Морон. Воскрешение

Пусть ненавидят, лишь бы боялись. Акций

Карфаген должен быть разрушен. Катон

Я очнулся в лечебнице ордена. Мастер Налин мягко убрал руку с моей головы и спросил:

— Командор, вы слышите меня?

Я разлепил губы и прохрипел: — Да, слышу.

— У вас прожог черепа, будто от удара молнии, но жизнь вне опасности. Вы получили множественные повреждения сухожилий на правой стороне тела, я их устранил, но паутина нервов сильно изорвана. Для восстановления понадобится не один месяц. Кстати, серебряная нить в ткани вашего камзола поплавилась. Весьма необычное боевое заклинание было задействовано против вас, командор. Или это действительно была молния?

Прервал разговорчивого целителя:

— Передайте тайной страже, пусть меня навестит кто-нибудь из группы. Дайте воды.

Говорить было трудно. Прохладная жидкость тонкой струйкой полилась в рот. Утолив жажду, почувствовал себя немного лучше. Правая рука не ощущалась, как будто ее не было. Я закрыл глаза и впал в забытье без сновидений, чем-то похожее на смерть, о которой уже мог судить. Через бесконечное время ко мне, сквозь черную пелену морока, донеслись звуки человеческих голосов.

— Командор, это Курц, — пробились слова в замутненное сознание.

Я открыл глаза. Капитан Курц, старший тактик группы специальных операций, стоял перед постелью.

— Капитан, доложите обстановку. С начала акции.

— Командор, с того времени прошло трое суток. Гроссмейстер убит. Все Посвященные и капитан Вирт, мастер магии воздуха, погибли во время атаки, когда вы были ранены. Обстрел врага результатов не дал, стрелы не могли поразить объекты. Казначей обнаружил, что сокровищница ордена разорена, стратегический резерв бесследно исчез. Неизвестные лица уничтожили амулеты защиты в западной надвратной башне и открыли врата. Объекты покинули обитель. Погоня результатов не дала. Более того, отряд преследования вступил в бой с преградившим путь королевским патрулем. Отношения с королевством обострились. В настоящее время западные и северные врата блокированы королевскими войсками. Ведется поиск пособников Знающих.

— Кто руководит обителью?

— Помощник коменданта командор Шер.

Силы опять иссякли и поступали жалкими каплями. Их хватало лишь на то, чтобы лежать и размышлять. Гибель Гроссмейстера вместе с «питателями» я видел собственными глазами. Гроссмейстер не успел поставить под контроль молодого охранника Знающих и тот сразил его неизвестным доселе боевым амулетом. Я ощутил мгновенную волну магического воздействия, исходящую от охранника. Жаль, что коллекция, которой располагает неприятель, не перешла к ордену. Это мощное оружие несомненно взято оттуда. Для меня смерть Гроссмейстера явилась единственным приятным моментом на фоне бедствий, претерпеваемых орденом. Я остался единственным магом разума в ордене. Но Посвященные пришли в ярость. Я был вынужден атаковать Знающих заодно с ними, иначе бы меня немедленно зарубили.

Как Знающие распознали ментальную атаку? Почему они лишились сознания вместо того, чтобы стать послушными исполнителями воли Гроссмейстера? Очевидно тот оказался прав, выразив уверенность, что Знающие обзавелись новыми амулетами защиты разума из того же кладезя. Я хорошо запомнил молодого охранника Знающих, убившего Гроссмейстера. Молодчик сам в чем-то был похож на него, такие же темные глаза и крупная голова. Однако, гаденыш, как и другие охранники магистра, был лыс. Видимо у Знающих безволосый череп не считался признаком болезни или старости. Атаковав меня, мальчишка подписал себе приговор. То, что он принимал меня за Гроссмейстера, не имеет значения.

Следующим утром, я ощущал себя гораздо лучше. Налин оказался квалифицированным мастером магии жизни. Нужно будет держать его при себе. Пусть правая рука была обузой, но правая нога, хоть и с трудом, уже подчинялась мне. Однако выяснилось угнетающее обстоятельство. Плотность ауры остановилась на уровне второго дана и далее не усиливалась. Удар безволосого, пока еще живого врага повредил какой-то важный участок мозга. Многие заклинания стали недоступны, так как требовали большей плотности. Но на этого сопляка хватит и остальных. Внутренне оскалился, представив, как лягушонок, воя от боли, выдавливает себе глаза.

Подозвав лейтенанта, ночевавшего в лечебнице, чтобы иметь возможность оказать содействие в любой момент, я поковылял на выход. Лейтенант предупредительно поддерживал справа. Мне было необходимо пообщаться с членами нового руководства, осмотреть их разум, оценить таланты и амбиции. Командор Шер оказался податливой персоной и открыл свои тайны, однако я не нашел в них чего-либо существенного. А вот начальник канцелярии Гроссмейстера неожиданно обрадовал. Выяснилось, что он отвечал за хранение секретной личной казны Гроссмейстера, которую безропотно передал в мое распоряжение. Размер сокровищницы составил более трехсот тысяч золотых. Так что появились серьезные ресурсы для покупки услуг, которые не смогу получить бесплатно.

Итак, планы в новой жизни начали постепенно оформляться. На первом этапе необходимо восстановить Совет Посвященных и возвестись в должность Гроссмейстера. Эта важная работа, но несложная. Второй этап, который может быть начат и до завершения первого, касается личной мести. Это вопрос принципа, хотя тайной страже придется приложить усилия, чтобы подобрать исполнителей в условиях блокады крепости. В абсолютном соответствии с намерениями покойного Гроссмейстера, как если бы он остался жив, я обязан принять меры, чтобы члены делегации Знающих, посетившие ассамблею, подверглись репрессиям. Достойным наказанием будет лишь уничтожение, желательно мучительное. В том числе лысоголового юнца с семьей. Воля есть, средства тоже, так что все выполнимо.

На этой приятной мысли и завершился долгий день.

Оглавление