Анниэль. Все дело в честности

Неподкупный глаз честного человека всегда беспокоит мошенников. Руссо

Я никогда не мог разрешить роковой вопрос: где у меня кончается притворство и начинается искренность. Дали

Вечер полностью вступил в свои права. Мы Жекой сидели, обнявшись. Свет ламп искристыми ручейками растекался по покоям. Хотя и устали, но были довольны тем, что сегодня разработка магомобиля существенно продвинулась. В полумраке глаза Жеки казались совсем черными, а игра теней на лице создавала причудливые узоры. А завтра опять придется заниматься боевой подготовкой. Подруги хотят сделать из нас «великих воинов». Значит будем стараться.

— Тебе не кажется, — вдруг задумчиво произнес Жека, — что руководство обители — странная компания.

— Почему, милый? — удивилась я.

— Посуди сама. Любой орден по сути — военная организация со строгой иерархией. Начальник приказывает, подчиненный исполняет. А что мы наблюдали в обители? Руководство обители, включая магистра, начальников направлений и заместителей, вели себя как большая семья, в которой один родитель — магистр, а остальные — старшие и младшие дети, имеющие практически равный статус.

— Да, необычно для военной организации. Я видела, как командор Ханта спорила с генералом Озорисом, а тот внимательно прислушивался к аргументам.

— Угу. Ты заметила, что и чувствовали они себя совершенно непринужденно? Подтрунивали друг над другом, шутливо препирались.

Я кивнула. Действительно. Никакой официальности.

— Анниэль, птичка, а как у эльфов обстоит дело с бюрократией?

— По роду работы мне приходилось наблюдать отношения князя и его окружения. Он не потерпит, чтобы советники препирались между собой. Да те и не посмеют. Эльфийское воспитание заставляет нас быть чопорными, замкнутыми и невозмутимыми. Я впервые поняла, какое наслаждение быть раскованной и искренней, пренебречь сдержанностью, лишь познакомившись с семьей Гура. Вот они-то всегда раскрываются навстречу друг другу. И в их семье никто никого ни к чему не принуждает. И мы теперь тоже так себя ведем и чувствуем.

— Ты знаешь, да, — удивился Жека, — в старом мире мною стремились командовать многие. Это нередко бесило и тяготило. А здесь я не испытываю никакого давления. Хотя, на самом деле, Гур часто нами руководит. Но он почти всегда действует в своей манере, не приказывает, а просит. — Жека выделил последнее слово.

— Да-да. А мы, из уважения, выполняем просьбы, — обрадовалась я. — То есть мы общаемся не как подчиненные с начальством, а как друзья. Он ведь и называл нас друзьями. Ты знаешь, что Гуру всего тридцать лет?

— Да ты что? Он лишь на два года старше меня! А иногда Гур кажется мне отцом.

— Ты у меня еще мальчик.

Я легонько чмокнула в щеку.

— Тебе побриться нужно.

— Я узнал у Гура, что он вошел в состав руководства обители девять лет назад. Его пригласил протектор Исиант. Сейчас схожу к себе и побреюсь.

— Наши с Уайдой кавалеры на ужине, который был после представления начальству, — я хихикнула, — рассказали, что все руководство обители, за исключением Исианта, обновилось за восемь лет после внезапной смерти предыдущего магистра.

Сначала Жека насупился, вспомнив про «кавалеров», но потом сказанное проникло в его сознание и физиономия мыслителя обрела выражение глубокой задумчивости.

— Так, — помолчал. — А могут ли в обители вообще развиваться какие-нибудь интриги? Например, кто-нибудь захочет занять место другого и поэтому устраивает тому всякие пакости?

Похоже, что Жека решил посмотреть на руководство обители с другой стороны.

— Это вряд ли, — засомневалась я, — присутствие магистра магии разума пресекает все интриги в зародыше.

— Ты моя умничка, — скороговоркой проговорил Жека, ласково взглянув на меня, и замедлил темп, — таким образом, каждому члену руководства, в присутствии Гура, нужно вести себя честно. А человек либо честен, либо нет. А значит, он честен и без Гура. То есть, все отношения в руководстве обители основаны на честности. Ура!

— Милый, это значит, что кандидаты на командные посты проходят проверку на честность. Догадайся у кого.

— Моя любимая женщина — самая умная в мире. И самая красивая. Гур подобрал состав руководства обители. Они вместе с Исиантом.

— Похоже, что так. Ой, не то, что я самая умная и красивая, а то, что, фактически, Исиант и Гур руководят обителью. Интересный вывод.

Расскажу подругам о нашем с Жекой заключении, пусть тоже знают.

— Тут все несколько сложнее, — возразил Жека, — мне кажется, что Гур и Исиант не руководят обителью, просто они с протектором объединили все руководство одним духовным принципом — честностью. А потом занялись другими делами. А руководит обителью, конечно же, магистр.

Я припала к моему мужчине в благодарном поцелуе. Почувствовала ласкающие руки на своих бедрах. Он тесно обнял и прошептал:

— Милая, ведь рабочее время уже закончилось?

— Закончилось, — улыбнулась я.

— Тогда пойду бриться. Я мигом.

Оглавление