил взгляд на лицо Христа, который, как живой, возвышался в углу студии. В следующий миг беглые каторжники пали перед картиной на колени и затем под стоны ветра за стенами дома поведали Господу свою историю. Едва они закончили молитву о прощении, как за дверью послышался топот ног. Громкий стук в дверь распространился эхом по дому. Когда полиция вошла, художник был один. Преступники исчезли.

— Сегодня вечером из Синг-Синга сбежали двое убийц, — сказал офицер. — Увидев свет, мы подумали, что они могли вломиться в ваш дом, но…

Он посмотрел на картину Христа и добавил:

— Конечно, это не то место, где нам нужно искать преступников. Доброй ночи, сэр. Извините, что нарушили ваш покой. Пойдемте, парни. Не будем терять зря время.

Когда шум их шагов затих, из-за картины вышли каторжники и, вновь упав на колени перед Христом, поклялись оставить преступную жизнь и следовать закону Божьему, чтобы однажды припасть к Его стопам. Эти два человека по-прежнему живы — они отвернулись от темного прошлого и ныне героически трудятся во имя Христа в одной из африканских стран.

Оглавление

Обращение к пользователям