Анниэль. Поместье

Комфорт — это единственное, что может дать цивилизация. Уайльд

Нет места милее родного дома. Цицерон

Мы прибыли в резиденцию Гура, находящуюся всего в полудне пути спокойной рысью от обители ордена Знающих. Гур намеревался послезавтра уехать в обитель, оставив наш отряд здесь. Резиденция была личным поместьем Гура, центром которого являлось красивое трехэтажное здание с двумя флигелями, стоящее на берегу пруда и окруженное уютными аллеями большого парка. Похоже на дом дроу, но не из дерева, а из камня. Почти как у нас, но горные эльфы не любят многоэтажные строения.

Как я узнала, в поместье проживало около двухсот человек обслуги и пейзан, в основном семейных пар с детьми. Одна из аллей вела в аккуратное селение на другом берегу пруда, где жили слуги и земледельцы, а также располагались конюшня, амбар и другие хозяйственные строения. В самом же доме жили четверо ветеранов ордена Знающих, охранявших резиденцию, а также управляющий с женой-ключницей и несколько незамужних служанок.

Войдя в дом, мы встретились с мажордомом, невысоким и шустрым старичком. Гур ознакомил распорядителя с ситуацией и тот тут же направил трех служанок для помощи в обустройстве.

Мы осмотрели дом. Первый этаж включал в себя поварню и трапезную в левом флигеле, далее располагались комнаты для хранения разнообразного снаряжения и оружия на несколько десятков человек, спальни охранников и комнаты слуг, а также мастерская. В правом флигеле находились банные и санитарно-гигиенические помещения. Второй этаж, оказалось, был недавно перестроен и выглядел с иголочки. Он содержал восемь спален со многочисленными каморками и чуланами, а также две противостоящие просторные гостиные, с выходом на террасы, обрамленные аккуратной балюстрадой. Третий этаж занимали библиотека с обширным собранием свитков и кабинет с коллекцией амулетов и артефактов. Некоторые помещения были заперты, Гур заметил, что там для нас ничего интересного нет.

Вернувшись на второй этаж, Гур вместе с женами выбрали спальную комнату, а также смежное помещение для детей. Эта спальня и до ремонта была прибежищем Гура, а теперешняя детская раньше служила кладовой сувениров. Вторую смежную комнатку, в которой, по замыслу, должны храниться одежда и постельное белье, решили использовать по принадлежности. В третьем боксе находились санитарные удобства. Четвертая и пятая каморки оставались пока пустыми. Оставив жен обустраиваться, Гур обратился ко мне:

— Анниэль, ты чувствуешь заклинание магического подчинения в себе?

— Нет, — осмотрев свой разум, растерянно ответила я.

Действительно, заклинание исчезло.

— Я развеял его сразу после землетрясения. Так что ты уже несколько дней действовала абсолютно самостоятельно, но просто не замечала этого. Теперь тебе нужно привыкнуть к мысли о собственной свободе и что ты можешь сама определять свою судьбу, — сказал Гур и протянул мне увесистый мешочек. — Оплата твоих услуг. Сколько бы я не заплатил, я все равно буду должен тебе. Таково правило услуги. Завтра с утра скажи мне, что ты планируешь на будущее. Для того, чтобы я мог помочь тебе в твоих начинаниях. Хм. Или продолжениях. А теперь займись выбором спальни и определи, где будет ночевать твой Жека.

— Почему он мой?

— Потому, что это правда. Ты его приворожила, пленила, околдовала. Э… ну да ладно.

Вот ведь проницатель на мою голову.

— Анниэль, я рассчитываю, что ты останешься в моем доме и будешь дальше осваивать знания Жеки, изучать его мир. Когда и если спасательный отряд привезет твою семью, она также может жить здесь.

Слова «и если» резанули сердце. Гур подозвал Жеку и направил мне в помощь.

— В вашем распоряжении все левое крыло на втором этаже. Посмотрите, какие помещения вам понравятся, их и занимайте.

Я попросила Жеку выбрать себе спальню и увидела на его лице выражение глубокой обиды. Чтобы не ранить душу моего мужчины, я приблизилась и, положив руку ему на грудь, ласково объяснила:

— Милый, не сердись, я понимаю, почему ты обижаешься, но попробуй и ты понять. Я — эльфийка, у нас принято, что каждый эльф, даже подросток, спит в отдельном помещении. Одиночество, хотя бы на некоторое время суток, необходимо нам для достижения душевного равновесия, нестеснительного поддержания личной гигиены, спокойного сна. Я думаю, что и людям неплохо бы иметь подобный обычай, но не стану навязывать им его.

Лицо Жеки разгладилось, он поцеловал мне руки и ответил:

— Это ты, милая, прости мою глупость. Конечно, я тебя понял. Пойдем, выберем тебе комнату, а я поселюсь рядом.

Скоро он выбрал средних размеров спальню. По соседству находились такие же покои, куда и въехал Жека. Когда мы с Жекой закончили раскладывать вещи, а одна из служанок принесла постельное белье и заправила постели, послышался звук колокольчика.

— Вас приглашают в трапезную, — объяснила служанка.

Ополоснувшись у рукомойника в примыкающей каморке, я подождала Жеку и мы поспешили вниз.

За обедом Гур немного рассказал о себе. Оказалось, что одна бездетная чета, ныне покойная, усыновила его, когда он был еще младенцем. Из рассказа Гура стало очевидно, что он по-настоящему любил приемных родителей. Вокруг поместья Гура располагались еще несколько десятков усадеб, принадлежащих родственникам приемных родителей, и Гур являлся полноправным членом клана, к которому принадлежал родня. Что интересно, Гур оказался единственным магом в клане. Из его слов следовало, что клан богат и могущественен. Гур объяснил, что клан играл роль одной из опор местной обители ордена Знающих.

На вопрос, какие источники дохода у ордена Знающих, Гур уведомил, что все обители ордена получает регулярные необременительные пожертвования от общин, находящихся под их покровительством, а столичная обитель получает вдобавок и солидные дотации от королевского двора.

Майта поинтересовалась, встречаются ли здесь разбойники. Гур ответил, что клан всегда располагал несколькими сотнями хорошо владеющих мечами и вооруженных различными амулетами молодых мужчин, так что разбойников искоренили тут много лет назад, а при обнаружении рубили и визитеров. Регулярные дозоры ордена Знающих, контролирующие границы, также являлись серьезной преградой от пришлых злодеев.

Как тут уютно!

Оглавление