1.7. Модернизация и переход к инновационному развитию: анализ фактора отчуждения

В начале 1990-х годов при переходе к рыночным отношениям одним из аргументов необходимости перехода выдвигалось положение, что общественная собственность, как ничейная, используется неэффективно, в то время как частная собственность представлялась наиболее эффективной. Предполагалось, что частник не может работать плохо, что он будет производить лишь качественную и нужную обществу продукцию. К тому же рыночная капиталистическая экономика располагает своим проверенным механизмом – конкуренцией и контролем «невидимой руки».

Рыночный механизм достаточно прост. Механизм спроса и предложения сообщает желание потребителей (общества) предприятиям, а через них и поставщикам ресурсов. При этом конкуренция заставляет предприятия и поставщиков ресурсов прислушиваться к желаниям потребителей, удовлетворять их требования. В рыночной экономике потребитель является господином, а производитель – его слугой. Увеличение потребительского спроса и рост цены сверх издержек производства приводит к росту экономической прибыли, которая является сигналом для производителей о том, что обществу требуется больше продуктов и услуг.

Такой механизм присущ рыночной экономике чистого капитализма. Но если в отрасли отсутствует совершенная конкуренция, что имеет место в реальной жизни, предприятие может получать экономическую прибыль без расширения производства. В теории рассматриваются и другие преимущества свободной конкуренции. В том числе: конкуренция заставляет предприятия переходить на самые эффективные (сегодня часто используют термин «инновационные») технологии производства. На конкурентных рынках выживают лишь те, кто выигрывает в марафоне научно-технического прогресса. Те, кто не выигрывает в конкурентной борьбе, покидают рынок.

В качестве одного из важнейших преимуществ совершенной конкуренции признается способность создавать тождество частных и общественных интересов. Предприятия, стремящиеся к собственной выгоде, в тоже время направляемые «невидимой рукой» рынка, способствуют обеспечению государственных или общественных интересов. Например, фирмы в конкурентной борьбе применяют самую экономичную комбинацию ресурсов при производстве данного объема продукции, иначе они поступать не могут, поскольку это отвечает их частной выгоде. «Иными словами, сила конкуренции контролирует или направляет мотив личной выгоды. Таким образом, что он автоматически и непроизвольно способствует обеспечению интересов общества. Концепция «невидимой руки» заключается в том, что, когда фирмы максимизируют свою прибыль, общественный продукт тоже максимизируется» [49] .

Как убедительно получается в теории: все довольны и производители и потребители, разрешены все проблемы, в том числе растет производство, удовлетворяются потребности общества. Как говорится и волки сыты, и овцы целы. Однако, это противоречит действительности, опровергается самой жизнью. Не были до конца разрешены проблемы отчуждения и в советское время. Теперь они воспроизведены в новой, более сложной форме. К старым противоречиям добавились новые, еще более острые. Следовательно, проблема отчуждения не так проста, как кажется. Она имеет свою природу, имеет свои объективные и субъективные причины.

Отчуждение не является столь однозначным, простым, как это было принято считать. Когда говорят об отчуждении, то прежде всего указывают на его негативные последствия. Но оно сопровождается не только отрицательными явлениями, носит двойственный характер, содержит и рациональные начала. Развитие производительных сил общества находит свое выражение в разделении труда: единичном, частном, общем. Первоначальная целостность человека нарушается вследствие исторически неизбежной специализации его функций и усложнении взаимоотношений с обществом. Неизбежно возникают и разрастаются экономические структуры, социальные институты, правовые регуляторы и другие формы.

Результаты трудовых творческих усилий человека становятся всеобщим достоянием, обретают общественную значимость. Восстановление целостности человека становится возможным не столько внутри единичного, изолированного от других, сколько в рамках их всеобщего единения. Разделение труда, с одной стороны, раздвинуло границы человеческой деятельности, привело к повышению производительности труда и уровня потребления, а, с другой стороны, породило уродцев в физическом плане, зависящих от других людей. Созданные самим человеком различные структуры и институты призваны компенсировать потери, обеспечить его самоотдачу и нейтрализовать самоутрату посредством поддержания равнозначных ценностей и обеспечить ему личное удовлетворение и общественное признание.

Если экономические структуры и социальные институты не компенсируют самоотдачу и самоутрату человека в процессе его деятельности, то определенные объективные факторы отчуждения с их позитивными характеристиками утрачивают свое значение. В то же время негативные аспекты в полную силу проявляют себя. Отчуждение становится тормозом развития человеческого общества, возрастают его противоречия, что отражается в сознании людей и сказывается на результатах их деятельности.

Отчуждение, как многоплановое, сложное явление охватывает все сферы жизни человека и принимает формы экономического, технологического, политического и духовного отторжения человека. Созданные им общественные институты и другие образования начинают противостоять человеку и неизбежно порождают у него растерянность и бессилие, протест против существующего положения. Чаще всего проблема отчуждения сводится к социально-экономической эксплуатации человека. Но оно этим не исчерпывается, и оказывается значительно шире. Она затрагивает многие сферы личной и общественной жизни, имеет многообразные тенденции развития в зависимости от конкретной исторической ситуации.

Так технологическое отчуждение, характеризующее отношения человека к достижениям науки и техники и выражающееся в одностороннем развитии научно-технического прогресса, не соотнесенного с нравственными ориентирами и общечеловеческими ценностями, чревато как для отдельного человека так и для человечества в целом не менее опасными социальными последствиями, чем экономическое отчуждение. Наряду с указанными видами отчуждения в современных условиях появляются новые.

Так возникло и приобрело свою значимость экологическое отчуждение, отчуждение в сфере нравственности, национальных отношений. Значительную угрозу представляет собой и политическое отчуждение, которое порождает апатию народа, ведет к отстранению народных масс от реального участи в общественно-политической жизни. Игнорирование выборов стало нормой. Выборы считаются состоявшимися при весьма незначительном участии избирателей. Таким образом, проблема отчуждения охватывает широкий круг явлений. В то время, как ее чаще всего сужают до социальноэкономической эксплуатации человека.

Действительно, открытая эксплуатация представляет наиболее существенный признак отчуждения, поскольку, как отмечал К. Маркс в этом случае средства производства превращаются в средства высасывания человеческого труда, в результате чего «не он [рабочий] потребляет их, как вещественные элементы своей производительной деятельности, а они потребляют его как фермент их собственного жизненного процесса» [50] .

В действительности и при социализме, где были обобществлены основные средства производства, для проявления отчуждения сохранялась определенная база. Социализм в СССР не имел возможности развиваться на своей собственной основе, без внешнего воздействия. Опыт пройденного пути также отсутствовал. Имело место нарушение конструктивных социально-экономических и культурно-нравственных связей между индивидуумом и государством. Часть бюрократических структур и институтов препятствовала самовыражению человека. Отторгая его от собственности, как субъекта самостоятельного действия, общество получило безынициативность и бесперспективность, что в конечном итоге привело к чувству неудовлетворенности существующей действительностью, подогретому стяжательством и коррупцией определенной части элиты.

Проявление элементов отчуждения в СССР не являлось внутренним свойством, оно в значительной степени унаследовано от предыдущего строя и вытекало из тех трудностей, с которыми столкнулась страна. Решение главной социально-экономической проблемы – отчуждение работника от средств производства – породило новые, заинтересованные отношения к труду, возник новый человек, качества которого нашли проявления в более позднее время, когда наступило время выбора «за» и «против».

Академик В.И. Вернадский, хорошо понимал положительное значение произошедших изменений в отчуждении, что остается недоступным сторонникам либерально-рыночной экономики. Модернизация, проводимая в СССР в 1930-е гг. опиралась на широкую поддержку населения, хотя было немало ее противников. Тяготы модернизации воспринимались подавляющим большинством населения, как исторически необходимые, а потому справедливые. Вернадский квалифицировал модернизацию, как общее дело, жизнь со всеми и для всех. Вера в народ, его раскрепощенные творческие силы позволила ему высказать уверенность в неизбежность победы СССР уже в конце 1941 г. Сравнивая ситуацию с Первой мировой войной он видел совершенную несравнимость. Народ как бы переродился. Нет интендантства, наживы и обворовывания. Исчезла рознь между офицерством и солдатами. Много талантливых людей достигает высоких военных должностей. Перерождение народа вылилось в то, что к советской власти пошли служить царские генералы и министры, которые именно в ней увидели силу для восстановления исторической России.

В ходе модернизации рождался новый культурный и сознательный тип, который оказался более стойким и творческим, лучше обучающимся, чем человек западных стран. Было изобретено и построено множество новых социальных форм, раскрывавших возможности этого человека, обеспечивающих решение множества проблем отчуждения и позволяющих рассматривать решение многих государственных вопросов, как свое личное дело.

В современных условиях перехода к инновационному развитию потребность в человеке, заинтересованном в развитии, умеющем обеспечить это развитие, для которого личные интересы совпадают с общественными, иными словами, проблема отчуждения положительно решена и не выступает в качестве тормоза, многократно возросла. Современная модернизация России, провозглашенная президентом страны, по своему значению и сложности не уступает, а превосходит модернизацию 1930-х гг. Если мы не освоим этого опыта и не создадим сходный по стойкости и творческой силе новый тип русского человека, то с поставленной задачей справиться будет невозможно.

На месте передовой экономики ныне существует «отсталое сырьевой хозяйство, которое в современном смысле слова экономикой назвать можно лишь условно, так как оно не гарантирует существенного и устойчивого национального благосостояния. Наше социальное самочувствие чрезвычайно сильно зависит от неконтролируемых нами самими факторов, от колебаний и капризов мировой конъюнктуры. Поэтому нашей стране требуется новая экономика, умная экономика, основанная на интеллектуальном превосходстве и производстве уникальных знаний, нацеленная на непрерывное улучшение качества жизни людей через создание именно новых технологий» [51] .

Особенности и сложности современной модернизации состоят, прежде всего, в том, что в отличии от первой, которая проводилась в условиях создания нового общества – социализма, она будет проводиться на капиталистической основе, которой присущи свои экономические законы, отличающиеся от социалистических. Следовательно, усложняется решение проблемы отчуждения. Кому-то нравится или не нравится, но факт остается фактом, что рабочая сила превращена в товар, рабочий не является собственником средств производства, то есть работник превратился в источник создания прибыли для хозяина. Это доказывает наличие социальноэкономического неравенства и эксплуатации человека человеком.

Трудности намечаемой модернизации экономики России усиливаются и в силу того, что на протяжении последних 20-ти лет реализуется классическая схема убыточного производства. По данным директора НИИ статистики Роскомстата В. Симчера норма накопления не превышала 15 % при минимально допустимой 35 %. В результате этого степень износа основных производственных фондов достигла в среднем 80 %. Это касается не только высокотехнологичных отраслей, где ситуация катастрофическая, но и производств «первого передела», наподобие черной и цветной металлургии, и даже сугубо сырьевых отраслей – нефте– и газодобычи [52] .

Модернизация экономики и переход к инновационному развитию предполагают максимально возможное устранение отчуждения в обществе. Она становится общенародной ареной созидания, усилий хорошо информированных, осознающих необходимость радикальных перемен и проявляющих творческую инициативу подлинных субъектов социального действия. При этом они несут ответственность за будущее страны. Что же предстоит сделать?

Прежде всего, необходимо устранить отчуждение от власти. Сегодня наше общество не представляет единого целого, оно расколото на непримиримые группы богатых и бедных со своими особыми интересами. Глубина раскола между этими группами в России гораздо сильнее, чем в развитых странах мира. Вслед за этим усилилось и возросло до опасных пределов отчуждение народа от власти. Народ не верит власти, а власть боится собственного народа. Двадцать лет проведения рыночных реформ убедили народ в их антинародном характере, интересы властных структур и народа не совпадают.

Начиная модернизацию, необходимо спросить у народа, какую модернизацию он хочет и готов поддержать. Известно, что классу собственников модернизация не нужна. Она нужна народу и государству, и начинать ее следует, опираясь на мнение и поддержку народа, который считает ее своим собственным делом, и готов пойти на известные издержки для ее осуществления. Опросы призывников в армию лучше всего указывают на пропасть между народом и властью. Более 80 % призывников не доверяют собственному правительству, 60 % не удовлетворены собственной страной, 90 % разочарованы социальным и экономическим неравенством в обществе и не желают рисковать за него своей жизнью. Они осознают, что честное исполнение воинского долга в обществе лишенном каких-либо иных ценностей, кроме стяжательства, наживы и всеобщего безразличия, где в армии не служит ни один сын крупного государственного деятеля, лишено какого-либо смысла. Отсюда рост случаев предательства, трусости, дезертирства – явлений доселе абсолютно не свойственных русской армии.

Отчуждение в российском обществе усиливается в силу чрезмерного роста коррупции, с которой правительство не желает бороться до конца, повинно в ней, отчего растет его отчуждение от народа. Вся современная стратегия борьбы с коррупцией, закрепленная в Конвенциях ООН и Совета Европы, базируется на конфискации преступных доходов у коррупционеров и членов мафии, противодействии отмыванию грязных денег, поиске и возвращении похищенных активов. В России в 2003 г. конфискация была вообще отменена, как вид уголовного наказания. В 2006 г. восстановлена, как некая «иная форма уголовно-правового воздействия». Россия подписала и ратифицировала Конвенции, но не выполняет их. Особенно слабо ведется работа по поиску и возврату похищенных активов. По самым скромным подсчетам, из страны за последние 20 лет похищено от 200 до 500 млрд. долларов. Только за десятилетний период с 1994 по 2003 гг. отток капитала из России составил 246,9 млрд. долларов, в том числе в легальной форме 114,3 и нелегальной 142,5 млрд. долларов [53] .

Реализация проекта модернизации невозможна без решения проблемы политического отчуждения, которое привело к отстранению народных масс от реального участия в общественно-политической жизни. Представителей народа нет ни в высших органах управления, ни в Думе. Выборы с их подтасовкой и фальсификацией в глазах широких масс не пользуются доверием, а потому падает участие народа в выборах.

С самого начала перехода к рыночным отношениям отчуждение стало философией правящей элиты, ее целью и смыслом. Оно нашло свое концентрированное выражение в характере приватизации, которая разделила общество на «винеров» и «лузеров». В обществе идет непримиримая борьба между капиталистами и наемными рабочими, конкуренция внутри класса капиталистов и класса рабочих. Правительство не решается пересмотреть итоги приватизации, но рано или поздно придется провести инвентаризацию ее итогов, восстановить справедливость, а часть успешных собственников с их опытом использовать в интересах всего общества. Без восстановления справедливости, а в широком плане, без решения проблемы отчуждения, крайне необходимая модернизация может обернуться очередным благим пожеланием.

Отрадно, что необходимость изменений в силу просчетов, допущенных в 1990-е гг., сегодня начинают понимать и в правительственных кругах. Весьма показательным в этом отношении стало интервью первого заместителя руководителя администрации президента и заместителя председателя Комиссии по модернизации В. Суркова газете «Ведомости». Он признал, что «доминируют сырьевые компании, а люди, ставшие богатыми и сверхбогатыми, сделали состояние не на новых идеях и технологиях, как Гейтс, Эдисон, а на разделе совместно нажитого советским народом имущества. Говорю это без эмоций, сам в бизнесе работал. Они не являются заказчиками не рискуют ради новых технологий» [54] .

В силу разобранных причин, внутренний рынок для инновационных товаров чрезвычайно узок, а на внешний сегодня в нужных масштабах выйти чрезвычайно сложно. Более того, развивать несырьевую экспортную модель экономики – значит вступить в конкуренцию с такими рыночными монстрами, как США, страны Евросоюза, «Азиатские тигры». Проблему модернизации, таким образом, предстоит решать в сложнейших внутренних условиях, одно из которых – это отсутствие единства народа. Налицо явное отчуждение правительства и народа, бедных и богатых, собственников и неимущих, работающих и безработных. И все же есть понимание у всех групп населения, что модернизация необходима, назрела и, несмотря на некоторое сопротивление ее противников, ее возможно осуществить. Для этого необходимо, как предлагают ведущие ученые экономисты страны, провести полную инвентаризацию российской экономики: что от нее осталось, в каком состоянии, кому принадлежит. Это позволит определить место России в глобальной экономике, ее сильные и слабые стороны при соответствующем изменении действующего правового поля.

Самой трудной задачей после инвентаризации экономики является применение на практике предложенных нами подходов, острой остается проблема коррупции, порожденная тем, что местные, региональные и корпоративные приоритеты не совпадают с общенациональными. Затем можно говорить о создании модели развития (плана), где было бы указано, где Россия окажется через год, два, три и так далее. Ведь китайцы установили для себя планку, где они будут в 2050 году. Ибо всем известно, что никакой ветер не будет попутным для корабля, который не знает, куда плывет. Определив необходимый объем ресурсов, людей, способных их рационально использовать, можно смело приступать к модернизации, рассчитывая на ее успех. Советское наследство за 20 лет рыночно-демократических реформ практически полностью проедено, историческое время потеряно. Надежда на то, что «запад нам поможет», а «невидимая рука рынка» все отрегулирует, бесследно исчезла. Как не раз было в прошлом, снова придется обратиться к народу, сняв острые углы отчуждения, и всем миром решать проблему модернизации экономики и страны.

Наконец, модернизация предполагает устранение отчуждения от истории. История 20 века – это единая история. Попытка разделить ее на русскую и советскую бессмысленна. Антисоветизм был актуален в контексте критики существовавшего советского строя, как внутреннее условие его развития. Сегодня актуальным является иной вопрос – выход из национального и исторического тупика и преодоление либеральной разрухи. Антисоветизм становится деструктивным фактором, он целиком направлен на дальнейшее уничтожение прошлого, разрушая мосты, связывающие историю, общество и культуру. Отказ от антисоветизма – важнейшее условие возрождения страны и приглашение всех слоев общества к осуществлению модернизации. Антисоветизм закрывает дорогу к будущему.

Осознание советского опыта – это прежде всего цивилизационный вопрос, но он еще не состоялся. Осуществляемый западно-либеральный выбор, сделанный в обход общественного мнения, фиктивен. Антисоветизм делает все последние годы общество слепым. Признание советского социализма, во всем многообразии его положительных и отрицательных черт, позволяет создать реальную стратегию возрождения на основе воссоединения русской и советской истории, преодолеть отчуждение, которое является одним из главных препятствий на пути инновационной модернизации.

Оглавление