Гур. Экипировка

Одежда — не единственное отличие людей от зверей. Исиант

У меня очень простые вкусы. Самое лучшее меня всегда устраивает. Уайльд

Утро. Уже отзвучал колокол. С улицы доносятся едва слышные людской гомон, цокот копыт, скрип колес и седел. Надо бы встать с постели, но не хочется будить Майту. Ее голова лежит на моем правой руке, правая нога пересекает живот по диагонали и коленом нависает над левой подмышкой. Девочка заняла прочный плацдарм и не желает его освобождать.

Сегодня займемся походной экипировкой. Собирался приобрести сотнику необходимую одежду, крепкую обувь и оружие по руке. Заменить лошадь? Ее мерин в неплохой форме и прекрасно выезжен. А если обменять на породистую кобылку, то Уголек будет постоянно нервничать. Но две вьючные лошади нам нужны. Они же заводные, при надобности.

Мне мерещится, или у девочки действительно есть задатки магии разума? По ауре этого не скажешь, она лишь немного плотнее обычной, но ведь аура разрабатывается при обучении. Но что-то часто наши мысли и чувства совпадают. Возможно, она неосознанно всматривается в меня. Эмпатия? Ментальное единение? Буду наблюдать и думать.

Майта пошевелилась, подтянула ногу еще выше, голова легла мне на грудь, уткнувшись в ее же колено, рука потянулась к моему, хм, мужскому достоинству, накрыла и успокоилась. Опять растеклась и засопела. От синяка на затылке не осталось и следа. Кожа везде розовая, мягкая и матовая. Какой красивый у нее трицепс, видно, что крепкий, но милый.

Сопение прекратилось, я ощутил поцелуй девочки в сосок. Проснулась. Рука сжала, потом мягко погладила.

— Сотник просыпайся, у нас есть дела на сегодня.

Глаза, в обрамлении черных коротеньких ресниц, смотрели на меня. А ресничек-то прибавилось. По краям век теснились темные пупырышки. Будет красиво, хотя и сейчас тоже мило.

— Милый, какие сегодня у нас дела?

Рука любовно сжалась. Поцелуй в ключицу. Я мягко откинул Майту на спину, освобождаясь из плена рук и ног. Поцеловал ближайшую грудку, ласково чмокнул в губки и неторопливо поднялся на ноги. Майта внимательно глядела на меня. Погладила ногу, удостоверяясь, что она — реальность. Я отправился в ванную комнату. У входа обернулся, посмотрел на разметавшуюся по постели девочку и ответил:

— Экипировка.

***

Перед нами гостеприимно раскинулся рынок. Самый большой в столице и, конечно, в королевстве. Бесконечные ряды лавок, частью открытых тентов, других в виде вместительных лабазов. Суета. Покупатели, продавцы, зеваки, зазывалы, воришки и охранники. Женские причитания, мужские речи и детские визги слились в монотонный людской гомон.

Мы оставили лошадей в ближайшей кузнице. Я распорядился осмотреть их и, при необходимости, перековать. Вошли в роскошную лавку, торгующую одеждой и обувью.

— Господин, что изволите? — обратился ко мне хозяин.

— Необходима непромокаемая походная одежда из мягкой кожи для этой всадницы, — указал на Майту. — Два полных всесезонных комплекта. Далее, для нее же, два набора легкой и прочной одежды из шелка для отдыха на привалах, а также плащ для дождя. Понадобятся женские походные сапоги и сандалии. По две пары. Удобные походные сумки. Если их нет, пошлите кого-нибудь туда, где они есть.

— Будет исполнено.

Мы внимательно разбирали груду предложенных вещей, Майта перебирала, щупала и мяла предметы из пахучей кожи, переливающегося шелка. Изгибала и растягивала сапоги, дергала сандалии, пробуя их прочность. Наконец она выбрала то, что понравилось ей и не отброшено мною. Радостно моргая черными ресничками шепнула:

— Теперь я буду одета как настоящая герцогиня.

— Как настоящий большой командир, — улыбнулся я и обратился к хозяину лавки. — Все выбранное отвезти в обитель ордена Знающих. Оставить у дежурного.

— Незамедлительно.

Я выложил на прилавок несколько золотых и мы покинули нарядный мир скрипящей кожи и шуршащей ткани.

— Теперь займемся боевым снаряжением.

Вперед.

Оглавление