IV. КОНЧАЙ ВОЙНУ

Ты не пой соловьем,

Все равно домой уйдем,

Не дождем до осени,

Теперь войну бросили

Одно я тебе слово на все на твои на десять — домой.

Уж так-то томно здесь. Что за житье? Прежде, когда воевали, знаешь, чего у чужого хребта прибился: враг, мол, велено — соси. А теперь забыли мы, какой такой австриец враг, так чего это нам по чужим странам сохнуть, али уж и работа-то дома не стоит?..

Ищу я, братцы, правдивых слов, до конца. А то не понять чего и пиво варивали. Царя нет, а войне конца-краю не видать. Кабы все до конца сказали бы, так уж кто как, а уж русский бы мужик дня единого войной не подышал.

Не один мужик на свете. Ты вон французу не присягался, да за тебя пообещалися. А эти пупа не надорвут.

Ты повызнай, немчура,

Пришла новая пора,

Как мы в Питере живем,

Не сыскать и днем с огнем

Всех вельмож мы посвалили,

Землю людям воротили,

Дармоедов скорчили,

Всяки войны окончили

Вы немецкие ребята,

Никому не виноваты,

Вы домой вертайтеся,

За своих примайтеся

Плохо здесь дела идут Вон, за сто верст аль меньше дерутся ведь наши-то солдатики с австрийцами. А мы сидим, совесть зазрит, а разум не велит. Трудно, уйти бы по домам.

Кто дерется, верно, еще не поверили, что свобода для всех. Обманули их, вот они и воюют еще со страху-то.

Ты Керенский-депутат

Солдат не обманешь,

Не пойдем мы воевать,

Даром словом манишь

Другим голосом говорит: идите, собирайтесь, будем обо всем советоваться. А я что за советчик? Слов нет, думы о своем — домой бы…

Встал, месяц светит Пошел-побрел до городу. Полуднем через город перебег, на эту дорогу вышел. Иду домой, и чем я от войны подальше, тем на душе моей тихости больше. Иду домой мирное житье строить.

Никто нас на позиции не останавливал. Кричал кто-то из наших же солдат, мол, сукины дети. Только мы времени не теряли за обиду драться. Привычные.

А наш депутат револьвер вынул, говорит, застрелится, как уйдем. А пускай его. Лучше одному под пулей-то гинуть, а нас дома ждут.

Вроде как свобода

Для всего народа,

А солдаты бедные

Жди конца победного

Нам победа нипочем,

Чего с немцем биться,

Мы пойдем плечо с плечом,

Нам домой кортится[94]

Вы бы сперва войну бросили да в Россию вернулись, там бы видно стало, на какое дело ожидаетесь. Может, и всего-то вашего управления будет — новым господам нужники чистить.

Каркала ворона, пока не подохла. Не приучены мы править, однако можем выучиться не хуже других. А уж старому не бывать, не загнать младенца назад в утробу.

Да уж теперь на фронте не погеройствуешь. Товарищи засмеют. Мы свою удаль домой снесем, там она в цене.

Конечно, перед тещей-то погероистей будешь, чем перед дядей немецким. Идите, идите. И псу хвост-то поджатый на ходу не помеха, только не сберечь такому добра.

Я мальчишечка фабричный,

Ко всему, скажу, привычный,

А к немецкой пушке

Не привыкнут ушки.

На речке кораблики,

На бережке борона,

Мне здесь не на фабрике,

А чужая сторона.

Чего хуже война, чего лучше свобода. Только нет им места в один часок.

Я бы воевать любил, кабы знал, что дело. А ничего от нас немцу не нужно, так какой он враг. Враг-то и меня и немца овечкой гнал — один он у нас.

Что Ганс, что Ванюшка,

Оба-два солдата,

Во нашей судьбинушке

Баре виноваты.

Эх, не немец, не австриец

Белоручка-кровопивец,

Эх, не иностранец,

Баринок-поганец.

Вы немецкий народ,

Славна нация,

На войну вас ведет

Чиста провокация.

Депутатики братцы,

Вы не стройте провокаций,

Не хотим мы воевать,

Пойдем дома добывать.

Сказывают, на неделе прибывали питерские думские. Посередь слова их в кулаки подмяли, еле ноги уволокли. Нашли чем из Питера челом солдату бить, а еще бородатые.

Всё больше адвокаты, законники разные. Небось от старого медку никак не отлипнуть, сколько годов питались. Вот им и не понять никак, чего это вдруг солдат воевать перестал. Нового-то закону не раскусили еще.

Коли уж при царе защищали, так теперь, мол, особливо воевать нужно, когда всё свое. А того не домыслят никак, что войной мира не добыть. А нам и строиться нужно, и закон новый утвердить; время ли нам теперь с чужими людьми дракой тешиться.

Нашим, мол, геройством гордились. А и всё-то геройство наше с того шло, что некуда нам податься было. А как не с этого, так больше полоумные геройствовали.

Удали некуда деть было, а мы народ удалой. Теперь, как настоящим делом призаймемся, так удаль-то лучше девкам будем показывать, чем немцу, сурьезному человеку.

Тарнопольские полки

Растеряли портки,

Да в родимый-то домок

Что в портках, что без порток.

Хоть прорыв, хоть и нет,

А нам всё едино,

Не австрийцу, а войне

Показали спину

Что теперь беспокойно — так это только что война. И всегда война болячкой у нас жила. А теперь нам работа приспела, вот и нужно ту болячку извести. А то не поработаешь.

Коли кончать войну с умом, так не за чужим горбом. Сами кровь лили, сами и помиримся. А не на бумагах разных.

Как по дому я скучаю,

Дождался теперь случаю,

Жизнь — свобода у окна,

Не нужна война

На солдатску спину

Царь войну надвинул,

Воевать нам неохота,

Коль теперь наша свобода

Как солдат воевал,

Царю славы добывал,

А как сшибли мы царя,

Так чего нам драться зря

Что это, право, за свобода такая? Кто, освободившись, чужих людей подшибать станет, ничего для нас не вредных. Нет, до свободы еще не близко, доделывать надо

Сказывают, приехал будто ктой-то из-за границы и говорил, что, мол, это за судьбы перемена, коль войны не кончают. Не все ль нам едино — царь али свой брат на убой гонит.

Да кабы было за что, чего не потягаться. И смерть не страшна, как судьбу отбиваешь. А что нам немец за враг? У него и изба, и интерес свой от нашего далеко.

Нехорошо, братцы, на местах этих без дела сидеть, домой пора. Вон и мясник на бойне не ночует.

Ничего-то мы у немцев не забыли, чего нам драться? Хороша война не для простого человека. Нашими ручками да для бар штучки.

И пушку домой веди. Первое дело — для войны машинок не будет; а второе дело — дома пушка-то, пожалуй, понужнее станет, это тебе не немец.

Чтой-то, братцы, хочется,

Чтоб война покончилась,

Я домой поворочу,

Пулеметик захвачу

Ты постой-ка, пулемет,

У крестьянских ворот,

Немцев не тревожи,

А господ построжи

Не пойму я, братцы,

Чего с немцем драться,

Лучше бы обухом

По толстым брюхам

Ну, пустят нас по домам, ну, пошли мы. А как немцы-то войны не кончили да за нашими за пятками на дома наши навалятся. Вот с того мира ждать, а не дуром валить.

Как немцам хлопочется,

Воевать не хочется,

За немногим дело стало,

Посшибайте генералов

Вы немецки Морицы,

Чего с нами спориться,

Мы вот в этот самый час

Отпускаем с миром вас

Я теперь ни в жизнь воевать не стану. Как только сказали, начальство не очень для вас важно, так так я врага полюбил,— всякую его обиду жалко.

Не нам одним мир-то надобен. Вон и пленные всякие по домам запросились, про свободу услышавши. А им: погодите, мол, мира еще нет. А бабам-то нашим каково без мужней головы со свободами обращаться. Трудно ведь с непривычки.

Уж чего мы ни пытали,

Даже в шею царю дали,

Уж мы эдак, уж мы так,

Не скончать войны никак.

Надавали мы царю

За плохие свойствия,

На митингах говорю

С большим удовольствием.

Помирились бы давно,

Да начальство-то г…..

Уперлися идиоты,

Не примают мирной ноты.

Как теперешний солдат

Он не хочет воевать,

Стала жизнь свободная,

Война неугодная.

Стыдно-то стыдно, да не больно, видно. Все, как один,— все домой хотим. Чего у тебя отнято? Бить-то не за что, а дома дела стожища, вот и пошли.

Я вон совестливый, а как стали меня уговаривать воевать дальше, да слезно уговаривали, родину, мол, гублю,— не поверил, не пошел. Я привычен про войну знать, война всему самая гибель и есть. Не уговорили.

Боятся, много нас здеся. Потому и на позицию гонят, чтобы немец наши силы разредил.

За границей рабочему человеку тоже не сладко. Скоро и там войну бросят, как своих-то сидней свалят.

Не звони, Керенский, звоном,

Не хотим твово закону,

Ты не разговаривай,

С немцем мир устраивай

Вы, молодчики, хваты.

Солдатские депутаты,

Коль вы кровные нам братцы,

Не гоните с немцем драться

Приехал один такой, не военный. Вздел пальтишко на пиджак да и думает, что он не дурак; а эдакого дурня и в бане видать.

Не езжайте, баринки,

На войну сговаривать,

Как хотят большевики

С немцем мир устраивать.

Как военный комиссар

На позицьи посылал,

Сам воюй, коль больно храбрый,

А нам в руки цепы-грабли.

Ночью проснусь, сяду, а руки просто горят — до дела рвутся. Куда уж тут воевать…

Наша така воля —

Воевать довольно,

Дома дела гора,

По домам пора.

Мне одна свобода —

На дому работа,

А Керенский депутат

Не велит домой пускать.

Один приезжий, сразу видно, дельный. Идите, говорит, отсюда, только порядок держите, ничего не разоряйте, своего брата депутата слушайтесь, от господ подальше. А войне конец.

В городах полиция

Без пользы держалася,

А у нас позиция

Без пользы осталася.

Комиссары по лесам,

А солдаты кочками,

Повоюй-ка, братец, сам,

А мы кончили

Наплевали на амбицью,

Растеряли амуницью,

Хоть приставь Дума полицью,

Не вернемся на позицью

Уж так-то мне лестно,

Что я стал известный,

Воевать арчатился,

В газетах зазначился

Ты на месте не сиди

И к знахарю не ходи,

Ты окстися раза три

Да с позицьи и дери

Начальствам по заднице,

А не видно разницы,

Красный флаг качается,

Война не кончается,

Как военный депутат

Уговаривал солдат,

А солдат серчает,

Воевать кончает

Напекла нам бабушка

Сдобные калабушки,

От свободы обсытели,

Воевать порасхотели

Коль настала революцья,

Жить народам без господ,

А солдатска резолюцья —

По домам чтобы поход

Как, бывало, пушка бахнет —

Во мне сердце так и ахнет,

А теперя эта пушка

Будет детушкам игрушка

 

[94]Очень хочется (обл.)

Оглавление