Жека. Учимся и учим

Друзья — добровольно выбранные родственники. Гельвеций

Наука — самое важное, самое прекрасное и нужное в жизни человека, она была и будет высшим проявлением любви. Чехов

Когда Гур вернулся из командировки, его сияющие от счастья жены решили устроить праздничный обед. Кроме нас с Анниэль, они пригласили ветеранов, охранявших поместье. Анниэль мне объяснила, что ветеран здесь означает не участника многих сражений, хотя и это тоже, а воинское звание, типа капрала. Кроме того, Гур пригласил старейшину клана и еще несколько друзей или родственников из соседних усадеб, а также управляющего с супругой. Когда настало время, хозяева и гости, все нарядные и оживленные, собрались за большим столом, Гур познакомил соплеменников с женами, а последние показали гостям детей. Потом мамы отпустили малышей на свободу и те стали бойко ползать между ногами сотрапезников. За едой Гур кратко изложил отчет о командировке, где он, оказывается, охранял делегацию семизвездников. Что там, некому больше их охранять?

Обед сопровождался рассказами занятных историй из жизни клана, Анниэль вспомнила пару случаев у горных эльфов, Майта со смехом поведала публике, как я испугался, впервые увидев Уайду в облике львицы, и дал деру из лагеря. Но я не обиделся на добродушный смех присутствующих, а рассказал, как жены Гура убили напавшего на лагерь огромного льва всего за десять стуков сердца. Я даже встал и жестами показал, насколько колоссален был этот зверь. Все с уважением глядели на молодых женщин, сумевших победить такого монстра.

Я с удивлением отметил, что родственники Гура ни в малой степени не были смущены тем, что у Гура две жены, причем одна из них не совсем человек. Видимо расовые предрассудки у этих лысых граждан отсутствовали напрочь. И не только у них. Да и по числу жен тоже, вроде-бы, ограничений нет. Хоть роту жен приводи. Я представил себе роту марширующих жен. Кстати, а если мужей несколько? Брр. Решил спросить у Анниэль, есть ли тут подобный обычай. Она ответила, что у львов-оборотней по двое мужей и даже по трое, и всегда по нескольку жен в семье встречается часто, а о таких случаях у людей, эльфов и гномов она не слышала. Но если даже подобное и произойдет, то никто не станет протестовать. Может кто-нибудь плечами пожмет в недоумении и все. В общем, брак здесь возникает не по решению какой-нибудь инстанции, а по желанию супругов. Разумно здесь это устроено. Очень правильно.

Гости никуда не торопились, так как собирались уехать кто завтра, кто через пару дней. Но нам с Анниэль настало время покинуть эту объедаловку, так как у нас по учебному плану числилось обучение местной грамоте и письменности. Пошли к ней в комнату, где я немножко поприставал, но, кроме краткого ощущения круглой попки в руках, мне ничего не обломилось. Рабочее время, дескать. Вообще, у меня Анниэль такая правильная, что иногда оторопь берет. Продолжили изучать буквы и я карябал их на грифельной доске. Вроде бы ничего неясного, буквы выражают звуки, сочетания букв образуют слоги и так далее. Единственно, что у них певучий язык с повышающимся или понижающимся тоном, поэтому есть значки начала повышения и понижения тона, конечного повышения или понижения высоты все того же тона. Их надо расставлять над строками, чтобы правильно понимать смысл текста, например отличить вопрос от утверждения.

— Анниэль, птичка, а у вас книжки как создаются?

Я не приемлю их слово «свиток» для обозначения подшитой пачки пергаментных листов. Она гораздо ближе к понятию «книга», чем к какому-то неизвестному рулону. Анниэль мне объяснила, что термин сложился исторически, восходя именно к упомянутому рулону.

— Жека, милый, ты что, не знаешь этого? Авторы пишут. Также, как и в твоем мире.

— И что, каждая книга существует в одном экземпляре?

— Нет, конечно. Если кому-то понравился свиток, он либо сам переписывает, либо отдает переписчику.

— А вы не думали над тем, как сделать так, чтобы одну книгу можно было воссоздать в количестве, ну скажем, тысячи экземпляров, и при этом всякий раз не переписывать?

— Я прилично знаю магию, но там и в помине такого нет. А что, в твоем мире возможно?

— Милая, это возможно в любом мире и без всякой магии.

Глаза Анниэль расширились. Я не знал, что ее огромные глаза могут быть еще больше. Изумительно.

— Быстро рассказывай, получишь подарок! — лукаво воскликнула хозяйка собаки Павлова. А если точнее, то кобеля. Кобель Павлова, обыкновенный. Точно, что vulgaris.

— Я запомнил. Не смей потом отнекиваться. Итак, начнем. Ты знаешь, что такое трафарет?

— Нет.

— Тогда я сейчас сделаю пример трафарета.

Я взял лист плотного пергамента и острый нож для заточки перьев. Положив лист на грифельную доску, я аккуратно прорезал в нем замысловатую фигурку и удалил сердцевину.

— Вот это — трафарет. Теперь посмотри, как им пользоваться. Найди мне мягкую кисточку.

Через мгновение кисточка оказалась в руке. Я взял другой лист пергамента, положил на него трафарет, слегка макнул кисточку в краску для письма и растер краску по открытой части трафарета, следя, чтобы краска не подтекла под него. Подул, подождал, когда краска впитается в пергамент и потеряет текучесть. Снял трафарет с листа и продемонстрировал Анниэль оставшийся след.

— Теперь я смогу повторить этот необычный символ на стольких листах, скольких пожелаю, и везде он будет одним и тем же. Если сделать на трафарете прорези в виде строк текста, то этот текст можно повторить в любом количестве экземпляров.

Жаркие губы впились в мои, гибкие руки обняли и неумолимо повлекли в сторону постели. Моя радость от предвкушения любви с Анниэль была ничуть не меньше ее восторга от получения новых знаний. И меня ничуть не волновало неожиданное нарушение учебного плана. Я вообще чихать на него хотел!

А завтра я еще ей расскажу о наборной доске. Как там у Гутенберга? Литые буквы из легкоплавкого состава на основе олова. И жирная черная краска. А если не сажу добавлять, а другие красители, то можно и разные цвета красок получить. То есть, послезавтра и потом можно рассказывать о многоцветной печати иллюстраций! Ура! This is the Life! Если правильно дозировать имеющиеся знания лишь в типографском деле, то неделя непрерывного секса мне обеспечена!

Так кто тут собака Павлова?

Оглавление